3 роки тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

До недавнего времени человек мог глядеть только с Земли на небо, а не наоборот. Точка его зрения на окру­жающий мир, таким образом, была односторонней. Сей­час он может смотреть на Землю с космических станций и даже посмотрел на нее с Луны. Все мы теперь более или менее хорошо представляем, как выглядит Земля из космоса. Фотоснимки, зарисовки и красочные описания космонавтов дали нам такую удивительную возмож­ность — увидеть Землю со стороны. Если раньше мы мог­ли только предполагать, как прекрасна наша голубая родная планета, то теперь убедились в этом воочию.

Красота Земли радует глаз, но по-настоящему про­чувствовать и осознать ее помогает только разум. Знания человека о космосе, особенно с начала его активного ос­воения, чрезвычайно возросли. И что интересно: новая информация о космосе, и в особенности достоверные све­дения о ближайших к Земле планетах, не только расши­рили наш кругозор и обогатили наши знания о мире. В их свете и сама Земля стала выглядеть в представлении че­ловека несколько иначе, эти сведения как бы «подняли цену» планете обитания людей.

Возросли, если можно так выразиться, и емкость, и сила нашего земного патриотизма. Чувство, которое мы испытываем ныне к Земле,— это и благодарность к ней — как к тому материальному телу, на котором в результате длительного и трудного развития возникла сначала жи­вая, а затем и мыслящая природа. Это и гордость, выз­ванная осознанием уникальности нашей планеты, такого в общем-то маленького в космических масштабах комоч­ка вещества, сконцентрировавшего на своей поверхности целый «букет» условий, каждое из которых (наличие во­ды, кислорода, озонового слоя в атмосфере, магнитного поля и т. д.) совершенно необходимо для зарождения и сохранения жизни.

Интересно и то, что современные знания о близких к Земле космических телах в значительной степени поуба­вили тот необоснованный оптимизм, который, как прави­ло, сопутствует человеку при недостатке информации о о чем-либо его интересующем. Начиная с фантастических произведений Сирано де Бержерака, отправившего героя своего романа «Иной свет» на Луну, где тот увидел мир, во многом подобный земному, многие писатели и ученые совершенно искренне верили в обитаемость ближайших небесных тел и соответственно — в наличие на этих телах условий, в которых жизнь человека вполне возможна. Вопрос о контакте с другими мирами, с их точки зрения, упирался лишь в технические трудности, а именно: как достичь этих тел?

И вот теперь, когда человек реально, а не в фантас­тических произведениях ступил на поверхность Луны, послал научную аппаратуру на Венеру и Марс, он вы­нужден обуздывать свою фантазию и наивный оптимизм, ибо становится все очевиднее тот факт, что в солнечной системе, а, возможно, и на ближайшем к Земле участке Галактики нет для человека места обитания, более удоб­ного, чем наша планета.

Когда-то К. Э. Циолковский, говоря о будущем чело­вечества, призванного покорить космос, сравнил Землю с колыбелью, заметив при этом, что вечно жить в колыбе­ли невозможно. Эта мысль К. Э. Циолковского не только образна, но и правильна — если оперировать достаточно большими масштабами времени, поскольку пройдут годы и человечество обязательно освоит и заселит многочис­ленные небесные тела. Однако к этому времени Земля из колыбели человечества успеет превратиться в подлинную арену его возмужания, именно на которой, а не где-то вне ее, человеку предстоит в полной мере развернуть свои сущностные силы, создать невиданные еще в истории гар­моничные общественные отношения — залог столь же гар­моничных его отношений с природой.

Но даже и тогда, когда многочисленные колонии зем­лян обоснуются на иных телах солнечной и других звезд­ных систем,— все равно Земля еще долго будет оставать­ся центром человеческой цивилизации. Верно говорится о ней в народе: «Мать Земля» — она нас породила, и нам не оторваться от нее, даже будучи с ней в разлуке.

Коренному изменению взгляда человека на среду сво­его обитания способствовал не только лишь его выход в космос, но и, главное,— современное развитие всех про­изводительных сил человечества.

Для капиталистического общества и его науки харак­терен чисто потребительский, утилитарный подход к при­роде — «присваивай, завоевывай, покоряй». Природа дол­гое время понималась буржуазной наукой лишь как объект производственной эксплуатации, как поставщик технического материала и сырья для человеческого тру­да. В наше время такой односторонний, метафизический подход полностью и теоретически, и практически себя изжил. Правда, по-настоящему человечество только на­чинает осознавать свою ответственность перед будущим, перед грядущими поколениями, привыкать к мысли о том, что природные богатства Земли отнюдь не безграничны. Их нельзя просто потреблять, а надо относиться к ним бережно, взращивать и приумножать. В определенном смысле Земля оказалась маленькой и тесной планетой.

Капитализм эксплуатирует не только трудящихся, но и всю земную природную среду. Особенно это относится к ведущей стране капиталистического мира — США. На долю США, занимающих менее одной пятидесятой части поверхности Земли, приходится почти половина всех за­грязнений биосферы. Промышленность США можно бы­ло бы сделать «чистой», затратив на это около 600 млрд. долларов, однако капиталистические хозяева США предпочитают тратить деньги налогоплательщиков на разработку «чистой» нейтронной бомбы.

Перед современным человеком во весь рост встала проблема выбора: либо постоянное ухудшение жизни и углубление народных бедствий, либо переход к планово­му, разумному — социалистическому способу хозяйство­вания. Третьего не дано. Людям, для того чтобы выжить, необходимо не только вырвать из рук капитализма атом­ные и водородные бомбы, но и вообще — лишить его права хозяйничать на Земле, пока еще озверевший в веч­ной погоне за сверхприбылями собственник не отравил окончательно воздух и воду, не опустошил леса и недра нашей планеты.

Диалектика развития взаимоотношений человека и природы проявляется в конечном счете в том, что, преоб­разуя природу, человечество вынуждено одновременно преобразовывать и само себя. Многочисленные факты, говорящие о несовершенстве взаимодействия человека и природы, прежде всего свидетельствуют о несовершенст­ве общественных отношений человечества. Ибо человек осуществляет вещественно-энергетический обмен с при­родой не непосредственно — каждый отдельный индивид сам по себе, а опосредованно — через всю совокупность отношений людей между собой.

Ликвидировать это, а также многие другие противо­речия, в которых безнадежно запутался капитализм, спо­собен только социалистический способ производства.

Но общественные отношения — только одна из сторон затронутой нами проблемы взаимосвязей человека и при­роды. Другая сторона — это реально существующие за­кономерности самого объекта человеческой практики — Земли. Как бы хорошо ни было устроено человеческое общество, свои воздействия на природу оно должно пла­нировать, опираясь на прочные, достоверные, глубокие знания о происхождении, устройстве и направленности развития нашей планеты. В последние десятилетия на­коплена масса ценной информации о строении Земли. Так, в связи с поисками нефти и других полезных ископаемых чрезвычайно расширились наши знания о геологическом строении дна океанов. Пробурены сверх­глубокие скважины, в научных лабораториях изучены возможности синтеза новых веществ в условиях сверхвы­соких давлений и температур. Наконец, новые сведения о строении Луны, Венеры, Марса, Юпитера позволили от­ветить на многие, так сказать, «чисто земные» загадки.

И все-таки сама по себе сумма информации еще не есть научная теория. Для создания последней необходим диалектический метод, значимость универсальной роли которого в деле построения теоретического знания все больше и больше осознается в настоящее время всеми естествоиспытателями.