10 місяців тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

For the sake of viewer convenience, the content is shown below in the alternative language. You may click the link to switch the active language.

За свою историю человечество много раз пережило катастрофические землетрясения. Они вызывают раз­рушение целых городов, гибель людей и животных. Многие жертвы при этом вызываются не толчками, а являются результатом разрушения зданий, пожаров, морских волн, оползней, обвалов, селевых потоков.

Первые катастрофические землетрясения, сохранив­шиеся в памяти человечества, произошли одно — в до­лине рек Тигр и Евфрат, второе — в Китае в VII веке нашей эры (разрушен город Сянь). 1 ноября 1755 го­да — дата катастрофы в Лиссабоне. Оно унесло 92 ты­сячи человеческих жизней. Землетрясение началось в «день всех святых», когда большая часть 235-тысячно­го населения главного города Португалии отправилась в церкви на первую мессу. Неожиданно все жители го­рода — в домах, на улицах и в церквах — почувствова­ли частые колебания. Через минуту частые колебания сменились более редкими, но очень сильными толчка­ми. Послышались громовые раскаты, и над городом появилось облако черной пыли — рушились здания. Затем толчки сменились волнообразными колебаниями почвы, что привело к разрушению последних уцелев­ших домов. Когда грохот землетрясения и падающих зданий несколько стих, в разных местах стали появ­ляться языки пламени. Раздуваемые ветром, они вскоре превратились в море огня, который бушевал над разва­линами города в течение многих суток. Через двадцать минут после первого последовало второе землетрясение. К этому моменту в городе не осталось почти ни одного целого каменного здания. Со вторым толчком связаны другие трагические события. После первого землетрясе­ния многим из оставшихся в живых жителям удалось добраться до причала на набережной, который привлек их своей прочностью. Но после нового толчка фунда­мент осел, и все сооружение вместе с обезумевшими от ужаса людьми было поглощено морем: набережная опустилась на глубину 200 метров. Море вздыбилось мощными волнами и наделало бед не только в Лисса­боне, где 26-метровая волна унесла много жертв, но и в Кадисе (высота волны здесь достигала 20 метров); даже в Марокко и на остров Мадейра докатились 5—6-метровые волны. Сотрясения же наблюдались не только во всей Португалии, где почти все города были разру­шены, но пострадали и такие испанские города, как Мадрид, Севилья, Кадис.

Примерная сила тектонического землетрясения

Примерная сила тектонического землетрясения

Последствия этого землетрясения были грандиозны и в геологическом смысле. Например, близ Лиссабона, в Коларесе, произошло обширное поднятие суши. В га­вани из-под морской воды появилась новая скала. Землетрясение сильно изменило очертания побережья всей Португалии.

По общим результатам верненское землетрясение 28 мая 1887 года не столь грозно сравнительно с лиссабонским. Этому причина просто меньшая населен­ность Казахстана в дореволюционные времена, да и Верный был городком небольшим. Но и эту катастрофу человечество хранит в памяти.

Еще накануне землетрясения, как отмечали оче­видцы, домашние животные обнаруживали заметное беспокойство: лошади не брали корма, свиньи убегали со дворов. Несомненно, животные ощущали первые сла­бые толчки, не замечаемые человеком. Первые сильные подземные удары произошли между четырьмя и пятью часами утра. После этого стал слышен сильный под­земный гул и грохот со стороны гор. Потом последова­ло несколько мощных и частых ударов, в домах сыпа­лась штукатурка, вылетали стекла, рушились печи, падали стены и потолки. Продолжительность сильных толчков была около одной минуты. Улицы наполни­лись пылью. Наиболее сильно пострадали массивные каменные постройки.

Общая последовательность всех явлений при этом землетрясении была изучена и описана известным рус­ским географом И. В. Мушкетовым. У домов, располо­женных по меридиану, вываливались северные и юж­ные стены, тогда как западные и восточные сохраня­лись. Причем в домах сначала (на какую-то долю секун­ды раньше) разваливались южные стены, а затем уже северные — свидетельство того, что центр землетрясе­ния находился к югу от города.

В горах образовались обвалы и трещины, рушились скалы, засыпая обломками близлежащие долины. По­верхность горных склонов, размягченная предшество­вавшими ливневыми дождями, сползала или сбрасыва­лась вниз вместе с деревьями, кустарниками и травой. Смешавшись с водами горных речек, сползшая масса превратилась в грязекаменный поток и стремительно двинулась вниз. Один из таких потоков в полкилометра шириною протянулся по долине на 10 километров. В результате этого землетрясения погибло около 330 человек, разрушено около 1500 зданий, в том числе Покровская церковь, разрушившаяся до основания.

В 1911 году здесь же произошло еще одно крупное землетрясение, сопровождавшееся обвалами, осыпями в горах, что привело к мощному селевому потоку; мас­са обломочного материала закрыла собой десятки квадратных километров; появились совершенно новые и исчезли старые источники.

Следует сказать, что описать землетрясение очень трудно, так как весь процесс длится всего несколько минут или даже секунд. Человек просто не успевает воспринять все многообразие событий и перемен, совер­шающихся за это короткое время. Как правило, внима­ние фиксируется только на тех колоссальных разруше­ниях, которые несет с собой землетрясение.

Вот как описывает М. Горький землетрясение, про­исшедшее в Италии в 1908 году, очевидцем которого ему пришлось быть: «Земля глухо гудела, стонала, горбилась под ногами и волновалась, образуя глубокие трещины — как будто в глубине проснулся и ворочает­ся веками дремавший некий огромный червь… Вздрог­нув и пошатываясь, здания наклонялись, по их белым стенам, как молнии, змеились трещины, и стены рас­сыпались, засыпая узкие улицы и людей среди них… Подземный гул, грохот камней, визг дерева заглушают вопли о помощи, крики безумия… Земля волнуется, как море, сбрасывая с груди своей дворцы, лачуги, хра­мы, казармы, тюрьмы, школы, каждым содроганием уничтожая сотни и тысячи женщин, детей, богатых и бедных…».

Этим землетрясением разрушен город Мессина и ряд других населенных пунктов.

Более всего страдает от землетрясений, пожалуй, Япония. Слабые землетрясения здесь так часты, что на них не обращают внимания. О них сложились даже поговорки: землетрясение в 9 часов — к болезни, в 4 часа — к дождю, от 6 до 8 часов — к ветру. В этой стране специальные сейсмические станции стали фик­сировать землетрясения с 1888 года; их насчитывают в год в среднем по 1447, что составляет по 4 землетря­сения в день. Поэтому неудивительно, что Японии при­надлежит одно из ведущих мест в научном изучении природы землетрясений. Здесь к нашему времени соз­далась обширная сейсмическая литература, в которой насчитывается более 600 сочинений, обнимающих вре­мя за 16 столетий.

Но землетрясение 1 сентября 1923 года было поистине национальным бедствием. Вот как оно прои­зошло. За полторы минуты до полудня под водами залива Сагами начались колебания земли, вначале слабые. Колебание почвы быстро распространялось и в скором времени достигло крупнейших городов — Токио и Иокогамы, расположенных в 65 километрах к северу от залива Сагами. Один из известнейших сейсмо­логов, профессор Имамура, находился в момент земле­трясения в своем служебном кабинете в Токио и по профессиональной привычке стал фиксировать перио­дичность подземных толчков. Однако уже через не­сколько мгновений он вынужден был оставить это занятие. Вокруг царил хаос, там, где несколько секунд назад стоял город, остались руины.

Мы уже отмечали, что землетрясение происходит не в результате одного акта, совершающегося в недрах планеты, а есть результат длительного развивающегося процесса. За начальным крупным толчком может по­следовать цепь более мелких, и весь этот период геоло­ги называют периодом землетрясения. Подтверждаю­щим примером может служить землетрясение в районе города Ашхабада 6 октября 1948 года. Основной удар последовал в 1 час 12 минут без предварительных толчков и продолжался в течение 8—10 секунд, за которые в самом городе и окрестных селениях произо­шли значительные разрушения: небольшие дома из кирпича-сырца рассыпались, у более прочно построен­ных домов вылетели отдельные стены, развалились трубы и печи. Период ашхабадского землетрясения был длителен и состоял из множества (более 1000) толчков. Его следует отнести к самой тяжелой сейсмической ка­тастрофе в нашей стране (9 баллов).

Сильное землетрясение произошло в Ташкенте 26 апреля 1966 года в 5 часов 22 минуты местного време­ни. Сила его достигла 7,5 балла. Так как эпицентр находился в районе города, землетрясение вызвало до­вольно большие разрушения. Сразу после основного толчка последовали многочисленные толчки меньшей силы. Ташкентское землетрясение является обычным сильным землетрясением. Ему предшествовал подзем­ный гул, который возникал и перед последующими толчками силой, обычно превышающей 4—5 баллов. После основного толчка все жители Ташкента просну­лись и выбежали из помещений во дворы или на улицы и оставались там до утра. Многие ташкентцы утвержда­ли, что в момент сильного толчка наблюдалось яркое свечение и было светло как днем на улицах и в поме­щениях. Предполагали, что свечение вызвано коротким замыканием электропроводов высокого напряжения, но Министерство электростанций УзССР опровергло это предположение. Значит, яркое свечение связано с внут­ренними процессами в земной коре. Характерной осо­бенностью ташкентского землетрясения, образовавше­гося от очага под самым городом, были вертикальные удары снизу и вертикальные колебания.

Правительством были приняты срочные меры по размещению пострадавшего населения. Появились па­латочные городки почти на всех улицах и площадях эпицентральной зоны. Кроме того, часть населения вре­менно поселили в помещениях, мало пострадавших от землетрясения, в окраинной части города. Но уже осенью 1966 года все население города, пострадавшее от землетрясения, полностью было размещено в благо­устроенных сейсмостойких домах, возведенных на тер­ритории города строителями всех братских республик Советского Союза.

17 мая 1976 года в 7 часов 58 минут по местному времени произошло землетрясение силой в 9 баллов, эпицентр которого находился в пустыне Кызылкумы Узбекской ССР. Оно длилось немногим более одной ми­нуты. Следует отметить, что пустыня Кызылкумы не считалась сейсмической зоной, поэтому строи­тельство здесь велось без учета сейсмичности. Сильно пострадал поселок Газли, где почти все здания были разрушены. Первый толчок, прозвучавший предупреж­дением, произошел еще 8 апреля, после чего почти все жители поселка разместились в палатках, поставлен­ных на безопасном расстоянии от зданий. Принятые меры обезопасили жителей Газли: 17 мая из 13 тысяч населения поселка погибли только 6 человек, четверо из них — при исполнении служебных обязанностей. Во время всех последующих толчков (их было более 1000) никто не пострадал.

Специальным постановлением правительства жите­лям района, пострадавшим от стихийного бедствия, оказывается всесторонняя помощь. Уже на следующий день, 18 мая, в Газли начали прибывать первые брига­ды строителей из соседних поселков и городов со своей техникой, материалами, палатками, сюда доставляется все необходимое, чтобы поселок продолжал жить и ра­ботать. Нам не приходится сомневаться в том, что на месте разрушенного Газли встанет новый город, как когда-то встал из руин Ташкент — намного краше, луч­ше и защищеннее прежнего. Новому Газли не будут страшны землетрясения.