4 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Уже из всего того, что было сказано до сих пор о сне, нетрудно ответить на этот вопрос. Сон — это не покой, а своеобразная деятельность мозга, его активное состояние, которое, однако, резко отличается от состоя­ния, характерного для периода бодрствования. Возмож­ность работы мозга во время сна, выраженной в виде восприятия различных раздражений и возникновения на их основе сновидений, говорит за то, что главные мозго­вые механизмы не бездеятельны. Однако эта деятель­ность сильно отличается от той, которую осуществляет бодрствующий мозг. Мы считаем главными те «механиз­мы» головного мозга, которые позволяют ему анализиро­вать, раскладывать на отдельные части свою внешнюю и внутреннюю среду, а затем синтезировать, объединять эти части. Благодаря этому свойству нашего мозга мы обычно замечаем, что каждый предмет состоит из отдель­ных частей, и вместе с тем представляем его как целое. Спящий человек этого не может делать, его органы чувств в значительной степени выключены. Тем не менее в какой-то степени они могут воспринимать раздраже­ния, поступающие извне и изнутри организма. Вот эти частично воспринимаемые раздражения и комбинируются (анализируются и синтезируются) с тем>и следами преж­них раздражений, которые хранятся в памяти. Такого ро­да работу бодрствующего и спящего мозга физиологи называют аналитико-синтетической или интегративной деятельностью. В результате этой деятельности могут возникать обычные и внушенные (гипнотизером) снови­дения, грезы и словоговорение во сне. Эти механизмы мозга особенно деятельны во время гипнотических фаз и в период парадоксальной стадии сна.

Предположение, что мозг может перерабатывать ин­формацию во время сна, в какой-то степени подтвержда­ется наличием сновидений. Однако внутренние механиз­мы этой переработки во время сна, как, кстати сказать, и в период бодрствования, все еще остаются невыяснен­ными. Тем не менее некоторые фактические данные и ос­нованные на них предположения породили стремление разработать методику обучения во время сна (гипнопе­дию). Само по себе это стремление очень увлекательное, потому что идея увеличить время обучения, а следова­тельно, период деятельной жизни, заманчива. Исследова­нию этого опроса одно время уделялось много внима­ния, и особенно широко он освещался в научно-популяр­ной литературе. Приводились факты более успешного, чем во время бодрствования, обучения иностранному языку. Было обнаружено, что обучение во сне протекает более или менее успешно у лиц гипнабельных (легко под­дающихся гипнозу) и во время гипнотических фаз, т, е. переходного состояния от бодрствования ко сну, и на­оборот.

Психоневрологом В. Е. Рожновым и его сотрудниками показано, что восприятие информации возможно не только во время этих фаз, но и в период парадоксальной стадии сна. По сведениям другого клинициста — иссле­дователя А. М. Свядоша, более 40 лет изучающего гип­ноз, внушение и гипнопедию, запечатление информации во время парадоксальной стадии сна осуществляется каким-то образом не доходя до сознания человека — на подсознательном уровне работы мозга. В таком случае испытуемый после пробуждения не может сказать, как внушенные мысли пришли ему в голову.

В свете современной физиологии гипнопедию объяс­няют как образование речевых условных рефлексов во время сна. Эти рефлексы могут осознаваться, т. е. быть связанными с другими системами речевых условных реф­лексов. Они могут и не осознаваться, быть изолирован­ными от всей речевой системы. Так как они могут запе­чатлеваться, храниться в памяти, не исключена возмож­ность того, что при каких-либо обстоятельствах мозг мо­жет их использовать во время сна (сновидения) и во время бодрствования, в процессе мышления, умственной деятельности.

Сейчас трудно сказать, как отражается на организме обучение во время сна, поскольку это явление не иссле­довано в достаточной степени. Попытки использовать гипнопедию в практических целях при недостаточной изу­ченности ее и при довольно безуспешных результатах привели к утрате интереса к этому вопросу. Однако да­же если будет доказана эффективность гипнопедии, то нужно иметь в виду, что сон — это такое состояние ор­ганизма, которое поддерживает какие-то важные про­цессы его нормальной жизнедеятельности и поэтому дол­жен протекать без помех. Гипнопедия представляет не­сомненный интерес для физиологии и экспериментальной медицины. Для ее практического применения пока нет основания. Конечно, весьма заманчиво «отнять» у сна не­которое время для увеличения объема знаний. Но, кто знает, чем заменить отнятое время сна, которое, быть мо­жет, также или даже более необходимо для организма, чем равное ему время бодрствования.