6 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

В истории университета годы Великой Отечественной войны занимают особое место. Военная обстановка не могла не отразиться на характере научно-исследователь­ской деятельности университета в целом и в его работах в области изучения природных условий и естественных производительных сил Средней Азии. В военный период ученые САГУ полностью переключились на оборонную проблематику. Еще большее развитие получили коллек­тивные формы ведения исследований при разработке ком­плексных народнохозяйственных проблем и наиболее важ­ных теоретических вопросов, вместе с тем требовались еще большие приложения результатов научных работ в производстве.
В годы войны САГУ пополнился большой группой ученых Москвы и Ленинграда, эвакуированных в Сред­нюю Азию. Расширение состава университета высококва­лифицированными специалистами благоприятно повлияло на научную жизнь отдельных факультетов и кафедр, осо­бенно на деятельность географических кафедр.
Несмотря на тяжелые условия этих лет, получили боль­шой размах научные исследования биологов, почвоведов, географов и геологов. Это особенно ярко бросается в глаза в экспедиционной деятельности САГУ и монографических работах его ведущих ученых. Следует особо отметить, что, как и в довоенный период, в научной жизни университета преобладает удельный вес биологических кафедр в обла­сти познания природы края. Во всяком случае инициатива организации комплексных экспедиций и руководство ими все еще оставались в основном у биологов. В целом в этот период значительно развиваются геологические, географические, геофизические, почвенные и биогеографи­ческие исследования.
Ботанические исследования. В военные годы весьма широкое развитие получили в университете ботанические исследования.
Кафедра географии и систематики растений с большой интенсивностью продолжает обширные исследования по регионально-комплексному изучению естественноисторических условий и выявлению растительных ресурсов отдель­ных территорий края. Растительность изучается не только как сельскохозяйственные объекты, но и как сырье для промышленности и бытовых нужд. Кроме того, проводят­ся исследования по районированию сельскохозяйственных растений, основанные на естественноисторических предпо­сылках. Наряду с этим кафедра занималась обработкой систематических групп флоры Средней Азии.
На кафедре работает группа геоботаников — М. М. Советкина, И. И. Гранитов, С. Н. Кудряшов, М. М. Арифханова, А. Д. Пятаева, К. 3. Закиров, Е. М. Демурина, М. Туйчиев, В. М. Джанаева, В. Клима, Б. Некрасов, Б. Миронов и др., большинство из которых является питом­цами университета.
Из регионально-комплексных работ кафедры прежде всего достойно внимания активное участие ее в Южно-Кызылкумской и Устюртской комплексных экспедициях университета, проведенных под общим научным руковод­ством Е. П. Коровина и И. И. Гранитова. Ценность резуль­татов этих экспедиций—в охвате наименее изученных ча­стей пустынных пространств Средней Азии.
К этой же группе работ можно отнести серию экспедиций по всестороннему обследованию пастбищных угодий Узбекской ССР, проводимых в связи с запросами живот­новодческих хозяйств (в основном каракулеводческих сов­хозов), нуждавшихся в знании рациональных пастбище-оборотов. В них самое активное участие принимает крупнейший специалист по пастбищам Средней Азии М. М. Советкина.
Все эти комплексные геоботанические исследования сопровождались составлением крупномасштабных паст­бищных карт.
Региональные исследования производят также К. 3. Закиров (Зарафшанская долина), А. Д. Пятаева (хр. Каратау), М. М. Советкина (Ц. Тянь-Шань), Е. М. Демурина (сухие разнотравные степи Средней Азии) и т. д.
М. М. Советкина и А. Д. Пятаева под руководством Е. П. Коровина всесторонне изучают пустынное растение селин (Aristida pennata). В результате освещаются вопро­сы: систематическое положение селина среди злаковой растительности, биологические и экологические особенно­сти, географическое распределение. Были поставлены опы­ты по введению его в культуру.
Е, П. Коровин усиленно работает над вопросами естественноисторического районирования Средней Азии. В сво­ем труде «Геоботанические предпосылки к естественноисторическому районированию Средней Азии», завершенном в 1945 г., он развивает мысль о разделении края по комп­лексу эколого-геоботанических черт на пять самостоятель­ных природно-территориальных единиц (Опубликовано в 1947 г. под названием «Естественноисторическое районирование Средней Азии с точки зрения геоботаники». Тр. научной сессии АН УзССР, Ташкент, 1947).
Научные работы кафедры морфологии и анатомии так­же развиваются в геоботаническом направлении.
Изучаются природная среда и хозяйственные возмож­ности Памира, особенно растительность высокогорья. Ис­следованию подвергается большой круг вопросов, как-то; изучение генезиса, географии и динамики растительного покрова, выявление эколого-биологических особенностей главнейших растений Памира в связи с проблемой улуч­шения кормовой базы территории для развития высоко­горного животноводства и т. д.
Наряду с этим развертываются опытные работы по введению в культуру местных, а также интродукции полез­ных дикорастущих растений. Работы эти основываются на многолетнем опыте Памирской комплексной экспедиции университета и проводятся на Памирской биологической станции Академии наук Таджикской ССР, основанной руководителями этой экспедиции П. А. Барановым и И. А. Райковой.
В период военных лет И. А. Райкова обобщает резуль­таты Памирской экспедиции университета в области изу­чения и освоения растительных ресурсов Восточного Па­мира. Эти материалы, законченные к 1944 г., легли в осно­ву докторской диссертации. В ней автор четко показал влияние суровой природы Памира на его растительный мир и на этом фоне выявил главнейшие пути создания устойчи­вой кормовой базы животноводства.
На той же кафедре развивается эмбриологиче­ское направление (Н. Д. Романов), проводится ряд исследований специального характера, в основном по биологии и эмбриологии пустынных растений Средней Азии (аспиранты кафедры О. Ю. Подольская, В. А. Руми, 3. М. Муратов и 3. М. Гращенко).
Следует особо подчеркнуть работы кафедры по низшим растениям и микробиологии Средней Азии (Кафедра низших растений САГУ, возникшая в 1938 г., с на­чала Отечественной войны была присоединена к кафедре морфоло­гии и анатомии и вновь получила самостоятельное существование с 1944 г.).
Научная работа кафедры по низшим растениям в основ­ном была представлена оригинальными исследованиями П. Н. Головина по флоре грибов края. Микофлора Сред­ней Азии изучается им как во флористическом, так и в эколого-географическом отношениях. С физико-географической точки зрения микологические работы П. Н. Головина инте­ресны анализом географо-генетических отношений грибной флоры Средней Азии. Автор делает вывод (1947, 1949), что микофлора высокогорий Средней Азии тесно связана с северными районами Союза, тогда как пустыни южного типа в этом отношении имеют наиболее близкие географо-генетические связи со странами Средиземноморья, а также Южной и Центральной Африки. Восточные же высокогор­ные области края по микофлоре тяготеют к Северной и За­падной Индии и Китаю.
В военный период кафедра занимается рядом проблем, имеющих практическое значение, как культура съедобных грибов, разработка биологических методов по борьбе против червеца Комстока при помощи грибов, а также выработка профилактических мероприятий по микотическим заболева­ниям лошадей.
Под руководством О. Г. Елкиной кафедра много вни­мания уделяет вопросам почвенной микробиологии и фито­патологии. Работы по флористике и систематике растений Средней Азии в годы войны в основном сосредоточиваются в гербарии САГУ и проводятся под общим руководством А. И. Введенского.
Зоологические исследования. Как и в предыдущие годы, в военный период ведущим для преобладающего большинст­ва зоологических работ САГУ продолжало оставаться эко­логическое направление. Это прежде всего относится к работам кафедры зоологии позвоночных. Сотрудники кафед­ры включаются в разработку проблемы по комплексному изучению и освоению под животноводство пустынь Узбе­кистана. Так, Т. 3. Захидов в качестве одного из научных руководителей участвует в Южно-Кызылкумской комплекс­ной экспедиции университета, И. И. Колесников — в со­ставе Устюртской.
Теоретические и практические выводы ученых форми­руются и вытекают, главным образом, из регионально-фаунистических работ. В этом отношении особенно харак­терны работы Т. 3. Захидова по эколого-географическому изучению фауны Южных Кызылкумов. Биоценологический подход к исследованию позволил ему дать очень ин­тересную и важную с географической точки зрения комп­лексную характеристику основных биотипов пустыни.
Вообще следует подчеркнуть, что с начала 40-х годов Т. 3. Захидов успешно работает над развитием и усовер­шенствованием зооэкологического метода исследований. В связи с этим им изучается и подвергается критико-сопоставительному анализу экологическое наследие предшественни­ков, а также некоторых современников. В непосредственной преемственной связи им успешно развиваются основные биоценологические идеи Д. Н. Кашкарова.
И. И. Колесников в период военных лет работал преиму­щественно по комплексному изучению фауны грызунов Средней Азии. Он подготовил сводную работу по грызунам, к сожалению, оставшуюся неопубликованной.
Откликаясь на практические запросы военных лет, ка­федра гидробиологии и ихтиологии (зав. Н. А. Кейзер) сразу же увеличивает удельный вес исследований, посвя­щенных разрешению основных рыбохозяйственных проблем Средней Азии, главным образом Узбекской ССР. Эти ис­следования тесно увязываются с рыбохозяйственными организациями Узбекистана. Главное внимание обращается на водоемы, наиболее перспективные в развитии рыбного промысла. В этих целях гидообиологи Н. А. Кейзер и В. Ф. Гурвич, ихтиолог Г. П. Булгаков часто выезжают для исследования водоемов. Большой фактический материал, собранный кафедрой в течение почти двадцатилетних иссле­дований, постепенно подвергается обобщению, создаются сводные работы, которые посвящались как эколого-фаунистической и систематической характеристике отдельных представителей гидрофауны края, так и комплексной гидро­биологической характеристике крупных водоемов.
Н. А. Кейзер обобщает труд по ветвистоусым ракам, гидробиологии Сырдарьи и ее стариц. В. Ф. Гурвич уде­ляет внимание физико-химическому режиму типичных ста­риц Сырдарьи.
Специальные ихтиологические исследования проводит Г. П. Булгаков. С 1945 г. кафедра развертывает в основном только гидробиологические исследования (озера Памира). Озера Памира (позже и Тянь-Шаня) изучаются не только в узко гидробиологическом плане, но и как «среда обита­ния». Это вносит в их исследование определенное географи­ческое содержание.
Довольно разнообразные по тематике исследования ве­дет кафедра зоологии беспозвоночных, руководимая А. Л. Бродским. Как и в прежние годы, большое внимание уделяется анализу динамики почвенной фауны с тем, чтобы уловить сложные взаимосвязи между отдельными компонен­тами почвенного биоценоза, в частности между представи­телями почвенных простейших и микрофлоры. В этих целях широко применяется экспериментальный метод. Изучение биоценотических связей почвенного комплекса позволило выявить некоторые интимные стороны почвенных процес­сов. Особенное развитие получает в военные годы изучение нематодофауны почв и растений Средней Азии. В этих исследованиях кафедры принимают участие ученики А. Л. Бродского: К. В. Беляева, А. Т. Туляганов, А. И. Землянская, М. А. Султанов и др.
Научные интересы других членов кафедры (3. А. Па­житновой, К. С. Самадова и др.) были связаны преимущест­венно с познанием знтомофауны Средней Азии. Биоценологический аспект исследования обеспечивает их определенное географическое содержание. В план работ включаются воп­росы по изучению вредных компонентов фауны — парази­тов сельскохозяйственных животных.
Географические исследования. Несмотря на тяжелые условия военных лет, вступают в качественно новый этап исследования по геологии, географии и почвоведению Сред­ней Азии.
В период Великой Отечественной войны коллектив геолого-почвенно-географического факультета пополнился крупными специалистами — географами, эвакуированными в основном из Москвы. В числе их были профессора гео­графии М. Г. Кадек и В. М. Четыркин. С большой интен­сивностью продолжается работа географов по составлению военно-географических характеристик отдельных частей Средней Азии. При этом главное внимание уделяется по­граничным районам края.
Н. Л. Корженевский, кроме составления и редактирова­ния военно-географических очерков, ведет исследования по геоморфологии и гляциологии Средней Азии. В частности сн затрагивает вопросы о формах древнего оледенения в горах и о множественности оледенения. Кроме того, он де­лает некоторые обобщения о ледниках Средней Азии и их роли в питании рек Узбекистана.
Продолжает исследования Н. Г. Маллицкий, концент­рируя свое внимание вокруг такой теоретически интересной и практически важной проблемы, как проблема усыхания территории Средней Азии. К сожалению, в условиях военных лет работы Н. Г. Маллицкого, равно как и Н. Л. Корженевского, остались в большей части неопубли­кованными.
В 1943 г. защищает кандидатскую диссертацию первый узбек-географ Н. Д. Далимов. Он посвящает ее комплекс­ной физико-географической характеристике северного склона Нуратинского хребта.
В 1944 г. начинает работать на кафедре один из лучших специалистов по четвертичной геологии и геоморфологии Средней Азии Ю. А. Скворцов. Он разрабатывает метод геолого-геоморфологического анализа и площадного карти­рования террасовых долин. Оригинальные исследования ученого способствовали возникновению на кафедре нового научного направления в области четвертичной геологии и геоморфологии.
В военные годы с особой интенсивностью и целеуст­ремленностью развивается научная работа кафедры экономической географии, возглавляемой сначала М. Г. Кадеком, а затем В. М. Четыркиным. Кафедра разрабатывает проб­лемы сельскохозяйственного районирования республик Средней Азии, в первую очередь Узбекистана, и географи­ческого обоснования размещения основных сельскохозяйст­венных культур. Под общим руководством В. М. Четыркина, Г. Н. Черданцева и А. Н. Ракитникова эта проблема разрабатывалась совместно с Узбекским филиалом АН СССР. Решение указанных проблем требовало сочетания разносторонних исследований по физической и экономиче­ской географии края, что также способствовало соразмер­ному развитию вопросов теоретического и практического характера.
В организацию научно-исследовательских работ кафед­ры и развитие некоторых узловых проблем географии Средней Азии особенно большой труд вложил известный советский географ Владимир Михайлович Четыркин. В пе­риод работы в САГУ наиболее ярко проявились черты уче­ного как пытливого исследователя, эрудированного геогра­фа-теоретика и замечательного организатора.
Еще в 1943 году им завершается оригинальная моногра­фия «Туранская фация», представляющая опыт комплекс­ной физико-географической характеристики и районирова­ния территории Средней Азии. Работа интересна тем, что на основе глубокого изучения регионально-географических особенностей природы края во всем их многообразном про­явлении ученый развертывает теоретические положения по узловым вопросам ландшафтоведения и региональной фи­зической географии, как-то: роль и место районирования в современной географии, принципы и таксономическая система природного районирования и т. д. В назван­ном исследовании специальная глава посвящена обзо­ру естественноисторического районирования Средней Азии.
Для нас знаменательно и то обстоятельство, что в формировании основных взглядов ученого по регионально-географической дифференциации природных комплексов края применительно к запросам сельскохозяйственного производства ощущается огромная роль экологического наследия отечественных биогеографов, в частности обоб­щения Р. И. Аболина, Е. П. Коровина, Д. Н. Кашкарова, М. Г. Попова. Под влиянием идей экологов В. М. Четыр­кин приходит к важному выводу о том, что при природ­ном районировании любой территории для целей сель­ского хозяйства прежде всего нужно исходить из прин­ципов экологии. Не вникая в разбор «Туранской фации» и других трудов В. М. Четыркина, здесь мы бы хоте­ли подчеркнуть ту огромную роль творческой деятель­ности ученого, которую он сыграл в наступлении ка­чественно нового — регионального — этапа в развитии физической географии Средней Азии. Своими исследова­ниями он не только положил начало комплексному фи­зико-географическому районированию прикладного на­правления, но и способствовал его развитию в универси­тете.
В 1943 г. с приходом на геолого-почвенно-географичекий факультет В. М. Четыркина усиливаются географи­ческие исследования. По его инициативе организуется ас­пирантский семинар по проблеме комплексного географи­ческого районирования, а также по агроклиматологии, географическому почвоведению, геоботанике и т. д. Заня­тия ведет сам В. М. Четыркин и крупные специалисты по соответствующим отраслям науки (Л. Н. Бабушкин, С. А. Кудрин и др.). Отдельные аспиранты кафедры эко­номической географии посвящают темы своих исследова­ний и физической географии Средней Азии. Так, аспи­рант Е. Е. Повитчанная в своей диссертации освещает особенности ландшафтообразования Средней Азии, Ф. Ковальчук работает над созданием комплексной гео­графической характеристики Голодной степи. Научные труды остальных членов этой кафедры — Г. Н. Черданце­ва, А. Н. Ракитникова, Р. С. Лобач, М. Г. Рейсер, А. А. Коновалюка, аспирантов Р. М. Манн и А. О . Осипова связываются с вопросами экономико-географического (главным образом сельскохозяйственного) районирования Средней Азии, преимущественно Узбекистана, и составле­ния экономико-географических очерков отдельных сельско­хозяйственных объектов и крупных городов. Исключение составляют исследования М. Г. Кадека, продолжавшего свои работы, посвященные осознанию научного наследия русских географов XVII—XVIII вв.
В научной и педагогической работе кафедры экономи­ческой географии в первые годы войны принимает актив­ное участие С. Д. Муравейский. В частности им составля­ется курс «Военной географии» и несколько военно-геогра­фических обзоров по отдельным районам Средней Азии. В 1943 г. он возвращается в Московский университет. В том же году в связи с реэвакуацией покидают САГУ Г. Н. Черданцев, А. Н. Ракитников и М. Г. Рейсер, а го­дом позже М. Г. Кадек.
В 1944—45 гг. географы университета в лице Н. Л. Корженевского, В. М. Четыркина, О. Ю. Пославской и Р. С. Лобач принимают деятельное участие в комп­лексном географическом исследовании Каракалпакской части Устюрта. Из них О. Ю. Пославская и Р. С. Лобач непосредственно работают в составе Устюртской экспеди­ции.
Таким образом, деятельность географов университета в годы Великой Отечественной войны отличалась значи­тельным усилением географических исследований по изуче­нию природы и оценке естественных производственных ресурсов Средней Азии. При этом возникшее в период ЕОЙНЫ региональное направление в комплексных географи­ческих исследованиях, нам кажется, является главным до­стижением географов университета.
Геологические исследования. С большой интенсивно­стью и целеустремленностью продолжается в годы Вели­кой Отечественной войны научно-исследовательская дея­тельность геологов факультета. Геологические исследования проводятся на трех кафедрах: общей и исторической геоло­гии, минералогии, петрографии и литологии.
Кафедра общей и исторической геологии возглавлялась В. Н. Преображенской, в ее составе были В. П. Смирнов, Л. А. Мухина, С. Н. Колов и несколько позже О. И. Ис­ламов. В. П. Смирнов наряду с обширными палеонтологи­ческими работами занимается теоретическими вопросами геотектоники, происхождения Земли и других планет, В. Н. Преображенская и С. Н. Колов в составе Устюрт­ской комплексной экспедиции производят геологическое и гидрогеологическое обследование Каракалпакского Устюр­та. Многое сделано научными работниками кафедры ми­нералогии (3. М. Протодьяконова, В. А. Михновский, Н. Т. Винниченко, Е. С. Либензон, Б. М. Голубкова, М. Р. Еникеев).
Кафедра (зав. А. С. Уклонский) выступила инициато­ром создания в Узбекистане собственной черной металлур­гии. В результате детальному геохимическому и минерало­гическому обследованию подвергся ряд месторождений железной руды (Туранглы, Мингбулак) и магнетита (Су-синген, Абаил и др.).
Для нужд литейного дела изучаются Дарбазинские пески, тальково-хлоритные сланцы Султануиз-Дага, Ак-ташский агальматолит, Кульджуктауский графит и т. д. Кафедра принимает участие в химическом и минералоги­ческом изучении каолиновых глин Ангрена, кварцитов Дарбазы и кварцево-халцедоново-опаловых пород Карамкуля в качестве огнеупоров. Велись поиски и испытания многих видов минерального сырья, в частности кислото­упорных материалов, наполнителей, сырья для изготовле­ния карборунда и хрустального стекла, гидродобавок к портланд-цементу, заменителя агата и др.
Кроме указанной практической деятельности, А. С. Ук­лонский продолжал теоретические исследования по геохи­мии и минералогии Средней Азии.
Кафедра петрографии и литологии была организована в 1941 г. В период войны здесь работали известный совет­ский литолог В. И. Попов (зав. кафедрой), крупный ме-таллогенист Б. Н. Наследов, а также Т. А. Райков,
A. Б. Баталов, И. X. Хамрабаев, А. Л. Воробьев и др. Оборонная тематика направляла усилия сотрудников гео­логических кафедр на разрешение узловых вопросов горно-рудной и металлургической промышленности края. Так, члены кафедры петрографии и литологии в сотрудничестве с минералогами изучают формовочные пески для нужд литейной промышленности, активно участвуют в организа­ции очагов черной металлургии края и т. д. Наугарзанское месторождение марганцевых руд, например, было найдено и обследовано сотрудниками кафедр.
Годы Великой Отечественной войны, как и предвоен­ные, ознаменовались усиленным развитием учения о геоло­гических формациях. Благодаря обширным работам
B. И. Попова Среднеазиатский университет превратился в один из крупных научных центров геологической мысли страны.
В представлении В. И. Попова «геологические форма­ции — это генетический комплекс горных пород (петрогра­фическая формация), связанных между собою непрерывностью развития и распространения и отделенных перерывом, скачком от других смежных комплексов» (В. И. Попов, 1950, стр. 71).
В процессе развития учения о геологических формаци­ях исследователь обращает специальное внимание на комп­лекс вопросов, связанных с выяснением возникновения, развития тектонических и стратиграфических особенностей, а также рудоносности геологических формаций. Поэтому учение о геологических формациях развивается на кафедре во многих направлениях — формационно-литологическом, фациально-палеогеографическом, регионально-формационном и тектоническом.
В своих научно-теоретических построениях В. И. Попов исходит из прогрессивных естественноисторических уста­новок ведущих деятелей отечественной геологии и геогра­фии.
Теоретические работы кафедры по изучению геологи­ческих формаций проводились в тесной увязке с практи­ческими вопросами выявления генезиса и географического распространения различных видов полезных ископаемых, изучения инженерно-геологических и гидрогеологических особенностей определенных территорий (главным образом Западного Тянь-Шаня).
Геолого-формационное направление кафедры еще ус­пешнее развивается в послевоенные годы и продолжается в настоящее время.
Почвенные исследования. В период Отечественной вой­ны научная работа небольшого коллектива кафедры почво­ведения университета (зав. кафедрой М. А. Орлов и чле­ны С. Н. Пустовойт и В. И. Нагорная) развивалась как по линии камеральных обработок, так и полевых экспеди­ций.
М. А. Орлов при участии других почвоведов составля­ет карты отдельных районов республик Средней Азии. Кроме того, ученый обобщает результаты своих многолет­них исследований по генезису, физико-химическим свойст­вам, географии и картографии культурно-поливных почв Средней Азии, главным образом Узбекистана. При этом исследователь упорно отстаивает свою точку зрения о спе­цифическом течении процессов почвообразования на обра­батываемых землях, в корне отличных от земель, не охва­ченных поливным земледелием.
Требования сельского хозяйства края стимулируют ведение специальных полевых почвенных исследовании для целей расширения посевов хлопчатника и продовольствен­ных культур. В связи с этим в 1941 г. подвергается комплексному обследованию Ходжаипакский массив Сурандарьинской области (М. А. Орлов), а в 1944 г. осущест­вляется исследование почв (С. Н. Пустовойт) Янгиарыкского и Шаватского районов Хорезмской области.
Члены кафедры участвуют в Устюртской и Южнокы­зылкумской комплексной экспедициях.
Геофизические исследования. Небывалый размах и еще большую научно-теоретическую и практическую целеуст­ремленность приобретают геофизические исследования университета.
Руководитель кафедры А. А. Скворцов продолжает изучение процессов теплообмена и влагообмена в призем­ном слое воздуха. Изучая динамику воздушного потока на склонах микроформ рельефа, он обнаруживает циркуля­цию этих потоков, напоминающую циркуляцию на горных склонах. Эта циркуляция обусловливает значительные градиенты температуры на склонах микрорельефа. А. А. Скворцов формулирует новую теорию под названи­ем «Закон ярусности конвективного обмена», в котором устанавливает четыре яруса: конвективного, почвенного, припочвенного, нижнего приземного и верхнего приземно­го. Этот закон позволил ему по-новому построить расчеты потерь тепла и влаги, уходящих с подстилающей поверх­ности (А. А. Скворцов, 1947, 1949).
Метод расчета испарения и потери тепла с естествен­ных поверхностей получает высокую оценку специалистов и широко используется в практике микроклиматических и агроклиматических исследований.
Годы войны знаменуются особенно большим разверты­ванием исследований по синоптической метеорологии. В 1943 г. выделяется самостоятельная кафедра синоптиче­ской метеорологии. Ее возглавил В. А. Джорджио. Резуль­таты многолетних настойчивых исканий В. А. Джорджио с сотрудниками обобщаются в коллективной монографии кафедры и Отдела теоретической геофизики АН Узбек­ской ССР «Синоптические процессы Средней Азии». Мо­нография получила широкую известность не только в на­шей стране, но и за рубежом.
Сложная синоптическая обстановка Средней Азии изу­чается в широком сравнительно-географическом аспекте. Для выяснения специфики погодных явлений края и уста­новления их связи с общей циркуляцией атмосферы кафедра специально изучает метеорологические особенно­сти соседних со Средней Азией территорий: стран Ближ­него Востока (особенно Ирана, В. А. Джорджио) и Ин­дии.
Кроме общих вопросов синоптической метеорологии Средней Азии, в течение 1941—45 гг. кафедра разработа­ла «Методику прогноза ветра на малых высотах, методику построения изэнтропических карт по картам барической топографии, новый метод обработки аэрологических зондажей, основанный на применении динамических бариче­ских ступеней, методику использования высокогорных станций при построении карт барической топографии и ряд других аэросиноптических работ» (Джорджио В. А. Кафедра физики и атмосферы. История деятельности за 40- летний период. Научные труды ТашГУ. Новая серия, выпуск 259, физические науки, книга 23. Ташкент, 1964, стр. 7.).
Основные результаты научных исследований кафедры в самой сжатой форме освещены в 1945 г. в юбилейном, 23-м выпуске «Бюллетеня» университета.
В развитии климатологии Средней Азии большую роль сыграли две работы В. А. Бугаева «Метеорологические факторы, образующие климат Средней Азии» (1943) и «Климат Средней Азии и Казахстана» (1945).
Благодаря десятилетним настойчивым исследованиям ташкентской школы метеорологов в лице В. А. Джорджио и В. А. Бугаева уже к середине сороковых годов изучен­ность Средней Азии в синоптическо-метеорологическом и динамико-климатологическом отношениях поднимается на достаточно высокий уровень в общесоюзном масштабе.
Благодаря интенсивной научной деятельности большо­го коллектива сотрудников университета не только накоп­лен обширный фактический материал о природных усло­виях и естественных производительных ресурсах края, но и произведена значительная работа по его анализу и синтезу в теоретическом и практическом аспектах.
В процессе познания природы Средней Азии, ее специ­фических географических особенностей возникли новые методы исследования, сформировались оригинальные науч­ные направления.
В университете развитие среднеазиатского природове­дения шло по нескольким руслам: биологическому (глав­ным образом биогеографическому), почвенно-географическому, геологическому, географическому и геофизическому.
С ранних лет деятельности наиболее систематическое и интенсивное развитие получают в университете биологи­ческие исследования. Общим направлением, характерным для них, явилось экологическое (эколого-географическое). Возникновение и окончательное оформление в стенах Среднеазиатского университета экологического направле­ния является самым крупным достижением его биологов. Оно проникло в научную жизнь всех биологических ка­федр без исключения, питало их новыми идеями и мето­дами, придавало исследованиям синтетический характер.
Исследования почвоведов развивались преимуществен­но в почвенно-географическом направлении, особенно ши­роко в первом десятилетии, и было связано с именем Н. А. Димо — директора Института почвоведения и гео­ботаники.
В геологических исследованиях оформилось несколько самостоятельных научных направлений, оказавших плодо­творное влияние на изучение геологии и естественных ми­неральных богатств края.
Вначале наиболее интенсивно развивается гидрогеоло­гическое направление, связанное с обслуживанием практи­ческих задач развивающегося народного хозяйства Сред­ней Азии.
Уже с конца двадцатых годов оформилось еще одно направление — геохимическая минералогия. Его возникно­вение связано с. именем А. С. Уклонского, успешно раз­вившего передовые идеи школы В. И. Вернадского.
В тридцатых годах в САГУ обособляется геолого-формационное направление. Возглавляется оно В. И. По­повым.
Определенный удельный вес имели регионально-геоло­гические и палеонтолого-стратиграфические исследования, во многом связанные с именем одного из ведущих органи­заторов геологических работ в крае В. Г. Мухина.
Геофизические исследования, имеющие более тесную связь с физической географией края, получили интенсив­ное развитие в тридцатых годах и проводились, главным образом, в двух направлениях: по физике приземного слоя воздуха и микроклиматологии, по синоптической метеоро­логии. Первое направление возглавлялось А. А. Скворцо­вым, а второе связано с именем руководителей Ташкент­ской синоптической школы В. А. Джорджио и В. А. Бу­гаева.
Физико-географические исследования университета, вплоть до сороковых годов носившие более или менее эпи­зодический характер, получают заметное развитие в воен­ные годы. Основным достижением географов университета является четкое оформление в годы войны комплексного регионально-географического направления. Успешное раз­витие в стенах университета этого направления связано с научной деятельностью В. М. Четыркина.
В работах географов Н. Л. Корженевского и, частично, Н. Г. Маллицкого получает отражение страноведческое направление.
С середины 40-х годов в связи с переходом на работу на географический факультет университета ряда ведущих географов-исследователей Средней Азии: Л. Н. Бабуш­кина, Ю. А. Скворцова и В. Л. Шульца связано оформ­ление и развитие в САГУ оригинальных научных направ­лений по агроклиматологии, четвертичной геологии и геоморфологии, а также гидрологии Средней Азии.