3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Итак, очаг расообразования представляет собой геог­рафическое понятие в расовой изменчивости и основное понятие в расовой географии. Это достаточно обширная территория или небольшой район, где интенсивно идет расообразовательный процесс по специфическим направ­лениям. Можно думать, что очаги расообразования всег­да порождают популяции, группы, локальные расы или бесструктурные расовые типы, в границах которых про­является популяционная непрерывность. Поэтому совре­менные расовые комплексы населения земного шара — итог существования в прошлом очагов расообразования большей или меньшей древности. Реконструируя систе­мы очагов расообразования, мы одновременно реконст­руируем историю современных рас и вообще основных этапов расообразования у человека.

Первый и основной вопрос реконструкции очагов — вопрос о первичной расовой дифференциации человече­ства и первичных очагах расообразования. При сравни­тельной ограниченности наших знаний об антропологи­ческом составе древнейшего человечества и о прямых генетических связях верхнепалеолитических людей с ис­копаемыми гоминидами предшествующей стадии невоз­можно решить его однозначно. В современной антропо­логии фигурирует несколько более или менее равноправ­ных гипотез о центрах возникновения Homo sapiens и первичных очагах расообразования.

Свои названия эти гипотезы получили в соответствии с исходными постулатами о единственности или множе­ственности центров возникновения современного чело­века. Поэтому разные варианты их называют моно­центризмом (гипотеза одного центра возникновения современного человека) и полицентризмом (ги­потеза многих центров). Полицентризм фигурирует в разных формах (постулируются три, четыре и пять цен­тров формирования Homo sapiens и возникновения его рас). Но пожалуй, наиболее распространен дицент­ризм — такая форма полицентризма, которая признает наличие в прошлом двух центров появления современ­ного человека и очагов расообразования.

Наиболее продуманная, глубокая и тщательная ар­гументация в пользу моноцентризма содержится в рабо­тах Я. Я. Рогинского. Многолетний цикл этих работ представляет собой фундаментальный вклад в теорети­ческое расоведение и вне зависимости от оценки содержащихся в них теоретических положений содействует активному обсуждению проблемы первичной дифферен­циации человечества на расы.

Согласно Рогинскому, формирование современного человека и его рас произошло в обширной области, ох­ватывающей Восточное Средиземноморье (в широком смысле слова), Переднюю и, возможно, Южную Азию. Поэтому сам автор неоднократно называл свою гипоте­зу гипотезой широкого моноцентризма. Формированию Homo sapiens именно в этой обширной области способ­ствовал ряд факторов: удобные пути переселений древ­нейших человеческих коллективов, проходивших здесь; вызванное ими интенсивное смешение; благоприятная географическая среда. В этой же области сосредоточе­ны сейчас комбинации признаков, которые легко истол­ковать как переходные между основными расовыми стволами.

Гипотеза полицентризма исходит из того, что ареал формирования Homo sapiens был прерывистым и диск­ретным. Наиболее ярко такое понимание процесса са­пиентации защищал Ф. Вайденрайх. В соответствии с его взглядами существовали четыре очага расообразо­вания — в Юго-Восточной Азии и на Больших Зондских островах, в Восточной Азии, в Африке южнее Сахары и в Европе или Передней Азии. В первом из этих очагов на основе питекантропов и яванских неандертальцев сформировались австралоидыв Восточной Азии на ос­нове синантропов — монголоиды, в Африке, на основе африканских неандертальцев, в частности родезийского человека, — негроиды. И наконец, в последнем очаге на основе европейских и переднеазиатских неандерталь­цев — европеоиды. Наличие именно четырех центров расообразования аргументировалось морфологическими различиями между территориальными группами гоминид, преемственность между ними и расовыми группа­ми современного человечества — сходными вариациями морфологических признаков.

Полемика между сторонниками моноцентрического и полицентрического происхождения современного чело­вечества постоянно велась не только в рамках морфоло­гической аргументации, но и с использованием археоло­гических данных. Многие морфологические аргументы Вайденрайха были оспорены и получили вполне удов­летворительную интерпретацию в рамках моноцентрической концепции. Была продемонстрирована также ши­рокая вариабельность ископаемых гоминид по многим важным признакам — как раз по тем признакам, по которым различаются и современные расы Причем ока­залось, что амплитуды колебаний у ископаемых гоми­нид больше, чем у всех современных расовых типов. В то же время в рамки моноцентризма с трудом уклады­ваются некоторые факты. Например, бесспорное морфо­логическое сходство европейских неандертальцев с евро­пеоидами. Наличие археологически устанавливаемой преемственности культур на территориях, заведомо не входивших в ареал сапиентации в соответствии с моно­центрическими взглядами, например, в Юго-Восточной Азии.

До известной степени противоречия между крайними формами моноцентризма и полицентризма снимаются в дицентрической гипотезе, в пользу которой высказыва­лись англичане Т. Гексли и Н. Кизс, итальянец Р. Биа­сутти, венгр Ш. Тома, советские антропологи Я. Я. Рогинский и Г. Ф. Дебец. Защищают ее и сейчас многие специалисты, но также в двух вариантах. В соответст­вии с первым в Восточной и Юго-Восточной Азии распо­лагался общий расообразовательный очаг для монголо­идов и австралоидовв Передней Азии — такой же очаг для европеоидов и африканских негроидов. Этот вари­ант дицентризма защищают А. А. Зубов и Н. Н. Чебок­саров.

Географию очагов сложно реконструировать с пол­ной точностью из-за фрагментарности палеоантрополо­гических находок и давности возникновения самих оча­гов. Возникли они в средний или даже нижний палео­лит В соответствии с находками синантропа можно ду­мать, что граница восточного первичного очага охваты­вала в Восточной Азии среднее и нижнее течения рек Хуанхэ и Янцзы. Западный первичный очаг располагал­ся в Передней Азии, возможно, захватывая также Юж­ную Азию и частично какие-то районы Северной Афри­ки. Остается спорным, входил ли в границы западного очага Кавказ, хотя в целом южные районы СССР как будто можно включить в него. Об этом говорят морфо­логические особенности тешик-ташского неандертальца из Средней Азии, сближающегося с переднеазиатскими неандертальцами.