4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Эффекты нейропептидов многообразны, что позволя­ет предположить наличие разнообразнейших молекуляр­ных процессов, лежащих в основе наблюдаемых фено­менов. Спектр их метаболического влияния необычайно широк. Эндогенные пептиды-регуляторы влияют на про­цессы биосинтеза ДНК, РНК и белков, на синтез и секрецию ряда гормонов, нейромедиаторов, на процессы гликолиза и окислительного фосфорилирования и мно­гие другие процессы. Может сложиться впечатление, что функционального класса нейропептидов как такового не существует: имеется лишь множество весьма различ­ных по своей функциональной значимости, роли и ме­таболическим особенностям соединений, выделение ко­торых из обширного множества биологически активных веществ произошло лишь по весьма формальному при­знаку — они состоят из определенного количества ами­нокислот. По всей видимости, это не совсем так, и абсо­лютное большинство пептидов-регуляторов мозга пред­ставляют единый класс информационных молекул как по своей общебиологической роли, так и основным функ­циональным признакам.

Нередко сравнивают сходства и различия между пептидами как модуляторами реакций и классическими медиаторами центральной нервной системы. Главная особенность пептидов — их дистантность, они действу­ют на расстоянии, длительно меняя возбудимость комп­лексов нервных клеток. Нейромедиатор выделяется ло­кально в синаптическую щель, действует лишь милли­секунды, обеспечивает воздействие через синапс, тогда как влияние пептида возможно и вне синаптических контактов. Вообще критерием принадлежности вещест­ва к классу модуляторов принято считать его несинап­тическое происхождение, хотя само действие модулято­ра может быть естественным регуляторным звеном си­наптической передачи.

Существует оригинальное сравнение пептидной регуляторной посылки с радиотрансляцией, при которой по­лучение информации на расстоянии обеспечивается мно­жеством приемников с антенной (рецептором), настро­енной на нужную волну (стереоструктурой пептида). Передачу посредством медиатора можно сравнить с те­лефоном, она четко локальна и требует проводящего кабеля (нервного волокна). По аналогии с техникой в последнее время нередко вместо слова нейропептиды употребляют его синоним — «вещества-кибернины», т. е. управляющие реакциями организма на расстоянии.

В чем еще отличия медиаторов и нейропептидов? Синтез медиаторов может происходить как в теле ней­рона, так и в окончаниях его отростков. Нейропептиды синтезируются в основном в теле (соме) нейрона, транс­портируются по аксону (передающему информацию отростку) и в отличие от медиаторов не подвергаются об­ратному захвату, не расщепляются в месте взаимодей­ствия с рецепторами. Вместе с тем один и тот же пеп­тид, будучи медиатором в одних клеточных системах, играет роль модулятора в других. Так, субстанция П является возбуждающим медиатором корковых нейро­нов и модулятором тормозных интернейронов спинного мозга. Энкефалины — медиаторы в клетках желатинозной субстанции спинного мозга и модуляторы на многих уровнях центральной нервной системы.

Одна из обобщающих гипотез о роли нейропептидов в центральной нервной системе гласит, что пептиды — это вещества-коннекторы. Коннекторы синтезируются нейронами при усвоении (запоминании) информации, обеспечивают формирование специфических нервных це­пей и возможность воспроизводить информацию в по­следующем. Нейропептиды обеспечивают интеграцию и хранение поступившей к нейрону информации. Они обеспечивают как внутринейрональную, так и межнейрональную интеграцию различных сигналов, приходящих к нервным клеткам.

Большинство естественных нейропептидов мозга, ка­кими бы метаболическими особенностями они ни харак­теризовались, обладают уникальной способностью вызы­вать специфические формы адаптивных поведенческих реакций. Это свойство — отличительная черта абсолют­ного большинства представителей данного класса со­единений. Практически все нейропептиды оказываются так или иначе связанными с процессами, лежащими в основе приобретения индивидуального опыта, т. е. с процессами обучения и памяти.

Несмотря на недостаточную разработку теоретиче­ских аспектов проблемы нейропептидов, их классифи­каций, тонких механизмов действия и прочего непознан­ного на сегодняшний день, уже сейчас ясно, что роль нейропептидов в центральной нервной системе весьма существенна. Их роль не может быть обойдена молча­нием при обучении биологии в школе или вузе, при изу­чении процессов функционирования мозга в научно-ис­следовательских коллективах. С каждым годом возра­стает практическая значимость исследований нейропеп­тидов, все шире их начинают применять в психоневро­логии для лечения. К сожалению, многое в механизмах действия нейропептидов, в их структуре и в значении для регуляции функций остается не до конца выяснен­ным. Необходимы длительные и широкие исследования ученых многих специальностей: химиков, биологов, вра­чей. Препятствием к широкому внедрению пептидов в медицинскую практику служит следующее. Во-первых, они очень нестойки в организме, быстро разрушаются ферментами крови, поэтому эффекты их в большинстве случаев кратковременны. Во-вторых, на введение при­родных регуляторов быстро вырабатываются природные разрушающие ферменты, поэтому к лекарствам этой группы быстро развивается привыкание. В-третьих, по­ка не начато серийное производство пептидов, цена их относительно высока. В-четвертых, природные пепти­ды — это сухой бульон, применять через рот их нельзя, они разрушатся, а введение в нос в виде аэрозоля пока недостаточно хорошо разработано. Можно на базе при­родных создать искусственным синтезом «защищенные» от действия ферментов нейропептиды, наладить серий­ный выпуск и т. д. Но для этого необходимо время. По­этому мы можем сказать, что в перспективе нейропептидов в медицине ожидает большое будущее.