Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Различные потомки морских кольчецов попадали в не­одинаковые условия жизни и изменялись каждый раз по-разному. Одни остались жить в воде навсегда, дру­гие, изменившись, перешли затем на сушу (см. рис. 7). Во всех случаях самые передние параподии изменяли свою специализацию. Для передвижения стали служить параподии следующих за ними сегментов, а передние наклонялись вперед и стали подгребать пищу ко рту, а затем и зажимать ее так, что комочек еды оказывал­ся между правой и левой параподиями. Этим перед­ним параподиям «было выгодно» располагаться побли­же ко рту. Те черви, у которых передние сегменты бы­ли покороче и оказывались сдвинутыми вперед, легче могли работать измененными параподиями при пита­нии. В конце концов передние членики (не менее трех, а позже и больше), стали срастаться между со­бой. Теперь ихпараподии не только зажимали и удер­живали пищу, но и раздробляли ее как клещи-кусач­ки, справа и слева ото рта, откусывали куски пищи. Таким образом из самых передних конечностей — пара­подий — образовалось несколько пар челюстей (см. рис. 7, 2, 3, 4).

Многим известна желто-коричневая многоножка костянка. Ее часто можно найти под камнями или под гнилой корой. С обособленной головой (на которой три пары челюстей и «ногочелюсти»), с парой длинных усиков, со множеством быстрых одинаковых ног вдоль по всем сегментам тела она немедленно пытается скрыться от внезапного яркого света. Многоножки — отдаленные потомки кольчатых червей, вышедших на сушу (см. рис. 7, 3) (в народе их зовут «сороконожки». Сорок — в старину не обозначало обязательно четыре десятка. Это слово обозначало «много» («… а церквей в Москве сорок-сороков»). Ног же у мно­гоножек от 10 до 170 пар).

Сегменты с челюстями, приросшие к головному концу (см. рис. 7, 1а), образовали обособленную голо­ву. А остальные параподии по всему телу удлинились, расчленились суставами и стали ногами.

От подобных древних многоножек и возникли впо­следствии насекомые. У насекомых ноги сохранились не вдоль всего тела, а только на трех ближайшх к го­лове грудных члениках. Остальные членики образова­ли брюшко и потеряли свои конечности. Только на са­мом заднем конце они еще сохранились в виде придат­ков в измененном виде. Эти придатки малы, вытянуты и служат яйцекладом (например, у самки кузнечика, ос-наездников) или стали жалом — у пчел, шмелей (см. рис. 7, 4).

Таким образом, конечности-параподии кольчатых червей были вначале одинаковыми на всех сегментах вдоль всего тела. Но служа по-разному в различных участках, они и изменились по-разному: на голове ста­ли челюстями, на груди — ногами, на брюшке — яйце­кладом или жалом. Теперь понятно, почему гусеницы бабочек похожи на червей: они повторяют в своем развитии строение отдаленных предков насекомых, со множеством почти одинаковых конечностей вдоль всего тела. Понятно также, почему рак, гусеница, саранча грызут и жуют, откусывают пищу не так, как кошка, собака — сверху вниз, а сбоку на бок, справа и слева. У них две-три пары челюстей работают по­парно по бокам ото рта и навстречу друг другу: верх­ние — правая и левая — челюсти кусают, откусывают, следующие нижние — правая и левая — пережевыва­ют и т. д. Все челюсти — это бывшие конечности пе­редних члеников, переместившихся ближе ко рту. Указанных животных объединяют в общий тип чле­нистоногих.

Почти таким же путем, как описано выше, образо­вались челюсти и «ногочелюсти» ракообразных, пауков.

У насекомых же впервые образовались и крылья. Но не из конечностей, как у птиц и летучих мышей, а из кожистых боковых складок. Впервые насекомые поднялись в воздух еще в Девонский период, то есть примерно 300 миллионов лет назад. Они были первыми «летчиками» на Земле.

Развитие каждого из названных классов начина­лось каждый раз почти вновь от кольчатых червей, но протекало в дальнейшем не совсем одинаково. Так, у ракообразных и пауков не получилось обособленной головы. Передние членики-сегменты не отмежевались от члеников груди, а образовали общую головогрудь. Но передние конечности во всех случаях превращались в челюсти, помогающие удерживать и измельчать пи­щу. Различное количество ног для передвижения отли­чает также эти классы, по ноги тоже развивались из параподий, вытягивались и становились коленчатыми (членистыми — отсюда «членистоногие»).

Совершенно иначе развивались моллюски, происхо­дившие также от близких к морским кольчецам пред­ков. Они сохранили до сих пор сходство с кольчатыми червями в развитии яиц, личинок, плавающих в воде (см. рис. 27, 14), в строении своих почек. Взрослые же моллюски потеряли членистость тела и большей частью приобрели твердые раковины (спиральные или состо­ящие из двух створок).

Так, от кольчатых червей (кольчецов) во все сто­роны протянулись самостоятельные пути развития многих классов животного мира.