8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Поражает богатство авифауны многих стран Южной Америки по сравнению со сходными по площади территориями в других частях света. В Колумбии, например, встречается около 1570 видов птиц, а в Боливии—1200. Следует учитывать и тот факт, что значительные территории Южной Америки до сих пор еще плохо изучены специалистами-орнитологами, и почти каждый год на этом материке они обнаруживают новые виды птиц.

Освоение этого региона человеком было крайне неравномерным. До открытия Америки Колумбом наиболее заселенными были отдельные районы Центральной Америки и северо-востока Южной Америки. Отношение коренных жителей к птицам было вполне благоприятным (у некоторых племен отдельные их виды считались священными, например гарпия, которой даже приносили жертвы, считая, что она уносит души умерших в небесную обитель). Тем не менее некоторые виды птиц, преимущественно крупных, используемых для питания, изготовления одежды и украшений, пострадали от аборигенов. Наибольший же ущерб фауне был причинен в относительно короткий период после освоения Америки европейскими колонизаторами и переселенцами. Уничтожение девственных лесов, замена их плантациями сельскохозяйственных культур и пастбищами, отлов и истребление некоторых экзотических видов птиц быстро привели к изменению экологического равновесия и вымиранию многих форм животных в Центральной Америке и особенно в Вест-Индии. За последние два столетия фауна и флора Антильских о-вов понесла такой урон, что некоторые натуралисты называют Вест-Индию «кладбищем исчезнувших животных». Только на островах Карибского бассейна вымерли более 20 видов и подвидов птиц, а более 40 следует отнести сейчас к категории редких или находящихся под угрозой исчезновения.

Страны Центральной Америки потеряли всего 1 вид и 5—7 подвидов птиц, но около 20 стали исчезающими или редкими. Печальное исключение составляет о. Гуадалупе в Тихом океане: расположенный примерно 250 км западнее мексиканского побережья Калифорнии, он имеет в авифауне представителей как неарктической, так и неотропической области. Среди птиц этого относительно небольшого (310 км2) острова имелось довольно много эндемичных подвидов, а возможно, и видов. Природные условия острова настолько пострадали, особенно в результате раз­рушения местообитаний и уничтожения растительности интродуцированными и одичавшими козами, что, по крайней мере, 3—4 подвида и 1—2 вида местных птиц уже вымерли, а еще несколько находятся под угрозой исчезновения.

Интенсивное освоение и изменение природы Южной Америки практически началось лишь в нашем столетии, особенно в последние десятилетия. Почти треть южноамериканского континента (7 млн. км2) занимает Амазония — бассейн р. Амазонки с влажными тропическими лесами, или сельвой. Миллионы гектаров этих лесов уже вырублены, и их место заняли скотоводческие ранчо и плантации. Нарушение экологического баланса во многих районах Амазонии серьезно обеспокоило расположенные здесь страны. В 1978 г. 8 стран подписали «Договор об амазонском сотрудничестве», но остановить вырубку лесов еще долго, по-видимому, не удастся. Поэтому наряду с поисками оптимальных методов ведения сельского хозяйства начато создание крупных охраняемых территорий. Интенсификация сельского хозяйства и промышленности привела не только к расширению освоенных и измененных территорий, но и к загрязнению ядохимикатами и промышленными отходами местообитаний животных как в сельве, так и на Атлантическом побережье. Особую тревогу вызывает применение в последние годы высокотоксичных дефолиантов, близких по действию к использованному во Вьетнаме американскими войсками эйдженд-оранджу. В 1981 г. под предлогом расчистки долины р. Токантинс от растительности для строительства гидроэлектростанции у г. Тукуруи этими веществами была заражена территория площадью около

2,5 тыс. км2 в бассейне Амазонки. Участились случаи сброса в реки (например, в р. Богота) ядовитых отходов промышленных предприятий, что вызывает гибель многих животных.

Существенные изменения происходят и на обширных территориях южноамериканских степей — в пампе. Более двух веков пампа использовалась для скотоводства и посевов зерновых. В последние годы в отдельных районах она уступает место песчаным пустыням (результат эрозии почвы). Сокращение и изменение местообитаний и прямое преследование уникальных видов животных Южной Америки привело к тому, что сейчас более 110 видов и подвидов птиц этого континента стали редкими или находятся под угрозой исчезновения, хотя вымерло здесь пока 2—3 вида.

В Южной Америке живут своеобразные страусы — нанду. От африканских страусов они отличаются трехпалыми ногами и отсутствием роскошных белых перьев на крыльях и хвосте. Из двух видов нанду ареал малого нанду, или нанду Дарвина (Pterocnemia pennata), состоит из двух частей: равнины юга Чили и Аргентины от Магелланова прол. населяет один подвид, а еще два подвида живут в горах севера Чили, северо-запада Аргентины и юго-запада Боливии. Некоторые специалисты выделяют горные формы и равнинный подвид в самостоятельные виды. Наиболее редким в настоящее время стал западный горный подвид малого нанду (P.p.tarapacensis), который еще сохранился местами в зоне пуна в горах выше 3 тыс. м над ур. м. на севере Чили от пустыни Атакама до границы с Перу. Одна из главных причин сокращения численности этого нанду— преследование его человеком. Сбор яиц и добыча самих птиц существенно подорвали запасы популяции: остались лишь несколько сотен особей. Другой горный подвид (P. p. garleppi), встречающийся на северо-западе Аргентины, юго-западе Боливии и кое-где на юге и юго-востоке Перу, очень близок к предыдущему и во многих районах тоже стал редким.

Характерная черта биологии нанду— сочетание полигамии и полиандрии. К началу периода размножения самец формирует гаремы из нескольких самок и строит гнездо — неглубокую ямку, выстланную травой. Самки откладывают в это гнездо яйца, и когда их число достигнет примерно 20, самец отгоняет самок и начинает насиживать кладку. Самки могут перейти к другому токующему самцу и отложить яйца в его гнездо, но никакого участия в насиживании и воспитании птенцов не принимают. Инкубационный период длится 36— 38 дней. Птенцы вылупляются достаточно самостоятельными, но еще длительное время находятся под опекой родителя.

Формально охота на горных малых нанду и сбор их яиц в Чили, Боливии и Перу запрещены законом, но эта мера в связи с традиционным использованием местными жителями мяса, яиц и шкур нанду оказалась пока неэффективной. Для того чтобы прекратить международную торговлю шкурками малого нанду, весь вид включили в Приложение 1 СИТЕС. В Чили около 100 малых нанду обитают на территории национального парка Лаука.

Свойственный только Центральной и Южной Америке отряд тинамуобразных насчитывает около 50 видов своеобразных птиц. Тинаму наиболее близки к нанду и, возможно, имеют общее с ними происхождение. Эти наземные птицы ведут строго оседлый образ жизни, поэтому изменение или уничтожение их местообитаний, а также добыча самих птиц привели к сокращению численности многих популяций различных видов.

В 1943 г. на севере Колумбии, в лесу между р. Магдалена и подножием Восточной Кордильеры (близ г. Ла-Глория) была добыта одна особь тинаму, описанная А. Уитмором как особый вид Crypturellus saltuarius. Больше об этой птице (по-русски ее можно назвать магдаленский тинаму) ничего не известно. Г. Вольтере поддерживает видовую самостоятельность магдаленского тинаму, считая его очень близким к тинаму-чоко (С. kerriae), но Р. Говард и А. Мур считают магдаленский экземпляр подвидом красноногого тинаму— С. erythropus saltuarius. Темно-серая и коричневая окраска верха и боков и белое горло делают его похожим на других крупных тинаму, но грудь у магдаленского тинаму светло-желтая, а центральная часть живота тускло-белая. По-видимому, как и некоторые другие близкие виды тинаму, он живет в лесу и большую часть времени проводит на земле в поисках пищи, почти не используя свои короткие, округлые крылья. Принимая во внимание, что леса в том районе, где был добыт магдаленский тинаму, в значительной степени сведены, не исключена возможность, что этот недавно открытый и, несомненно, очень редкий вид или подвид может попасть уже в число вымерших.

В лесах от востока Бразилии до востока Парагвая и северо-востока Аргентины живет крупный охристоголовый тинаму — Tinamus solitarius. Окрашен он очень скромно: кроме охристых головы и шеи и белого горла, весь верх и нижняя часть тела сероватые или оливково-серые, лишь на боках имеются черные полосы и пестрины. Гнезда эти птицы устраивают на земле, насиживает кладку и водит птенцов только самец. У охристоголового тинаму различают два подвида: Т.s.solitarius (Центральная Бразилия и восток Парагвая) и Т. s. pernambucensis. Хотя численность и территория распространения номинативного подвида в результате сведения первичных лесов и охоты значительно сократились, он еще встречается в некоторых резерватах и размножается в питомниках. В отличие от него пернамбукский подвид, впервые описанный в 1946 г., занимал очень небольшой участок ареала—жил только в лесах вдоль р. Сан-Франсиску в штатах Пернамбуку и Алагоас на востоке Бразилии. В коллекциях имеется всего 3 экземпляра этого исчезающего подвида. Возможно, в остатках прибрежных лесов еще живут несколько десятков пернамбукских охристоголовых тинаму, но сохранить их очень сложно, так как уничтожение первичных лесов в этом районе привело к исчезновению и изоляции местообитаний, а в питомниках этого подвида нет. Пока только запрещен экспорт охри-стоголовых тинаму — весь вид включен в Приложение 1 СИТЕС.

Близкий к охристоголовому тинаму другой вид — черный тинаму (Tinamus osgoodi) — был обнаружен лишь в двух местах: в Перу, в лесах долины р. Маркапата (департамент Куско) и более чем в 1500 км севернее — в Колумбии, в субтропическом лесу на юге департамента Уила. Птицы из этих столь удаленных мест были описаны как два разных подвида — Т. о. osgoodi (Перу) и Т. о. herschkovitzi (Колумбия), однако информация о современном состоянии их популяций очень скудная. Возможные места обитания черных тинаму в Перу в значительной степени уничтоже­ны, а в Колумбии этот вид, видимо, сохранился в небольшом, всего 700 га, национальном природном парке Куэва-де-лос-Гуачарос.

Широко распространенные во всем мире поганкообразные на горных озерах Южной и Центральной Америки живут оседло и в результате длительной изоляции и экологической специализации являются примером сравнительно недавнего возникновения среди этих птиц новых видов. Однако ограниченность ареала таких видов поганок лишь одним водоемом делает их весьма уязвимыми к антропогенному воздействию; примерно 4—5 видов американских поганок следует считать уже редкими или даже исчезающими.

Много лет назад в список видов птиц, находящихся под угрозой исчезновения, внесена атитланская поганка (Podilymbus gigas), или большая пестроклювая поганка (так ее называют за некоторое сходство с широко распространенной в Америке пестроклювой поганкой. Птицы этого вида живут оседло только на одном довольно крупном (около 130 км ) оз. Атитлан, расположенном в горах Гватемалы на высоте 1700 м над ур. м. Летают они очень плохо — по сравнению с крупными размерами тела крылья их непропорционально малы, но, как и все другие поганки, они прекрасно плавают и ныряют, добывая мелких рыбешек, моллюсков и водных насекомых. Пары у атитланских поганок сохраняются длительное время. В конце марта они приступают к строительству гнезд, которые устраивают в зарослях камышей и рогоза близ южных берегов озера. В полной кладке 1—5 яиц, которые попеременно насиживают самец и самка. После вывода птенцов птицы покидают гнезда и почти все время проводят на воде. Выводки встречаются в конце мая—сентябре.

Впервые экземпляр этой крупной птицы с высоким, уплощенным с боков клювом с темной поперечной полосой орнитологи получили в 1862 г., но решили, что это местный подвид пестроклювой поганки. Лишь в 1929 г. Л. Гриском доказал, что атитланская поганка является самостоятельным видом. В то время он насчитал на озере всего около 100 пар этих птиц. На таком же уровне сохранялась их популяция в 1936 и 1960 гг., хотя местные жители регулярно охотились на поганок. В январе 1959 г. на оз. Атитлан специальным декретом была запрещена охота на всех водоплавающих птиц, но численность поганок начала резко снижаться: в 1964 г. осталось около 100 птиц, а в 1966 г. всего 86. Вид оказался под угрозой исчезновения. Возможной причиной этого была интродукция в

1957 г. в озеро двух видов окуней: размножившись, они могли поедать пуховых птенцов или, по крайней мере, стать конкурентами в борьбе за корм. Следует сказать, что кормовая база для поганок на оз. Атитлан довольно бедная, а если учесть, что на озеро прилетают зимовать другие виды поганок и утки, она может обеспечить существование всего 250—280 атитланских поганок. Численность популяции ограничена и наличием подходящих для гнездования зарослей камышей. Поэтому с 1968 г. регулируется выкос камышей и рогоза, усилен контроль за соблюдением запрета охоты. Атитланская поганка включена в Приложение 1 СИТЕС. Для пропаганды сохранения этого вида были выпущены почтовые марки с изображением атитланской поганки. По-видимому, принятые меры оказались действенными: число птиц начало возрастать, и в мае 1969 г. на озере насчитали 122 особи, в апреле 1973 г.— 189, а в 1975 г.—232 особи. В 1976 г. произошло сильное землетрясение, после которого начал снижаться уровень воды в озере: за 6 лет он упал на 4,5 м, что привело к уменьшению кормовой базы для птиц и площади гнездовых местообитаний. В 1979 г. на озере оставалось 130 поганок, а в 1983 г. не более 60. Если не будут приняты срочные меры (включая разведение птиц в неволе и расселение их на другие водоемы), в ближайшие годы вид может исчезнуть.

На оз. Тота, расположенном на высоте около 3000 м над ур. м. в горах Восточной Кордильеры в центральной части Колумбии, возможно, еще сохранилась андская поганка (Podiceps andinus).Впервые эта оседлая птица была описана в 1959 г. как подвид черношейной поганки (P. nigricollis andinus) — вида, распространенного в Америке и Евразии, включая территорию СССР. Андская поганка, действительно, очень похожа на черношейную, но передняя часть шеи у нее каштанового цвета, а не черная, поэтому одни специалисты считают ее самостоятельным видом, а другие — подвидом, но все соглашаются, что она заслуживает охраны. Еще до 50-х годов андская поганка жила на некоторых высокогорных озерах Колумбии в департаментах Кундинамарка и Бояка, а на оз. Тота была даже многочисленной. К концу 60-х годов почти на всех озерах эта птица исчезла, лишь на оз. Тота еще держались около 300 особей. Однако через 10 лет и там их остались единицы.

Образ жизни андской поганки сходен с таковым черношейной поганки, но птицы первого вида живут оседло. Условия обитания андской поганки на оз. Тота мало изменились, прибрежные заросли камышей остались, и все же популяция оказалась на грани исчезновения. Возможно, это произошло из-за того, что в 1944 г. в оз. Тота была запущена форель, которая стала конкурентом птицы в борьбе за корм. С начала 80-х годов о встречах этих птиц никаких сведений не поступало.

В перуанских Андах на высоте около 4000 м над ур. м. раскинулось большое (около 40 км в поперечнике) оз. Хунин. Берега его местами заболочены, а вдоль кромки воды имеются обширные заросли или бордюры тростника и камышей. Только на этом озере живет крупная и практически утратившая способность летать поганка Тачановского (Podiceps taczanowskii). По величине эта птица несколько крупнее нашей серощекой поганки: у нее серый верх с черноватой окраской на затылке и зашейке, белый низ и серые удлиненные перья по бокам головы. По образу жизни поганка Тачановского стайный и в некоторой степени колониальный вид. Кормятся эти птицы компактными группами, часто выстраиваясь в линию вдоль кромки тростника и синхронно ныряя. Питаются они мелкой рыбой на открытых участках водоема, а с околоводной растительностью связаны только в период гнездования.

Еще 50 лет назад поганка Тачановского на оз. Хунин была массовым видом. В начале 70-х годов, после строительства обогатительной фабрики для местных рудников, часть озера оказалась загрязненной сбросами этой фабрики, что отрицательно сказалось на растительности и животном мире озера. К концу 70-х годов на нем гнездились всего около 100 пар поганок Тачановского, а общая численность популяции не превышала 300 особей. К настоящему времени оз. Хунин объявлено национальным резерватом, рудники национализированы, и загрязнение воды прек­ратилось. Теперь необходимы работы по восстановлению измененных местообитаний, однако озеро предполагается использовать как водохранилище для снабжения водой столицы Перу, что приведет к значительным сезонным колебаниям уровня воды, а в конечном счете к ухудшению околоводной растительности и условий для гнездования этих редких птиц. Планируется небольшое количество поганок интродуциро-вать на другие озера с подходящими местообитаниями.

На юго-западе Аргентины на возвышенном плато в пров. Санта-Крус имеется много крупных и небольших озер. На заросшем урутью оз. Лас-Эскархадес площадью всего 3 км2 была обнаружена и в 1974 г. описана как новый вид чубатая поганка (Podiceps gallardoi). По величине она похожа на гнездящуюся в Средней России ушастую поганку, но отличается от нее белой с узкой темной полосой сзади шеей и черной головой со своеобразным чубом, образованным красновато-коричневыми удлиненными и рассученными перьями. Численность всей популяции этого вида составляла около 150 особей. Хотя оз. Лас-Эскархадес в 1979 г. было объявлено резерватом, число гнездящихся на нем чубатых поганок к 1984 г. сократилось до 30. Обнаруженная в 1982 г. вторая колония этого вида из 170 птиц через два года уменьшилась до 45 особей. Вероятнее всего, причиной этому была не гибель поганок, а их перераспределение по озерам малоисследованного базальтового плато. Исследования, проведенные в 1983—1984 гг. датским орнитологом И. Феллсо, показали, что общая численность чубатых поганок достигает 3 тыс. особей, но уровень воспроизводства этого узкоспециализированного вида очень низкий.

Чубатые поганки устраивают гнезда в плотных зарослях урути и зарослях прибрежной растительности, откладывая не более двух яиц, из которых паре родителей редко удается вырастить даже одного птенца (И. Феллсо определяет продуктивность у этого вида всего 0,12 молодых на пару в год). Гнезда этих птиц разоряют хищники, включая доминиканскую чайку, и даже лысухи. Успех размножения во многом зависит и от состояния кормовой базы: чубатые поганки кормятся преимущественно местным видом улитки-прудовика, численность которого зависит от многих факторов и меняется в различные годы. Часть популяции чубатых поганок оседла и зимний период проводит на участках озер, свободных от льда, но многие птицы улетают, по-видимому, на другие водоемы. Низкий уровень воспроизводства и узкая специализация делают этот вид особенно уязвимым, поэтому необходим постоянный контроль за состоянием популяции.

Листообразные в Америке представлены многими видами, в большинстве своем обычными и широко распространенными. Однако численность некоторых из них, особенно отдельных популяций, в результате деградации местообитаний неуклонно сокращается.

В Южной и Центральной Америке живут своеобразные тигровые выпи, которых выделяют в особый род Tigrisoma. Молодые птицы всех трех видов этого рода имеют тигровую раскраску (чередующиеся темно-коричневые и светло-охристые поперечные полосы и пестрины), но у взрослых птиц окраска более разнообразна, хотя узкие светлые полосы на спине сохраняются и у них. Полосатогрудая тигровая выпь (Т. fasciatum) встречается в отдельных местах во влажных тропических лесах, предпочитая берега речек с быстрым течением, от Коста-Рики до севера Ар­гентины и юга Бразилии. Взрослая птица по облику напоминает нашу большую выпь, но более крупная. Верхняя часть тела и бока шеи у нее исчерчены серовато-черными и темно-желтыми, а грудь — черноватыми и белыми полосами, на голове черная шапочка. Из четырех подвидов полосатогрудой тигровой выпи один (Т. f. pallescens) известен лишь по четырем экземплярам, добытым на северо-западе Аргентины в провинциях Сальта и Тукуман. Номинативный подвид (Т. f. fasciatum) гнездится на ограниченной территории юга Бразилии между Рио-де-Жанейро и Риу-Гранди-ду-Сул, а единичные экземпляры были добыты в прилежащих районах Мату-Гросу и в Аргентине в пров. Мисьонес. Однако все эти сведения многолетней давности. В последние годы полосатогрудую тигровую выпь никто в этих местах не видел. Леса здесь сильно вырублены, поэтому можно предположить, что существенно пострадали и местообитания тигровой выпи. В Бразилии формально добыча вида запрещена законом, но более важно сохранить оставшиеся места обитания этой скрытной птицы.

Во многих районах оказался под угрозой исчезновения еще один эндемичный вид, представитель монотипического рода — ябиру (Jabiru mycteria). Это крупный, белый с черными маховыми перьями аист с огромным, как у марабу, темным клювом, белой шапочкой на темной голове и оранжево-красным ошейником. Обитает он от юга Мексики до севера Аргентины, однако на этом обширном ареале встречаются лишь небольшими вкраплениями отдельные гнездовые участки птиц. Например, в Эквадоре в последние годы известна лишь одна встреча ябиру. Основные местообитания этих птиц— обширные заболоченные равнины с участками леса и саванны с рощицами пальм и группами деревьев вблизи водоемов. По образу жизни ябиру несколько напоминает наших аистов. Пары у них постоянны; гнезда птицы строят большие, до 1,5 м диаметром, из сучь­ев, на высоких сухих деревьях или на верхушках пальм далеко друг от друга, одно и то же гнездо используют в течение ряда лет. В зависимости от широты местности гнездование начинается после периода дождей, обычно с середины августа. В полной кладке 2—3 яйца, но иногда бывает и до 5 яиц. Инкубация продолжается около 30 дней, а в конце ноября, в начале засушливого периода, молодые покидают гнездо. Питаются ябиру лягушками, рыбами, змеями и различными беспозвоночными.

Интенсивное освоение местообитаний ябиру привело к сокращению численности этих обычных в прошлом птиц. Особенно угрожаемое положение у них в Центральной Америке: здесь сохранились всего около сотни птиц, многие из которых не гнездятся. В частности, в последние годы лишь 9 гнезд и всего 25 птиц были отмечены в Белизе, около 40 ябиру и 7 гнезд известны в Коста-Рике. Встречающиеся на юге Мексики, у границы с Гондурасом, 20—30 птиц, вероятнее всего, не гнездящиеся, а кочующие особи. Отдельные встречи, по-видимому, кочующих ябиру отмечены и в более северных районах.

Своеобразную и древнюю группу фламингообразных одни систематики относят к аистообразным, а другие — к гусеобразным, но, видимо, правильнее все же их рассматривать как самостоятельный отряд, включающий всего 6 видов, распространенных в Евразии, Африке и Америке. Среди них фламинго Джеймса (Phoenicoparrus jamesi) некоторое время считали полностью вымершим, пока в 1956 г. не обнаружили его гнездовья на оз. Колорадо, в горах на высоте 4200 м над ур. м. в южной части Боливии. В ноябре 1965 г. насчитали около 10 тыс. фламинго Джеймса, а еще через 10 лет численность этого вида, нередко гнездящегося поблизости с чилийскими и андскими фламинго на соленых озерах Поопо, Оруро, Колорадо, Салар-де-Чалвири в Боливии, а также на оз. Титикака в Перу и Боливии, превысила 50 тыс. особей. По-видимому, на распространение и численность фламинго Джеймса определенное влияние оказывают многолетние циклические колебания засушливых и влажных периодов. В настоящее время этот вид находится вне опасности, хотя он и малочисленнее других. Местные жители нередко в массе собирают яйца фламинго, например, в 1966 г., по данным П. Моррисона, в одной из колоний было собрано 25 тыс. яиц. Однако в Боливии и Перу в последние годы для охраны гнездовий фламинго созданы два национальных резервата.

На юге Патагонии, на о. Огненная Земля и на Фолклендских (Мальвинских) о-вах живут 5 видов птиц своеобразного и эндемичного рода Chloephaga. По внешности они похожи на гусей или казарок, но таксономически ближе к пеганкам. Гнезда, эти птицы устраивают на земле у опушки леса, а коричне-воголовая пеганка (Chloephaga rubidiceps) — на равнине среди травы или под защитой мелких кустиков. На зиму пеганки отлетают на север Патагонии и юг Пампы, в пров. Буэнос-Айрес. Питаются эти птицы в основном мятликами и другими травами, а так как численность пеганок была довольно высокой, то 3 вида их в 1974 г. в Аргентине были объявлены вредными как конкуренты овец. К настоящему времени прямое преследование и другие причины привели к резкому сокращению численности коричневоголовой пеганки на

юге Аргентины. Другая популяция этого вида, населяющая Фолклендские о-ва, пострадала меньше. По данным М. Румболла, на Огненной Земле коричневоголовые пеганки в 1954 г. составляли 50% всех птиц этого рода, в 1961 г.—10%, а в 1973 г.—всего 0,1%. Учеты, проведенные в местах зимовок в 1975—1977 гг., показали, что численность этих птиц и здесь составляла 0,5—0,7% общего количества особей всех трех видов пеганок этого рода. Таким образом, вся материковая популяция, видимо, не превышала 1000 особей. На Фолклендских о-вах численность коричневоголовых пеганок достигала в то время 40 тыс. особей. По-видимому, главной причиной сокращения популяции на Огненной Земле была интродукция в конце 40-х годов на остров патагонской серой лисицы для контроля численности завезенных сюда ранее кроликов. Размножившись и расселившись по всему острову, этот хищник, предпочитающий в качестве местообитаний травянистые равнины, где селятся и коричневоголовые пеганки, начал уничтожать их кладки и птенцов.

Еще один эндемик Южной Америки— лебедь-коскороба (Coscoroba coscoroba). Прежде он был распространен от юга Бразилии до Огненной Земли. Но в последние годы во многих местах стал редок. Лебеди-коскоробы, самые корот-коклювые из лебедей, живут на больших водоемах на равнине обычно отдельными парами, но зимой и в сухой сезон иногда встречаются стайками до 50 особей. В результате отстрела и изменения местообитаний численность коскоробы почти повсеместно сократилась, в Чили, например, осталось не более 1000 особей. Данный вид включен в Приложение 2 СИТЕС.

Бразильский крохаль (Mergus octosetaceus) встречается по небольшим речкам в первичных тропических лесах северо-востока Аргентины, востока Парагвая и юга Бразилии. Он чуть мельче нашего длинноносого крохаля, но с таким же тонким красным клювом и черной с зеленоватым отливом окраской головы и шеи, имеет длинный хохол. Верхняя часть тела у него темная, зеленовато-бурая, низ серый, исчерченный бурыми и белыми пестринами. Единственное найденное гнездо бразильского крохаля располагалось в дупле высокого дерева прямо над водой. Живут эти птицы отдельными парами, питаются преимущественно рыбой. Ареал этого оседлого вида имеет явно реликтовое происхождение, а спорадичность распространения в малоисследованных тропических лесах не позволяет судить об истинной численности популяции. Однако вид этот, несомненно, редок, встречи его за последние 50 лет единичны, а места обитания интенсивно разрушаются из-за вырубки лесов. Формально этот крохаль находится под охраной только в Бразилии.

Из 4 видов древесных, или свистящих, уток, встречающихся в Америке, карибская, или кубинская древесная, утка (Dendrocygna arborea) жила оседло на некоторых Багамских, а также Больших и Малых Антильских островах. Окраска головы и шеи у этой длинноногой, величиной со свиязь, утки от светло-коричневой до светло-серой, верх головы и задняя часть шеи более темные, грудь и спина темно-рыжие, низ серый с черноватыми пестринами у подхвостья, на верхней стороне крыла большие белые пятна. В общем она похожа на распространенную от Центральной Америки до севера Аргентины красноносую древесную утку, но отличается от нее черной окраской клюва и ног. Основные местообитания карибской древесной утки—заболоченные леса в низинных участках островов и мангровые леса на побережье. Живут птицы уединенно, и значительную часть светлого времени проводят, сидя на нижних ветвях деревьев или на воде среди зарослей. К ночи они иногда улетают в пальмовые рощи, где поедают гроздевидные плоды капустной пальмы. Гнезда эти утки сооружают в прибрежной растительности, иногда в нишах полусгнивших деревьев. или пней. В полной кладке 10—14 белых яиц, которые птицы насиживают около 30 дней.

На карибских древесных уток издавна охотятся жители островов, на Кубе был распространен сбор яиц древесных уток, которые подкладывали наседкам (домашним птицам). Охота и осушение болот на некоторых из Больших Антильских о-вов привели к существенному сокращению популяции этого вида; на Ямайке, большинстве Багамских о-вов и ряде других островов Карибского моря древесная утка исчезла. Основная часть популяции карибской древесной утки в настоящее время обитает на Кубе, где еще сохранились крупные участки заболоченных низменностей, которые частично находятся под охраной, и на о. Гаити. На многих островах охота на этот вид запрещена, включен он и в Приложение 2 СИТЕС. Карибская древесная утка живет и хорошо размножается во многих зоопарках и питомниках мира.

Из других редких южноамериканских гусеобразных в неволе содержат и разводят коричневоголовую пеганку, известны случаи размножения в зоопарках лебедя-коскоробы. Бразильского крохаля в коллекциях зоопарков нет.

Дневные хищные птицы в Южной Америке представлены различными эндемичными видами, а в Центральной Америке — как местными формами, так и мигрантами из Неарктики. Численность многих, особенно крупных видов хищных птиц, во многих районах сокращается, но редкими или находящимися под угрозой исчезновения можно считать всего 4—6 видов и несколько островных подвидов соколообразных. Гуадалупская большая каракара (Polyborus lutosus) вымерла в начале нашего века: последние птицы были убиты на о. Гуадалупе в 1901 г.

Андского кондора (Vultur gryphus) пока нельзя отнести к категории птиц, находящихся под угрозой исчезновения. Этот представитель американских грифов населяет горные системы Анд от Венесуэлы до Огненной Земли. Однако численность андских кондоров в нашем столетии существенно сократилась и, видимо, не превышает 1 тыс. особей. Этих величественных и самых крупных (наряду с калифорнийским кондором) хищных птиц мира уничтожают охотники и скотоводы, а в последние годы в некоторых районах стал ощутимым для птиц недостаток кормов, а также гибель пернатых от отравления приманками, предназначенными для четвероногих хищников. В отличие от калифорнийского кондора у андского имеется белый воротник, а у взрослых самцов еще и гребнеподобные выросты на голове у клюва. Биология этих видов сходна, поэтому андского кондора в зоопарках и питомниках используют как модель для отработки методов спасения калифорнийского кондора. Отдельные гнездовые участки андских кондоров находятся на территории национальных парков в Перу, Чили и Аргентине. Этот вид включен в Приложение 1 СИТЕС и в некоторых странах Южной Америки формально находится под охраной закона.

Примерно в таком же положении находится обыкновенная гарпия (Harpia harpyja), населяющая тропические и субтропические леса на равнине и иногда в предгорьях от юго-востока Мексики до Парагвая. Эта крупная, почти метровой длины, птица имеет мощный темный клюв и желтые лапы, низ и голова у нее белые, крылья и хвост темные с поперечными полосками; у взрослых птиц (старше 4-х лет) поперек зоба проходит широкая темная полоса, появляются мелкие черноватые пестрины на перьях голени и кончиках хохла. Гнезда гарпии строят из сучьев в кроне (у вершины) огромных деревьев (сейбы, мироксилона бальзамоносного, смоковницы и др.) на высоте 35—50 м от земли. Парой птиц гнезда обычно используются в течение ряда лет и достигают 1,5 м в диаметре, но гнездятся птицы, вероятно, не каждый год. В кладке 1—2 белых с желтовато-бурыми пятнами яйца. В целом уровень воспроизводства этого вида низкий. По наблюдениям Н. Реттинджа, на юго-западе Гайаны гарпии в середине июня, перед началом откладки яиц, выстилали лоток зелеными ветками. Насиживала в течение 56 дней почти исключительно самка, а самец примерно раз в неделю приносил ей добычу. Первый месяц после появления птенца самка постоянно находилась у гнезда и лишь через пару месяцев стала улетать на охоту. Молодая птица начала летать в возрасте около 7 мес, но продолжала держаться недалеко от гнезда, по нескольку дней дожидаясь родителей с добычей. Основу питания гарпии составляют различные млекопитающие, преимущественно древесные виды: ленивцы, обезьяны, опоссумы; крупные птицы, рептилии.

Несмотря на довольно значительный ареал, общая численность гарпий низкая: распространение их весьма спорадично, живут они далеко друг от друга, так как нуждаются в обширном охотничьем участке. Большинство встреч относится к птицам, летающим в поисках добычи, поэтому включение этого вида в фауну более 20 охраняемых территорий не всегда свидетельствует о гнездовании птиц в соответствующем национальном парке или другом резервате. Однако охрана в резерватах птиц и их местообитаний имеет большое значение. Несмотря на запрет добычи гарпий в некоторых странах, включая Бразилию, много их гибнет от выстрелов охотников, а вырубка и изменение первичных лесов уменьшают возможность успешного размножения птиц. Гарпия включена в Приложение 1 СИТЕС. Птиц этого вида содержат во многих зоопарках, но лишь в 1971 г. в Лос-Анджелесе впервые в неволе вывелся птенец, который вскоре был съеден самкой. Только в 1981 г. в Берлинском зоопарке паре гарпий удалось вырастить птенца.

Несколько мельче обыкновенной гарпии длиннохвостая гарпия (Morphnus guianensis), распространенная во влажных тропических лесах, особенно в долинах рек от Гондураса до Парагвая и северо-востока Аргентины. Эта птица имеет хорошо выраженный бурый хохол и относительно длинный хвост с бурыми и светлыми поперечными полосами. У взрослых особей голова и шея буроватые, нижняя сторона белая, но на животе рыжеватые поперечные пестрины. Вся верхняя сторона черновато-бурая с аспидным оттенком и серыми пестринами. Молодые птицы имеют более светлую окраску. Иногда встречаются особи с черноватыми боками головы и грудью и с более темными пестринами, даже полосами на нижней стороне, а еще реже — темные морфы; некоторые натуралисты в прошлом считали эти цветовые вариации длиннохвостых гарпий особым «эквадорским» видом. Гнездятся птицы на деревьях и на территории гнездового участка имеют излюбленные присады на вершине высохшего дерева, возвышающегося над пологом леса. Часами они могут сидеть на такой присаде, изредка издавая громкие и резкие крики. В кладке 1—2 яйца. Начало насиживания приходится на период дождей (с середины февраля до середины марта), а вылупление птенцов (через 40—50 дней) совпадает с началом сухого сезона.

Общая численность длиннохвостых гарпий неизвестна, но, видимо, они повсеместно редкие птицы. В странах Центральной Америки известны единичные встречи гарпий преимущественно в начале нашего века. Сравнительно чаще этот вид видели в Панаме, где не только имеются подходящие для гнездования места, но и больше бывало специалистов. В Бразилии, несмотря на обилие внешне подходящих местообитаний, длиннохвостая гарпия во многих штатах считается исчезающим видом. Возможно, она еще гнездится в национальных парках Эмас и Апарадус-де-Серра. Формально этот вид в некоторых странах находится под охраной. Основная причина его редкости, вероятнее всего,—истребление этих птиц людьми.

Из 10 видов эндемичного рода оседлых американских канюков 3 относятся к редким и сокращающимся в численности. Один из них, полуметровой длины сероспинный американский канюк (Le-ucopternis occidentalis), живет в тропических и субтропических лесах на западе Эквадора. Назван он так за серую с белыми пестринами окраску верха, и этим он отличается от сходного внешне, но изменчивого по окраске и распространенного от юга Мексики до юга Амазонии пегого канюка. Оперение низа у сероспинного канюка белое с редкими пестринами на груди, а на белом хвосте широкая черная предвершинная перевязь. Плащеносный американский канюк (L. polionota) гнездится в первичных лесах на юге и востоке Бразилии и к западу до Парагвая и северо-востока Аргентины. Белой окраской головы и нижней части тела он также похож на пегого канюка, но задняя половина хвоста у него белая, а спина и крылья темно-серые, поэтому, когда птица сидит, создается впечатление, что она прикрыта накидкой или плащом. На юге и востоке Бразилии обитает также белошейный американский канюк (L. lacernulata) сходный по окраске с плащеносным, но с сизым оттенком верха головы и узкой черной полосой у конца хвоста.

Американских канюков чаще видят снизу, когда они парят над лесом, поэтому основное их отличие— характер и расположение белых и темных полос на хвосте. Несмотря на то что американские канюки—птицы, хорошо заметные и крикливые, в последние годы указанные 3 вида встречают все реже и реже; биология их пока не изучена. Численность популяций, несомненно, сократилась в результате уничтожения и расчистки первичных лесов, а также отстрела птиц. Сероспинного канюка видели в национальном парке Мачалилья (Эквадор), а плащеносного регулярно отмечали в национальных парках Итатиайя и Серра-дуз-Органс (Бразилия) и в Игуасу (Аргентина), но эти охраняемые территории представляют лишь мизерную долю местообитаний, необходимых для существования каждого из описанных видов.

В лесах Центральной Америки, северо-востока Южной Америки и на островах Тринидад, Гренада и Куба живет крупный, 40—50 см длиной, имеющий несколько цветовых вариаций крючкок-лювый коршун (Chondrohierax uncinatus), единственный представитель эндемичного рода. Подобно коршуну-слизнееду, этот вид специализировался на питании древесными и наземными улитками, поэтому изменение местообитаний, обедняющее кормовую базу крючкоклювого коршуна, отрицательно сказывается на его популяции. Самки крючкоклювого коршуна имеют обычно темную окраску верха, охристого цвета бока и заднюю часть шеи, а низ у них равномерно исчерчен рыжевато-коричневыми и белыми поперечными полосами. Самцы сверху темно-серые, а снизу могут быть серыми или полосатыми: белые полосы чередуются с серыми или, как у самок, с коричневатыми; встречаются и темные морфы — черного цвета, лишь поперек хвоста у них светлые полосы.

Крючкоклювые коршуны, населяющие Кубу, имеют светлую окраску и мельче континентальных птиц: их выделяют в особый подвид (Ch. u. wilsonii), а некоторые специалисты считают даже отдельным видом — Ch. wilsonii (под таким наименованием он включен в Приложение 1 СИТЕС). В прошлом кубинский крючкоклювый коршун был довольно обычен в лесах вдоль рек на юге и востоке острова, но в последние годы сохранился, видимо, только в отдельных местах восточной части острова, между Моа и Баракоа (провинции Оль-гин и Гуантанамо). Основу питания кубинского крючкоклювого коршуна составляют эндемичные улитки-полимиты. Внешне они похожи на виноградную улитку, но мельче, раковины их очень яркие, раскрашены черными, белыми, красными и желтыми полосами. Неповторимое разнообразие полимит издавна привлекало внимание местных жителей: улиток собирают, а раковины используют для изготовления украшений и на продажу. В связи с вырубкой лесов и неумеренным сбором улиток некоторые виды полимит исчезли, другие стали редкими. Это сказалось на популяции кубинского крючкоклювого коршуна. В настоящее время этот вид на острове находится под охраной, установлен контроль за сбором улиток-полимит, а вывоз их из страны запрещен.

Другой островной подвид крючкоклювого коршуна—Ch. uncinatus mirus — был обнаружен на о. Гренада и впервые описан в 1934 г. Он несколько крупнее кубинского и без серовато-коричневых полос на нижней стороне тела. Гнездился гренадский крючкоклювый коршун в лесах на склонах и у подножий гор, а питался преимущественно большими наземными улитками (строфоцеилус), а также мелкими древесными улитками (булимулус и эндолихотус). Вырубка лесов, сокращение запасов местных улиток, в том числе уничтожение их интродуцированными видами моллюсков, охота на хищных птиц, разрешенная на Гренаде в течение почти всего года, а возможно, и периодические разрушительные ураганы— все это привело к тому, что к концу 70-х годов на острове сохранились всего несколько пар этих птиц. В июне 1980 г. Т. Смит и С. Темпле в лесах южной части Гренады видели примерно 8 крючкоклювых коршунов. В других частях острова этот вид, возможно, уже исчез; в настоящее время существует реальная угроза его существованию и в оставшихся местах обитания.

От лесов Северной Америки до севера Аргентины, а также на островах Карибского моря распространен и местами многочислен полосатый ястреб— Accipiter striatus. В пределах этого ареала специалисты выделяют 10 его подвидов, 3 из которых живут оседло на островах Куба, Гаити и Пуэрто-Рико. Этот ястреб похож на нашего ястреба-перепелятника, но несколько мельче и имеет от рыжеватого до красно-коричневого цвета оперение голени, иногда оно исчерчено такого же цвета пестринами. Питаются полосатые ястребы преимущественно мелкими птицами. Островные подвиды населяют лесные районы как низменностей, так и гор. Гнезда птицы устраивают на деревьях или на пальме, обычно высоко над землей. В полной кладке 2—3 яйца, которые насиживает самка. Гаитянский подвид пестрого ястреба еще достаточно многочислен, пуэрториканских ястребов (A. s. venator) осталось около 200 особей, они находятся под охраной закона, а численность кубинского полосатого ястреба (A. s. fringilloides) сократилась настолько, что теперь он находится, по-видимому, под угрозой исчезновения. В прошлом этот подвид был широко распространен на острове в лесах у подножий гор, в горах и долинах. Вырубка лесов, уничтожение самих птиц, а также, вероятно, применение в хозяйстве ядохимикатов привели к тому, что кубинский полосатый ястреб сохранился только в западной части острова, в горах Сьерра-де-лос-Органос. Формально он охраняется законом, и, если выполнение запрета добычи будет контролироваться и станет проводиться соответствующая пропаганда, этот подвид может восстановиться.

Еще в худшем положении находится кубинский ястреб, или ястреб Гундлаха (Accipiter gundlachii). Он несколько крупнее перепелятника и таксономически близок к североамериканскому ястребу Купера, но на нижней стороне тела у самцов этого вида белый цвет имеется только на подхвостье, а грудь серовато-коричневая с редкими темными продольными пестринами. Основные его местообитания—девственные леса на западе Кубы и на о. Хувентуд (Пи-нос)— серьезно пострадали, и этот редкий в недалеком прошлом вид, по мнению некоторых специалистов, возмож­но, уже вымер.

Из семейства соколиных в Красную книгу внесен сапсан Крейенборга (Falco kreyenborgi), изредка встречающийся на юге Аргентины и Чили и на островах у Огненной Земли. Последние исследования Д. Эллиса и П. Гарата-Сезара показали, что сапсан Крейенборга на самом деле является бледной цветовой вариацией обыкновенного сапсана. В 1981 г. эти специалисты на юге Патагонии наблюдали смешанные пары (с выводками) сапсана Крейенборга с местным подвидом обыкновенного сапсана.

Отряд курообразных включает эндемичное для Южной и Центральной Америки семейство краксовых; более 40 видов краксов живут в лесах. Эти среднего и крупного размера птицы имеют весьма характерный облик: округлые и довольно короткие крылья и мощные ноги, удлиненные шею и хвост и относительно короткий, иногда со вздутиями или выростами клюв. У некоторых видов на голове есть курчавый хохол. В отличие от многих куриных краксовые живут как в кронах деревьев, собирая плоды и семена, так и на земле, где кормятся разгребая лесную подстилку. Насколько подвижны и грациозны краксы, гуаны и пенелопы в своей природной обстановке в лесу, настолько неприглядны они в клетках зоопарков, где чаще всего лежат или лениво ходят у кормушек. Систематика краксовых до сих пор окончательно не разработана. В значительной степени это объясняется случаями гибридизации некоторых краксов в природе и в неволе с появлением плодовитого потомства. Однако, анализируя современное состояние краксовых в природе, можно утверждать, что большинство видов птиц, особенно крупных, в нашем столетии серьезно пострадали в результате охоты и разрушения местообитаний; 6—7 видов краксовых оказались на грани исчезновения и примерно столько же подвидов других видов стали редкими или исчезающими.

Белокрылая пенелопа (Penelope albipennis) — птица более полуметра длиной, с белыми внешними маховыми— была известна специалистам лишь по трем музейным экземплярам, добытым в 1876—1877 гг. в лесах в низовье р. Тумбе и в долине р. Пьюра на северо-западе Перу, хотя в середине прошлого века в тех же районах она была довольно обычной. Почти столетие об этом виде не было никаких сведений, и его считали вымершим, пока 13 сентября 1977 г. белокрылую Пенелопу не воскресили: в засушливых лиственных лесах, с преобладанием акаций и бом-бакса, у края пустынь на северо-западе

Перу обнаружили нескольких птиц этого вида. Район этот расположен примерно в 70 км юго-восточнее тех мест, где в 1877 г. видели 15 пар пенелоп и одну добыли. Дальнейшие поиски и наблюдения в 1977—1980 гг. показали, что распространение вида ограничено несколькими участками леса у края пустыни и в долинах ручьев у западных склонов Анд на высоте 500—1200 м над ур. м. в департаментах Пьюра и Ламбаеке. Здесь встречали белокрылых пенелоп группами по 4—8 особей, преимущественно в кронах деревьев, где птицы кормились различными плодами. В сухой сезон пенелопы держатся близ ручьев в вечнозеленых зарослях по ущельям. 27 мая 1978 г. севернее г. Ольмос впервые было найдено гнездо пенелопы. Оно располагалось на дереве в 2,5 м от земли и содержало 3 почти белых яйца.

Полагают, что сохранилось несколько сотен белокрылых пенелоп, рассеянных в подходящих местообитаниях на северо-западе Перу, однако в ходе учетов пока обнаружили всего 62 особи. Возможно, эти птицы еще обитают в мангровых зарослях у побережья и на островах дельты р. Тумбе, где их добывали в 1876—1877 гг. Помимо отстрела самих птиц, основную угрозу их существованию представляет разрушение мест обитания: леса вырубают, в частности, для изготовления древесного угля. В 1978 г. в Перу были запрещены охота на белокрылую пенелопу и вырубка лесов в местах ее обитания, а в 1980 г. полностью запрещены любая добыча и отлов птиц. Участок леса в районе Кебрада-Сан-Исидро-Ольмос (деп. Ламбаеке) объявлен охраняемой зоной. Вид включен в Приложение 1 СИТЕС.

Субтропические леса в долине р. Каука и склонов Западной Кордильеры в центральных и западных районах Колумбии когда-то населяла кауканская пенелопа (P. perspicax). Это крупная, красноногая птица с оливково-коричневыми с серыми каймами перьями на спине, боках и груди, рыжеватым подхвостьем и длинным хохлом из тонких волосовидных перьев бледно-серого цвета. Она похожа на пенелопу Спикса, распространенную от Венесуэлы до Боливии, а также на хохлатую пенелопу, встречающуюся от Мексики до севера Колумбии, поэтому Р. Мейер Де-Шауензе объединяет эти три вида в один, однако разграниченность ареалов и морфологические отличия позволяют считать их разными видами. К настоящему времени кауканских пенелоп в природе почти не осталось. Леса в долине р. Каука, где жили эти птицы, почти полностью вырублены, от лесов на западных склонах гор также остались лишь отдельные, но уже в значительной степени измененные участки. Известно, что кауканская Пенелопа сохранилась в небольшом лесу близ Йото-ко (деп. Дель-Каука), но организовать действенную охрану этого местообитания пока не удалось.

Настоящие краксы, или гокко, широко распространены в лесах от Мексики до северо-востока Аргентины. Из 7— 8 видов рода по крайней мере 2 стали очень редкими, а среди других видов есть подвиды, популяции которых серьезно пострадали. Гнезда краксы устраивают из веток высоко на деревьях. В полной кладке обычно 2 белых яйца, которые самка насиживает около 30 дней. Птенцы некоторое время остаются в гнезде, родители кормят их, пока они не научатся летать. У всех краксов, особенно у самцов, окраска довольно однообразная: черная с белым.

Красноклювый кракс, или кракс Блю-менбаха (Сгах blumenbachii), имеет черное с зеленоватым отливом оперение, только живот и подхвостье у самца белые, а у самки живот с коричневатым оттенком; у самцов хорошо развиты красные сережки у основания подклювья. Прежде красноклювый кракс обитал в первичных дождевых тропических лесах прибрежных районов юго-востока Бразилии от Баия до Рио-де-Жанейро. Европейцы давно освоили эти районы. Длительная и бесконтрольная охота и вырубка лесов быстро сократили численность и площадь местообитаний этого вида: в настоящее время он находится под угрозой исчезновения. Изредка красноклювых краксов еще встречают в лесах шт. Эспириту-Санту, в частности в заповеднике Сооретама, где сохранился участок изолированного низинного леса площадью около 24 тыс. га. Здесь живут, видимо, несколько десятков этих краксов; столько же птиц обитают в национальном парке

Монти-Паскуал и заповеднике Коррегу-ду-Веаду. Возможно, вся популяция красноклювых краксов в природе состоит из 100—200 особей. Около 15 этих краксов содержатся в зоопарках и питомниках, а в одном из них, в Бразилии, известен случай успешного размножения этого вида в неволе. Охота на красноклювых краксов в Бразилии запрещена, но контролировать выполнение такого запрета в местных условиях трудно. Для предотвращения вывоза птиц за пределы Бразилии этот вид включен в Приложение 1 СИТЕС.

В низменных и равнинных тропических лесах севера Колумбии между зал. Ураба, низовьями р. Каука и долиной р. Магдалена живет синеклювый кракс (Сгах alberti). От красноклювого он отличается синими основанием клюва, выростами у основания подклювья (у самцов) и белой каймой на черном хвосте. Современная численность синеклювого кракса, как и многих других скрытных и осторожных птиц тропических лесов, неизвестна. Ареал его в прошлом был сравнительно небольшим, а теперь в результате изменения и ухудшения местообитаний еще более сократился. Вероятно, птицы этого вида сохранились еще в лесах низовий долины р. Магдалена, но продолжающиеся сведение лесов и охота с каждым годом ухудшают их положение. Из охраняемых территорий Колумбии синеклювый кракс достоверно отмечен только в резервате Лос-Колорадос площадью всего 1000 га, расположенном в деп. Боливар. Содержат этих краксов в некоторых зоопарках и питомниках, но размножаются в неволе они чрезвычайно редко.

В центральных и восточных районах Бразилии, в тропических лесах южнее Амазонки и до восточных районов Боливии и Парагвая обитает гололицый кракс (С. fasciolata). Сернисто-желтого цвета оперение живота, широкая белая полоса на хвосте и небольшое вздутие у желтоватого основания клюва отличают его от других близких видов краксов. Из трех подвидов гололицего кракса северный (С. f. pinima), несомненно, заслуживает особого внимания. Этот подвид, который был описан также под названием С. sclateri в качестве самостоятельного вида, гнездится только на северо-востоке Бразилии, в низменных лесах восточной части долины р. Токантинс (шт. Парана) и, возможно, на северо-западе шт. Мараньян. Ч. Вори, занимавшийся систематикой краксовых, считал этот подвид вымершим до середины 60-х годов, однако он сохранился, хотя численность его популяции очень низкая.

В Бразилии охота на птиц этого вида запрещена законом, однако для сохранения этого самого северного подвида более важно то, что часть его сохранившихся местообитаний находится на территории огромного национального парка Амазония. Гололицых краксов довольно успешно содержат в некоторых зоопарках. В 1966 г. был описан случай успешного размножения северного подвида в Честерском зоопарке (Англия), но в последние годы в европейских питомниках этих птиц нет.

Наиболее хорошо изучен распространенный от Мексики до запада Колумбии и Эквадора самый крупный из краксовых — большой кракс (С. rubra). Самец этого вида достигает 80 см длины и имеет у основания надклювья характерное вздутие желтого цвета, а на голове — хохол из загнутых вперед перьев. Больших краксов содержат во многих зоопарках мира, в некоторых из них эти птицы нормально размножаются. Несмотря на многолетнюю охоту и изменение местообитаний, большой кракс в некоторых районах относительно обычен. Однако на небольшом мек­сиканском о. Косумель, расположенном у восточного побережья п-ова Юкатан, живет кракс, которого выделяют в особый подвид — С.г. griscomi. На острове результаты интенсивной охоты сказались быстрее, и этот изолированный подвид стал редким. Дождевые леса, в которых он живет, занимают на о. Косумель еще значительную площадь, но расчленены дорогами на отдельные массивы. Хотя правительство Мексики запретило охоту на косумельский подвид большого кракса, соответствующий контроль на острове не налажен, и существованию вида угрожает браконьерство. Кстати, в зоопарках и питомниках косумельского подвида кракса нет.

Три вида краксов некоторые специалисты выделяли в особый род Mitu, но в большинстве последних работ их включают в род Сгах. Среди них остроклювый кракс, или кракс-миту (С. mitu), широко распространен в лесах юга Амазонии от Колумбии, востока Перу и Боливии до востока Бразилии. Однако на северо-востоке Бразилии, в шт. Пернамбуку в первичных тропических лесах в 1636 г. был добыт экземпляр кракса-миту, по которому в 1766 г. К. Линней и описал этот вид. Западнее этого района позже обнаружили краксов, отличающихся от первого экземпляра формой клюва, широкой белой краевой полосой на хвосте и другими деталями окраски. Этих птиц, довольно обычных в долине Амазонки, сначала считали особым видом, и лишь в 50-х годах решили, что это подвид кракса-миту. О номинативном же подвиде (Cm. mitu) столь долго не было сведений, что его еще в XIX в. стали считать вымершим. Действительно, вырубка лесов в местах прошлого обитания номинативного подвида совершенно преобразила ландшафт этого района. Лишь в 1951 г. бразильский орнитолог О. Пинто получил от охотника экземпляр самки номинативного подвида, добытого в шт. Алагоас южнее Пернамбуку. В 1977 г. там же была поймана еще одна такая же самка кракса-миту. Полагают, что в этом районе сохранились около 20 таких птиц, а вся территория, пригодная для их обитания, не превышает 200 тыс. га. Номинативный подвид кракса-миту включен в Приложение 1 СИТЕС, но сохранить его от полного исчезновения возможно только путем разведения в неволе с последующим выпуском птиц в подходящий заповедник. Западный подвид кракса-миту в неволе размножается так же успешно, как и многие другие краксы.

Три вида краксов, или гуанов, относят к роду Aburria, или Pipile. Они населяют тропические леса северной половины Южной Америки, а один подвид белошапочного гуана живет на о. Тринидад. Чернолобый гуан (Aburria jacutinga) встречается в лесах юга Бразилии, юго-востока Парагвая и провинций Корриентес и Мисьонес в северовосточной части Аргентины. Бархатистыми черными перьями на лбу, по бокам головы и по верху горла, а также красной сережкой этот вид хорошо отличается от других гуанов. Всего 30—35 лет назад чернолобых гуанов добывали охотники, но уже с 1951 г. охота на них была запрещена, вид включен в Приложение 1 СИТЕС. Сколько всего сохранилось теперь в природе чернолобых гуанов, неизвестно, но участки их местообитаний охраняются в 6 национальных парках, в трех биологических заповедниках Бразилии, а также в национальном парке Игуасу в Аргентине. Известны случаи размножения этого вида в питомниках.

Среди редких краксовых прибрежных островов следует упомянуть тринидад-ский подвид белошапочного гуана (Aburria pipile pipile). Другие 4 подвида гуана, населяющие леса северной и центральной частей Южной Америки, пока еще достаточно многочисленны. Таким же был в прошлом и подвид, гнездящийся в тропических лесах на о. Тринидад. Хотя этот остров расположен всего в нескольких километрах от побережья Америки, для таких «домоседов», как гуаны, пролив оказался серьезной преградой, изолирующей их от материковых популяций.

Эта крупная, более полуметра длиной птица похожа на чернолобого гуана, но отличается от него белой «шапочкой» из удлиненных перьев на голове и тем, что на горле у нее кобальтово-синий участок кожи и такого же цвета сережка у самцов.

Многолетняя охота и окультуривание лесов настолько сократили численность тринидадского белошапочного гуана, что в Красной книге он значится как исчезающий. Формально этот гуан находится под охраной закона и включен в Приложение 1 СИТЕС. Один участок его местообитания охраняется в заказнике Тринити-Хилл на юго-востоке острова, а другой — в фаунистическом резервате Сентраль-Рейндж, включающем дождевые леса вдоль рек Тальпа-ро и Тумпуна. Большая часть лесов, в которых в прошлом жили птицы этого подвида, серьезно изменены, но положение их не безнадежно: значительное количество птиц содержатся в неволе, в том числе и в полудомашнем виде в садах и парках.

Представитель монотипического рода рогатый гуан (Oreophasis derbianus) получил свое название за ярко-красный прямой рог на голове. Населяет эта птица влажные «туманные» горные леса юго-востока Мексики и юго-запада Гватемалы. Величиной она с дикую индейку, общая окраска головы и верхней части тела черная с зеленым отливом, а передняя сторона шеи и грудь белые, как и широкая полоса поперек хвоста. Основные местообитания рогатого гуана —вечнозеленые широколиственные леса с кустарниками и лианами на склонах гор выше 1500—3300 м над ур. м. В настоящее время ареал рогатого гуана разорван на два участка— мексиканский и гватемальский, но находки костей этого вида в плейстоценовых отложениях указывают на прежнее единство ареала. Местами эти птицы поднимаются до самых хребтов или встречаются в участках кипарисовых и сосновых лесов; большую часть времени они проводят в кронах высоких деревьев.

Кое-где лес в горах уже полностью уничтожен, его место заняли плантации сельскохозяйственных культур и пастбища. Однако сведение участков леса, по-видимому, сыграло меньшую роль в сокращении численности рогатых гуанов, чем многолетняя охота: крупная и красивая птица представляет интерес и для охотников, и для зоопарков. Общая численность птиц этого вида неизвестна: некоторые труднодоступные массивы лесов в горных районах не обследованы специалистами, но, судя по редким в последние годы встречам рогатых гуанов, вся популяция не превышает нескольких сотен особей, сохранившихся преимущественно в Гватемале. В Мексике последний раз видели гуана в декабре 1975 г. в горах Сьерре-Мадре близ г. Мапастепек, в Гватемале в конце 60-х — начале 70-х годов видели и слышали не более 10 особей. Гнезда птиц этого вида еще никто не находил.

В Мексике и Гватемале охота на рогатых гуанов запрещена, но эта мера имеет чисто формальный характер. Запрещена и международная торговля птицами: вид включен в Приложение 1 СИТЕС. Отдельные участки их местообитаний имеются на территории некоторых резерватов и национальных парков, например в Кесаль (Гватемала). Содержат рогатых гуанов и в зоопарках, но в неволе они пока не размножаются.

В лесах от Техаса до севера Аргентины живут похожие на пенелоп, но невзрачно окрашенные краксы, которых индейцы называют чачалаками. Из 9 видов чачалак самую северную часть ареала этого рода занимает бурокрылая чачалака (Ortalis vetula). Как и другие краксы, это в основном древесная птица, хотя на юге Техаса она населяет густые кустарники. Зимой чачалаки держатся группами, которые к периоду размножения распадаются на пары. Гнезда птицы сооружают на кустах и деревьях невысоко над землей, но известны находки гнезд и на земле. В полной кладке 2—4 яйца, которые самка насиживает 24—27 дней. Часто этих птиц содержат в зоопарках и питомниках, в некоторых из них чачалаки регулярно размножаются. Крупные и довольно обычные в подходящих местообитаниях бурокрылые чачалаки представляют большой интерес для охотников, и местами наблюдается явный перепромысел этих птиц. Из четырех подвидов бурокрылой чачалаки один, названный в честь орнитолога Р. М. Де-Шауензе О. vetula deschauenseei, находится на грани исчезновения, если уже не исчез. Птицы этого подвида населяли мангровые болота и леса с густыми зарослями кустарников на маленьком, всего около 50 км2 о. Утила (из группы островов Ислас-де-ла-Баия) в 35 км от северного побережья Гондураса. Еще в середине 30-х годов, когда этот подвид был впервые описан, он местами на острове был обычен, но охотники быстро сократили его численность: уже в 1962 г. Б. Монро всю популяцию этой чачалаки оценивал в 50—75 особей. С тех пор прошло более 20 лет, а охота на о. Утила все еще не запрещена.

Из куриных главным образом в Центральной и Южной Америке встречается более 30 видов птиц, которых многие специалисты объединяют в эндемичное подсемейство американских куропаток. Размером от мелкой перепелки до обыкновенной куропатки, нередко украшенные хохлом или отдельными удлиненными перьями на голове, американские куропатки населяют различные ландшафты: поля, саванны, различные типы леса и горы. Наиболее известным представителем этих птиц является виргинский перепел, или виргинская куропатка (Colinus virginianus), один из под­видов которого (С. v. ridgwayi) в результате освоения травянистых равнин на северо-западе Мексики скотоводами и земледельцами внесен как исчезающий в Красную книгу и включен в Приложение 1 СИТЕС. В результате разрушения местообитаний и чрезмерной охоты существенно сократились в Мексике численность популяции двух подвидов перепела Монтезумы (Cyrtonyx montezumae), а третий подвид (Cm. merriami) до сих пор известен лишь по одному экземпляру, добытому на склонах вулкана Орисаба в шт. Веракрус.

В качестве находящегося под угрозой исчезновения в Красную книгу внесена воротничковая лесная куропатка (Odon-tophorus strophium), встречавшаяся в Колумбии в лесах умеренной зоны близ Боготы. Эта птица несколько мельче серой куропатки, с красновато-каштановым с белыми пестринами низом, темным верхом, черновато-бурой шапочкой и белым подбородком; у самцов горло черное с белой серповидной полосой, а у самок белое с поперечной полоской из черных пятен. От бывших местообитаний воротничковой лесной куропатки сохранились лишь неболь­шие и серьезно нарушенные участки лесов. О самой птице в течение 60 лет не было никаких сведений, лишь в начале 70-х годов эту куропатку встретили в дубовом лесу близ Бетулия в деп. Сантандер.

В горах Дарьен на юго-востоке Панамы обнаружена куропатка, очень похожая на воротничковую лесную куропатку, но с черной шапочкой,— Odontophorus dialeucus. He исключено, что эта редкая черношапочная лесная куропатка имеет гибридное происхождение (конспецифичное) и родственна воротничковой. Пока никаких специальных мер для охраны этих птиц и их местообитаний не принято.

Из пастушковых Южной Америки следует упомянуть редкую рогатую лысуху— Fulica cornuta. Гнездится она на нескольких озерах в горах на высоте около 3000 м над ур. м. от юго-запада Боливии до центральных районов Чили и северо-запада Аргентины. По окраске похожа на нашу обыкновенную лысуху, но намного крупнее и отличается более мощным, с черным гребнем клювом и бахромчатым наростом из перьев у основания надклювья, напоминающим рог. Общая численность рогатых лысух неизвестна, но в целом популяция этого вида в последние годы довольно ста­бильна.

Гнездятся рогатые лысухи небольшими колониями. Гнезда их весьма оригинальны. В 10—30 м от берега птицы из камней строят искусственный остров, на котором и делают гнездо, выстилая его листьями и стеблями водных растений (руппии, мириофиллума и др.). Основание для гнезда лысухи укладывают из камней, которые достают со дна или приносят в клюве с берега, причем некоторые камни «фундамента» весят до 400 г. Эти искусственные островки используются и подновляются птицами в течение ряда лет, и каменный конус для гнезда, построенный на глубине 60 см, достигает у основания до 2 м в диаметре, а масса камней 1,5 т! Откладка яиц в зависимости от района происходит с ноября по февраль. В полной кладке 3—5 яиц, вылупившиеся черные пуховички еще долго держатся с родителями. При надлежащей охране местообитаний этот вид будет сохранен, но большинство из известных мест гнездования рогатых лысух не охраняется. В Аргентине колония этих птиц есть в границах памятника природы Лагуна-де-Посуелос.

Характерный для Америки род пастушков Laterallus представлен несколькими видами, из которых наиболее редок и наименее изучен каштановолицый пастушок—L.xenopterus. Впервые его шкурка попала в коллекции в 1933 г. из восточных районов Парагвая, в 1976—1979 гг. там же были пойманы еще 4 птицы этого вида, а в июле 1978 г. одного каштановолицего пастушка добыли в Бразилии. От близких видов этот пастушок отличается черным цветом подхвостья, синевато-серым цветом ног и короткого клюва, а также темно-рыжеватым, почти каштановым оперением передней части головы. Никто еще не находил его гнезд, но очевидно, что местообитания птиц этого вида ограничены тремя-четырьмя участками заболоченного леса, что и определяет редкость вида и ставит под угрозу его существование, если эти участки будут уничтожены.

В 1983 г. Й. Феллсо в болотах у оз. Хунин в центральных районах Перу обнаружил нового пастушка этого же рода. Хунинский черный пастушок (L.tuerosi), возможно, является реликтовой формой, обитающей только в котловине оз. Хунин, которое в период последнего оледенения было своеобразным рефугиумом, но, вероятнее всего, сформировалось здесь в более позднее время. Этот пастушок имеет очень ограниченное распространение, но практически весь его ареал находится в пределах охраняемой территории.

Сапатский пастушок (Cyanolimnas cerverai) в настоящее время живет только на небольшом возвышенном участке, покрытом густыми зарослями кустарников (восковников), перемежающихся осоковниками, у южной окраины болота Сьенага-Оксиденталь-де-Сапата (севернее г. Санто-Томас). Этот пастушок, величиной с коростеля, красноногий, оливково-коричневый сверху и сероватый снизу, с белым пятном на горле и красным основанием светло-зеленого клюва, впервые был описан по экземпляру, добытому здесь же в 1927 г. Позднее из этого района в коллекции поступило еще несколько экземпляров. Биология сапатского пастушка неизучена, но, видимо, мало отличается от таковой других видов пастушков. Хотя крылья у сапатского пастушка имеют относительно нормальные размеры, летает он очень плохо и предпочитает скрываться среди зарослей, поэтому птиц чаще слышали, чем видели. П-ов Сапата на Кубе считается охраняемой территорией, и участок, где живет сапатский пастушок, пока сохранился. Несомненно, в прошлом этот вид был распространен значительно шире: остатки костей пастушка обнаружены в пещере в пров. Пинар-дель-Рио на западе Кубы, а также на о. Хувентуд.

Следует отметить, что на о. Пуэрто-Рико и Виргинских о-вах (о. Сен-Томас) в «кухонных» отбросах были обнаружены кости пастушка, который вымер или был истреблен еще в XV—XVI вв. А. Уитмор назвал этот исчезнувший вид пастушком Дебуйи (Nesotrochis debooyi), но его таксономическое положение пока неопределенно.

Среди ржанкообразных Южной Америки особый интерес представляет королевский бекас (Gallinago imperialis). Этот бекас, несколько крупнее дупеля и более длинноклювый, отличается яркой раскраской верха: чередующиеся рыжие и черные полосы. Бока головы, шеи и зоба рыжевато-каштановые с черными пестринами на шее и полосами на груди, остальной низ с широкими белыми и черными полосами. Королевский бекас был описан в 1869 г. по единственному экземпляру, добытому в горах Колумбии. Многие годы этот вид считали исключительно редким и даже вымершим. Второй экземпляр королевского бекаса, шкурка которого не сохранилась, был добыт в Восточной Кордильере в Колумбии в 40-х годах. Лишь в июле — августе 1967 г. этих бекасов обнаружили в 2 тыс. км южнее — в районе Куско на юго-востоке Перу. Вероятно, птицы здесь гнездились, так как наблюдали их вечерний ток, но гнезд никто не видел. Вполне возможно, что ареал королевского бекаса, как и ареал нашего бекаса-отшельника, представлен отдельными участками в Андах Колумбии и Перу, но пока известны лишь два из них, и этот кулик считается одним из редчайших куликов мира.

Голубеобразные в Америке представлены несколькими эндемичными родами, многие виды и подвиды которых имеют ограниченное распространение. Численность некоторых из них в результате изменения местообитаний и интенсивного отстрела сокращается, но точных данных о современном состоянии популяций этих голубей пока нет.

Пурпурнополосая земляная горлинка (Claravis godefrida) — мелкая, с дрозда величиной, живет в тропических лесах юго-востока Бразилии и, возможно, востока Парагвая. У этих птиц хорошо выражен половой диморфизм: самцы имеют в общем сизую окраску, более светлую снизу, а самки рыжевато-коричневые, на крыльях у них три широких, пурпурного цвета полосы. В лесах поблизости от побережья раньше встречали стаи пурпурнополосых горлинок по 50—100 особей, но теперь редко можно увидеть стайку даже в 10 птиц— по-видимому, сказалась вырубка лесов. В Бразилии этот вид формально объявлен охраняемым. В прошлом пурпурнополосых горлинок содержали в вольерах, но сейчас в зоопарках и питомниках, по крайней мере Северной Америки и Европы, их нет.