6 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

С конца 20-х и особенно в начале 30-х годов намеча­ются качественные изменения в характере экспедицион­ных работ университета. Отраслевые экспедиции начинают уступать место комплексным, что обусловливалось рядом объективных причин.
Ведущие ученые университета осознали необходимость организации комплексных экспедиций силами коллектива специалистов различных дисциплин, действующего по единому плану, с общими целевыми установками. Прак­тика социалистического строительства в Средней Азии ставила перед наукой крупные проблемы географического характера, решение которых требовало внедрения новых методов исследования.
Одной из первых комплексных экспедиций университе­та является экспедиция Туркменкульта в Центральные Каракумы. Эта экспедиция оставила яркий след в истории географического исследования крупнейшей пустыни нашей страны. Она была организована весной 1927 г. В ее соста­ве приняли участие сотрудники САГУ — зоолог А. Л. Бродский и Д. Н. Кашкаров, агроном-почвовед Ю. А. Скворцов, агроном-зоотехник А. И. Францкевич, студенты В. П. Курбатов и К. А. Бродский. Руководил экс­педицией сначала Л. А. Березин (из Туркменкульта), за­тем Ю. А. Скворцов.
Исходным пунктом был г. Ашхабад. Выступив в путь
22 апреля 1927 г., экспедиция прошла по маршруту: Ашхабад, аул Куртли, колодец Ана-Таган, колодец Мемедяр, Ербент, Тендерли и Шиих, колодец Каушак-кызыл-такыр, Гелдыбай, Багыт, Бешкак и 24 мая вернулась в Ашха­бад.
Основные результаты экспедиции опубликованы в 1929 г. под названием «Труды экспедиции Туркменкуль­та в Центральные Каракумы в 1927 г.»
Развернутый анализ результатов этой экспедиции опубликован в Известиях Узбекского географического об­щества (т. IX, изд-во «Фан», Ташкент, 1966), поэтому здесь ограничимся лишь общими выводами.
Имея в своем составе крупных знатоков природы Сред­ней Азии, экспедиция сыграла большую роль в познании природных комплексов внутренней, крайне недостаточно изученной части обширной пустыни Каракумы. Важней­шей особенностью экспедиции является ее целенаправлен­ность и результативность исследований. Преследуя доволь­но скромную цель — изучить общие физико-географические (естественноисторические) условия Ц. Каракумов (чтобы в дальнейшем можно было судить об их хозяйственных возможностях), она сделала больше намеченного. Резуль­таты экспедиции дали не только общую физико-географи­ческую характеристику территории, но и анализ основ­ных компонентов ландшафтов; объясняли своеобразную взаимосвязь и взаимообусловленность экологических фак­торов, выявили специфические черты и реальный облик этих ландшафтов.
С точки зрения современных географических представ­лений самой существенной чертой экспедиции является комплексный подход к изучению и оценке природных ком­плексов пустынь. Каждый отдельно взятый компонент природы, который подвергся глубокому специализирован­ному исследованию, рассматривался как составная, нераз­рывная часть единого физико-географического комплекса. Благодаря этому в результатах экспедиции нашли отраже­ние как комплексная физико-географическая характеристи­ка ландшафтов, так и глубокий анализ отдельных компо­нентов природы Центральных Каракумов.
Так, Ю. А. Скворцову удалось сделать оригинальные научные заключения по генезису основных форм рельефа, о развитии почвенных процессов песчаных пустынь и т. д. Последний вывод ученого полностью подтвержден конкретными фактическими данными, полученными микробиоло­гическими и педозоологическими исследованиями.
Большим научным весом, глубокими теоретическими построениями и весьма оригинальным методом иссле­дований характеризовалось изучение фауны водоемов. Найденная в водоемах Каракумов фораминифера — пред­ставитель фауны океанов и морей — дала возможность пе­ресмотреть концепции о генезисе песков этой пустыни.
Благодаря разносторонним исследованиям Д. Н. Каш­карова выявлены основные экологические черты пустын­ной среды Ц. Каракумов.
Комплексный эколого-географический метод исследова­ний приблизил его научные концепции к физико-геогра­фическим, несмотря на то, что специфика экологических исследований требует концентрирования мысли в основном на влиянии географической среды на живые организмы.
Ознакомившись с результатами исследований экспеди­ции, можно отметить их общую экологическую направленность.