7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

Большая, северная часть материки входит в пределы Голарк­тического флористического царства, меньшая, южная часть, включая всю Мексику и крайний юг США, относится к Неотро­пическому царству. Если в истории развития и составе флоры северной части материка наблюдается бесспорная связь с Евра­зией, то южная близка к Южной Америке.

С конца мелового периода и до конца палеогена на матери­ке господствовала умеренная и субтропическая флора, близкая к флоре северо-востока Азии.

В это время центральная часть материка была покрыта мо­рем, а восточная и западная его окраины имели сухопутную связь на севере.

Внутренние различия во флоре Северной Америки начали складываться под влиянием изменений климата в течение кайнозоя.

На крайнем юге Север­ной Америки в начале палеогена преобладала тропическая флора, близ­кая к тропической флоре Европы. В неогене в связи с осушением равнин ксерофитные элементы этой флоры начали проникать на север, дав начало со­временной полупустынной и степной флоре.

Постепенное похолода­ние климата в конце неоге­на вызвало уничтожение и отступание на юг суб­тропических видов и заме­ну их флорой умеренных широт, которая проникла, очевидно, из Евразии, так как на севере между ма­териками существовала сухопутная связь.

Наступление оледене­ния вызвало уничтожение растительного покрова на значительной части мате­рика. Но на юге, где кли­мат не испытал больших изменений, лесная флора не погибла, и после отступания ледников она проникла на север и опять распространилась по всему материку. С другой стороны, в предледниковое время и межледниковые эпохи с севера на юг проникали арктические и высокогорные элементы, которые сохранились там до настоящего времени как реликты ледниковой эпохи.

Современное распределение типов почвенно-растительного покрова в Северной Америке имеет некоторые особенности, оп­ределяемые также  особенностями  ее очертаний  и  орографии.

Тундры, лесотундры и таежные леса вытянуты субширотными полосами в северной половине материка. Далее к югу характер зональности изменяется. Побережье Атлантического океана полу­чает наиболее обильные и равномерные осадки; в глубь матери­ка суммы осадков постепенно убывают, поэтому лесостепи, сте­пи и пустыни умеренного и субтропического поясов нигде в Се­верной Америке не выходят к Атлантическому океану, а протя­гиваются в виде субмеридиональных зон внутри материка.

Вдоль побережья океана широтная зональность в распределе­нии почв и растительности сохраняется. Там представлены раз­личные типы мезофильных лесов: тайгу сменяют смешанные, за­тем широколиственные леса умеренного пояса, переходящие на юго-востоке в субтропические вечнозеленые леса.

Подобная картина распределения зональных типов раститель­ного покрова свойственна и востоку Азии, так как восточным окраинам обоих материков присущи некоторые общие закономер­ности формирования климата. Однако крупные различия в оро­графии и размерах Евразии и Северной Америки создают также существенные различия между ними в распределении раститель­ности и почв.

В связи с тем что в пределах тропического и субэкватори­альных поясов Северная Америка сужена и расчленена, пустыни тропического пояса, тропические леса и саванны не образуют там широких полос, а располагаются фрагментарно на небольших участках суши Центральной Америки.

Большая часть Гренландии, центральная часть острова Эл­смир и некоторые районы Баффиновой Земли покрыты мате­риковым льдом и, следовательно, лишены почв и раститель­ности.

Значительная часть островов Арктического архипелага, не покрытые льдом окраины Гренландии и север материка, включая Северную Аляску, побережье Гудзонова залива, северную часть Лабрадора и Ньюфаундленда, заняты тундрами. На востоке тундра распространяется до 55—54° с. ш. Это объясняется влия­нием Лабрадорского течения и суровостью и влажностью кли­мата северо-восточной части материка.

В видовом отношении североамериканские тундры мало отли­чаются от евразийских. В северной части преобладает арктичес­кая тундра с мохово-лишайниковой растительностью и полиго­нальными почвами. Для южной части характерны травяной покров из осок и злаков и карликовые древесные породы: береза (Betula glandulosa), ива, ольха, ползучий вереск — на типич­ных тундрово-глеевых почвах. Характерно также обилие торфя­ных болот.

Полоса лесотундры достигает наибольшей ширины к западу от Гудзонова залива. В ней появляется древесная растительность. Здесь, у северного предела своего, распространения, она пред­ставлена черной и белой елью (Picea mariana и P. glauca) и лиственницей (Larix laricina).

На Аляске равнинная тундра, так же как и на Скандинав­ском полуострове, непосредственно сменяется на склонах гор гольцовой растительностью и горной тундрой.

Огромные территории в Северной Америке покрыты хвойными лесами умеренного пояса на подзолистых почвах. Они занимают побережье Тихого океана примерно от 61 до 42° с. ш., переходят на нижние части склонов Кордильер и к востоку от них выходят на равнину. К востоку от Кордильер южная граница хвойных лесов резко поднимается на север до 54—55° с. ш., а затем спускается к югу до Великих озер и низовьев реки Св. Лаврен­тия. На обширной территории от побережья Лабрадора до восточ­ных склонов гор Аляски хвойные леса характеризуются большим однообразием видового состава.

Леса побережья Тихого океана отличаются и по облику, и по составу от лесов востока материка. На востоке много родов древесной растительности, общих с Европой; на западе преоб­ладают эндемичные виды хвойных и роды, общие с востоком Азии.

Для восточной, или так называемой гудзоновской, тайги ха­рактерно распространение высоких мощных хвойных деревьев, представленных эндемичными американскими видами: канадской елью (Picea canadensis), американской лиственницей, сосной Банкса (Pinus Banksiana), которую называют также каменной или черной, бальзамической пихтой (Abies balsamea), дающей канадский бальзам — ценное смолообразное вещество, употреб­ляемое в технике.

Наиболее характерные лиственные породы деревьев в хвойных лесах — бумажная береза (Betula papirifera) с гладкой белой корой, бальзамический тополь (Populus balsamifera), осина (Populus tremuloides).

Для подлеска характерны разнообразные ягодные кустарники: красная и черная смородина, малина и черника. Поверхность поч­вы покрыта мхами и лишайниками. Под этими лесами образова­лись типичные подзолистые почвы, на севере сменяющиеся мерз-лотно-таежными, а на юге — дерново-подзолистыми.

Влажный и мягкий климат западного побережья создает осо­бые условия для развития лесов. Хвойные леса Тихоокеанского побережья исключительно богаты по видовому составу как де­ревьев, так и кустарников и трав. Постоянно насыщенный влагой воздух благоприятствует развитию высокостволь­ных деревьев, которые иногда достигают высо­ты 80 и даже 100 м. Типич­ные представители древес­ной флоры этих лесов — ситхинская ель (Picea sitchensis), дугласова пихта (Pseudotsuga mucronata), западный хемлок, или тсу­га (Tsuga heterophulla), кипарисовик (Chamaeciparis Lawsoniana), гигант­ская туя, или красный кедр (Tuja plicata). Пос­ледняя образует густой лес, отличающийся исклю­чительной продуктивнос­тью. Между гигантски­ми хвойными деревьями почти отсутствует древес­ный подлесок, зато много разнообразных кустарни­ков, часто колючих. В на­земном покрове изобилуют папоротники, мхи.

С удалением от побе­режья влажность климата постепенно  уменьшается; для внутренних долин и плато Кордильер характерны уже более сухие леса из дугласовой пихты и желтой сосны (Pinus ponderosa) с примесью других хвойных деревьев.

На юг влаголюбивые хвойные леса Тихоокеанского побережья распространяются почти до 40° с. ш. Они состоят из желтой сосны, преобладающей в наиболее сухих местах, дугласовой пихты, белой пихты (Abies concolor), сахарной сосны (Pinus lambertiana) и ладанного кедра (Libocedrus deccurens). Пример­но около 40° с. ш. появляется вечнозеленая секвойя (Sequoia sempervirens), а на высоте около 1500 м на склонах Сьерра-Невады сохранились рощи гигантской секвойи (Sequoia gigantea, или Sequoiadendron giganteum).

В восточной части материка хвойные леса постепенно пере­ходят в смешанные, распространенные в области Великих озер и в бассейне реки Св. Лаврентия. В средней части материка тайга сменяется лесостепью и степью.

В смешанных лесах Северной Америки вместе с хвойными растет много широколиственных деревьев. Из хвойных наиболее характерна белая, или веймутова, сосна (Pinus strobus), дости­гающая 50 м высоты, красная сосна (Piqus resinosa) и восточный хемлок (Tsuga canadensis). Из лиственных широко распростра­нены желтая береза (Betula lutea) с твердой желтоватой дре­весиной, сахарный клен (Acer saccharum), американский ясень (Fraxinus nigra), американский вяз (Ulmus americana), бук, липа (Tilia americana). Леса эти растут на серых лесных и дер­ново-подзолистых почвах, более плодородных, чем почвы тайги. Смешанные леса издавна подвергались сильному истреблению и сохранились сейчас преимущественно в верхних частях Аппала­чей. Они страдают в равной степени и от вырубок, и от пожаров.

К югу от смешанных лесов в восточной части материка появляются широколиственные, так называемые аппалачские леса, представляющие собой один из наиболее замечательных типов растительности Северной Америки. В прошлом широко­лиственные леса распространялись почти на всю Аппалачскую горную систему и на равнины к востоку от нее и к югу от Великих озер. Они растут в условиях мягкого и влажного климата на бурых лесных почвах, богатых окислами железа. В аппалачских лесах преобладают широколиственные виды деревьев, общие с некоторыми европейскими или восточноазиатскими родами, и встречаются также многие древние реликтовые эндемичные виды. По видовому составу аппалачские леса — одни из богатейших на Земле. Больше всего в них американских видов дубов (Quercus macrocarpa, Q. alba и др.), вместе с ними распрост­ранены каштан (Castanea dentata), бук (Fagus grandifolia), ясень, липа, платан (Platanus oxidentalis). Преобладают высокие деревья с мощной раскидистой кроной, часто обвитые вьющимися растениями — виноградом или плющом. В южной части зоны встречаются такие древние теплолюбивые виды, как гикори (Carya alba), магнолия (Magnolia ocuminata), тюльпанное дерево (Liriodendron tulipifera) и ликвидамбар (Liquidambar orientalis). В своем первобытном виде аппалачский лес не сохранился. Он сильно пострадал от вырубок и расчистки под пашню. Даже там, где леса еще существуют, видовой состав их очень изменен.

В южных частях Миссисипской и Приатлантической низмен­ностей, а также северной части Флориды распространены вечно­зеленые субтропические леса. Состав этих лесов меняется в зави­симости от почвенно-грунтовых условий. На легких краснозем­ных почвах растут леса из субтропических видов сосен и вечно­зеленые леса из дуба, магнолий и бука со множеством лиан и эпифитных растений. На более сухих местах встречаются заросли американской карликовой пальмы сабаль (Sabal minor). На за­топляемых побережьях Флориды и на низменности Миссисипи распространены леса из эндемичного болотного кипариса (Таxodium distichum). Это крупное дерево с корнями-подпорками образует обширные заросли, поднимающиеся из постоянно влаж­ной болотистой почвы.

Смешанные широколиственные и вечнозеленые субтропичес­кие леса восточной части материка граничат на западе со степя­ми. По Центральным равнинам зона степей проникает далеко на север, заходя в пределы Южной Канады, а на юге она до­ходит до 30° с. ш. Западной ее границей служит подножие Кордильер.

В пределах Внутренних равнин почвы и растительность из­меняются с востока на запад в соответствии с изменением кли­матических условий (главным образом с уменьшением количества осадков). С востока и отчасти с севера степи окаймлены полосой лесостепи с серыми лесными почвами, которая постепенно пере­ходит в богатую по составу высокотравную степь, или прерию. В естественном состоянии в прериях растут злаки, образующие покров высотой до 150 см: американский вид ковыля (Stipa spartea), пырей (Agropyron tenerum), голубой бородач (Andropogon furcatus); к ним примешиваются представители разно­травья с ярко окрашенными цветками.

Обилие тепла и влаги и большая растительная масса пре­рий способствовали образованию особого типа почв — черноземовидных почв прерий, или буроземов, занимающих промежуточ­ное положение между типичными черноземами и лесными бу­роземами.

К западу прерии сменяются типичной и сухой степью. Для них характерны соответственно черноземные и каштановые почвы с участками засоления. Травяной покров разреживается и ста­новится ниже, обычно не более полуметра. Характерные злаки — трава Грама (Bouteloua gracilis) и бизонья трава (Bulbilis dactyloid.es). На юго-западе появляются на коричневых почвах сухих субтропиков заросли колючих кустарников — мескита, опунции, окатиллы.

Первоначальный растительный покров степей и лесостепей изменился под воздействием человека в большей степени, чем другие типы растительности Северной Америки. Это главная область земледелия и пастбищного скотоводства, поэтому на больших пространствах естественная травяная растительность или совершенно исчезла, или претерпела очень большие изме­нения в видовом составе.

Для юго-западной окраины США (полосы Тихоокеанского побережья примерно от 42° с. ш до севера Калифорнийского полуострова, а также Калифорнийской долины) характерен суб­тропический климат с сухим летом. В этой области для естест­венного растительного покрова характерны ксерофитные леса и заросли кустарников на коричневых, серо-коричневых и бурых лесных почвах. В составе лесов преобладают сосны и можжевельники, в высоту обычно не превышающие 15 м. По мере увели­чения сухости леса сменяются зарослями кустарников (чаппаралем). Во многих местах кустарниковые заросли сменяют выруб­ленный или выгоревший лес. Эти заросли состоят из различных видов вечнозеленого дуба, вересковых и других кустарников не выше 2 м с жесткой, опушенной и бархатистой листвой, часто имеющей сероватый или серебристый оттенок.

Значительная часть внутренних плоскогорий Кордильер, Се­верная Мексика (особенно Мексиканское нагорье), большая часть полуострова Калифорния и северные побережья Калифор­нийского залива представляют собой полупустыни и пустыни. В почвенном покрове преобладают сероземы, бурые почвы и разновидности засоленных почв. На севере Мексиканского на­горья находится вторичный центр формирования кактусовой фло­ры, но отдельные ее представители заходят в Большой Бассейн и даже в еще более северные районы с резко засушливым климатом. Там, где кактусовая флора достигает своего наиболь­шего развития, она представлена несколькими сотнями видов кактусов, опунций, юкк и агав. Наряду с кактусовыми распро­странены некоторые колючие кустарники с мелкими кожистыми листьями. Чаще всего встречаются креозотовый куст (Covillea tridentata) с темно-зеленой блестящей листвой, сумах, образую­щий низкорослые шарообразные кусты, окатилла (Fouquieria splendens) с ветвями в виде пучков. Очень распространена в пустынях Америки полынь, которая во многих местах образует сплошные заросли высотой до 2 м. На засоленных почвах растут солянки из семейства маревых. Из них особенно характерен шаровидный колючий кустарник, так называемое сальное дерево (Sacrobutus vermiculatus).

Пустынные территории Северной Америки частично использу­ют для земледелия, но больше для пастбищного скотоводства. Многие из растений пустынь, особенно кактусовые, местное население употребляет в пищу, а также использует как техни­ческие культуры.

Центральная Америка вместе с островами Карибского моря лежит в пределах Неотропического флористического царства. Наиболее хорошо орошаемые части этой территории покрыты влажными вечнозелеными лесами на красно-желтых почвах. В составе этих лесов много пальм (более 50 видов), вечнозеленых дубов, древовидных папоротников, цикадовых и т. д. Многочис­ленны также лианы и эпифиты из семейства папоротниковых, орхидных и бромелиевых.

На побережье Тихого океана, где климат более сух и без-дождный период продолжителен, влажные тропические леса сме­няются саваннами на красно-бурых почвах.

Повсюду в Центральной Америке растительный покров под­вергался сильному изменению под влиянием человека. Влажные тропические леса почти повсеместно вырублены, и на их месте появились плантации тропических культур.