7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

После отделения в триасе и юре в составе Лавразии от юж­ных материков Северная Америка вплоть до кайнозоя, т. е. до образования Северной Атлантики, сохраняла связь с Евразий­ским материком.

К началу протерозоя на месте американской части Лавра­зии существовала древняя консолидированная суша — платфор­ма, наиболее устойчивой и по преимуществу поднимавшейся частью которой является Канадский щит. Остальные части плат­формы в течение последующей геологической истории имели общую тенденцию к опусканию и накоплению осадков.

Прогибание охватило также внутреннюю часть щита на месте современного Гудзонова залива и его прибрежной низменности, а также его северную часть.

Опускание к югу от Канадского щита продолжалось в тече­ние всего палеозоя и привело к накоплению осадочных толщ общей мощностью 1000—2000 м.

Древнее ядро Северной Америки, так же как и древние ядра (платформы) Евразии и других материков были окружены и отделялись друг от друга древними океанами (геосинклинальными поясами), постепенное закрытие которых привело к разрастанию Суши за счет сокращения древних морских бассейнов.

В нижнем палеозое наиболее интенсивные движения, завер­шившиеся образованием складчатых сооружений, происходили на северо-востоке, где была создана огромная суша, соединяв­шая Северо-Американскую и Европейскую платформы. Эти струк­туры сохранились на севере и востоке Гренландии и в Аппа­лачах, преимущественно в их северной части. Продукты разру­шения гор, образовавшихся в это время, отлагались на сосед­ней суше и заполняли огромный Предаппалачский прогиб, зало-жившийся к западу от тогдашних Аппалачей, между ними и древней платформой. Основным же для Аппалачей и гор Уачита (как и для значительной части Евразии) орогенным циклом был верхнепалеозойский (герцинский). Во время этого цикла образо­валась суша также к востоку и югу от современных Аппала­чей, вокруг Мексиканского залива. Последний представляет со-бой синеклизу, заложившуюся в позднем палеозое или раннем мезозое; окружающая ее палеозойская суша (Голф-Кост) при-членилась к более древней части материка, составив с ним одно целое, и продолжалась на востоке, так как Атлантика в то время еще не существовала.

Таким образом, в конце палеозоя й начале мезозоя Север­ная Америка очень сильно отличалась от современного материка. Она состояла из спаянных между собой докембрийских и па­леозойских складчатых структур и входила в состав единой древ­ней суши Пангеи, включавшей в себя значительную часть Ев­разии и южные материки.

С начала мезозоя Пангея начала разделяться на две части в результате постепенного раскрытия Тетиса (см. главу об исто­рии формирования Евразии). Раскрываясь с востока на запад, Тетис разделил не только Евразию и Африку, но и те два участка суши, которые впоследствии стали Северной и Южной Аме­рикой.

Однако Тетис в процессе своего раскрытия на запад не полу­чил соединения с Тихим океаном. Между будущими материка­ми Северной и Южной Америки сохранилась полоса суши, отде­лявшая западный сектор Тетиса от Тихоокеанского бассейна.

Начавшееся в мелу формирование Атлантического океана привело к отделению Южной Америки от Африки, а в среднем мелу положило начало разделению Лавразии на Северную Аме­рику и Евразию. Только на севере, как уже говорилось выше, связь между двумя материками продолжала существовать и в кайнозое, т. е. до времени раскрытия и образования северной части Атлантического океана. Зарождение Средней Атлантики в мелу отделило западный отрезок Тетиса (Карибский) от его основной Средиземноморской части.

Кроме этого, в течение мезозоя важные события, имевшие большое значение для формирования Северной Америки в ее сов­ременном виде, произошли на западе, где происходило взаимо­действие между континентальной Североамериканской плитой и талассократоном (плитой) Тихого океана. В результате «под-двига» (субдукции) океанской плиты под континентальную про­изошло сжатие и смятие в складки окраины континентальной плиты, сопровождавшееся активным вулканизмом и поднятиями. Все это привело к формированию на западе Северной Америки Кордильерского орогенного пояса. Процесс его формирования происходил в течение всего мезозоя и продолжался в течение кайнозойской эры. В мезозое произошло соединение с северо-востоком Евразии.

Формирование же Карибской области происходило позднее, в результате взаимодействия между континентальными плитами Северной и Южной Америки. По структуре, геологическому строе­нию и времени образования Карибские горные сооружения ближе к горам Средиземноморья, чем к Кордильерам Америки.

Северная  Америка  в  начале кайнозоя  представляла собой сушу, на севере простиравшуюся почти до полюса и соединяв­шуюся с Евразией на северо-западе и северо-востоке. С юга в пределы этой суши в связи с формированием Средней Атлан­тики начиная с середины мела вторгался водный бассейн, запол­нивший прогиб, отделявший платформу от Кордильер. Море затопляло также весь юго-восток современного материка. Климат в начале кайнозоя был жаркий и влажный, особенно по берегам водного бассейна, где росли теплолюбивые, вечнозеленые леса из секвой, магнолий, вечнозеленых дубов и других древесных пород, ныне не встречающихся севернее 40-й параллели.

Полоса суши, соединявшая Северную Америку с южным ма­териком, была тем путем, по которому на северный материк проникали тропические виды растений и животных.

В конце мела и в палеогене водный бассейн между платфор­мой и Кордильерами стал постепенно отступать с севера на юг и затем исчез. Одновременно происходило похолодание и иссуше­ние климата северных и внутренних районов материка и заселе­ние их ксерофитной степной и пустынной растительностью.

С олигоцена начался и продолжается до настоящего времени новый орогенный этап в Кордильерах. Он проявился неодинаково в разных частях горной системы. В притихоокеанской части про­исходили дифференцированные движения, приведшие к погруже­нию одних зон и воздыманию других. Наиболее интенсивные погружения, сопровождавшиеся накоплением мощных осадков, происходили в Калифорнии, в районе острова Ванкувер и на Аляске, а также в соседних районах, ныне затопленных водами Тихого океана. Одновременно происходило поднятие антиклино-риев Береговых и Островных хребтов США, Канады и Южной Аляски.

В остальной части Кордильер возникали сводовые поднятия огромных территорий, в которые были вовлечены и соседние части платформы. На эти своды накладывались впадины, как, например, в Большом Бассейне, Мексике, во внутренних частях Аляски.

Тектоническая деятельность получила выражение также в форме мощного эффузивного вулканизма, который начался в эоцене и достиг максимума в миоцене, охватив Скалистые горы США, Большой Бассейн, Мексиканское нагорье, Колумбийское плато, Каскадные горы. Вулканическая деятельность проявля­лась и в плиоцене, достигнув наибольшей силы в Алеутском хребте и в Вулканической сьерре Мексики. На современном этапе она значительно ослабла.

В олигоцене начались восходящие движения в области вы­ровненных к тому времени Аппалачей и возрождение их горного рельефа. Поднятия не получили большого размаха, но сопровож­дались регрессией на Приатлантической и Примексиканской рав­нинах и интенсивной эрозией. Частичное опускание берега Атлан­тического океана вызвало затопление речных устьев и образо­вание современного эстуарно-лагунного побережья.

На севере произошли опускания, приведшие к образованию архипелагов. Местами это сопровождалось излияниями лав.

Климатические условия конца палеогена и неогена прибли­жались к современным, хотя и отличались от них. Влажность климата постепенно убывала с востока и запада к внутренним частям материка. На западе и востоке формировались леса раз­личного состава, так как обмен видами между ними был затруд-~ нен: их разделял сначала водный бассейн, позднее равнинный район с сухим климатом, где формировались степи и лесосте­пи. Южная часть Кордильер (Большой Бассейн, плато Колорадо) уже тогда имела аридные условия с преобладанием пустынной растительности.

В горах чередование периодов усиленного поднятия с перио­дами относительного покоя вызывало активную эрозионную дея­тельность, разрушение гор и образование поверхностей вырав­нивания, в дальнейшем испытавших значительные деформации.

Поднятие Кордильер достигло максимума в конце плиоцена — начале плейстоцена. Это поднятие и общее похолодание клима­та, начавшееся еще в палеогене и непрерывно прогрессировав­шее, привели к появлению в Северной Америке материкового и горного оледенения.

Еще с плиоцена в связи с похолоданием Северную Америку стали заселять таежная и тундровая флора и фауна. Центром видообразования могла быть суша, соединявшая Америку с Ев­разией через Берингово море. Эта суша могла также служить мостом, по которому происходил обмен видами растений и живот­ных между двумя материками.

Оледенение Северной Америки, начавшееся еще в неогене в Гренландии, получило большое распространение с начала плей­стоцена. Распространяясь из двух центров (с Лабрадора и из Кордильер), ледники в период максимального оледенения покры­вали весь материк до 40° с. ш., т. е. около 65% его площади.

Относительно большее по сравнению с Евразией оледенение Северной Америки связано с большей увлажненностью внутрен­них районов. В северной половине материка оставалась непо­крытой льдами северная часть Аляски, уже тогда обладавшая континентальным климатом, а также запад Канадского архи­пелага.

Как и в Евразии, в Северной Америке льды наступали и отступали неоднократно, причем последнее, висконсинское оледе­нение закончилось примерно 10—15 тыс. лет назад. Оледенение уничтожило почвенно-растительный покров на огромной терри­тории.

Ранее существовавшая древесная растительность и степи от­ступили в южные районы материка, где сохранились «убежища жизни»: в районе Южных Аппалачей — широколиственной фло­ры, на юго-западе Кордильер — хвойной.

Во время оледенения сток был направлен на юг. В период последнего оледенения уровень океана был зна­чительно ниже современ­ного, заливы и проливы на севере и юге материка представляли собой су­шу. Сухие в то время участки Берингова и Чу­котского морей соединя­ли Америку и Евразию, по ним на материк про­никли не только многие растения и животные, но и, как считалось долгое время, люди — предки ко­ренного населения Аме­рики—индейцев. В на­стоящее время появились данные, указывающие на более раннее заселение Америки человеком.

Отступанию последне­го оледенения сопутство­вали трансгрессии на при­брежные низменные равнины и образование огромных приледниковых озер.

Оледенение, как и в Евразии, оказало большое влияние на рельеф. Внутренняя часть области оледенения, совпадающая при­мерно с границами Канадского щита, была расположена вблизи центров оледенений и непосредственно между ними; в настоящее время она характеризуется преобладанием форм ледникового сноса. Периферическая часть области оледенения отличается распространением различных типов ледниково-аккумулятивного рельефа. Для внеледниковой области Северной Америки харак­терны  накопления  зандровых  песков  и  лёссовых отложений.

Большое влияние на рельеф горных систем оказало горное оледенение. Особенно большой мощности оно достигло в Каскад­ных горах, Сьерра-Неваде и некоторых частях Скалистых гор, где существовали огромные альпийские ледники, выходившие местами на соседние равнины или обрывавшиеся к морю. На внутренних плато юга Канады и севера США располагались фирновые купола, дававшие начало многочисленным долинным ледникам.

После распадения висконсинского ледника на два массива — Лабрадорский и Киватинский — и окончательного исчезновения льдов в северных частях материка появились растения и живот­ные, климат стал более теплым и сухим, постепенно сложились современные ландшафты.