8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Как часть света Американский континент протянулся с севера на юг почти на 15 тыс. км, но резкие различия в природных условиях и животном мире Северной и Южной Америки и их длительная изолированность друг от друга позволяют считать их самостоятельными материками. Сейчас эти два материка соединены узким (местами 50—80 км шириной) сухопутным мостом, который принято называть Центральной Америкой. Несомненно, что в прошлом Южная Америка была материковым островом, и результаты его длительной изоляции еще сохранились в современной фауне. Зоогеографы разделяют Америку на две различных фаунистических области: неарктическую (Северная Америка, кроме тропических областей Мексики) и неотропическую (Центральная и Южная Америка). В связи с различиями природных условий, характера, продолжи­тельности и интенсивности хозяйственного освоения этой части света целесообразно рассмотреть состав, характер и причины изменения авифауны и редкие виды птиц преимущественно отдельно для территорий Северной, Центральной и Южной Америки. Причем к Центральной Америке мы относим также многочисленные острова Карибского моря, протянувшиеся ожерельем от Флориды и Юкотана до побережья Венесуэлы.

Природные условия Северной Америки в значительной степени сходны с таковыми Азии. Самые северные области заняты полярными пустынями и тундрами, южнее простирается обширная зона хвойных, смешанных и лиственных лесов. В центральной части и на запад до гор тянутся прерии с участками пустынь. Высокие горные хребты протянулись вдоль западного побережья. Соответственно много сходных видов в авифауне Азии и Северной Америки, причем некоторые птицы, гнездящиеся в Азии, улетают на зиму на юг Северной Америки и даже достигают Центральной Америки. Эти же районы являются основными местами зимовки многих птиц северных и умеренных широт Канады и США.

В целом авифауна материковой части Северной Америки представлена почти 1800 видами птиц, но если исключить виды, свойственные Центральной Америке и Южной Мексике, то остается всего около 650 видов. Из 49 семейств около 10 являются общими с Центральной и Южной Америкой и лишь одно — индейковые — можно считать почти эндемичным для Северной Америки.

Территорию Северной Америки, за исключением Гренландии и самой южной части материка, занимают два сравнительно молодых, но сильно развитых в экономическом и культурном отношениях государства: Канада и США. Их история исчисляется всего двумя-тремя сотнями лет, но зато в освоении природы они оставили за столь короткий период самый заметный след.

За последние 180 лет в Северной Америке вымерло около 40 видов птиц и млекопитающих, почти половина из них — уже в нашем столетии. Главной причиной исчезновения 15 видов и подвидов птиц было прямое их истребление. Колонизация Северной Америки европейскими переселенцами порой напоминала безумство людей, опьяненных обилием животных, которых можно было убивать сотнями и тысячами просто так. Для земледелия и скотоводства вырубались и выжигались леса: на востоке Северной Америки теперь осталось менее 1% прежних лесов. Волна поселенцев — «пионеров освоения Дикого Запада» — катилась от восточного побережья к берегам Тихого океана. Хотя Америка была до появления первых европейцев заселена многочисленными племенами индейцев, тысячелетнее использование ими природных ресурсов этого материка несравнимо с последствиями колонизации за последние 200 лет. Об этом довольно подробно и откровенно написал Р. Мак-Кланг в своей книге «Исчезающие животные Америки».

Лишь в конце прошлого века были созданы первые охраняемые территории, и, хотя сейчас в США и Канаде имеется обширная система национальных парков, природных резерватов, заказников и национальных «рефугий», число редких, сокращающихся в числе и исчезающих видов и подвидов птиц в этих странах более 70. В 1969 г. был принят Акт об исчезающих видах животных и опубликована книга «Редкие и исчезающие рыбы и дикие животные США». С 1971 г. и ежегодно публикуется «Голубой список», куда вносятся виды и подвиды птиц, состояние популяций которых, по мнению специалистов и орнитологов-любителей, внушает тревогу.

За последние десятилетия в США и Канаде для спасения исчезающих видов птиц было сделано очень много: созданы питомники для разведения таких видов в неволе с целью последующей их интродукции в природу (примером может служить сохранение от полного вымирания американского журавля, восстановление популяции сапсана), разработаны методы замены и подкладки яиц и птенцов редких видов птиц в гнезда обычных видов, налажена система слежения (мониторинг) за состоянием популяций отдельных видов птиц и т. д. Однако в практике охраны приро­ды имеется много трудноразрешимых противоречий. Например, в Канаде все дикие животные официально считаются собственностью короны, а большая часть их местообитаний находится в частном пользовании. Поэтому многие программы по сохранению и использованию животных не могут распространяться на частных землевладельцев. Приходится создавать национальные системы охраняемых территорий для птиц как на государственных, так и на частных землях. Это характерно почти для всех стран Северной и Латинской Америки. Для развития национальных программ по охране животных в странах Америки была разработана «Конвенция о защите природы и диких животных в Западном полушарии». Но эта Конвенция многими государствами не ратифицирована и имеет силу только в Канаде, США и Мексике. Для охраны перелетных птиц заключены соответствующие конвенции между правительствами Канады, США и Мексики и между правительствами СССР и США, а также Японии и США.

Основными причинами сокращения популяций различных видов птиц, несмотря на принятые законодательные меры, остаются изменения, отравление и загрязнение их местообитаний и прямое преследование. Из 73 видов и подвидов птиц, редких, сокращающихся или находящихся под угрозой исчезновения и включенных в официальный список США, мы рассмотрим лишь несколько.

Бурый пеликан (Pelecanus occidental’s) гнездится на островах и побережье Тихого океана от юга Канады до Чили, а у Атлантического побережья — от Южной Каролины до Венесуэлы. Эта довольно мелкая и темная птица во многих районах является многочисленной. Огромные запасы гуано на некоторых островках—результат жизнедеятельности бурых пеликанов совместно с олушами и бакланами. В отличие от наших пеликанов бурый ловит рыбу, ныряя с полета в воду, как олуши. Гнезда птицы устраивают на островах, где нет наземных хищников, обычно на земле, а на побережье — на деревьях или кустах.

Из 6 подвидов бурых пеликанов два подвида (калифорнийский—Р. о. californicus и атлантический — Р. о. саrolinensis) внесены в список, птиц, находящихся под угрозой исчезновения в США. Основной причиной резкого сокращения их популяций считают массовое применение в США в 50—60-е годы ДДТ и эндрина. Ядохимикаты, которые пеликаны в изобилии получали вместе с пищей в загрязненных водах заливов, привели к снижению плодовитости птиц. Но не последнюю роль играли сбор яиц и уничтожение самих птиц охотниками и рыбаками. В 1969 г. на о-вах Анакапа (западнее Лос-Анджелеса) в 1200 гнездах калифорнийских бурых пеликанов вывелись только 5 птенцов, а на островах у побережья Нижней Калифорнии (Мексика) у 1300—1400 пар было всего 200 молодых, хотя в полной кладке у этих птиц по 2—3 яйца. Несколько раньше, к 1962 г., атлантический подвид бурых пеликанов перестал гнездиться в шт. Луизиана, около 100 птиц остались в Техасе и лишь в районе Флориды сохранились колонии птиц. За 20 лет до этого на побережье Мексиканского зал. в США гнездились около 50 тыс. пеликанов. С 1972 г. применение ДДТ в США было запрещено, и популяции обоих подвидов бурых пеликанов начали медленно увеличиваться.

В 1974—1979 гг. бурые пеликаны, содержащиеся в вольерах заповедника морских птиц во Флориде, довольно успешно размножались. В 1979 г. здесь гнездились уже 25 пар, из которых больше половины были постоянными более сезона. Молодые птицы становятся половозрелыми в возрасте 3 лет; продолжительность жизни бурых пеликанов, по данным кольцевания, 25— 30 лет.

Среди гусеобразных широко распространенным видом Северной Америки является канадская казарка (Branta саnadensis) — обычный объект охоты и разведения в неволе. Выделяют 10— 12 подвидов канадских казарок, различающихся окраской и величиной. На многих из западных групп Алеутских о-вов (острова Андреяновские, Крысьи, Ближние) еще в начале нашего века гнездились тысячи птиц местного подвида канадской казарки (Branta canadensis leucopareia) — одной из мелких и темных рас, но с широким белым кольцом у основания шеи. По-видимому, этот же подвид канадской казарки гнездился на Командорских о-вах, где последний раз его добыли в 1914 г., а еще раньше — на Курилах. Для увеличения добычи пушнины на большинство Алеутских о-вов были завезены и выпущены голубые песцы. Результатом их акклиматизации стало исчезновение гнездовий казарок на всех островах, кроме маленького о. Булдырь, куда не успели поселить песцов, а сами они из-за удаленности этого острова проникнуть туда не смогли. В 1962 г. лишь на о. Булдырь обнаружили около 200 канадских казарок алеутского подвида. Для его сохранения несколько птиц были отловлены и переданы в питомник в Патаксент, где вскоре эти казарки стали нормально размножаться. На некоторых из Алеутских о-вов (Агатту, Амчитка) провели кампанию по уничтожению песцов для последующего выпуска в природу выведенных в неволе птиц. В 1971 г. первые 75 птиц, выращенных в неволе, и 9 линных казарок с о. Булдырь (чтобы сохранить преемственность путей миграций) были выпущены на о. Агатту. В 1977 г. еще 100 казарок были отправлены из питомников на о. Амчитка. В последующие годы партии выращенных в питомниках казарок, предварительно пометив, выпускали на освобожденные от песцов острова. В результате этих работ на о. Булдырь в 1982 г. загнездились 280 пар и было много линных птиц; небольшое количество казарок отмечено и на других островах. В последние годы увеличилась численность алеутских казарок в Калифорнии, в местах их остановки в периоды пролета и зимовки; с 1975 г. охота на них там запрещена. Изредка алеутских казарок встречают зимой в Японии, куда раньше они регулярно прилетали зимовать.

Самый крупный подвид канадской казарки (Branta canadensis maxima) долгое время считали вымершим, но зимой 1962/63 г. несколько этих птиц величиной с лебедя-кликуна видели в шт. Нью-Йорк. Вероятно, где-то на севере Канады еще сохранилась гнездовая популяция казарок этого подвида. Впрочем, акклиматизировавшиеся на о. Южном в Новой Зеландии канадские казарки, завезенные туда в 1905 и 1920 гг., имеют почти все признаки, соответствующие этому, чуть было не исчезнувшему в Северной Америке подвиду.

Среди хищных птиц только Америке свойственно семейство катартид, или американских грифов. Представитель этого семейства калифорнийский кондор (Gymnogyps californianus) — одна из самых крупных среди ныне живущих птиц мира: размах его крыльев достигает 3 м. Еще в начале прошлого века эти огромные черные птицы с белой полосой на крыльях сверху и белыми подкрыльями, голой, от сероватого до красного цвета кожей на голове и шее, гнездились в горах вдоль западного побережья Северной Америки от р. Колумбии в Канаде до Нижней Калифорнии в Мексике. Еще раньше, по крайней мере в исторический период, ареал калифорнийского кондора простирался на восток почти до Скалистых гор. С 30-х годов этот вид гнездится только на небольшой территории в США между Береговым хр. и горами Сьерра-Невада в шт. Калифорния и, возможно, в Мексике— в средней части п-ова Калифорния. Наиболее резкое сокращение численности калифорнийских кондоров за 50 лет, начиная с 1880 г., произошло в результате отстрела птиц и уничтожения их гнезд: кондоров обвиняли в нападении на ягнят, золотоискатели из перьевых сумок маховых перьев делали мешочки для хранения золотого песка, музеи хотели получить в свои коллекции шкурки и чучела этих величественных птиц и их кладки. К 1960 г. в природе осталось менее 60 птиц, а продуктивность популяции упала ниже уровня, необходимого для поддержания ее жизнеспособности. Калифорнийский кондор был включен в список национальных памятников США, а с 1965 г. с помощью общественности стали проводить ежегодные учеты птиц этого вида для слежения за состоянием его популяции.

Каждая пара калифорнийских кондоров гнездится обычно через год, а вырастить молодого им удается не чаще чем один раз в 4 года. С 1968 по 1976 г. в популяции этих птиц появились только 16 птенцов, тогда как для стабилизации ее необходимы примерно 4 молодых кондора ежегодно; сказываются влияние беспокойства, нехватка пищи, загрязнение среды пестицидами, отравление птиц ядами в приманках для хищников и даже браконьерство, хотя за убийство кондора назначен штраф в 1000 долларов. Численность кондоров в природе продолжала сокращаться: тща­тельные учеты показали, что к 1978 г. осталось всего 25—35 птиц, в 1982 г.— 21—24, а в 1983 г.—17—20. Созданные для охраны гнездовий калифорнийских кондоров резерваты не смогли обеспечить существование птиц, поэтому была разработана программа спасения оставшейся популяции. Наряду с подкормкой, тщательной охраной гнездовий и мест отдыха предусмотрено вольерное разведение и последующая реинтродукция молодых птиц в природу. Программа разведения их в неволе опробована в течение 15 лет на близком виде — южноамериканском кондоре. В настоящее время в питомниках содержат 16 калифорнийских кондоров, преимущественно выращенных из яиц, взятых в природе.

Коршун-слизнеед (Rostrhamus sociabilis) является прекрасным примером узкой кормовой специализации: основная пища этих птиц — крупные пресноводные улитки. Сильно изогнутый и острый клюв коршуна-слизнееда приспособлен для извлечения улиток из раковин. Этот вид широко распространен в Южной и Центральной Америке, но один его подвид (R. s. plumbeus) встречается только в заболоченных местах юга Флориды от оз. Окичоби до национального парка Эверглейдс. Еще в начале нашего столетия эти птицы обитали почти на всех сырых болотах юга Флориды, но осушение болот резко сократило площадь угодий, в которых живут яблочные улитки—основной корм коршуна-слизнееда. Немногие оставшиеся болота стали местами концентрации пролетных и зимующих водоплавающих и болотных птиц, которые не только поедали молодых улиток, но и привлекали охотников. Выстрелы нередко обрывали медленный полет коршунов-слизнеедов, которые с высоты всего 5—12 м высматривали свою добычу рядом с охотниками. К началу 60-х годов осталось всего 20— 25 этих птиц, и началась кампания по спасению коршуна-слизнееда в США, включая пропаганду его охраны.

Черно-серый самец и буроватая с продольными пестринами самка коршуна-слизнееда хорошо отличаются от других хищных птиц белым с широкой темной перевязью хвостом. Обычно птицы гнездятся невысоко над землей на деревьях или кустах с конца декабря— начала января, но на искусственных прудах—в марте и апреле. Гнезда строят близко друг к другу и очень рыхлые, непрочные. Часто такие гнезда разрушаются ветром, что снижает успех размножения. В 1965—1971 гг. на одном участке у оз. Окичоби, по сведениям Е. Круикшенк, из 28 гнезд вылетели только 4 молодых, хотя в кладке этих птиц обычно 2—3 яйца. Поэтому начали перемещать гнезда в специальные закрепленные корзины, а также устанавливать на столбах алюминиевые корзины, которые пары охотно занимали. К началу 70-х годов численность флоридских коршунов-слизнеедов воз­росла до 70—90 особей, но после жестокой засухи 1971 г. вновь сократилась. Однако в 1973 г., когда численность улиток была очень высокой, из 28 гнезд вылетели 22 молодых коршуна-слизнееда, и их популяция начала быстро увеличиваться: в 1975 г. стало ПО птиц, в 1978 г.— 267, а в 1980 г. было учтено 650 особей—максимальная численность за последние 50 лет.

Крупный, темно-бурого цвета, но с чисто-белой головой и такого же цвета хвостом белоголовый орлан (Haliaeetus leucocephalus) считается национальным символом и изображен на гербе США. Эти заметные птицы некогда населяли почти всю Северную Америку, но с середины прошлого века их численность неуклонно снижалась. Только в период 1917—1952 гг. на Аляске, где за добычу этих птиц была объявлена премия, были уничтожены более 120 тыс, орланов. С 1940 г. белоголовые орланы были взяты под защиту законодательством, но тем не менее птиц продолжали убивать (молодые белоголовые орланы приобретают характерные признаки взрослых только на четвертом году жизни, и их часто принимают за орлов и других «вредных» птиц), деревья с их гнездами уничтожали при лесозаготовках, а сами орланы гибли на линиях электропередачи и страдали от ядохимикатов. Особую тревогу вызвало положение с южным подвидом белоголового орлана (Н. 1. leucocephalus), населяющим давно освоенные и измененные хозяйственной деятельностью районы южной половины США и п-ов Калифорния в Мексике. Полагают, что птиц этого подвида сохранилось менее 500 пар, из которых более половины живут оседло во Флориде, а многие неполовозрелые и взрослые из других штатов во внегнездовой сезон кочуют на значительные расстояния.

Обычно пары у белоголовых орланов постоянны и в течение многих лет занимают гнезда, построенные на деревьях недалеко от озера или реки. Регулярно птицы надстраивают гнездо: одно из них, в котором орланы жили более 35 лет, достигло массы около 2 т. В кладке обычно 2 яйца, которые самка и самец насиживают примерно 35 дней. Питаются и выкармливают птенцов белоголовые орланы преимущественно крупной рыбой, но в небольшом количестве добывают также птиц, а иногда и ондатр. Помимо охраны мест гнездования в различного рода резерватах, заключения договоров с землевладельцами о сохранении деревьев с гнездами и широкой разъяснительной работы о необходимости защиты белоголовых орланов, организован регулярный учет птиц этого вида во всех штатах США. Проводятся также опыты по перевозке птиц из одних штатов в другие, подсадке в гнезда птенцов, разведению орланов в неволе. В Патаксентском питомнике они регулярно гнездятся.

Сапсан (Falco peregrinus) распространен в Северной Америке широко — от Аляски, тундр Канады и Гренландии на юг до западных и северо-восточных штатов США. На островах, включая Алеутские, и побережье Тихого океана гнездится большей частью оседлый крупный и темный тихоокеанский подвид (F. p. pealei), на восток от него распространен и местами живет оседло изменчивый и рыжеватый F. p. anatum, а более мелких и светлых перелетных сапсанов, гнездящихся в арктической и субарктической тундре, К. Уайт считает особым подвидом — F. p. tundrius. Последний по окраске оперения во всех нарядах сходен с сапсаном, населяющим тундры Северо-Восточной Азии, но отделен от него географически. Сходна и биология североамериканских сапсанов с азиатскими: в зависимости от местообитаний птицы гнездятся на уступах скал, прибрежных обрывах, деревьях и даже на высоких зданиях. В полной кладке 3—4 яйца, южнее число яиц в кладках в среднем обычно меньше.

Катастрофическое снижение численности сапсанов в Северной Америке произошло в конце 50-х—начале 60-х годов. К 1965 г. сапсан перестал гнездиться в США к востоку от Скалистых гор. Основной причиной бедствия большинство специалистов считают применение в хозяйстве высокотоксичных пестицидов (ДДТ и др.), которые сапсаны получали через пищу—преимущественно мигрирующих птиц. Пестициды в Америке использовали значительно интенсивнее, чем в Европе, соответственным был и результат. Питание птицами, накопившими пестициды в местах пролета и зимовки, привело к истончению скорлупы яиц в кладках сапсана, снижению воспроизводства, а затем и к сокращению и исчезновению популяций этого вида в различных частях ареала. Меньше всего пострадал тихоокеанский подвид: на Алеутских о-вах в начале 70-х годов, по данным К. Уайта и Т. Кэйда, гнездились 375— 580 пар, а утоньшение скорлупы яиц у них было не столь сильным, как у птиц тундровых и таежных популяций. В бассейне р. Колвилл на Аляске в 50-х годах было 120—160 пар тундровых сапсанов, а в 1975 г.—в 3 раза меньше. В тундрах Канады, где раньше гнездились более 2 тыс, пар, их осталось, вероятно, около 200. Такое же положение и у континентального подвида: на востоке США он исчез, в лесах запада Канады и США осталось примерно 50 пар и еще около 100 пар на остальной, более южной части ареала.

С 1969 г. было запрещено применение высокотоксичных пестицидов в Канаде, а с 1973 г.— в США; сапсан был объявлен охраняемым видом от Аляски и Канады до Мексики, включен в Приложение 1 СИТЕС. Однако численность его продолжала сокращаться. Пестициды из запасов, накопленных в США, продолжали использовать в развивающихся странах Латинской Америки— местах зимовки некоторых птиц, которыми затем кормились сапсаны в Северной Америке. Начались работы по спасению сапсанов путем разведения их в неволе и последующей интродукции в природу.

С 1972 г. в крупных, оборудованных по последнему слову техники вольерах канадского исследовательского центра Вейнрайт близ г. Эдмонтона, а несколько позднее в питомнике Корнелльского университета (г. Итака) в США были подобраны размножающиеся пары сапсанов, и вскоре получено от них потомство. В Вейнрайте разводили континентальный подвид, а в Корнелльском университете— тундровый и помеси разных подвидов сапсанов, решив, что главное—восстановить в местах прежнего обитания вид, а с расами потом природа сама разберется. Потомство, полученное в вольерах, выпускали — либо молодых птиц, обучая их самостоятельно охотиться, либо подкладывая пуховых птенцов или яйца в гнезда сапсанов с неполноценными кладками или в гнезда других хищных птиц. В 1975—1977 гг. на северо-востоке США были выращены и выпущены в природу более 100 молодых сапсанов, но для восстановления естественной популяции этого вида на востоке США (около 150 гнездящихся пар) потребуется, если не улучшится экологическая ситуация, в течение 15 лет интродуцировать в природу примерно 4 тыс. молодых.

Методы подкладки яиц в гнезда другому виду и разведения птиц в неволе для сохранения их в природе, которые применяют сейчас для восстановления популяции сапсана, уже были успешно использованы для спасения чуть было не вымершего американского журавля

(Grus americana). Внешне этот журавль похож, особенно в полете, на стерха: белая птица с черными концами крыльев. Отличается от стерха он темными ногами и окраской головы: красная шапочка и большие буровато-черные «усы». В прошлом американский журавль был широко распространен в Северной Америке от Мексиканского зал. до севера Канады, что подтверждается находками костей этого вида, начиная с плейстоцена. Возможно, ископаемые остатки принадлежат предковым формам или различным расам современного вида, но еще в XIX в. на континенте жили более 1 тыс. американских журавлей. Численность их в результате уничтожения местообитаний, беспокойства и отстрела птиц быстро уменьшалась. Уже после 1907 г. никто не видел гнезд американского журавля на территории США, а после 1922 г. и в Канаде. К концу 30-х годов на болота резервата Арансас (близ техасского побережья Мексиканского зал.) — основное место зимовки этих журавлей — прилетали всего около 20 птиц. Еще с десяток птиц наблюдали у оз. Уайт-Лейк в шт. Луизиана, но они погибли во время урагана 1940 г. Весной 1942 г. из Аркансаса на север улетели всего 15 американских журавлей. Помочь этому виду выжить мог только человек, но шла война, и было не до охраны птиц. Однако уже в последние годы войны Служба рыбы и диких животных США совместно с Департаментом охраны природы Канады и Одюбоновским об­ществом разработали программу спасения американского журавля.

Летом 1954 г. в канадском национальном парке Вуд-Баффало впервые за много лет было найдено место гнездования американских журавлей. Стали проводить регулярные наблюдения за этими птицами в различные сезоны года и охранять их на путях пролета. С учетом того, что у этого вида, как и у стерха, из двух отложенных яиц чаще выживает только один птенец, из гнезд американских журавлей похищали по одному яйцу для инкубирования их в питомнике. В 1957 г. в Новоорлеанском зоопарке впервые американские журавли вывели птенцов, а через 20 лет в вольерах Патаксента были начаты интенсивные работы по разведению этих журавлей в неволе. Из выращенных в вольерах птиц формировали пары, создавали необходимый световой режим, проводили искусственное осеменение. К середине 70-х годов в Патаксентском питомнике было достаточное количество размножающихся пар журавлей для осуществления второго этапа работ— интродукции их в природу преимущественно путем подкладки яиц американского журавля, полученных в питомнике, в гнезда канадских журавлей. Программой предусматривалось также создание новой популяции, гнездящейся в резервате Грейс-Лейк в шт. Айдахо, а зимующей — в долине р. Рио-Гранде в Мексике, чтобы исключить непредвиденные, но возможные неблагоприятные последствия в одном из мест гнездования или зимовки. Одновременно было организовано нес­колько заказников на пути миграций журавлей, а в резервате Арансас производили подсев сорго и пшеницы для улучшения кормовых условий в основном районе зимовки.

Усилия ученых и правительственных организаций по спасению американского журавля оказались ненапрасными: весной 1979 г. в Вуд-Баффало насчитали 74 птицы, еще 10 журавлей были в экспериментальной популяции в резервате Грейс-Лейк, а 25 особей этого вида содержались в неволе. Однако, помимо строгой охраны американских журавлей во все сезоны года и продолжения работ по увеличению искусственно созданной стаи в Грейс-Лейке (в 1982 г. здесь было уже около 20 птиц), необходим постоянный контроль за состоянием популяций этого вида. Весной 1975 г. из-за вспышки птичьей холеры на некоторых водоемах (местах отдыха журавлей во время пролета) птиц пришлось отпугивать с зараженных участков. В 1981 г. угроза журавлям возникла из-за сильной засухи и пожаров: в этот год им удалось вырастить лишь трех молодых. Наиболее удачным был 1983 г.— загнездились 24 пары, однако в конце 1984 г. из-за вирусного заболевания в вольерах Патаксента погибли 7 журавлей. Из этого следует, что питомники исчезающих видов птиц необходимо располагать в различных местах, чтобы исключить такие случайности.

Биология американского журавля в значительной степени сходна с таковой стерха: пары постоянны в течение ряда лет, гнезда птицы строят из травы на открытых заболоченных участках недалеко от озер, а насиживают кладку обе птицы около 30 дней.

Пастушковые в Северной Америке представлены всего несколькими видами, довольно обычными и даже многочисленными. Исключение составляют некоторые подвиды, в частности калифорнийский подвид черного пастушка (Laterallus jamaicensis coturniculus). Номинативный подвид населяет центральные и восточные районы США, а также Кубу и Ямайку. Вероятно, в прошлом он жил и на некоторых других Антильских о-вах, но позднее там вымер. Калифорнийский черный пастушок имеет изолированный ареал на западном побережье, где встречается местами от Сан-Франциско на юг до низовьев р. Колорадо и северо-запада Калифорнии. Этот маленький, с воробья величиной, короткоклювый желтоногий пастушок почти черного цвета, но с узкими белыми поперечными пестринами на спине, крыльях и животе, а также коричневым пятном на зашейке. Он предпочитает соленоводные прибрежные болота, хотя встречается и на пресноводных болотах вдоль русел рек. Гнезда птицы устраивают в зарослях осок, камышей или солероса, откладывая 4—8 яиц. Период размножения начинается со второй половины марта. Черные с желтым клювом и почти белыми ногами птенцы появляются, в зависимости от сроков откладки яиц, до конца июня. Взрослые птицы и птенцы питаются различными беспозвоночными, преимущественно равноногими рачками, но в неволе охотно поедали и дождевых червей. Биология калифорнийского черного пастушка изучена плохо, полагают, что эти птицы ведут оседлый образ жизни, летают неохотно, но в то же время их находили разбившимися под проводами и у маяков.

Черные пастушки, как и большинство других видов пастушков, ведут скрытный образ жизни, и увидеть их удается очень редко,. но зато можно обнаружить по голосам. В 1977 г. с помощью магнитофона воспроизводили крики этих птиц в различных местах близ западного побережья и таким путем учли в северной части зал. Сан-Франциско и в дельтах рек Сакраменто и Сан-Хоакин 32 птицы. В низовьях Колорадо эти пастушки встречаются чаще, но общая численность популяции незначительна и продолжает сокращаться в результате осушения болот и загрязнения вод, поэтому вид этот внесен в список исчезающих птиц США.

Крупный, почти как лысуха, но с длинным тонким клювом, серого и рыжеватого цвета оперением с белыми поперечными полосами на животе пастушок-трескунок (Rallus longirostris) обитает в болотах речных долин и приморских районов Северной и Южной Америки и на некоторых Антильских и Багамских островах. Специалисты выделяют до 26 подвидов пастушков-трескунков, многие из которых оседлые, но большинство североамериканских птиц совершают регулярные сезонные перелеты. Эти пастушки являются объектами охоты, и в США ежегодно добывают их тысячами. Неумеренная охота, изменение и уничтожение местообитаний привели к тому, что три подвида пастушка-трескунка внесены в США в список птиц, находящихся под угрозой исчезновения. В наиболее угрожаемом положении в настоящее время находится калифорнийский подвид R. 1. levipes. В прошлом он был довольно обычным на засоленных низменных болотах (соляных маршах) побережья Тихого океана от Санта-Барбара (севернее Лос-Анджелеса, США) на юг до зал. Себастьян-Вискаино (Мексика). Теперь калифорнийский пастушок-трескунок встречается только в 13— 16 районах приморских маршей, причем большая часть гнездовий популяции сосредоточена в пяти районах, преимущественно у границ США и Мексики. В Мексике места обитания этого пастушка охраняются в природном парке Охо-де-Льебре. Если в 1971 г. приморские марши в США занимали более 10 тыс. га. то теперь в результате осушения и засыпки болот их осталось всего 3,4 тыс. га. Во время полного учета, проведенного в марте — апреле 1980 г., удалось обнаружить всего 203 гнездовые пары калифорнийских пастушков-трескунков.

Севернее ареала калифорнийского пастушка-трескунка, до бухты Сан-Франциско, в таких же местообитаниях живет другой подвид — R. 1. obsoletus.

Еще в начале 50-х годов в гнездовой период на 1 га площади болот держались по 2—3 северокалифорнийских па-стушков-трескунков, а в результате учетов 1971 —1975 гг. общую численность популяции этого подвида оценили в 4,2—6 тыс. особей. В настоящее время популяция еще более сократилась, и эти пастушки сохранились преимущественно на приморских маршах юга бухты Сан-Франциско, где создан национальный рефугиум, и в заболоченном эстуарии близ Монтерей.

Еще один колорадский подвид пастушка-трескунка (R. 1. yumanensis) населяет болота с густыми зарослями вдоль р. Колорадо от г. Нидлса до дельты, в прибрежных районах оз. Солтон-Си и некоторых местах нижней части долины р. Хила. Зиму колорадский пастушок-трескунок проводит на побережье Калифорнийского зал. в Мексике. Основную угрозу для него представляет сокращение гнездовых местообитаний. Лишь относительно большой по сравнению с предыдущими подвидами ареал обеспечивает сохранение колорадского подвида, численность которого в настоящее время в долине р. Колорадо оценена в 750 птиц, но в целом его популяция, видимо, несколько тысяч особей.

Биология калифорнийского, северокалифорнийского и колорадского па-стушков-трескунков довольно сходна. Гнезда птицы устраивают в апреле — июне из сухой травы на мелководье в зарослях надводной растительности. В кладке 5—8, но иногда до 14 яиц, которые птицы после откладки последнего яйца насиживают 21—23 дня. При подъемах воды в результате шторма или паводка иногда значительное число гнезд погибает. Питаются пастушки преимущественно водными насекомыми, но поедают также червей, крабов, моллюсков и мелких рыбешек. Все три подвида в США формально охраняются законодательством шт. Калифорния, но их места обитания продолжают сокращаться.

Судьба эскимосского кроншнепа (Numenius borealis), небольшого и невзрачно окрашенного кулика, таксономически и внешне очень близкого к обитающему в Якутии и включенному в Красную книгу СССР кроншнепу-малютке, весьма трагична, но в то же время поучительна. Она показывает, как процветающий вид в течение короткого промежутка времени может оказаться на грани вымирания.

Еще в середине прошлого века сотни тысяч эскимосских кроншнепов гнездились в тундрах на севере Канады и на Аляске, в небольшом количестве встречались даже на Чукотке. Осенью огромные стаи этих птиц через Лабрадор, придерживаясь восточного побережья Северной Америки, направлялись, пересекая открытое море, через Бразилию к местам своих зимовок в пампасы Аргентины и к югу Чили. Весной пролет кроншнепов проходил несколько западнее — большинство куликов, видимо, перелетали Мексиканский зал. и по долине р. Миссисипи двигались к своим местам гнездования.

По мере освоения прерий США и распространения среди охотников дробовых ружей в 1875—1885 гг. начались массовые заготовки этих куликов во время кормежки пролетных стай осенью на полях. Тысячи битых птиц фургонами отправляли на рынок. К 1890 г. численность эскимосских кроншнепов сократилась уже настолько, что в последующие годы наблюдали только небольшие стайки и одиночных птиц. По-видимому, немаловажную роль в исчезновении этих куликов сыграло и то обстоятельство, что в конце прошлого столетия усиленными темпами начало развиваться земледелие в Южной Америке— в местах зимовки кроншнепов. А толчком к этому послужила засуха в России и последующий запрет на вывоз хлеба в страны Европы. Впрочем, Р. Бэнкс предполагает, что значительную роль в сокращении популяции эскимосских кроншнепов играло изменение климата, в частности направление преобладающих ветров, которые, якобы, во второй половине прошлого века сначала сносили осенью мигрирующие стаи на запад, под выстрелы охотников, а позднее, в конце XIX в.,— на восток, в море, где птицы гибли, так и не достигнув южноамериканского материка.

Так или иначе, но в 30-х годах нашего столетия многие думали, что этот вид кроншнепа уже исчез: на Лабрадоре последний раз эскимосского кроншнепа убили в августе 1932 г., а в местах зимовки в Аргентине видели в 1939 г.

Однако с конца 40-х годов стали поступать редкие сообщения о встречах на пролете одного или двух кроншнепов на территории США и Канады. До 1968 г. эскимосских кроншнепов видели 5 раз осенью у Атлантического побережья и 10 — на весеннем пролете у Мексиканского зал. в Техасе. Пролетную стаю из 23, вероятнее всего, эскимосских кроншнепов видели 7 мая 1981 г. на островке в зал. Галвестон на юге шт. Техас. В сентябре 1963 г. один кроншнеп был убит на о. Барбадос, а в августе 1976 г. двух птиц видели в тундре у юго-западного побережья зал. Джеймса в Канаде. Таким образом, этот вид еще существует, и где-то на севере Америки сохранились его гнездовья. Но столь редкие встречи его указывают, что численность популяции настолько низка, что шансов выжить этому виду, несмотря на строгий запрет его добычи и включение в Приложение 1 СИТЕС, очень мало, и в скором времени он может пополнить черный список вымерших птиц.

На песчаных и илистых берегах заливов и в эстуариях рек Тихоокеанского побережья Северной Америки, от бухты Сан-Франциско до юга п-ова Калифорния гнездится один из подвидов малой крачки—Sterna albifrons browni. Малая крачка—почти космополит: ее можно встретить во всех частях света. Живут эти желтоклювые с черной шапочкой и белым лбом крачки и на территории нашей страны. Специалисты выделяют 9—11 подвидов малых крачек, из которых калифорнийский оказался под угрозой исчезновения. В прошлом веке эта крачка была обычна во многих прибрежных районах шт. Калифорния, но уже в начале нашего столетия освоение ее местообитаний привело к заметному сокращению популяции. Дело в том, что песчаные отмели и косы в заливах и на берегу океана оказались весьма привлекательными для отдыхающих. Колонии птиц разоряли, подходящие для гнездования места оборудовали под пляжи, многие заболоченные участки осушали. Позднее к этому добавилось загрязнение водоемов и ухудшение кормовой базы птиц (молоди рыб) в гнездовой период. Теперь на территории США сохранилось не более 15—20 мест, где еще можно найти колонии калифорнийских малых крачек: небольшие ямки в песке или на выбросах моря с кладками из двух яиц. В 1970 г. полагали, что популяция этих птиц в США состоит всего из 300 пар, но в 1975—1977 гг. в результате принятых мер охраны (было создано несколько заказников, а добыча птиц запрещена) в 17—20 колониях загнездились 600—700 пар. Еще несколько маленьких колоний, по 10—20 пар, известно на калифорнийском побережье Мексики, в частности в районе бухт Тодос-Сантос и Сан-Кинтин.

Из совообразных в список сокращающихся в числе видов США внесена пятнистая неясыть (Strix occidentalis). Она похожа на распространенную в нашей стране серую неясыть, но имеет коричневатую окраску с множеством белых пятен, образующих, особенно на нижней стороне тела, белые поперечные полоски. Пятнистые неясыти живут оседло в старых лесах вдоль западного побережья США, а также местами в юго-западных штатах и на севере Мексики. В пределах этого ареала выделяют 3 подвида, из которых в наиболее угрожаемом положении находится северная пятнистая неясыть (S.o.caurinа). Основные места ее обитания—леса у подножия и по склонам гор от юга Британской Колумбии до северо-запада шт. Калифорния—в значительной степени пострадали при лесоразработках, а особенно от уничтожения старых деревьев. Репродуктивные способности пятнистой неясыти довольно низкие: в кладке всего 2, редко 3 яйца. К тому же увеличение фактора беспокойства со стороны людей иногда вынуждает птиц покидать гнездовые участки.

Обследования, проведенные специалистами в 1973—1977 гг. в Калифорнии, позволили с помощью магнитофона (записывали брачные крики) установить 317 мест возможного гнездования в этом штате пятнистых неясытей. Некоторые местообитания птиц охраняются на территории национальных парков (Олимпик, Маунт-Рейнир) и лесных резерватов.

К середине нашего столетия возникли опасения за судьбу флоридского земляного сыча (Speotyto cunicularia floridana) — маленькой, коричневой с белыми пятнами, короткохвостой совы, похожей на нашего домового сыча. Распространение этой птицы ограничено п-овом Флорида и некоторыми из Багамских о-вов. Остальные 17 подвидов земляного сыча населяют прерии и остепненные участки на равнине и в горах западной части Северной Америки, а также многие районы Центральной и Южной Америки, но 2 островных подвида (S.c.amaura и S.c.guadeloupensis) исчезли в конце прошлого века. Гнездятся земляные сычи в норах, вырытых различными животными, поэтому в литературе этих птиц называют также «кроликовой совой», «норным сычом» и т. д. В полной кладке земляных сычей 6—11 белых яиц, у флоридского подвида обычно 5—7. Насиживают кладку самка и самец в течение 28—29 дней, почти столько же времени они выкармливают молодых насекомыми и мелкими позвоночными животными, которых ловят и днем.

В настоящее время флоридский земляной сыч оказался изолированным от других подвидов, хотя в прошлом ареал вида на юге Северной Америки, видимо, был сплошным. Разрыв ареала произошел, вероятнее всего, в результате хозяйственного освоения значительных территорий под сельское хозяйство и многолетней борьбы с луговыми собачками, норы которых сычи использовали для гнездования. Гнезда земляных сычей доступны и различным хищникам, включая крыс, кошек и собак. Два подвида земляных сычей, населявших некоторые острова Карибского моря, были уничтожены к концу прошлого века мангустами, интродуцированными для борьбы со змеями и крысами. Истребление грозило и флоридскому земляному сычу, который сохранился только в центральных районах полуострова, но с 50-х годов отмечено увеличение его популяции и расширение гнездового ареала к югу и северу. В конце 70-х годов новые места гнездования этого подвида были обнаружены у северной границы шт. Флорида, и можно полагать, что опасность его исчезновения миновала.

Из довольно значительного числа видов дятлов Северной Америки в список птиц, находящихся под угрозой в США, и в Красную книгу внесен сосновый, или краснохохлый, дятел (Picoides borealis). Название «краснохохлый дятел» встречается в отечественной литературе, хотя на самом деле у этого дятла красного хохла нет, да и вообще красный цвет в оперении имеется только у самцов в виде двух маленьких пятен по бокам черной шапочки. Для этого дятла, как и для пестрых дятлов, характерен белый поперечный рисунок на черной спине и крыльях, белый низ с продольными темными пестринами по бокам тела, белые щеки и лоб. Самки отличаются от самцов отсутствием красных пятнышек и несколько более длинным хвостом. Распространен сосновый дятел в сосновых высокоствольных лесах в юго-восточных штатах США, включая Флориду, где, по мнению некоторых специалистов, живет самостоятельный, хотя географически и не изолированный подвид P.b.hylonomus. В связи с тем что сосновые дятлы выдалбливают дупла для гнезд и отдыха в старых деревьях, имеющих возраст более 50—70 лет, а многие сосновые леса на юго-востоке США в значительной степени пострадали, сократилась и численность этих птиц. В некоторых местах вид уже исчез, однако общая численность сосновых дятлов в настоящее время еще превышает 3 тыс. особей.

Летом сосновые дятлы обычно живут постоянными парами, но размножающиеся птицы часто имеют одного и даже двух помощников — однолетних самцов, помогающих выкармливать птенцов. Наблюдали даже участие дятла-помощника в насиживании кладки наряду с родительской парой. В полной кладке 2—4 яйца, инкубация продолжается 10—12 дней, птенцы покидают дупло через 26—29 дней. Зимой родители, помощники и молодые держатся группами до 8 особей и ведут преимущественно оседлый образ жизни. Поскольку, помимо дупла для гнезда, каждая птица выдалбливает (и активно защищает!) еще дупло для отдыха и ночевки, в местах, заселенных сосновыми дятлами, имеются своеобразные «колонии» занятых, незаконченных и старых дупел. Учет таких дупел, или «колоний», позволяет судить о численности вида и тенденциях ее изменения. В 1973—1974 гг. в юго-восточных штатах США из 312 «колоний», учтенных 4 года ранее, покинутыми оказались 41. На востоке Техаса из 23 известных в 1971 г. поселений в 1977 г. обитаемыми оказались 11, т. е. популяция сократилась на 50%. В Мэриленде последнего дятла видели в 1976 г.

Сокращение численности сосновых дятлов обусловлено не только уменьшением площади спелых лесных массивов, но и санитарными рубками: птицы предпочитают гнездиться в соснах, пораженных грибковым заболеванием (красносердцевинной гнилью). А поскольку большинство поселений расположено на частных участках лесопромышленников, заставить их сохранять старые и больные деревья почти невозможно. Формально сосновый дятел с 1973 г. находится под охраной закона, и принимаются меры по сохранению и улучшению его местообитаний в национальных лесных заказниках. В штате Джорджия были даже проведены довольно успешные опыты по переселению «колоний» (вместе с выпиленными кусками стволов с дуплами!) на новое место.

В юго-восточных штатах США в прошлом гнездился белоклювый дятел (Campephilus principalis) — единственный в Северной Америке представитель рода острохохлых дятлов, другие 10 видов которого населяют Центральную и Южную Америку. Эта огромная, почти полуметровой длины, птица имеет весьма скромную черную с белым окраску; на затылке удлиненные перья образуют заостренный хохол — черный у самок и ярко-красный с черным верхом у самцов. Основные местообитания этих дятлов — высокоствольные девственные леса в долинах рек и по болотам с обилием засыхающих деревьев, из-под коры и в древесине которых птицы добывают различных насекомых, преимущественно личинок древоточцев, хотя к осени охотно поедают ягоды и другие плоды. Биология белоклювого дятла довольно хорошо изучена благодаря исследованиям Дж. Тэннера, которому в середине 30-х годов Одюбоновское общество поручило провести исследования этого вида, оказавшегося уже в то время на грани исчезновения.

Пары у белоклювых дятлов, вероятно, постоянны, и партнеры всегда держатся неподалеку друг от друга, обыскивая деревья на кормовой территории в диаметре около 7—8 км. В период с января до апреля самец и самка совместно выдалбливают дупло в стволе живого дерева, чаще всего дуба, на большой высоте от земли. Птицы имеют также дупла для ночевки, которые постоянно используют, особенно во вне-гнездовой период. В полной кладке до 4 белых яиц, хотя при раннем гнездовании (январь — февраль) бывает всего по 1—2 яйца. Насиживают попеременно обе птицы в течение почти 20 дней, а затем еще почти 5 недель они выкармливают птенцов.

Некогда материковый подвид белоклювого дятла (Ср. principalis) населял густые леса от юго-восточной Оклахомы и восточной части Техаса до юга Северной Каролины и побережья Мексиканского залива и Атлантики. Индейцы когда-то добывали этих дятлов, используя их хохол вместе с надклювьем для украшения, но угроза существованию вида пришла вместе с вырубкой лесов и особенно уничтожением гигантских деревьев в бассейне Миссисипи и других рек. Уже к 1885 г. белоклювый дятел исчез в северных областях своего прежнего ареала. В конце 30-х годов нашего столетия стало известно, что он сохранился только в Южной Каролине в заболоченных лесах у р. Санти, на востоке Луизианы в участке девственного леса Сингер-Трэк и на нескольких участках во Флориде. По мнению Дж. Тэннера, общая численность бе-локлювых дятлов в это время не превышала 25 особей. Через 10—15 лет был уничтожен лес Сингер-Трэк, исчезли гнездовые пары в большинстве известных мест во Флориде. Лишь единичные сообщения, поступающие изредка из северо-западной части Флориды и из некоторых районов техасского побережья, свидетельствуют, что белоклювый дятел на материке еще не вымер.

Кроме материка, особый подвид белоклювого дятла — Ср. bairdi населял также леса на Кубе. Биология его сходна с таковой номинативного подвида, но, помимо низинных лесов, этого дятла встречали и в лесах по склонам гор. Вырубка лесов и расчистка территорий для плантаций сахарного тростника, а также охота на дятлов уже в начале нашего столетия привели к резкому сокращению численности и ареала этих птиц. К середине 50-х годов кубинских белоклювых дятлов осталось менее 20, а еще через 20 лет популяция сократилась наполовину. Теперь судьба этого дятла, как и материкового подвида, всецело зависит от человека.

Добыча белоклювых дятлов повсеместно запрещена. Отдельные изолированные места его обитания охраняются на юге Техаса, во Флориде и на востоке Кубы (резерваты Купеял и Хагуани), но в некоторых из них птицы уже давно не гнездятся, поэтому необходимы специальные меры, чтобы сохранить белоклювого дятла в списке птиц фауны мира.

Среди воробьинообразных птиц Северной Америки к числу редких или исчезающих можно отнести около 10 подвидов широко распространенных видов птиц. Южную половину Северной Америки населяет американский сорокопут (Lanius ludovicianus), очень похожий на распространенного у нас и на севере Америки большого, или серого, сорокопута, но с темно-серой шапочкой на голове. Специалисты различают 11 подвидов американского сорокопута, у некоторых из них отмечено сокращение численности. С 1972 г. этот вид внесен в «Голубой список», но наибольшую тревогу вызывает подвид L.l.mearnsi, живущий на о. Сан-Клементе, расположенном в Тихом океане примерно в 120 км западнее г. Сан-Диего (Калифорния). В прошлом он населял густые заросли кустарников, покрывающих значительную часть этого довольно большого, около 100 км2, острова. Гнезда птицы строили невысоко над землей, в полной кладке было около 6 яиц, которые самка насиживала примерно 16 дней.

Еще в прошлом веке на острове были выпущены козы и овцы, а позднее туда завезли и свиней, его использовали для свободного выпаса домашних, постепенно дичавших животных. В начале 70-х годов на острове было более 6 тыс. коз. В результате этого значительная часть прежних местообитаний сорокопута была уничтожена или стала непригодной для гнездования. Р. Стюарт, посетивший остров в 1974 г., обнаружил всего 16 особей местного подвида американского сорокопута, а в последние годы его численность оценивают в 20—30 особей.

Сходная судьба и у сан-клементского подвида шалфейной овсянки — Amphispiza belli clementeae. Самцы этой овсянки, величиной с полевого воробья, имеют темно-серую окраску верха и белый с черным пятнышком на груди низ, а самки — коричневатые с темными продольными пестринами. Гнездятся птицы в зарослях полыни и злаков. Естественно, что интродуцированные животные, особенно козы, существенно сократили популяцию этого островного подвида, и обычная в начале нашего века сан-клементская овсянка оказалась на грани исчезновения: в 1974 г. видели всего 7 взрослых и 37 молодых птиц, поэтому предположили, что на острове осталось 2—3 десятка гнездящихся особей.

Были начаты работы по выселению с острова коз, а сан-клементских сорокопута и шалфейную овсянку с 1977 г. объявили птицами, охраняемыми федеральным законом и законом шт. Калифорния. Следует отметить, что на этом же о. Сан-Клементе в результате деятельности одичавших животных к концу 20-х годов, видимо, полностью вымер местный подвид крапивника Бевика—Thryomanes bewickii leucophrys, no крайней мере, последний раз его видели в 1927 г.

Среди небольшой группы эндемичных для Америки вьюрковых овсянок, которых различные специалисты то относили к родам Ammospiza, Passerculus и Ammodramus, то всех объединяли в последний род, особого внимания заслуживают два подвида приморских вьюрковых овсянок — Ammodramus maritimus nigrescens и A.m.mirabillis. До 1973 г. их рассматривали в качестве самостоятельных видов: мерриттская приморская овсянка (A.nigrescens) и эверглейдская, или удивительная, приморская овсянка (A.mirabillis). Первая гнездится на востоке центральной части Флориды в соленых приморских болотах побережья, на о. Мерритт и в плавнях р. Сент-Джонс, а вторая—на болотах и в прериях юго-западного побережья Флориды, включая п-ов Кейп-Сейбл. По величине и характеру окраски эти птицы напоминают самок камышовых овсянок, но имеют желтоватую бровь и крупные продольные темные пестрины на белом фоне груди и по бокам тела. Самки отличаются от самцов чуть меньшими размерами и поведением.

Наиболее темная из всех приморских овсянок — мерриттская, у нее черноватые пятна на голове и спине почти сливаются. Впервые эту оседлую птицу обнаружили во Флориде и описали более 100 лет назад, а еще через 50 лет нашли первые гнезда. Ареал овсянки оказался ограниченным небольшой территорией вдоль побережья между р. Сент-Джонс и п-овом Канаверал. Птицы населяли обширные открытые заболоченные участки с отдельными деревьями и кустарниками, но гнезда устраивали в зарослях околоводных растений, преимущественно крупного злака спартины. В полной кладке этих овсянок 4, реже 3 яйца, но в течение года птицы могут гнездиться дважды.

Еще до второй мировой войны мерриттские овсянки были довольно многочисленными, но последующие работы по мелиорации,строительству дорог, увеличение выпаса скота и борьба с комарами после строительства космодрома и Центра космических исследований на мысе Канаверал (мыс Кеннеди) быстро сократили эндемичную популяцию. Если в прошлом на о. Мерритт обитали около 2 тыс. пар, то в 1963 г. их осталось всего 70, еще через 5 лет были отмечены 30—35 поющих самцов, в 1972 г.—11 самцов, в 1975 г. остались всего 1—2 пары, а в 1978 г. на острове овсянок не видели вообще, хотя остатки пригодных для этих птиц местообитаний в созданном в 1963 г. резервате Мерритт-Айленд еще сохранились. Было намечено завезти в этот заказник птиц из долины р. Сент-Джонс, но и там, включая территорию спешно организованного заказника-рефугиума, мерриттские овсянки почти исчезли. Еще летом 1968 г., по данным Б. Шарпа, в болотах у р. Сент-Джонс обитали 895 пар, но последующие учеты, проведенные орнитологами из Гейнсвиллской лаборатории, показали катастрофическое падение численности этих птиц: в 1977 г. были отмечены 28 поющих самцов, на следующий год-24, а в 1979 г.— всего 13 самцов. Последнее гнездо мерриттской овсянки в этом районе было найдено в 1975 г., а последнюю самку видели в 1977 г.

Сейчас мерриттская приморская овсянка находится под охраной закона, и созданы два заказника, в которых различными способами восстанавливают сходные с первичными местообитания, но основные надежды сохранить этих птиц связаны все же с искусственным разведением их в неволе и восстановлением подвида путем возвратных скрещиваний с приморскими овсянками других подвидов, населяющих прибрежные болота на юго-востоке США. Для этого в 1979—1980 гг. в долине р. Сент-Джонс были отловлены и помещены в питомник 5 самцов мерриттской овсянки, но к июлю 1984 г. в живых остались всего 3 самца.

Эверглейдская приморская овсянка (A. m. mirabillis) отличается от мерриттской оливково-серыми головой и верхом спины, более широкой желтовато-оливковой бровью и меньшим развитием пестрин на спине и нижней части тела. Хотя эти птицы менее требовательны к местообитаниям, чем мерриттские овсянки, их распространение ограничено отдельными участками приморских болот и прибрежных злаковых прерий юго-запада Флориды. Сельскохозяйственное освоение, осушение болот и строительство уже привели к исчезновению в некоторых местах эверглейдских овсянок, но их общая численность пока превышает 1,5—2 тыс. особей. Значительная часть местообитаний этих птиц находится в пределах национального парка Эверглейдс, но и здесь они сокращаются в связи с расширением в последние годы площади мангровых зарослей. По экологии эверглейдская приморская овсянка сходна с мерриттской и как эндемичный, редкий и уязвимый подвид находится под охраной закона.

Из американских овсянок певчая зонотрихия, или певчий воробей (Melospiza melodia), распространена от Алеутских о-вов, Аляски и Канады до Мексики. Во многих частях столь обширного ареала этот вид ведет строго оседлый образ жизни, лишь птицы северных популяций совершают регулярные перелеты. Специалисты, основываясь на различиях в окраске и географическом распределении птиц, выделяют до 39 подвидов певчих зонотрихий, из которых один (М. m. amaka), населяющий только небольшой о. Амак, оказался на грани исчезновения. Этот островок рас­положен в Беринговом море близ оконечности Аляски, примерно в 40 км северо-западнее г. Колд-Бей.

Амакские певчие зонотрихий значительно мельче аляскинского подвида и, видимо, издавна живут оседло на этом скалистом острове. Интродукция на о. Амак песцов привела к тому, что эти птицы перестали размножаться, видимо, песцы уничтожают все их гнезда и слетков. Будущее амакского подвида под угрозой. Еще один островной подвид певчей зонотрихий (M.m.graminea), гнездившийся на о. Санта-Барбара (близ берегов Калифорнии), вероятнее всего, вымер, так как с 1967 г. птиц этого подвида никто не видел.

Характерное для Америки и многочисленное семейство древесниц, или американских славок, включает два вида, один из которых находится под угрозой исчезновения, а другой почти вымер. Древесница Киртланда, или сосновая (Dendroica kirtlandii), уже давно привлекла внимание орнитологов и специалистов по охране природы. Эта похожая на пеночку птичка с желтыми грудью и брюшком и серым с темными пестринами верхом гнездится только в сосновых лесах на северо-востоке шт. Мичиган, преимущественно в бассейне р. О-Сейбл. Зимовать древесницы улетают на Багамские о-ва. Вероятнее всего, в прошлом ареал их был более обширным, современное же распространение имеет реликтовый характер. Благодаря работам Г. Мэйфилда и других исследователей, сейчас об этой древеснице известно почти все, даже изменение численности всей ее популя­ции по годам с середины нашего века.

Гнезда древесницы Киртланда, как и многие наши пеночки, устраивают на земле, но почти всегда в зарослях молодых банксовых сосен (эти сосны дают поросль только после пожаров или на вырубках). В современных охраняемых сосновых лесах условия для гнездования древесницы Киртланда хуже, чем были в конце прошлого века, когда леса выжигали и вырубали (по крайней мере, большинство экземпляров этого вида попало в коллекции с Багамских о-вов в период между 1870— 1900 гг.). Вот почему в Гуронском лесном резервате и еще на трех участках сосняков пришлось периодически устраивать контролируемые пожары, на местах которых примерно через 8 лет создаются условия, подходящие для гнездования птиц данного вида.

Древесницы Киртланда привязаны к своим местам гнездования; по наблюдениям Л. Уолкиншоу, некоторые самцы возвращаются на гнездовые участки в течение 7—8 лет. Обычно птицы живут парами, но старые самцы могут иметь и по две самки. В полной кладке 5 яиц, а в повторной 4. Молодые птицы могут размножаться на следующий год, поэтому продуктивные способности вида достаточно высокие. Учеты, проведенные в 1951 и 1961 гг., показали, что численность популяции довольно стабильна, в ней насчитывается около 1 тыс. особей. Однако через 10 лет обнаружили, что популяция сократилась более чем в 2 раза. Ежегодные учеты поющих самцов в 1971 —1983 гг. показали, что количество птиц колеблется между 167 и 243 особями. Правда, ареал «расширился» — в последние годы 1—2 самцов слышали в соседнем шт. Висконсин, а одного — в Канаде, в пров. Онтарио.

Причины сокращения популяции древесницы Киртланда вскоре стали ясны: в местах ее обитания увеличилась численность буроголовых воловьих птиц, которые, как и наши кукушки, подкладывают свои яйца в гнезда других птиц. Гнездовой паразитизм воловьих птиц на древесницах Киртланда был очень высоким: более 60% древесниц выкармливали птенцов воловьих птиц. С 1972 г. началась кампания по борьбе с воловьими птицами. За 10 лет были выловлены и уничтожены почти 34 тыс. воловьих птиц, в результате чего количество слетков у древесниц Киртланда возросло до 3 на одно гнездо, однако численность популяции почти не увеличилась. Видимо, сказались ухудшение условий в местах зимовки древесниц на Багамских о-вах, а также трудности образования пар, особенно у молодых птиц, из-за критически низкой плотности этого вида. Таким образом, несмотря на принятые в США меры охраны и проведение специальных мероприятий, будущее древесницы Киртланда пока проблематично.

Древесница Бахмана, или болотная (Vermivora bachmanii), имеет такую же желтую окраску низа, как и древесница Киртланда, но мельче ее и сверху оливково-зеленая. Самцы отличаются от самок черным зобом и такого же цвета пятном на макушке. В конце прошлого и начале нашего столетия древесницы Бахмана встречались от юго-востока штатов Миссури, Кентукки и Южной

Каролины до Луизианы и юга Алабамы, т. е. почти по всему юго-востоку США, но уже тогда распределение этих птиц было пятнистым. Гнездились они в старых низкорослых лесах на болотах и по долинам рек. С 1886 г. в коллекции поступило более 400 экземпляров древесниц Бахмана, а в 1897—1919 гг. было найдено 40 гнезд птиц этого вида с кладками в 3—5 яиц и птенцами. На зиму эти древесницы отлетали на Кубу и о. Хувентуд (преимущественно через Флориду); в марте 1889 г. около 20 птиц из пролетной стаи разбились о маяк Сомбреро-Ки во Флориде, а в июле и августе 1887 и 1889 гг. в районе Ки-Уэст видели по 150—200 этих птиц.

Что произошло с этой древесницей в первой половине нашего века, непонятно: внешне подходящие для гнездования птиц местообитания еще сохранились, в том числе и в резерватах в некоторых районах юго-востока США, но последнее гнездо древесницы Бахмана было найдено в Алабаме в 1938 г. До нашего времени известны единичные встречи этих птиц, причем не гнездящихся; несмотря на интенсивные поиски, до 1982 г. мест гнездования этого вида обнаружить не удалось. Предполагают, что причинами вымирания древесницы Бахмана, которая с 1965 г. находилась в США под охраной закона, могут быть ухудшение условий в районах зимовки и высокая смертность птиц во время осенних миграций.

Центральная и Южная Америка относятся к неотропической фаунистической области, но авифауна собственно Центральной Америки, как и фауна многих островов Карибского моря (Вест-Индия), в значительной степени имеет переходный характер и включает многие формы, свойственные Северной Америке. В зимний период фауна Центральной Америки, островов Вест-Индии и некоторых северных районов Южной Америки значительно увеличивается за счет неарктических мигрантов. Поскольку многие местные виды птиц в сухой период, соответствующий зимним месяцам на севере, не размножаются, это позволяет аборигенным видам нормально сосуществовать с зимующими здесь же перелетными птицами.

Морское побережье с заливами и островами и возвышающиеся почти до 4000 м над ур. м. горы с озерами, долинами и ущельями рек определяют ландшафт Центральной Америки. Исключительное разнообразие ландшафтов, мозаичность растительности и местообитаний на весьма небольшой территории Центральной Америки обусловливают богатство авифауны этого региона.

Значительную часть Южной Америки занимают тропические дождевые леса, саванны и степи, а протянувшаяся вдоль всего западного побережья континента горная цепь Анд, отдельные вершины которых достигают почти 7000 м над ур. м., создает неповторимое разнообразие растительных поясов и в значительной степени определяет климатические условия прилежащих районов. На юге континента, включая изрезанное фьордами западное побережье с многочисленными островами, господствует растительность умеренной зоны южного полушария, здесь же многочисленны ледники. Длительное время Южная Америка была изолированным островным континентом — этим в значительной степени объясняется современное разнообразие и богатство местной авифауны. По-видимому, в определенные «сухие» эпохи четвертичного периода на значительной территории Южной Америки сохранялись отдельные центры переживания, или рефугиумы, которые позволили выжить многим первобытным формам птиц и стали своеобразными центрами эндемизма. В настоящее время из 67 семейств птиц, представители которых населяют нео­тропическую область, многие являются реликтами минувших эпох и эндемичными только для Южной Америки; общее число эндемичных видов здесь превышает 1500!