7 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Итак, современная астрофизика с некоторым недо­умением остановилась перед одним из самых мощных из известных в природе явлений — активностью ядер галактик. До сих пор астрономы не наблюдали ни од­ного феномена, который мог бы сравниться с этим хотя и «кратковременным», но грандиозным явлением. Пе­ред феноменом квазаров «померкли» даже вспышки сверхновых звезд, когда за несколько десятков суток одна звезда становится по блеску сравнимой с яркостью всей галактики, увеличивая свою яркость в миллиарды раз.

Ясно, что для ответа на вопрос о природе активности ядер галактик и тем более квазаров требуются ком­плексные долговременные наблюдательные программы во всех диапазонах длин волн — от радио- до рентге­новского. Такие программы уже есть, и наблюдения по ним ведутся как с помощью крупнейших телескопов на Земле, так и из космоса. И нет сомнения, что в ближай­шем десятилетии мы получим много новых интересных сведений об удивительном мире галактик, об их зарож­дении и эволюции и о продолжающихся неустанно «сту­чать» сердцах галактик — их ядрах.

Кстати, вполне может оказаться, что аналогия с сердцем в данном случае и не только поэтический об­раз. Не исключено, что ядра галактик, поддерживаю­щие свою активность за счет «отработанного» в звездах газа, в свою очередь, за счет каких-то неведомых нам пока процессов способствуют его возвращению назад в галактику. «Сердце» галактики, ее ядро, никак не хо­чет стареть и продолжает работать и через миллиарды лет после своего бурного зарождения.

По «жилам» стареющих звездных систем активные ядра галактик продолжают гнать «молодую кровь» — обогащенный тяжелыми элементами газ, из которого после остывания снова могут формироваться молодые звезды. Проэволюционировав, звезды сбрасывают боль­шую часть своей массы в виде газа, который снова мо­жет попасть в ядро галактики. Круговорот вещества в природе предстает перед нами здесь, во всей своей гран­диозной неотвратимости.