8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Научная работа, выполненная советскими учеными по изучению природных условий, выявлению и оценке естест­венных ресурсов Средней Азии, чрезвычайно велика по объему и многогранна по содержанию. В связи с этим с течением времени она становится все более трудно обозри­мой. Между тем, не проникнув в особенности научного про­цесса прошлых лет, невозможно судить о тенденциях даль­нейшего развития географической мысли, трудно установить очередность дальнейших исследований.
Всякие исследования прежде всего должны служить задачам современности — требование, в полной мере относя­щееся и к историко-географическим работам. В этом свете работы, относящиеся к советскому периоду познания приро­ды, обладают особыми преимуществами, так как он наиболее насыщен материалами важного теоретического и практического значения. До сих пор, например, нет спе­циальных исследований сводного характера, освещающих Историю советского периода изучения даже таких крупных регионов, как Русская равнина, Урал, Кавказ, Восточная Сибирь, Западная Сибирь и т. д. Много предстоит в этом отношении сделать и по Средней Азии, о которой немало опубликовано материала по географическим исследова­ниям в дореволюционное время, но скупо освещается со­ветский период. Слабо представлена деятельность даже Ведущих научных организаций, в том числе и САГУ. О роли последнего, пожалуй, кроме юбилейных изданий, мало где можно почерпнуть сведения. Поэтому вряд ли можно утверждать, что даже среднеазиатские ученые до­статочно полно представляют картину научно-исследова­тельской деятельности университета как в целом, так и по ведущим отраслям науки.
Эти соображения побудили автора заняться осмыслени­ем и оценкой научно-исследовательской деятельности пер­вого крупнейшего научно-учебного центра и очага культу­ры — Среднеазиатского (ныне Ташкентского) государст­венного университета им. В. И. Ленина, выявлением его роли в познании природы Средней Азии.
В стенах САГУ в рассматриваемые годы сосредоточи­вается плеяда выдающихся советских исследователей, тру­ды которых положили начало новой эпохе в изучении природы края. В этот период здесь работали известные знатоки природы: географы — Л. Н. Корженевский, Ю. А. Скворцов, В. М. Четыркин, Н. Г. Маллицкий и С. Д. Муравейский, геологи — А. С. Уклонений, В. Г. Му­хин, О. К. Ланге, В. И. Попов, почвоведы — Н. А. Димо, A. Н. Розанов, М. А. Орлов, М. А. Панков, ботаники — Р. И. Аболин, П. А. Баранов, Е. П. Коровин, М. Г. По­пов, В. П. Дробов, И. А. Райкова, М. М. Советкина, М. В. Культиасов, И. И. Гранитов, К. 3. Закиров, зооло­ги — Д. Н. Кашкаров, Н. А. Бобринский, А. Л. Бродский, Т. 3. Зохидов, климатологи—Л. А. Молчанов и Р. Р. Цим­мерман, метеорологи — А. А. Скворцов, В. А. Джорджио, B. А. Бугаев и др.
В результате полувековой деятельности университета накоплен обширный географический материал, появилось много оригинальных идей и концепций. Но мы поставили перед собой цель — дать анализ и оценку научных матери­алов, собранных в первое двадцатипятилетие истории уни­верситета (1920—1945 гг.), сосредоточив внимание на следующих задачах: а) коротко описать историю возникно­вения и развития университета как учебного и научного учреждения; б) шире осветить экспедиционную его деятельность; в) выявить основные достижения в изучении приро­ды края и проследить их дальнейшее развитие и преемст­венные связи; г) определить основные научные направления, сформировавшиеся в его стенах; д) показать роль универ­ситета в географическом изучении природы Средней Азии и в формировании современных географических представлении.
Конечно, исходя из логики, можно было бы посвятить главу предшествующему, досоветскому, периоду познания природы края с тем, чтобы установить преемственные свя­зи взглядов ученых университета с географическим насле­дием. Но, учитывая, что предшествующему периоду посвя­щено довольно много исследований, мы отказались от написания этой главы, а необходимый для нас исторический материал приводится непосредственно при характеристике научных результатов деятельности университета. Возник­новение и развитие в стенах САГУ основных географиче­ских идей и концепций рассматривается как закономерное продолжение общего непрерывного процесса познания при­роды территории Средней Азии.
В работе самое большое место отводится почвенно-биогеографическим исследованиям, так как за указанный пери­од именно они отличались большим удельным весом. Это не случайно. Институт почвоведения и геоботаники (1920— 1931 гг.) и Биологический научно-исследовательский ин­ститут (1932—1945 гг.), входившие в состав университета, сосредоточили в себе целую плеяду крупных среднеазиат­ских биогеографов и почвоведов.
В первое десятилетие свыше половины научных работ, помещенных в изданиях университета, принадлежало биоло­гам и почвоведам. Но и в последующие годы их исследова­ния сохраняли одно из первых мест. Физико-географические же и специальные геолого-геоморфологические иссле­дования университета развивались неравномерно — отдель­ные периоды их широкого развертывания сочетались с пе­риодами спада вплоть до прекращения. Несмотря на это, был собран значительный материал по геологии, геоморфо­логии, а также климату, гидрологии и гляциологии Средней Азии, что нашло надлежащую оценку в работе.
Бегло освещаются исследования геофизиков универси­тета, касающиеся природы края. Здесь мы имеем в виду ин­тересные исследования по синоптической метеорологии и аэрологии (В. А. Джорджио, Р. Р. Циммерман, В. А. Буга­ев, И. И. Крамалей), по климатологии, микроклимату и физике приземного слоя воздуха (А. А. Скворцов, А. Г. Лютерштейн, Л. Н. Бабушкин), по актинометрии (Н. Н. Златовратский, Е. А. Чернявский), по изучению магнитного поля и местных магнитных аномалий (В. Н. Михалков), применению методов математической статистики к изучению режима среднеазиатских рек (Л. К. Коревицкий), изучению географических аспектов гидрологии Средней Азии (В. Л. Шульц), по обследованию движения ледников (Н. Н. Златовратский) и т. д. Большая часть этих исследований носит специальный характер.
Основными источниками для написания работы явились архивные материалы Центрального государственного архи­ва Октябрьской революции (ЦГАОР) УзССР, Централь­ной научной сельскохозяйственной библиотеки (ЦНСХБ) УзССР и фонд Ташкентского университета. Особенно обильный материал обнаружен нами в архиве ЦНСХБ УзССР, где хранится весь рукописный и картографический фонд Института почвоведения и геоботаники САГУ.
Автор выражает глубокую признательность 3. Н. Дон­цовой и Л. Н. Бабушкину за их кропотливый труд по пол­ному просмотру рукописи. При подготовке к печати настоя­щей работы были учтены ценные советы и замечания И. И. Гранитова, И. А. Райковой, А. А. Азатьяна, В. Ф. Гурвича, М. А. Орлова, О. Ю. Пославской, Н. А. Когая и др.