9 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Бурное развитие торговли как сухопутной, так и мор­ской постепенно привело финикиян к одному из величай­ших открытий в культурной истории человечества. Они создали линейное письмо, послужившее прототипом позд­нейших алфавитов, развившихся на его основе.

Толчком к изобретению этой письменности послужила, несомненно, потребность в упрощении графики. Дело в том, что в своей дипломатической переписке, а часто и в дело­вых документах финикияне употребляли аккадский (асси­ро-вавилонский) язык и соответственно пользовались кли­нописью. Здесь, однако, они сталкивались с разного рода затруднениями. Во-первых, необходимо было специально изучать чужой язык, что само по себе достаточно нелегкое дело. Во-вторых, пишущий должен был затратить немала времени и на запоминание множества (до 600) клинообраз­ных знаков, каждый из которых мог иметь по нескольку значений — либо как целое слово, либо как слог. Правиль­ное их чтение определялось или контекстом, или специаль­ными знаками, указывавшими, к какому типу предметов или явлений относится данное слово либо как оно произно­сится. Требовался, следовательно, большой штат писцов, занимавшихся только перепиской и делопроизводством. Разумеется, это не устраивало финикийских купцов. Ведь каждый лишний человек на судне был тяжкой обузой, и, что еще более существенно, купцы сами хотели вести свои дела, не доверяя свои коммерческие секреты никому постороннему.

Необходима была система письма, которая позволяла бы делать записи на родном языке и не тратить при этом много времени и сил на овладение грамотой. Одна из таких систем была разработана на базе клинописи в Угарите, на севере Финикии. Она получила широкое распространение и за его пределами, в том числе и в Палестине. В Южной Финикии, однако, возникло линейное письмо (видимо, одним из важнейших центров, где оно разрабатывалось, был Библ). Оно оказалось более жизнеспособным, чем угаритская клинопись. Последняя была пригодна только для письма на глиняных табличках; в других случаях пользо­ваться ею было крайне неудобно. Для линейного же письма, годился любой материал.

Развитие финикийской линейной письменности

Развитие финикийской линейной письменности

В истории линейной графики еще много неясного. Предшественником линейного было, видимо, библское псев­доиероглифическое письмо. Можно утверждать, что каждый линейный знак имел свой псевдоиероглифический прототип. Однако дошедшие до нас псевдоиероглифические тексты пока еще не расшифрованы (хотя они, вероятно, были на­писаны по-финикийски), поэтому какие-либо определенные суждения о них были бы слишком смелыми и прежде­временными. Вероятно, каждый знак псевдоиероглифики обозначал отдельный слог (всего их известно немногим более ста).

Как угаритская клинопись, так и южнофиникийское ли­нейное письмо было построено на одинаковом принципе. Первоначально, по-видимому, каждый знак служил для изображения сочетания данного согласного с произвольно выбранным, а практически любым гласным или с «нуле­вым» гласным, то есть писался и в том случае, когда произ­носился только один согласный звук. В результате один и тот же знак мог быть прочитан, например, как «та», «ту», «ти», «то», «те» или просто «т». Таким образом, оказалось, что новая система письма фактически приспособлена толь­ко для обозначения тех согласных звуков, которые имеются в слове. В результате число знаков резко сократилось: линейное письмо насчитывает 22 буквы, а угаритская кли­нопись — немногим более. Казалось, такая система обеспе­чивает максимальные удобства для пишущего. Дело в том, что финикийский язык принадлежит к семитской языковой семье, все языки которой обладают одним любопытным свойством. Основное значение каждого слова здесь выражается определенным сочетанием соглас­ных, которое выполняет ту же роль, что в индоевропейских языках, в том числе и в русском, корень. Для образования отдельных форм слова (имя, глагол в его различных фор­мах и т. д.) наряду с обычными и для нас префиксами и суффиксами в семитских языках используются различные сочетания гласных. Так, например, понятие «говорения» выражается в финикийском языке, как и в иврите, сочета­нием согласных ДБР. Но слово «говорящий» будет иметь форму ДуБеР, глагол «он сказал» — ДиББеР, существи­тельное «слово»,— вероятно, ДаБоР. Значит, написав опре­деленное сочетание согласных, можно приблизительно обоз­начить то, о чем идет речь. А в большом, развернутом тек­сте уже сравнительно нетрудно, владея языком, установить грамматическую форму, произношение и значение каждого слова.

Но и эта система письма была далеко не безупречна. Прежде всего финикияне довольно часто, особенно в ран­ний период своей истории, не отделяли одно слово от друго­го, писали без так называемых словоразделителей (в нашем письме таким словоразделителем служит пробел между сло­вами). В результате человек, не знающий заранее, о чем идет речь, практически не мог определить, где кончается одно слово и начинается другое. Поэтому финикияне посте­пенно пришли к выводу, что каждое слово должно писаться обособленно от остальных; отделяли они его по-разному. Но и этого было не вполне достаточно. Даже хорошее зна­ние языка не всегда гарантировало точное понимание смыс­ла слова, потому что одно и то же сочетание согласных могло иметь практически несколько значений, а понимание развернутого, большого текста могло оказаться в прямой зависимости от интерпретации именно данного сочетания согласных. Тогда финикияне решили, если уж и не обозна­чать все гласные на письме, то по крайней мере как-то сиг­нализировать читателю о том, как следует читать то или иное слово. Для этого вовсе не обязательно было выпи­сывать все гласные: так как сочетание гласных в каждом слове было строго определенно, достаточно было указать на один из них, чтобы стало ясно, какой гласный стоит в другом слоге этого же слова.

Финикияне изобрели для удобства читателей специаль­ную систему «вспомогательных знаков», в роли которых выступали некоторые буквы, более или менее похожие по своему произношению на данный гласный звук. Например, писали «У» для того, чтобы обозначить звуки «у» и «о». Буква «й» обозначала гласные «и» и «е». Были и другие приемы такого же рода. Впрочем, какие-либо твердые пра­вила обозначения и необозначения гласных на письме выра­ботаны не были. Каждый раз это зависело исключительно от желания пишущего. Поэтому стали возможными два типа написания одного и того же слова — полное, когда указан способ его произношения, и дефектное, когда выписывались только согласные.

Когда финикияне проникли в бассейн Эгейского моря и греки познакомились с их письменностью, она привлекла их своей легкостью и простотой. Сложное слоговое микен­ское письмо, бывшее в ходу в Элладе в середине и второй половине II тысячелетия до нашей эры, к этому времени (конец II и начало I тысячелетия) уже прочно забылось. Только на Кипре иногда пользовались его местной разно­видностью. Однако греки не механически заимствовали фи­никийское письмо, а заметно усовершенствовали его в со­ответствии с потребностями своего языка. И дело здесь не только в том, что они ввели некоторые дополнительные буквы, отсутствовавшие у финикиян, или слегка изменили форму уже имевшихся. I реки внесли и определенные прин­ципиальные изменения, создав специальные знаки для обоз­начения всех гласных звуков. Для этой цели они использо­вали знаки финикийского письма, обозначавшие «гортан­ные» звуки, отсутствующие в греческой речи, а также «вспомогательные» знаки, указывавшие на гласный компо­нент слога. В отличие от финикиян греки разработали более или менее строго выдерживавшуюся систему, согласно ко­торой каждый гласный звук мог быть обозначен только одним способом.

Так, благодаря совместным усилиям финикиян и гре­ков было создано алфавитное письмо, позднее заимство­ванное этрусками и италиками, усовершенствованное рим­лянами и легшее в основу графики, употребляющейся всеми европейскими и подавляющим большинством неевропей­ских народов. Русский алфавит, созданный на базе грече­ской письменности, как известно, имеет те же финикийские корни.