5 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Судя по исследованиям послед­них лет, на равнинах севера Сибири распространены пластовые залежи подземного льда. География их на­ходок быстро расширяется. Поми­мо Новосибирских островов, она теперь включает весь север Запад­ной Сибири, Таймыр, бассейн Котуя и прибрежные низменности се­вера Якутии и Чукотки. Еще недав­но думали, что такие льды — явле­ние уникальное, весьма редкое, сегодняшний же опыт учит: не ме­нее половины скважин, которые мы решили бы заложить на низких водоразделах названных областей, непременно встретят пластовые льды.

Происхождение подобных льдов долго считалось дискуссионным, споры на этот счет не утихли до сих пор. Однако изучение их структур­ных особенностей, состава и усло­вий залегания, а также взаимоотно­шений с толщами морены позво­лило Ф. А. Каплянской и В. Д. Тарноградскомудоказать, что основ­ная масса пластовых льдов — суть нерастаявшие остатки ледниковых покровов. Это стало особенно оче­видным, когда к их исследованию привлекли изотопно-кислородный метод. Решающую роль здесь сыг­рали работы на Ледяной горе (в до­лине Енисея у Полярного круга), в дельте реки Маккензии и на ос­трове Виктория в Канадской Аркти­ке. Между прочим, и на северной окраине Чукотского полуострова, на Ванкаремской низменности, мо­сковский геолог С. А. Лаухин при бурении обнаружил погребенные глетчерные льды, которые вклю­чают штрихованные валуны-ледогранники и перекрыты мореной.

В общем, все более утверждает­ся мнение, что подземные льды пластового типа — отнюдь не сви­детельство особого, подземного, оледенения, представляющего не­кую «сибирскую альтернативу» ма­териковым ледниковым покровам, как утверждали противники взгля­дов Толля. В них теперь видят ре­ликты ледниковых покровов. Такие реликты должны сохраняться всю­ду, где покровное оледенение «на­кладывалось» на многолетнемерзлые грунты, которые остаются мерзлыми и поныне. Сейчас мож­но утверждать: в Сибири сущест­вует величайшее в мире поле, где под плащом скованных мерзлотой суглинков и торфа сохранены оста­тки плейстоценовых ледников. Су­дя по результатам бурения, отде­льные тела пластовых льдов имеют площади в десятки квадратных ки­лометров и значительные, до 40— 60 метров, мощности. А суммар­ный объем остаточного глетчерно­го льда Северной Евразии, по моим оценкам, близок к 10 тыся­чам кубических километров. Это примерно в 100 раз больше обще­го объема подземного льда всех остальных типов — сегрегацион­ного, инъекционного, повторно-жильного, льда-цемента. И почти столько же, сколько сосредоточе­но во всех ледниках, существую­щих сейчас на территории СССР, в том числе в Советской Арктике. Возникает вопрос: каковы же механизмы захоронения столь бо­льших масс природного льда? По-видимому, их было несколько. Ка­кая-то их часть погребалась, как в районе Новосибирских островов, под пластинами мерзлых пород в ходе гляциотектонической пере­работки осадочного чехла. Воз­можно, что так, путем захоронения льда под надвинутыми пластинами мерзлых пород, возникли и эфе­мерные острова Семеновский и Ва­сильевский, которые были затем «съедены» термоабразией моря Лаптевых. Другой механизм захо­ронения ледниковых реликтов — их быстрое погребение под озерно-болотными осадками с после­дующим промерзанием. Ведь к южному краю Карского и Восточ­носибирского щитов примыкали подпрудные озера, а деградация оледенения сопровождалась нас­туплением этих озер на север и за­топлением останцов придонного льда, которые обычно перегруже­ны включенной мореной, а потому неспособны к всплыванию. На пер­вых порах затопление ускоряло та­яние, однако после образования достаточно толстого слоя абляци­онной (т. е. вытаявшей из льда) морены и озерных осадков оно пре­кращалось. Физическая реаль­ность данного механизма подтвер­ждается наблюдениями у берегов Аляски. Там, на участке прибреж­ного мелководья, примыкающем к конечной морене гигантского ле­дника Беринга, недавно выявлена подводная залежь пластового льда площадью около 20 квадратных километров. Установлено даже, что под тонким слоем морских осадков лед неравномерно протаи­вает и на нем идет образование камовых холмов и термокарстовых западин.

Легко представить, сколь цен­ным объектом специальных гляци­ологических исследований могут стать погребенные остатки Евра­зийского ледникового покрова. Это ведь «живой» плейстоценовый лед, с прижизненно включенной в него мореной! Но сейчас нам важ­нее другое: поля подземного льда этого типа подтверждают выводы о широком распространении пок­ровного оледенения, служат до­полнительным аргументом в поль­зу правильности его границ, пока­занных на приведенных здесь кар­тах. И теперь с полным правом…