Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Одноклеточные (жгутиковые, амебы, инфузории и др.) живут и в наши дни во всех водоемах. Большей частью они совсем не видны простым глазом. Лишь некоторые из них заметны в воде в виде светлых под­вижных точек. Кроме многих свойств — движения, питания, раздражимости, роста, они обладают и спо­собностью размножаться. Известны два способа раз­множения — половой и бесполый.

При половом способе два одноклеточных организма чаще всего сливаются в одну общую клетку (зиготу), образуя новый организм, который вскоре в свою оче­редь разделяется на два или множество других само­стоятельных организмов.

При бесполом размножении одноклеточный орга­низм, например тот же жгутиконосец эвглена, делится на две части без участия второго себе подобного «парт­нера». Такое размножение повторяется много раз под­ряд. Жгутиконосцев становится так много, что вода в пруду, в луже «зацветает», становится мутно-зелено­ватой от их массы. При половом же размножении, пов­торяем, две клетки, то есть два жгутиконосца, слива­ются навсегда, протоплазма с протоплазмой, ядро с ядром в одну общую клетку, которая лишь поз­же делится.

Присмотримся к жизни и размножению некоторых из них. Среди одноклеточных жгутиковых есть виды, у которых деление организма на две клетки как бы за­медляется. Только что разделившись, они должны бы разойтись в разные стороны и жить до следующего де­ления самостоятельно. Но у данных видов (из семей­ства вольвоксовых) этого не происходит. Клетки не расходятся и успевают разделиться еще раз, а то и два, три раза, прежде чем разойтись. Таким образом, можно увидеть 4, а то и 8, 16 клеток, не расходящихся и пла­вающих комочком вместе (см. рис. 4). Такая совмест­ная жизнь называется колониальной, а сама группа одноклеточных — колонией. Таким образом, кроме оди­ночных одноклеточных (их большинство) существуют простые временные колонии из 4—8 и более сложные 16—32 клеток, которые, не расходясь, подолгу живут вместе. Все клетки в таких колониях одинаковы.

Но существуют и другие формы, состоящие из 3600 клеток. Одна из таких колоний называется Воль­вокс (рис. 4). Это сообщество «клеток, будучи размером почти с маковое зерно или булавочную головку, видно без микроскопа. Интересно, что в такой колонии не все клетки равноценны и одинаковы. Большинство из них потеряло способность размножаться половым путем. Они двигают колонию, загребая воду нитевидными жгутиками (ресничками), питают друг друга, по размно­жаться могут только делением. Эти клетки лежат на поверхности колонии.

Одноклеточный жгутиконосец, эвглена и колонниальные вольвоксовые

Одноклеточный жгутиконосец, эвглена и колонниальные вольвоксовые

Другие клетки, способные размножаться половым путем, располагаются в глубине шарика, получая пита­тельные вещества от оставшихся на поверхности. Таких оказывается 20—30 из трех с половиной тысяч. Но ле­жащие в глубине особи оказываются не все одинако­выми. Отдельные из группы еще делятся (см. рис. 4, м), становясь очень мелкими, сохраняя жгутики и способ­ность к движению. Другие растут, укрупняются, теряют жгутики-реснички, становясь неподвижными (см. рис. 4, ж). При половом размножении сливаются попарно только одна большая неподвижная клетка (женская) с одной мелкой подвижной (мужской). Та­ким образом, в этих сложных колониях существуют, по крайней мере, три вида клеток (поверхностные, жен­ские, мужские) и ясно, что они друг без друга жить не могут.

Считают что и на заре зарождения и развития жиз­ни возникали подобные колонии. В них клетки еще больше разделялись по выполняемым функциям, как говорят, специализировались. В колонии такой могли, например, обособиться, мужские и женские клетки, то есть несущие функции размножения, затем чувству­ющие, двигательные, питающие и другие. Жить само­стоятельно отдельно от других ни одна клетка перечис­ленных специальностей уже не могла. С этого времени колония приобрела новое качество. Она превратилась в многоклеточный организм. И дело не только в том, что клеток стало больше. Главное в том, что отдель­ные из них, потеряв самостоятельность, приобрели возможность жить, дополняя друг друга, только сооб­ща (рис. 5).

Возникновение и развитие первых многоклеточных и первых червей

Возникновение и развитие первых многоклеточных и первых червей

Таким образом, наблюдая и исследуя строение и жизнь современных сложных колоний, мы можем су­дить о том, как возникали многоклеточные организмы. Их предками были тоже колонии одноклеточных, не сохранившиеся до наших дней — не вольвокс, живу­щий поныне, но подобные ему, еще более сложные ко­лонии. Так колония стала единым, многоклеточным ор­ганизмом, а группы его клеток разных специализа­ций стали тканями такого организма.

Какие же многоклеточные животные возникали из различных колоний вначале? Чтобы ответить на этот вопрос следует обратиться к организмам, стоящим на нижних ступенях жизни.