Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Итак, в живых телах — организмах нет каких-то осо­бых непознаваемых веществ. Из тех же элементов со­стоит и неорганический мир: минералы, соли, руды. Окружающая нас материя — едина. Углерод, азот, сера, фосфор, водород, кислород, железо, кальций и другие элементы образуют в различных сочетаниях и количе­ствах моря и океаны, горы и пустыни, растения и жи­вотных. Но живые организмы состоят из особо слож­ных соединений, образующих белки, жиры и углеводы. Самые сложные из них — белки и нуклеиновые кисло­ты в том числе и ДНК, без которых не может быть Жизни. Разновидностей белков и ДНК столько, сколь­ко звезд на небе, но они все лишь различные сочета­ния тех же элементов.

Понять это не так трудно, если взять, к примеру телефонную книгу большого города. В ней названы тысячи абонентов, номера телефонов которых со­ставляют комбинации по разному перетасованных всего-навсего 10 цифр (от 1 до 9 и еще нуль) на телефонном диске. Наберете ли вы 2-06-38 или 3-02-68, или 6-08-32 и т. д., каждый раз вы попадаете в другое учреждение, в другой дом. Так и в живом организме: различных белков великое множество, при­чем разнообразной сложности.

Белки возникли более миллиарда лет назад из слу­чайных сочетаний своих составных частей. Неудачные соединения были недолговечны, а удачные усложнялись еще больше.

Как уже говорилось, начиная с определенного рубе­жа, белковые соединения образовали стойкие капельки, поглощавшие другие, более простые белковые комочки, питаясь ими, перерабатывая поглощенное «на свой лад», а переработанные вещества вновь распадались.

Так возникла жизнь на Земле. Живое отличается от всего неживого, как отметил Фридрих Энгельс (Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. Изд. 2-е, т. 20, с. 610—626), обменом веществ — этим основным качеством жизни. Переработка поглощаемых веществ дала начало асси­миляции, а распад — диссимиляции, этих противопо­ложных процессов единого обмена веществ. Смесь раз­личных белков в комочках образовала протоплазму, в которой были и молекулы ДНК и другие так называ­емые ядерные вещества. Позже почти все ядерные ве­щества (из них главным образом ДНК) обособились в виде сгустка в середине каждой протоплазмы. С это­го времени ее уже следует называть цитоплазмой. Сгу­сток же этот называют ядром, а цитоплазма с ядром вместе составляют клетку.

Живые существа в самом простейшем своем виде встречаются и в наши дни. Есть среди них и такие, в которых ядерные вещества еще не обособились от протоплазмы вовсе, или обособились не полностью. Есть такие, что состоят почти из одних ядерных ве­ществ. Множество и таких, в которых ядро хорошо видно, но все тело состоит как бы из одной клетки. Их на Земле (в прудах, озерах, лужах и морях) тысячи видов.

От таких крошечных одноклеточных существ прои­зошли в глубокой древности двумя различными путями как растения, так и животные. В чем же отличие ра­стений от животных? Без ответа на этот, вопрос не по­нять ни их родства, ни их происхождения.

Главное состоит в том, что клетки растений способ­ны сами создавать органические вещества на свету из веществ неорганических — углекислого газа и воды, получая таким образом сахар, а из него крахмал, клет­чатку и несколько иным путем — жиры. Строятся эти вещества (сахар) при помощи упомянутых зеленых зернышек — хлоропластов, наполненных хлорофиллом и плавающих в цитоплазме клеток растений.

Сами животные создавать питательные вещества таким способом не могут. Хлоропластов в их клетках нет. Они способны только переделывать уже готовые органические вещества, созданные растениями. Поэто­му животные питаются либо растениями, либо другими растительноядными животными.

Но среди простейших одноклеточных организмов встречаются оба способа питания — такой, как у расте­ний, и такой, как у животных. Особенно интересны одноклеточные, питающиеся одновременно двумя спо­собами. Это лишний раз доказывает, что они стоят не­далеко от общих истоков как растительного, так и жи­вотного мира, произошедших от общих предков.

Вероятно, первые клеточные организмы на Земле в древних морях питались «растительным» способом, так как не было еще других организмов, которыми можно было бы питаться.

Итак, есть такие одноклеточные, в организме кото­рых имеются хлорофилловые зернышки, но, кроме того, питаются они и прямо, поглощая бактерии. Таков жгу­тиконосец эвглена. На свету он может питаться как растение, а если света недостаточно, то заглатывает мелкие организмы, как животное.

Потомки одноклеточных могли стать многоклеточ­ными организмами. Как это происходило — расскажем немного позже. Сейчас выясним вопрос о том, как от­делился мир растений от пира животных.

Те потомки простейших одноклеточных, у которых сохранился хлорофилл, но не было приспособлений для поглощения чужих белков, дали начало миру растений. Другие потомки приобрели способность поглощать и переваривать чужие белки, углеводы, жиры, но в их клетках хлорофилловые зерна не развивались. Такие организмы дали начало миру животных.