3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Основными критериями подразделения человечества на расы всегда были внешние особенности строения те­ла. Иными словами, с самого начала истории антропо­логии для выделения рас использовали морфологи­ческие признаки. Сами расы рассматривали как морфологические образования. В рамках морфологиче­ского подхода было накоплено большое количество весь­ма ценных наблюдений над расовыми различиями.

Каковы характерные морфологические особенности монголоидов? Прямые жесткие черные волосы. Малое развитие бороды у мужчин и почти полное отсутствие волос на теле. Большое уплощенное лицо, слабо высту­пающий нос. Наличие эпикантуса, сильное развитие складки верхнего века. Значительный альвеолярный прогнатизм, т. е. выступающие вперед губы. По этому признаку монголоиды мало отличаются от негроидов Правда, у них прогнатизм обусловлен только развитием мягких тканей, в то время как у представителей негро­идной расы он зависит и от строения костной основы и зубов (что сильно заметно на негрских черепах).

Этот комплекс признаков варьирует в пределах раз­ных локальных типов монголоидов, но в целом остается более или менее стабильным в границах ареала всей монголоидной расы, за одним исключением. Речь идет о так называемых американоидахт. е. коренном насе­лении Америки. У американских индейцев в отличие от азиатских монголоидов значительно выступает нос и от­сутствует эпикантус. Эти два признака приближают их к европеоидам. Чтобы сохранить какую-то цельность морфологической характеристики монголоидной расы и придать ей какое-то единство, была предложена гипоте­за, надо сказать, оправданная палеоантропологпчески. Предполагается, что в типе американоидов законсерви­рован древний первичный комплекс монголоидных осо­бенностей, на основе которого и развились классические монголоиды.

Европеоидная раса отличается от монголоидной мяг­кими светлыми волосами, которые могут быть прямыми (как у северных народов Европы) или волнистыми (на­роды Южной Европы, Передней Азии и Северной Аф­рики). У них светлее глаза и кожа, т. е. пигментация в целом. Резко профилированное и более узкое лицо, значительно выступающий нос с высоким переносьем. Именно у европеоидов наблюдается максимальное по ли­цевому масштабу выступание носа. Лицо у европеоидов ортогнатноет. е. уплощено в вертикальной плоскости, у монголоидов — в горизонтальной, область рта не высту­пает вперед. Характеристика не абсолютна, ибо на Кав­казе и Балканах проживают люди, ширина лица кото­рых не намного меньше, чем у монголоидов. Во многих южных группах европеоидной расы заметны выступаю­щие вперед губы. И в этих случаях также писали о сох­ранении протоморфных (первичных) вариантов в усло­виях изоляции, вызванной горной местностью, вариан­тов, исходных для европеоидной расы в целом.

Негроидная раса выделяется темной пигментацией — темно-коричневой, почти черной кожей, хотя цвет глаз и волос у негров, по-видимому, не темнее, чем у монго­лоидов. Курчавость свойственна всему волосяному пок­рову негров — волосы курчавятся не только на голове. но и на теле. Борода растет у мужчин, пожалуй, не­сколько сильнее, чем в пределах монголоидных групп, но значительно слабее, чем у европейцев. Общий лице­вой и альвеолярный прогнатизм, очень широкий нос и толстые губы (толще, чем у монголоидов, а тем более европеоидов). Эти признаки дополняют своеобразие не­гроидного комплекса признаков.

Коренное население Австралии не уступает неграм Африки по развитию признаков всего этого комплекса. И конечно, обращает на себя внимание их волнистово­лосостьДолгое время это рассматривалось как доказа­тельство какого-то особого происхождения австралий­цев. Однако затем было показано, что у папуасов и ме­ланезийцев курчавоволосость появляется сравнительно поздно, на рубеже перехода от младенческого к детско­му возрасту. Это наблюдение легко истолковать гене­тически как показатель общего происхождения волнистоволосых и курчавоволосых групп океанийской ветви негроидов.

Курчавоволосость папуасов и меланезийцев пред­ставляет собой, очевидно, позднее образование, резуль­тат вторичной адаптации. Позднее появление курчавоволосости африканских негров не наблюдали, но отсут­ствие наблюдений нельзя трактовать как свидетельство непременно разного происхождения африканских и оке­анийских негроидов. У тех и других светлая кожа на ладонях и подошвах, подмышками и в области промеж­ности. У европейцев кожа подмышками и в промежно­сти, наоборот, темнее, чем на всех остальных участках тела. Такое различие позволяет предполагать, что общие предки тех и других были нейтральны по пигментации, занимая промежуточное положение. По аналогии мож­но думать, что и волосы у них были ни курчавыми, ни прямыми, приближались по строению к волосам австра­лоидов. Интенсивная адаптация к условиям тропиков в Африке, по-видимому, способствовала более быстрой утере волнистоволосости, чем в Океании.

Морфологические характеристики рас не потеряли своего значения и в настоящее время вопреки нигили­стическим заявлениям многих крайних популяционистов. Они заявляют, что расовые комплексы фенотипичны и не имеют генетического значения. Но таким нигилистиче­ским взглядам противоречит передача морфологических расовых признаков по наследству, сохранение расовых черт при переселении в новую среду, а также промежу­точный характер расовых вариаций у народов расово-смешанного происхождения и т. д. Наоборот, сейчас углубляется собственно морфологический анализ. По­степенно накапливаются данные о генетике и возраст­ной изменчивости расовых признаков. Морфология рас может быть исследована полнее и глубже, чем когда-либо. Однако бесспорно — вся совокупность накоплен­ной к настоящему моменту информации стала недоста­точной, ибо она не отражает уже и не исчерпывает всех наших знаний о человеческих расах.

Почти все коренное население Америки — носители группы О системы АВО и группы системы MNКо­ренное население Австралии в отличие от американских индейцев, наоборот, почти все носители группы М сис­темы MNОгромное число популяций Восточной Сиби­ри фиксировано по гену Dт. е. у них отсутствует ген резус-отрицательности. Таких примеров множество. На­пример, фиксированные гены по системам Келл, Диего, Gm и другим характерны для популяций африканских негров, американских индейцев, населения Восточной Азии, частично Северной Азии. Однако фиксированность того или иного гена (100%-ное или нулевое присутствие его в популяции) — крайние случаи. Обычно на огром­ных территориях образуются и многочисленные расово-специфичные концентрации тех или иных генетических маркеров. Классический пример — преимущественное накопление гена р (группа крови А) у населения Евро­пы, относящегося к европеоидной расе, и гена q (груп­па крови В) у населения Азии, относящегося к монго­лоидной расе. Как оказалось, те или иные сочетания генов не менее типичны для разных рас, чем их морфо­логические признаки.

Накапливая сведения о вариациях генетических мар­керов, мы столкнулись и с неожиданностями. Вскры­лось немало случаев противоречия между собственно популяционно-генетическими и морфологическими дан­ными, например, близость населения Индии и восточно-азиатских монголоидов по преобладанию группы В над А. Для разумного объяснения всех подобных фактов по­требуется большая дополнительная работа. Однако ее перспективы могут быть намечены уже сейчас. Она пой­дет по линии усложнения существующей иерархии рас и выделения внутри известных сейчас расовых общно­стей дополнительных локальных вариантов. Увеличив­шееся богатство расовой характеристики, несомненно, обогатит и расовую классификацию человечества.

Наконец, нельзя не упомянуть и еще о ряде фак­тов (не связанных с популяцнонной генетикой), полу­ченных буквально в последние годы. Они еще не пол­ностью осмыслены, но чрезвычайно важны для нашей темы. Это факты, относящиеся к расовой физиологии в узком смысле слова. У скотоводов Восточной Африки — масаев, например, мясо и молоко, т. е. животные белки и жиры, составляют подавляющую часть рациона. Од­нако в крови у них меньше холестерина, чем у европей­цев. Вероятно, этому способствовали какие-то пока не вскрытые адаптивные механизмы к пересыщенной жи­вотным белком и жиром диете. Появились сообщения о разном уровне проницаемости клеточных мембран у негроидов и европеоидов. Причем у негроидов она вы­ше, что способствует, по-видимому, одноактным адап­тивным сдвигам в обмене.

Вот так постепенно антропология наполнялась попу­ляционно-генетическими и собственно физиологическими данными. Благодаря им усовершенствуются расовые ха­рактеристики и классификация человечества. Мы теперь знаем, что территориальная дифференциация человече­ских популяций и их совокупностей — рас происходила не только по морфологическим, но и по физиологическим признакам. Иногда пишут, что расовые различия наблю­даются только в мелочах, в каких-то второстепенных внешних признаках. Однако это не так. Расовые разли­чия охватывают и фундаментальные функциональные свойства. Человеческие расы — не узкоморфологические, а морфофизиологические категории.