3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Уже закончив книгу о нашей непродолжительной поездке в страну пинтуби, я прочитал поход­ный журнал Джайлса и книгу Кар­неги «Спинифекс и песок», издан­ную в Лондоне в 1898 г., через два года после его путешествия. Карнеги очень живо описывает встречу с пинтуби, память о кото­рой сохранилась среди них. О ней упоминал Ялити. Может быть, это его отца Карнеги приковал к дереву, чтобы он не сбежал? А его мать была той самой жен­щиной, которую Карнеги привя­зал к седлу своего верблюда и кормил солониной до тех пор, пока она не привела его к источ­нику воды?

Карнеги описывает пустыню, в которую он вступил 22 августа 1896 г.: «В этой безрадостной без­водной местности, раскинувшей­ся между 26° и 22° ю. ш. и 124° и 125° в. д., мы не нашли озер, кри­ков, гор, даже холмов, заслу­живающих этого названия. День за днем мы шли по земле, лишен­ной деревьев, покрытой одним спинифексом. Что касается жи­вотных, то о существовании тако­вых очень редко напоминала вспугнутая нами крыса. Но и крыс попадалось очень мало. Нечасто выпадал день, когда мы видели их с десяток».

Многие впечатления Карнеги напоминают наши: «В первый день пребывания в пустыне мы за­метили несколько дымков. Это могли быть дымовые сигналы, а может, просто пожары, устра­иваемые для того, чтобы вы­жечь старый спинифекс, освобо­дить почву для молодняка и тем привлечь крыс. Или люди просто выжигали растительность, чтобы легче было охотиться на крыс и ящериц.

Двадцать пятого мы наткну­лись на несколько старых лагерей местных жителей, которые заста­вили нас насторожиться. Потом мы нашли колодец — яму глуби­ной около двух метров, диамет­ром полметра, плотно окружен­ную высоким спинифексом. От­куда туда попадает вода и как об этом узнают чернокожие, оста­лось для нас тайной. Но в это вре­мя все вокруг было настолько выжжено солнцем, что мы не удивились, не найдя в нем воды».

В первый день, проведенный нами в пустыне, мы также на­шли колодец без воды, а в по­следующие дни видели дым, ко­торый не приводил нас к людям.

У Карнеги оставалось чрезвы­чайно мало воды, это уже угрожа­ло бедствием. Он разделил экс­педицию на две партии и послал их на поиски воды в разные на­правления. Но это не помогло. Путешественники следовали за птицами, шли по следам динго, надеясь, что те приведут к во­де, но безуспешно.

«Ужасно знать, что где-то по­близости есть вода, и не суметь ее найти!», — пишет в отчаянии Карнеги.

В конце концов Карнеги напал на след местного жителя и его жены, упорно шел за ними и до­стиг покинутого лагеря, где обна­ружил несколько предметов бы­та, в том числе куламон с влаж­ной глиной. Значит, где-то ря­дом имелась вода. Следя за по­летом птиц, они нашли малень­кую водяную яму в таких гу­стых зарослях спинифекса, что полчаса назад прошли мимо, не заметив ее. И в ней была вода. «Мы извлекли из ямы около двух литров грязи, — пишет Карнеги, — и предложили ее верблюду, но он с возмущением отказался». Вскоре после этого Карнеги на­пал на след семерых абориге­нов, поехал за ними и спустя не­которое время нагнал. Они все в ужасе разбежались, кроме од­ного.

«Я посадил это существо на мо­его верблюда. Оно оказалось уродливой старухой. Бедняжка отстала от своей семьи, чтобы подобрать щенков собаки динго. Вода была нам так нужна, что я разрешил себе обращаться с леди не по-рыцарски, сделав ее нашей пленницей до тех пор, пока она не укажет воду. Она визжала, дралась, царапалась, плевалась и поливала нас, несомненно, от­борной руганью на своем языке. Немного утихомирившись, она показала нам яму, из которой они брали воду. Ее дно было покрыто сухими листьями, палка­ми, гниющими останками птиц и ящериц, костями крыс и собак динго». Эту воду они пили. Поду­мать только, я ругал воду из ко­лодца в Джупитер Велл! Карне­ги она показалась бы нектаром.

Пятнадцатого сентября Карне­ги встретился с другой группой пинтуби. «Мы наткнулись на груп­пу, которая охотилась. Пока мы не приблизились, они не подо­зревали о нашем присутствии. Ни­какими словами не описать ужас, выразившийся на их лицах при виде нас. Издавая отчаянные кри­ки, они попытались спрятаться в зарослях спинифекса. Еще бы, они никогда не видели белых лю­дей и верблюдов. Мы настигли их и пытались успокоить, произ­нося тихими голосами какие-то ласковые слова, поглаживая по груди то себя, то их. Все они были страшно худы и имели болез­ненный вид. Мы пояснили им зна­ками, что нам нужна вода. Немно­го успокоившись, они повели нас к источнику воды, где находи­лись остальные люди племени. Все были одеты по последнему слову «моды пустыни», то есть на них не было ничего. У одного мужчины с травяного пояса во­круг талии свисали мертвые гуаны и ящерицы.

Это были странные, примитив­ные люди, но добрые и благодар­ные. Мы наложили одному мужчи­не на раны повязку с мазью и бы­ли вознаграждены за это выра­жениями самой горячей призна­тельности. Ночью тишину нару­шал только время от времени крик ребенка, но мать тут же ста­ралась его успокоить».

«Несомненно, на свете нет дру­гой такой забытой богом зем­ли», — замечает Карнеги в днев­нике.

Вот на этой-то забытой богом земле, километров на сто пять­десят дальше к югу, в 1874 г. исчез бесследно спутник Джайлса — Альфред Гибсон, именем которого названа его огромная могила: пустыня Гибсона.

Экспедиция Джайлса в соста­ве четырех человек поставила перед собой цель пробиться как можно дальше на запад. У под­ножия гор Ролинсон, где воды бы­ло сколько угодно, они разби­ли базовый лагерь. Отсюда Джайлс и Гибсон совершили налегке вы­лазку на запад. 23 апреля 1874 г. они достигли точки, откуда были видны горы Альфред и Мэри. Тут лошадь Гибсона упала и вскоре издохла. Лошадь Джайлса не могла вывезти двоих, он отдал ее Гибсону и послал его в базовый лагерь за помощью. Помахав шляпой своему великодушному начальнику, Гибсон пустился в путь. Больше его не видели. Он сбился со следа, ночью заблудил­ся и погиб в пустыне. Джайлс же пробирался в лагерь пешком, каж­дую минуту надеясь на помощь, которая так и не подоспела. По­лумертвый добрел он до лагеря. Гибсона искали. Четыре дня ло­шади шли по его следам, но поис­ки пришлось прекратить из опа­сения, что остальные лошади также падут. Последние следы Гибсона километрах в ста от ба­зового лагеря вели в противо­положную от него сторону.

Если не считать дороги, пере­секающей дюны с востока на за­пад, пустыня Гибсона осталась той же, какой была сто, тысячу лет назад. И люди не изменились. Это все те же бродячие охотни­ки, которых видели Джайлс и Карнеги.

Послесловие

После того как эта книга уви­дела свет, пинтуби возвратились в пустыню, на свои племенные земли.

Правительство Австралии осно­вало станцию в нескольких сот­нях километров к западу от Па-пуньи, которая предоставляет жи­телям пустыни в экстренных слу­чаях продовольствие и оказыва­ет им медицинскую помощь.

Рут Локвуд, вдова автора 6 сентября 1982 г.