8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

Ареал горлицы Коновера, или толим-ской (Leptotila conoveri), ограничен небольшим районом субтропических лесов на высоте 1300—2500 м над ур. м. по восточным склонам Анд в департаментах Толима и Уила (Центральная Колумбия). Это такая же маленькая, как и пурпурнополосая, горлица имеет коричневатую с бронзовым отливом на спине окраску, сходную у самцов и самок, лишь верх головы у них голубовато-серый, а горло белое. Сейчас первичные леса по склонам к р. Магдалена в значительной степени вырублены, на их месте—плантации и вторичные леса. Возможно, в последних толимская горлица сохранилась, но специальные поиски этого вида в районах его прежнего обитания оказались пока безуспешными.

Значительно хуже, чем на материке, положение у некоторых голубей на островах Вест-Индии. Невзрачная, светло-коричневая сверху и винного цвета снизу, с белым лбом и красным кольцом вокруг глаз гренадская горлица (L. wellsi) относится к исчезающим эндемичным видам о. Гренада, где она, вероятно, еще сохранилась. В прошлом веке гренадская горлица на этом острове была обычной птицей, а в начале нашего столетия еще гнездилась на соседних островах Главера и Грин-Айленд. Единичные встречи птиц за последние 40—50 лет относятся к юго-западной части Гренады, но общая численность сохранившейся популяции пока неизвестна. Гнездятся гренадские горлицы, вероятно, по склонам холмов, поросших кустарниками. Часть таких местообитаний сохранилась, но значительные площади теперь заняты плантациями сахарного тростника и бана­нов. Возможно, причиной сокращения численности гренадской горлицы стала конкуренция со стороны расселившейся здесь другой горлицы — фиолетовоухой зенаиды.

На Больших Антильских о-вах от Кубы (включая о. Хувентуд) до Пуэрто-Рико живет довольно большой, несколько крупнее обычного в наших городах сизого голубя и так же окрашенный серохвостый голубь (Columba inornata). Голова, передняя часть тела и вся нижняя сторона у него винного цвета, мантия более темная, серовато-коричневая, поясница и хвост серые, но издали птица выглядит светлой, возможно, из-за белых пестрин на крыльях. Гнезда эти голуби устраивают на деревьях невысоко над землей, иногда разреженными колониями. В кладке 1—2 белых яйца. Основную часть ареала (острова Куба, Хувентуд и Гаити) занимает пока еще довольно многочисленный номинативный подвид (С. i. inornata), а два других подвида населяют Ямайку (C.i. exigua) и Пуэрто-Рико (С. i. wetmorei).

Пуэрториканский серохвостый голубь относится к категории исчезающих. В прошлом он был довольно многочисленным и встречался почти по всему острову, но уже в 20-е годы нашего столетия предполагали, что он вымер в результате охоты, разорения гнезд и разрушения местообитаний. Лишь в 1958 г. этих птиц обнаружили в районе Лаго-де-Сидра в 22 км юго-западнее г. Кагуас. Позднее еще одно поселение нашли несколько южнее, в Серро-де-ля-Табля (между Сидра и Каей). Основные местообитания серохвостого голубя здесь — заросли бамбука и жестколистных пород у берега озера и в ущелье. В кладке этого подвида единственное яйцо. Кормятся эти птицы плодами и семенами преимущественно королевской пальмы. Полагают, что сохранилось несколько сотен пуэрториканских серохвостых голубей, но тщательные учеты в январе 1973 г. показали, что вся популяция насчитывает от 45 до 102 особей. В марте 1982 г. в районе Сидра видели 75 — 85 этих голубей. С 1971 г. охота в районе Лаго-де-Сидра запрещена; этот голубь был объявлен охраняемым еще раньше, в 1967 г. Однако, несмотря на запрет, серохвостых голубей, птиц очень доверчивых, продолжают добывать, разоряют и их гнезда. В конце 70-х годов американскими специалистами разработан план восстановления популяции пуэрториканского серохвостого голубя, предусматривающий создание двух независимых популяций этого подвида (каждая примерно из 250 пар) и обеспечить сохранение их местообитаний.

Ямайский серохвостый голубь в конце 20-х годов также был близок к исчезновению, но в 1970—1973 гг. установили, что небольшое количество этих птиц живет в дождевых лесах по склонам Блу-Маунтин и, возможно, Джон-Кроу-Маунтин. В период плодоношения фруктовых деревьев, в частности фиговых, эти голуби встречаются в низинных участках. Охота на Ямайке на серохвостого голубя запрещена, но из-за его внешнего сходства с ямайским голубем, довольно обычным объектом охоты и отличающимся полосой поперек хвоста, охотники продолжают добывать и серохвостых голубей.

Среди птиц Центральной и Южной Америки особое внимание привлекают попугаи. Здесь их 141 вид, т. е. более 40% видов попугаеобразных мира. Разнообразные по величине и ярко раскрашенные американские попугаи издавна привлекали внимание любителей экзотических птиц, и с первыми кораблями испанцев в Европе появились ары, амазоны и представители других родов попугаев с островов Вест-Индии и американского побережья. В середине нашего столетия международная торговля попугаями приняла невиданные ранее размеры: десятки и сотни тысяч попугаев отлавливали в природе, и в ящиках, клетках или даже в чемоданах, сумках и карманах туристы переправляли их в свои страны. В 1971 г. в США было ввезено более 230 тыс. попугаев. После подписания в Вашингтоне конвенции СИТЕС и издания в США акта об ограничении импорта птиц, торговля попугаями несколько снизилась, но затем их импорт стал быстро расти: многие страны с легкостью давали различным дельцам и фирмам разрешения на экспорт птиц. В 1978—1979 гг. в США по таким разрешениям ввозили около 100 тыс. попугаев ежегодно. Возросла и контрабанда живым товаром: на каждом попугае можно было заработать деньги, и 25—50 тыс. птиц ежегодно переправляли в США через границу с Мексикой. А сколько попугаев привозили в европейские и азиатские страны! Швеция в 1975 г. импортировала из разных стран мира 5 тыс. попугаев, в 1976 г.—14 тыс., а в 1978 г.— 44,5 тыс. особей. Своеобразный «рекорд» в те годы поставили «любители птиц» Японии: в 1976 г. они ввезли 344 тыс. попугаев. Отлов птиц и главным образом изменение и уничтожение их местообитаний быстро привели к сокращению популяций многих видов. Чтобы хоть как-то ослабить пресс международной торговли, 27 видов и 5 подвидов попугаев были включены в Приложение 1 СИТЕС (из них 20 южно- и центрально-американских видов), а все остальные виды — в Приложение 2 СИТЕС. К настоящему времени 25 видов и 3 подвида попугаев Нового Света отнесены к исчезающим и редким, популяции еще около 15 видов серьезно сократились, а 6 видов и не менее 2 подвидов попугаев полностью вымерли.

В наибольшей степени пострадали попугаи Вест-Индии. Следует отметить, что аборигенами этих островов являются только попугаи из родов амазоны, аратинги и ары. Все 3 вида рода Ага, обитавшие на Кубе, Ямайке, в Гваделупе и на Мартинике, а также гваделупский аратинга (Aratinga labati) вымерли еще до начала нашего столетия. Из 9 ныне живущих видов карибских амазонов 5 находятся под угрозой исчезновения, один стал редким, а популяции остальных 3 видов быстро сокращаются. Еще не менее 3 островных видов или подвидов амазонов вымерли.

В наиболее угрожаемом положении сейчас находится пуэрториканский амазон (Amazona vittata). Величиной с галку, с относительно коротким, прямым хвостом, с преобладающей, как у всех других видов амазонов, зеленой окраской оперения, пуэрториканский амазон имеет ярко-красную узкую полосу на лбу, продолжающуюся до глаз. В прошлом он, несомненно, был распространен по всему о. Пуэрто-Рико, а также на близлежащих островах Ку-лебра и Вьекес, где гнездился особый подвид A. v. gracilipes, но последний вымер уже в начале нашего века. Низинные леса и мангры, основные местообитания пуэрториканского амазона на о. Пуэрто-Рико, большей частью были вырублены еще в прошлом столетии, и в 1930—1931 гг. этих попугаев обнаружили только на северо-востоке острова в сохранившемся участке тропического леса на склонах Сьерра-де-Лукилко. В конце 50-х годов на острове жили около 200 амазонов, но в ноябре 1968 г. удалось обнаружить всего 19 птиц, а еще через год 16 особей. Хотя часть участка леса Лукильо находится в пределах национального резервата, популяция пуэрториканских амазонов сокращалась с ужасающей быстротой.

С 1969 г. начались работы по изучению и спасению этого вида в соответствии со специальным проектом МФОП. Выяснилось, что период размножения у этих попугаев продолжается с февраля по июнь. В полной кладке у них 2—3 яйца. Гнезда эти амазоны, как и большинство других видов американских попугаев, устраивают в дуплах и нишах крупных деревьев, однако дупел, пригодных для гнездования, в этом лесу мало, некоторые из них заливаются водой во время дождей, к тому же дуплистые деревья нередко рубят в поисках меда диких пчел. Помимо уничтожения кладок и птенцов пуэрториканского амазона крысами, кошками и совками, на сокращении его популяции сказалась конкуренция из-за дупел и ниш со стороны жемчужноглазого пересмешника, который часто разорял гнезда попугаев. Развеска искусственных гнездовых ящиков для пересмеш­ника в 20 м от дупел амазонов позволила не только сократить вред попугаям со стороны жемчужноглазого пересмешника (искусственные гнездовья они занимают охотнее, чем дупла), но и уменьшить хищничество других пересмешников, которых хозяин изгоняет из своей гнездовой территории, защищая таким образом и гнездо попугая. Таким путем удалось увеличить число амазонов в Пуэрто-Рико с 13 в 1975 г. до 28 в 1978 г., однако гнездились в эти годы всего 3—4 пары. Опасность представляет и случайная интродукция на остров других попугаев, которые могут стать конкурентами угасающей популяции пуэрториканского амазона, а также возможность гибридизации последнего с интродуцированными ранее эспаньольским, или гаитянским, амазоном.

В питомниках и зоопарках сейчас имеется некоторое количество пуэрториканских амазонов, однако получить приплод от этих птиц в неволе пока не удавалось. В значительной мере это было связано с невозможностью определения пола птиц. Лишь в 1978 г. в Сан-Диего и Лондонском зоопарке удалось установить пол у 13 амазонов и начать программу искусственного их осеменения. Остается ждать результатов разведения пуэрториканских амазонов в неволе (птицы могут жить десятки лет) и приложить максимум сил для сохранения оставшихся в природе 20— 30 этих птиц.

На о. Доминика из группы Малых Антильских островов живут 2 вида амазонов, находящихся под угрозой исчезновения: императорский амазон (A. imperialis) и красношейный амазон (А. агаusiaca). У последнего полукруглое красное пятно на горле, контрастирующее с зеленым низом, а у более крупного императорского нижняя часть имеет преимущественно пурпурно-фиолетовую окраску. Красношейный амазон населяет равнинные леса и леса на склонах гор ниже 600 м над ур. м., а в низкорослых дождевых лесах в горах выше 450—500 м над ур. м. живет императорский амазон. Массовая вырубка лесов и охота на попугаев, несмотря на формальный запрет, привели к тому, что к началу 80-х годов сохранилось не более 250 красношейных и примерно 75—100 императорских амазонов. Небольшой участок местообитаний этих видов охраняется в национальном парке Морн-Труа-Питон, но положение обоих видов, особенно императорского, угрожающее: осталось всего около 50 птиц.

В августе 1980 г. ураган Аллен, пронесшийся над о. Сент-Люсия, поломал почти половину деревьев в давно поредевших лесах по склонам гор, где живет исчезающий местный вид попугая — разноцветный, или сентлюсийский, амазон (A. versicolor). Он похож на красно-шейного амазона, но несколько крупнее его и с темно-красными перьями на груди и животе. До урагана на острове оставались всего около 125 попугаев, а часть их местообитаний охранялась в трех маленьких лесных резерватах. Помимо многолетней вырубки и выкорчевывания старых деревьев, замены лесов плантациями, популяциям этих птиц регулярно наносили ущерб охотники и птицеловы. Лишь в 1980 г. разноцветный амазон был официально объявлен национальной птицей Сент-Люсии. С целью улучшения условий обитания этого вида в 1982 г. начаты работы по изготовлению и установке искусственных гнездовий.

Южнее о. Сент-Люсия еще один вид амазонов живет в дождевых лесах о. Сент-Винсент на высоте 350—600 м над ур. м., хотя изредка встречается и в низинных лесах, включая речные долины. Сентвинсентский амазон (A. guildingii) величиной почти с доминиканского императорского амазона, но имеет характерную расцветку: белый лоб, желтое темя и пятно под глазом, фиолетовые щеки и заднюю часть головы; спина и плечевые перья у него золотисто-коричневые, поперек хвоста фиолетово-синяя перевязь, а на конце широкая белая кайма. У этого попугая две цветовые морфы: у одной внешние опахала рулевых перьев и первостепенные маховые оранжевые, а у другой зеленые. Гнездятся сентвинсентские амазоны с конца марта — апреля до середины августа, занимая в 12—15 м от земли дупла в крупных деревьях, преимущественно в дакриодес высокой. В полной кладке 2—3 яйца, но в отдельные, «кормовые» годы их может быть и 4. Сентвинсентский амазон внесен в Красную книгу как находящийся под угрозой исчезновения, но несомненно, что его положение намного лучше, чем у предыдущих видов амазонов. На острове сохранились значительные площади, занятые дождевыми лесами, и формально этот вид находится под охраной закона. Хотя 30—40 молодых птиц регулярно отлавливают для продажи (каждый экземпляр еще в 70-х годах стоил в США более 200 дол.), по мнению Ф. Лэмберта, в 1978 г. на острове обитали 450—600 этих амазонов. После извержения вулкана в 1979 г. и урагана в 1980 г., по данным экспедиции СИПО, в 1982 г. в природе остались 421 (±52) сентвинсентских амазонов и еще около 100 их содержатся в неволе. В некоторых питомниках птицы изредка дают потомство.

В Красную книгу в качестве редких внесены 2 из 5 подвидов белоголового амазона (A. leucocephala). Один из них— А. 1. hesterna—живет на островах Малый Кайман и Кайман-Брак, но состояние его популяции (около 130 особей) пока относительно стабильно. Другой— А. 1. bahamensis—населял большинство из Багамских о-вов, но в связи с уничтожением лесов и отстрелом самих птиц сохранился теперь лишь на островах Инагуа и Абако. На о. Большой Инагуа около 500 пар этих амазонов живут в национальном парке Инагуа. На о. Абако, по наблюдениям в 1976—1977 гг. У. Кинга и его коллег, багамский подвид белоголового амазона оказался сравнительно обычной птицей, гнездящейся в вертикальных карстовых воронках, расщелинах и нишах известняковых скал.

Следует отметить, что все перечисленные выше карибские амазоны включены в Приложение 1 СИТЕС, но борьба с контрабандным вывозом попугаев из-за обилия туристов и высокой рыночной стоимости птиц весьма сложна.

Из амазонов, населяющих материковую часть Южной Америки, следует обратить внимание на краснохвостого бразильского амазона (A. brasiliensis). Это средних размеров попугай с красноватым оперением лба, синими щеками, оранжевым «зеркальцем» на крыльях и малинового цвета основанием хвоста, заканчивающегося желтой каймой. Встречается он только в прибрежных лесах юго-востока Бразилии от Сан-Паулу до Санта-Катарина. В прошлом краснохвостый бразильский амазон гнездился южнее — в Риу-Гранди-ду-Сул, но теперь и в пределах современного ареала сохранились лишь небольшие участки первичных лесов, где еще может жить этот вид. Никаких сведений о численности в природе этого прежде многочисленного попугая нет, хотя изредка его еще встречают в лесах из араукарии. Несколько экземпляров бразильских амазонов содержится в неволе в Сан-Паулу. Хотя этот вид формально находится в Бразилии под охраной закона и включен в Приложение 1 СИТЕС, очень высокая стоимость его на международном рынке, разобщенность местообитаний и отсутствие действенной охраны последних с каждым годом ухудшают и без того тяжелое положение популяции этого исчезающего вида.

В Приложение 1 СИТЕС включен также красношапочный попугай (Pionop-sitta pileata) — зеленый, величиной с дрозда, с синими внешними рулевыми и светло-красным оперением лба и передней части верха головы (у самцов). Населяет он тропические леса бассейна р. Парана на юго-востоке Бразилии, в Парагвае и на северо-востоке Аргентины. Численность красношапочных попугаев резко сократилась, но в последние годы удается регулярно получать от этих птиц потомство в неволе.

Попугаев-ара в Южной Америке в настоящее время 17 видов, относящихся к трем родам. Это наиболее крупные и привлекательные попугаи среди американских. Яркая раскраска и длинный ступенчатый хвост делают их украшением коллекций зоопарков. Хотя этих птиц в природе можно увидеть многочисленными стаями, когда они появляются, на плантациях фруктовых деревьев, в гнездовой период ары живут отдельными парами, строго придерживаясь определенного гнездового участка. В полной кладке у них обычно 2 крупных белых яйца, которые птицы насиживают около 1 мес, птенцы не покидают гнезда почти 2 мес. Нередко дупло служит для каждой пары в качестве места гнездования в течение ряда лет, поэтому такие деревья высоко ценились у индейских племен и даже передавались по наследству, что позволяло периодически брать в поселок молодых попугаев. Многие виды попугаев-ара содержатся в неволе, но случаи успешного размножения птиц в вольерах довольно редки.

К числу исчезающих, если не исчезнувших видов, следует отнести голубого ара (Anodorhynchus glaucus), который еще в прошлом веке встречался в субтропических лесах вдоль рек Парагвай, Парана и Уругвай. Внешне его ареал кажется достаточно обширным — от Парагвая через северо-восток Аргентины (Корриентес и Мисьонес) и юг Бразилии до Уругвая. Однако уже более 30 лет никто не видел этих птиц в природе. Этот крупный, 65—75 см длиной, попугай имеет бледно-синюю окраску верха и зеленовато-синий низ; голова серая, но щеки и горло с коричневатым оттенком, а участки голой кожи вокруг глаз и у основания подклювья бледно-желтые. Первоначальные его местообитания большей частью уничтожены в результате рубки и сведения лесов.

Другой вид — ара Леара, или малый гиацинтовый ара (A. leari), долгое время вызывал споры у специалистов: более 100 лет несколько этих попугаев содержали в европейских и американских зоопарках, но точное происхождение их было неизвестно. Многие предполагали, что этот ара, описанный в 1832 г. Э. Леаром, является гибридной формой между голубым и гиацинтовым арами. Лишь в 1977 г. в коллекцию поступил первый экземпляр ары Леара, добытый в пограничной области между Пернамбуку и Баия на востоке Бразилии. Г. Зик из университета г. Рио-де-Жанейро с двумя молодыми коллегами предпринял трудное путешествие к местам, где была добыта эта птица, и в январе 1978 г. впервые увидел пары этих попугаев в природе. Места обитания ары Леара оказались каньоновидной долиной в сухой, пустынной местности (по-видимому, эти попугаи гнездятся в нишах или отнорках в скалах). Ареал вида ограничен небольшим и труднодоступным участком на северо-востоке шт. Баия, а популяция его очень малочисленна. По величине ара Леара несколько мельче гиацинтового, имеет такую же кобальтово-синюю окраску верха, но с узкими светлыми каемками на перьях спины и кроющих крыла, а голова, шея и нижняя части тела у него сероватого цвета; кожа вокруг глаз и у подклювья, как и у голубого ары, желтого цвета. Открытие мест гнездования ары Леара, весьма ценимого любителями экзотических и редких птиц, может трагически закончиться для этого вида, так как территория его обитания пока не охраняется.

Несколько западнее предыдущего вида, в лесах-каатинга и пальмовых насаждениях у истоков р. Парнаиба (близ границы штатов Мараньян, Пиауи, Баия и Гояс), живет ара Спикса, или малый голубой ара (Cyanopsitta spixii). Иногда его включают в род настоящих ар, но он имеет участки голой кожи серого цвета только на уздечке и у глаз. Окраска этого полуметрового попугая преимущественно серовато-синяя, более темная на крыльях и хвосте и с зеленоватым отливом снизу, лоб и щеки серые. Биология ары Спикса в природе практически не изучена. Несколько пар этих попугаев долгое время содержали в неволе, и одна из них неоднократно давала потомство. Численность вида, несомненно, очень мала. Особой угрозы его мозаичным местам обитания в настоящее время нет, но птиц продолжают отлавливать на продажу.

Голубой ара, ары Леара и Спикса включены в Приложение 1 СИТЕС и в Бразилии формально находятся под охраной закона. В 1983 г. в Приложение 1 СИТЕС включены еще два вида ар.

Красноухий ара (Ага rubrogenys) — оливково-зеленого цвета крупный попугай с красными лбом, шапочкой, кроющими ушей, плечевыми, подкрыльями и оперением голени. Его встречали только в сухих лесах некоторых долин в Боливии—в деп. Кочабамба и на западе Санта-Крус. Птицы эти были очень редкими еще в начале 70-х годов, но из-за высокой стоимости их продолжали усиленно отлавливать: в 1979 г. в США поступило 125 красноухих ар. Общая численность популяции этого вида неизвестна, но ограниченность ареала и изначальная редкость при таких темпах вылова поставили красноухого ару на грань исчезновения.

Несколько сложнее обстоит дело с синегорлым арой (A. glaucogularis). Под наименованием A. caninde он внесен в Красную книгу, но специалисты долгое время не могли решить, считать синегорлого ару, или ару-канинде, самостоятельным видом или подвидом, либо молодыми особями сине-желтого ары, или арарауны. Лишь в последние годы было доказано, что синегорлый ара является самостоятельным видом и на юго-востоке Боливии, севере Аргентины и, возможно, в Парагвае живет совместно с сине-желтым арой. От последнего этот вид отличается широкой синеватой полосой на горле, поднимающейся к кроющим ушей. Живет синегорлый ара в сухих листопадных лесах, которые еще сохранились в пределах его ареала, но зато самих птиц в Парагвае уже не видели с начала нашего столетия, а на северо-западе Аргентины последний раз этот попугай был отмечен в 40-х годах. Индейцы добывали этих огромных птиц для еды, а перья их использовали для украшений во время церемониалов. Несколько птиц в последние годы поступили из Боливии к любителям. Цена этих попугаев на международном рынке у коллекционеров 15 тыс. дол. за пару. В 1984 г. в попугайном питомнике на о. Тенерифе впервые было получено потомство от пары синегорлых ар. Неумеренная добыча может привести к исчезновению этого вида.

В тропических дождевых лесах на востоке шт. Пара и в шт. Мараньян (северо-восток Бразилии) в прошлом был обычен довольно крупный, с ворону, золотистый попугай, или золотистый аратинга (Aratinga guarouba). Он имеет золотисто-желтую окраску оперения, лишь наружный край крыльев темно-зеленый. Гнездятся золотистые аратинги в дуплах деревьев, откладывая 3—5 яиц. Насиживание продолжается около 22 дней, но птенцы покидают гнездо только через 6—7 недель. Привлекательная окраска и неприхотливость этих попугаев к условиям содержания в неволе привели к массовому их отлову, но значительно больший вред популяции нанесло уничтожение коренных местообитаний. Уже к середине нашего столетия золотистый аратинга стал редким в природе, а в настоящее время его ареал ограничен отдельными участками в междуречье низовий рек Тапажос и Токантинс. Формально этот вид находится в Бразилии под охраной и включен в Приложение 1 СИТЕС. Встречи золотистых аратинг в национальном парке Тапажос вселяют надежду, что, если в этом парке сохранятся местообитания птиц и удастся прекратить отлов их, часть популяции этого вида будет в относительной безопасности.

Желтоухий аратинга (Ognorhynchus icterotis) населяет субтропические леса и леса умеренного пояса на склонах Анд на высоте 2000—3000 м над ур. м. В начале века этот попугай был обычным на западе Колумбии и в северных районах Эквадора. Колонии желтоухих аратинг встречали в насаждениях восковых пальм, но прежние массивы леса представлены сейчас отдельными участками, . перемежающимися плантациями. В последние годы известны встречи только отдельных пар этих попугаев, в частности в колумбийском национальном парке Куэва-де-лос-Гуачарос. В 1976 г. одну пару этих крупных зеленых птиц видели в национальном парке Пу-расе, а на территории Эквадора желтоухий аратинга, вероятно, исчез. С 1983 г. этот вид включен в Приложение 1 СИТЕС. В неволе до сих пор содержались единичные экземпляры желтоухих аратинг.

Среди эндемичного рода краснохвостых попугаев белошейный попугай (Pyrrhura albipectus) в течение 65 лет был представлен в коллекциях единственным экземпляром, добытым на юге Эквадора. Лишь в 1980 г. нескольких птиц этого вида обнаружили в тропическом лесу на склонах Восточной Кордильеры на юго-востоке Эквадора и еще 3 тушки пополнили коллекции музея. Белошейный попугай, величиной с крупного дрозда, имеет довольно пеструю раскраску из коричневатого, оранжевого, желтого, белого, розового и зеленого цветов, заостренный хвост, как у большинства видов этого рода, красный, но центральные рулевые с зелеными каймами. Белое кольцо вокруг шеи характерно только для этого вида. В Эквадоре белошейный попугай объявлен охраняемым видом. Леса в местах его обитания в значительной степени изменены или уничтожены.

В субтропических лесах изолированного горного массива Санта-Марта на севере Колумбии были добыты 3 зеленоватых краснохвостых попугая (Pyrrhura viridicata). Кроме трех шкурок в коллекциях, никаких иных сведений об этом попугае нет. Возможные места его обитания в департаментах Магдалена и Сесар давно освоены под сельскохозяйственные культуры.

В Красную книгу в качестве редкого вида внесен синегорлый краснохвостый попугай (P. cruentata). Он зеленого цвета, с черно-коричневой шапочкой, красными щеками и кроющими уха, синей с красным пятном в центре окраской живота, от других краснохвостых попугаев отличается светло-синей полосой на затылке и синей грудью. В прошлом этот попугай встречался местами в первичных тропических лесах востока Бразилии от юга шт. Баия до северо-востока Сан-Паулу. В этих районах сейчас леса большей частью вырублены или заменены другими насаждениями, поэтому синегорлый попугай стал редким и сохранился только в отдельных участках леса, в частности в национальных парках Тижука и Монти-Паску ал, в биологическом заповеднике Сооретама и в частном заповеднике Клабин-Фарм. Правда, этих попугаев в последние годы видели на плантациях какао, что свидетельствует о возможности птиц приспособиться к измененному человеком ландшафту. Формально этот вид в Бразилии считается охраняемым, кроме того, он включен в Приложение I СИТЕС.

Несколько восточнее ареала синегорлого попугая, в лесах по склонам гор близ побережья юго-востока Бразилии в прошлом был обычен буроспинный попугайчик (Touit melanonota) — небольшой, с воробья, тускло окрашенный, с коротким, словно подрезанным хвостом. Сейчас он стал редким из-за сведения лесов близ Атлантического побережья. Правда, в последние годы его встречали в некоторых резерватах и национальных парках (Тижука, Серра-дуз-Органс и др.), что позволяет надеяться на сохранение этого малопривлекательного для птицеловов вида.

В кустарниковых зарослях на склонах Центральной Кордильеры (деп. Толима в Колумбии) изредка встречается рыжелобый попугайчик (Bolborhynchus ferrugineifrons) — один из представителей небольшого рода толстоклювых попугайчиков. До середины нашего века он был известен по единственному экземпляру, полученному из Боготы, но в начале 50-х годов рыжелобого попугайчика видели на высоте до 3700 м над ур. м. на юге Толима, а также на склонах вулкана Пурасе в Кауке. Большая часть подходящих для него местообитаний уничтожена, сохранились лишь отдельные участки, где может обитать этот вид. За последние 30 лет никаких, однако, новых сведений о рыжел обом попугайчике не поступало.

Толстоклювый попугай (Rhynchopsitta pachyrhyncha) — единственный представитель близкого к арам рода крупных попугаев, но с более коротким хвостом. Кроме красных лба, полосы у глаза, оперения голени и желтых под крыльев, в окраске этой птицы преобладает зеленый цвет. Населяет толстоклювый попугай центральные и северо-западные районы Мексики. Различают два его подвида—Rh. p. pachyrhyncha и Rh. p. terrisi, хотя некоторые специалисты считают их даже отдельными видами. Оба подвида внесены в Красную книгу, причем последний считается на­ходящимся под угрозой исчезновения, хотя общая численность его популяции составляет около 2 тыс. особей. Однако ограниченность распространения двумя хребтами гор Сьерра-Мадре, где птицы этого подвида гнездятся в дуплах старых сосен на высоте 2300— 3000 м над ур. м., а сосновые леса здесь интенсивно вырубали, требует специальных мер охраны самих птиц и их местообитаний. Долгое время не было никаких сведений о биологии центрально-мексиканского толстоклювого попугая, пока в 1978—1979 гг. Д. Лэ-нинг и Дж. Шифлет не провели специальные исследования. По их наблюдениям, эти птицы гнездятся с середины июня до конца июля, откладывая 2—4 яйца. Насиживает их самка; молодые покидают дупло через 7—9 недель, в начале сентября—конце октября. Выяснилось также, что гнездовой сезон попугаев совпадает со временем созревания семян сосны—их основного корма. Толстоклювые попугаи включены в Приложение I СИТЕС, а в Мексике считаются находящимися под охраной, хотя осуществить ее на практике весьма сложно: слишком много попугаев ежегодно вывозят из Мексики в США. Номинативный подвид толстоклювого попугая, отличающийся от центрально-мексиканского алым, а не темно-красным оперением лба и желтой полоской на больших кроющих крыла, в некоторых зоопарках начал размножаться.

Список редких и сокращающихся в числе попугаев Южной Америки значительно шире, и мы не можем здесь рассказать о всех этих видах, но заинтересованный читатель может найти достаточно полную информацию о них в прекрасной книге Ж. Форшау «Попугаи мира», изданной на английском и немецком языках.

Очень важно сейчас принять меры для сохранения наиболее редких и исчезающих видов попугаев. Одним из путей спасения этих птиц считается разведение их в неволе. Еще в 1972 г. на о. Тенерифе (Канарские о-ва) был создан авиарий Лос-Пальмитос, в котором содержится богатая коллекция попугаев. На специальном совещании рабочей группы по попугаям СИПО в 1980 г. была разработана стратегия охраны попугаев Нового Света, включающая как сохранение и восстановление их местообитаний в небольших резерватах, так и создание новых питомников. В начале 1982 г. было достигнуто соглашение с правительством Доминиканской Республики об организации Карибского треста сохранения животных, включающего Станцию по разведению птиц, преимущественно попугаев.

Из кукушкообразных Нового Света в Красную книгу внесены 2 подвида широко распространенной в Южной Америке кукушки Жоффруа (Neomorphus geoffroyi). Эта крупная, почти полуметровой длины, птица ведет преимущественно наземный образ жизни, но биология ее изучена недостаточно. В 1977 г. впервые было найдено гнездо этой кукушки, оно было расположено на кусте в 2,5 м от земли и представляло собой рыхлую постройку из веток с выстилкой из сухих и зеленых листьев. В начале сентября птица насиживала единственное желтоватого цвета яйцо, а спугнутая с гнезда, спрыгивала на землю и убегала. Всего насчитывается 6 подвидов кукушки Жоффруа, из них в наиболее угрожаемом положении находится восточнобразильский подвид N. g. dulcis. Распространение птиц этого подвида ограничено девственными лесами на юге и юго-востоке шт. Баия, а также в штатах Минас-Жерайс и Эспириту-Санту. Вероятно, в результате изменения местообитаний численность кукушек Жоффруа резко сократилась: в последние годы специалисты этих птиц не видели. Однако можно надеяться, что они сохранились на территории национального парка Монти-Паскуал и заповедника Сооретама, где имеются участки девственного леса. Другой подвид N. g. maximiliani был добыт в 1932 г. в шт. Баия в Рио-Гонгоги; территория, где была встречена эта кукушка, очень небольшая и в значительной степени освоена. Уже более 50 лет никаких сведений об этой популяции кукушки Жоффруа не поступало.

Из большинства козодоеобразных Америки определенный интерес представляют островные виды. Довольно крупная птица с белой полосой на горле — пуэрториканский козодой (Сарrimulgus noctitherus) был почти одновременно найден А. Уитмором в виде костей этого козодоя, сохранившихся с времен, близких к последнему ледниковому периоду, в пещерах на о. Пуэрто-Рико, и там же он встретил живую птицу. Но после наблюдений А. Уитмора в 1911 г. об этом козодое около полувека не было никаких сведений, и его считали вымершим. Пуэрториканского козодоя в то время относили к подвиду жалобного козодоя (С. vociferus noctitherus), а некоторые специалисты и сейчас считают его лишь подвидом. В 1961 г. на севере острова Г. Рей-нар записал на магнитофон крики козодоя, отличающиеся от криков обычного жалобного козодоя, а затем, воспроиз­ведя эту запись, привлек и поймал… пуэрториканского козодоя. В результате длительных исследований Г. Рейнар обнаружил небольшую популяцию этого «живого ископаемого». В настоящее время у южного побережья о. Пуэрто-Рико три участка леса (государственные леса Гуаника и Сусуа и холмы Гуянила-Хиллс) являются местами гнездования пуэрториканского козодоя. Площадь этих участков около 3000 га, или 3% предполагаемой территории обитания этого вида в прошлом. Вся популяция пуэрториканского козодоя 10 лет назад оценивалась примерно в 500 пар. На первый взгляд, для островного вида такая численность достаточно высока, и тревожиться о его судьбе нет как будто бы оснований. Но если вспомнить, что осталось от его прежних местообитаний, учесть возросшее население острова, усиление пресса рекреации и деятельности крыс и мангустов — беспощадных хищников для всех гнездящихся на земле птиц, то можно с уверенностью причислить этот вид к редким и уязвимым.

В значительной степени деятельность интродуцированных хищников привела к исчезновению ямайского малого козодоя (Siphonorhis americanus), вымершего во второй половине прошлого века. Близкий к нему вид, а ранее считавшийся его подвидом, гаитянский малый козодой (S. brewsteri) населяет широколиственные, смешанные и сосновые леса, а также поросшие кустарниками холмы на о. Гаити и маленьком о. Гонав. С 1928 г. на Гаити этого козодоя не наблюдали, лишь в 1969 г. записали на магнитофон его голос. По данным А. С. Дод, с 1972 г. эту птицу неод­нократно слышали и встречали в ряде пунктов на западе Доминиканской Республики в сухих районах до высоты 800 м над ур. м. Полагают, что появление такого количества козодоев на западе острова вызвано откочевкой их с территории Республики Гаити, где их местообитания большей частью уничтожены человеком. Но не следует забывать, что крысы и мангусты встречаются по всему острову, а репродуктивные способности козодоев (два птенца за сезон) очень низкие.

По костным остаткам из пещер на Кубе в 1985 г. С. Олсон описал еще один вид — кубинского малого козодоя (S. daiquiri). Автор не исключает возможности существования этого вида в аридных районах южного побережья на востоке Кубы, но пока его никто в природе не видел.

Колибри—эндемичную для Америки и своеобразную группу птиц—одни специалисты рассматривают как подотряд стрижеобразных, а другие выделяют в самостоятельный отряд, что более верно. В настоящее время известны 320—330 видов колибри, из которых около 260 представлены каждый особым родом. Кроме того, около 40 «видов» колибри, описанных разными авторами, в действительности являются либо гибридными формами, либо морфами. Населяют колибри самые разнообразные места, от низинных тропических лесов до альпийских лугов. Гнезда они строят, подвешивая их к тонкой веточке, в развилке сучьев или в узких расщелинах скал. В полной кладке обычно 1—2 белых яйца, которые в течение 14—20 дней насиживает только самка. У колибри хорошо развит половой диморфизм: по сравнению с тускло-окрашенными самками самцы имеют яркое, блестящее оперение. Многие виды колибри представлены в коллекциях всего несколькими экземплярами или единственным, что может свидетельствовать как об их редкости, так и о малой изученности. Несомненно, что изменение местообитаний и добыча птиц существенно снизили численность некоторых видов.

В первом издании Красной книги было упомянуто 12 видов колибри, имеющих ограниченный ареал, а в последнее издание занесены 6 видов, из которых 3 впервые были описаны лишь в 1972—1973 гг. Очевидно, что общее число редких или исчезающих видов колибри в Южной и Центральной Америке значительно больше, но о состоянии их популяций нет сведений.

Из новых видов колибри, описанных А. Руши после обработки коллекционных сборов на юго-востоке Бразилии, особый интерес представляет лесной колибри Маргариты (Phaethornis margarettae): 10 птиц этого вида были добыты в лесу Клабин-Фарм, или Фазенда-Клабин, на северо-востоке шт. Эспири-ту-Санту. Этот участок первичного дождевого леса площадью 4 тыс. га находится в частном владении и представляет особый интерес как место концентрации эндемичных видов и подвидов птиц (остальные естественные их местообитания в окрестностях давно уничтожены). В 1977 г. колибри Маргариты был встречен также в другом сохранившемся массиве дождевого леса— в заповеднике Сооретама. Несомненно, что в прошлом птицы этого вида были распространены значительно шире, но по мере вырубания лесов ареал и численность вида сократились до минимума.

Черноклювый лесной колибри (Ph. nigrirostris) найден только в охраняемом участке первичного леса в заповеднике Нова-Ломбардия на высоте около 950 м над ур. м. на юге Эспириту-Санту. Здесь он живет рядом с довольно обычным чешуегорлым лесным колибри (молодых особей последнего вида специалисты ранее принимали за этот редкий вид).

Третий вид, названный А. Руши в честь Б. Гржимека Threnetes grzimeki, также был обнаружен только в лесу Клабин-Фарм и в резервате Сооретама. Однако возможно, что «колибри Гржимека» не самостоятельный вид, а лишь молодые особи краснохвостого колибри (Glaucis hirsuta). Близкий к последнему, бронзово-зеленого цвета колибри Дорна (Glaucis dohrnii) был распространен в девственных лесах востока Бразилии от юга шт. Баия до Рио-де-Жанейро. Однако за 30 лет в результате уничтожения лесов ареал его катастрофически сократился: от площади лесов в 35 тыс. км в 1939 г. к 1967 г. осталось всего около 100 км2. В настоящее время колибри Дорна встречается только в лесу Клабин-Фарм (около 20 особей) и на территории национального парка Мон-ти-Паскуал и заповеднике Коррегу-ду-Веаду. В Бразилии все редкие виды колибри охраняются законом, а колибри Дорна, единственный представитель этого семейства, включен в Приложение I СИТЕС.

Маленький, зеленый сверху и белый снизу (самцы с красновато-фиолетовым оперением горла) чилийский колибри-эльф (Eulidia yarrellii) прежде населял отдельные участки между побережьем и горами на севере Чили от г. Антафагаста до границы с Перу. В 1935—1948 гг. он был довольно обычен даже в садах и скверах городов и поселков, причем местами встречался чаще, чем кормящийся на тех же цветущих деревьях и кустарниках более крупный колибри-родопис. Но в 70-х годах по непонятным причинам во многих местах своего прежнего обитания чилийский колибри-эльф исчез, хотя численность колибри-родопис осталась прежней. Р. Мак-Фарлейн, изучавший в 1972—1973 гг. птиц в этих районах, видел чилийского колибри-эльфа всего 3 раза. Еще этих птиц можно встретить в г. Арика и прилежащей долине р. Асапа, а также восточнее, в долине р. Льюта, отдельные находки известны из долины р. Камаронес. А. Джонсон в 1969 г. наблюдал чилийского колибри-эльфа в г. Маминья—это самая южная находка птицы в последние десятилетия.

Дятлообразные Центральной и Южной Америки представлены многими эндемичными видами, но большинство из них, несмотря на быстрое уничтожение лесов, пока еще достаточно многочисленны, хотя сокращение популяций отмечено для многих, особенно островных форм.

О бедственном положении императорского дятла (Campephilus imperialis) стало ясно после исследований Дж. Тен-нера в 1962 г. Этот огромный, более полуметра в длину, дятел окрашен весьма скромно: иссиня-черное оперение с крупными белыми пятнами на крыльях и спине, удлиненные перья хохла у самца ярко-красные, а у самки черные, загибающиеся вперед. В конце XIX— начале XX вв. императорский дятел был довольно обычен (1 пара на 27 км2) в сосновых и сосново-дубовых лесах Мексики в горах Западная Сьерра-Мадре от Соноры до Мичиокана. Как и наша желна, императорский дятел для своих гнезд выдалбливает в старых деревьях дупла с овальным входом, но в полной кладке у него всего 2 яйца. Основной причиной сокращения численности этого вида послужила, по-видимому, не вырубка лесов, а охота лесорубов на всех местных птиц, тем более что этот огромный дятел был легкой добычей для стрелков. По крайней мере, крупные старые деревья, необходимые для гнездования, сохранились, а дятлы почти исчезли. С 1950 г. их изредка встречали только в шт. Чиуауа и на юге шт. Дуранго. Сам Дж. Теннер в 1962 г. в лесах на плоскогорьях шт. Дуранго не видел ни одного дятла, а позднее были зарегистрированы только единичные встречи на юго-западе Чиуауа, на западе Дуранго и в Сакатекас. В настоящее время императорский дятел включен в Приложение 1 СИТЕС, отстрел и отлов птиц в Мексике запрещены.

Многообразная и богатая эндемичными формами фауна воробьинообразных птиц неотропической области, к сожалению, изучена еще недостаточно. Это подтверждается тем, что за последние 20 лет в этом регионе были открыты и описаны почти 30 новых видов и много подвидов воробьиных птиц. Тропические леса отличаются большим разнообразием воробьиных при относительно низкой плотности населения многих из них. Потребуются длительные исследования на обширных территориях, чтобы получить представление об истинном состоянии и динамике их популяций. Многие районы были обследованы однократно или вообще не посещались специалистами, поэтому трудно составить полный список редких и исчезающих видов этого отряда. В настоящее время имеются достоверные сведения о сокращении или исчезновении того или иного вида или подвида воробьиных только для наиболее населенных и освоенных территорий и островов Карибского бассейна. Список редких, сокращающихся в числе или находящихся под угрозой исчезновения представителей этого отряда в Центральной и Южной Америке, даже По предварительным данным, превышает 80 таксонов, из которых мы рассмотрим лишь некоторые.

Среди воробьинообразных 13 семейств специалисты объединяют в подотряд тиранновых, или кричащих, воробьиных. Из-за относительно примитивного строения нижней гортани все их представители хотя и издают разнообразные звуки, но настоящей песни, которую мы часто слышим у наших певчих птиц, у них нет. Десять семейств этого подотряда свойственны только Новому Свету, главным образом Центральной и Южной Америке. В одно из таких эндемичных семейств объединены птицы-печники, или гончары (Furnariidae), названные так за оригинальные шарообразные с боковым входом гнезда из глины, которые строят некоторые из этих птиц. Большинство же птиц-печников делают гнезда из травы, веточек и листьев или устраивают их в норах и расщелинах скал, однако название «печники» в отечественной литературе сохранилось и за ними. Из 216 видов птиц-печников многие имеют очень ограниченное распространение, и биология их не изучена.

Пестроголовый печник-серохвост (Хе-nerpestes singularis) почти 100 лет был известен по единственному экземпляру, добытому в горах на востоке Эквадора. Лишь в 1977 г. американские орнитологи Т. и С. Паркеры обнаружили этих птиц на севере деп. Сан-Мартин в Перу, почти на 500 км южнее места находки типового экземпляра. В высокоствольном туманном горном лесу в первой половине сентября они несколько раз видели пестроголовых серохвостов группами по 3—4 особи (возможно, выводки) в смешанных стайках других птиц. По повадкам эти птицы напоминают американских славок, или лесных певунов. На следующий год этот вид был отмечен на севере деп. Кахамарка (Перу) и на юге Эквадора в пров. Само-ра-Чинчипе в горах на высоте от 1100 до 1700 м над ур. м. Таким образом, ареал этого вида, который считали редким, если не вымершим, оказался сравнительно обширным, но биология его пока неизвестна.

Муравьеловковые (Formicariidae) — еще одно эндемичное южноамериканское семейство подотряда кричащих воробьиных, из 225 видов которого, по крайней мере, 3 бразильских находятся под угрозой исчезновения.

Рыжеспинный муравьиный крапивник (Myrmotherula erythronotos) был обнаружен на юго-востоке Бразилии в районе между Рио-де-Жанейро и Нова-Фрибургу в середине прошлого века. Крапивника он напоминает лишь величиной, коротким хвостом и привычкой держаться в подлеске или нижнем ярусе леса. Большая часть его оперения имеет черную или серую окраску (у самок черный цвет заменен на оливково-коричневатый), но спина каштаново-рыжая, а бока и часть кроющих крыла белые. Как и для большинства других «муравьеловок», основное место в рационе питания этих птиц занимают не сами муравьи, а другие насекомые, которых выпугивают муравьиные полчища, разгрызая полусгнившую древесину или во время своих походов. Девственные тропические леса в местах прежнего обитания рыжеспинных муравьиных крапивников давно уничтоже­ны или расчищены под плантации, и уже много лет здесь никто не видел этих птиц. В 1953 г. рыжеспинного муравьиного крапивника А. Руши включил в список птиц шт. Эспириту-Санту, но позднее никаких подтверждений, что он живет в этих местах, не поступало. Не исключено, что этот и в прошлом редкий вид вымер.

Только в двух местах близ г. Салва-дора в восточной части шт. Баия гнездится черная красноглазка (Pyriglena atга). Радужина у этих довольно крупных птиц огненно-красного цвета, а оперение блестяще-черное у самцов и буроватое у самок; белые перья с крупными овальными черными пятнами имеются лишь на плечах. По-видимому, черные красноглазки, как и широко распространенные белоплечие красноглазки, из сухих веточек и листьев строят невысоко над землей рыхлое, с боковым входом гнездо, откладывая в него всего 1—2 яйца, в насиживании которых принимают участие оба партнера. Прибрежные тропические леса, в которых была найдена черная красноглазка, в настоящее время расчищены или уничтожены, лишь небольшие сохранившиеся участки леса могут поддерживать существование этого вида. В 1968 и 1974 гг. этих красноглазок встречали в районе Санту-Амару, но численность их популяции, видимо, очень мала.

Представитель монотипичного рода длиннохвостая муравьеловка (Rhopornis ardesiaca) много лет была известна лишь по трем экземплярам, добытым в юго-восточных районах шт. Баия. Темно-серого цвета, с черным горлом у самцов и белым у самок, с длинным ступенчатым хвостом, эта птица предпочитает сухие участки лесов. В 70-х годах Э. Уиллис и Й. Оники обнаружили длиннохвостых муравьеловок близ Боа-Нова в переходной зоне на границе тропического леса и пустынного кустарничника. По их наблюдениям, птицы предпочитают держаться поодиночке, каждая пара имеет обособленный участок, удаленный от участка другой пары на 100—200 м. Общая численность популяции низкая: расчистка лесов и кустарников в переходной зоне под пастбища и посевы представляет серьезную угрозу для этого вида.

Такое же угрожающее положение популяции узкоклювой муравьедки (Formicivora iheringi), населяющей сходные местообитания во внутренних районах шт. Баия. Этих птиц, похожих по окраске на белоплечего муравьиного крапивника, но с более длинным хвостом и белыми каймами перьев на горле, в последние годы видели всего несколько раз. Пригодная для их жизни территория неуклонно сокращается. В Бразилии все эти виды находятся формально под охраной, но специальных резерватов для их сохранения не создано.

Два вида питтовидных муравьеловок— усатая (Grallaria alleni) и бурогрудая (G. milleri) — известны только по экземплярам, добытым в 1911 г. в Колумбии на западных склонах Центральной Кордильеры в деп. Кальдас. Усатая питто-видная муравьеловка была встречена в лесу на высоте 2100 м над ур. м., а более мелкая белогрудая — еще выше (2700—3100 м), где были добыты 7 особей. Субтропические и умеренные леса на склонах Анд в Центральной Колумбии за 70 лет существенно изменились. Можно, конечно, надеяться, что при более детальных исследованиях этих птиц еще обнаружат в сохранившихся участках нетронутого леса. В 1971 г. усатую питтовидную муравьеловку добыли в верховьях р. Магдалена, но она отличалась от птиц из Кальдаса, поэтому ее описали в 1979 г. как особый подвид G. alleni andaquiensis.

Возможно, под угрозой исчезновения находится тачирская питтовидная муравьеловка (G. chthonia); три птицы этого вида были добыты в 50-х годах в субтропической зоне (1800—2100 м над ур. м.) на юго-западе шт. Тачира, у границы Венесуэлы с Колумбией. Район, где эти птицы обитали, интенсивно осваивается, и их естественные местообитания в значительной степени уничтожены. Этот вид очень похож на желтогорлую питтовидную муравьеловку, распространенную от Мексики до Бразилии, но темнее, а верх груди коричневатый с белыми пестринами. Кстати, о тринидадском подвиде желто-горлой питтовидной муравьеловки (G. guatimalensis aripoensis), обитавшей в горах на севере о. Тринидад, с 1925 г. нет никаких сведений, возможно, он вымер или находится на грани исчезновения.

Из 41 вида питтовидных муравьеловок гнезда известны лишь для 11. Чашевидной формы, из веточек и старых листьев почти все они были устроены на стволах поваленных деревьев; в кладке у этих птиц всего 2 яйца.

В Красную книгу занесены два бразильских представителя семейства тапа-куловых (Rhinocryptidae) — тапакуло Штреземана и бразилианский. Столь странное название (в отечественной литературе можно встретить «тапаколо», «топаколо», «топоколо») произошло от испанского «tapaculo», из-за того что птиц этого небольшого (30 видов) семейства успевают увидеть быстро убегающими в чащу с поднятым, словно для прикрытия, хвостом. Обитают эти маленькие и внешне разнообразные птицы преимущественно в густом подлеске и зарослях кустарников. Больше ходят, чем летают, гнездятся чаще всего в норах, вырытых между корнями деревьев. Скрытый образ жизни объясняет скудность сведений о биологии и состоянии популяций многих из них.

Тапакуло Штреземана (Merulaxis stresemanni) — черная (самец) или черно-, коричневая (самка) птица величиной со скворца, но относительно длинным, ступенчатым хвостом. Впервые она была найдена в 30-х годах прошлого века на востоке шт. Баия в окрестностях г. Салвадора, а вторая особь была добыта позднее в 250 км к югу от первоначального места—у г. Ильеус. Тропические леса вдоль побережья, где они обитали, давно уничтожены или изменены. Никто из специалистов больше этих птиц не видел.

Сходная судьба и у похожего на крупного крапивника, но длинноногого и черновато-серого сверху бразилиан-ского тапакуло (Scytalopus novacapitalis). Три этих птицы были добыты в 1957 г. в густых зарослях кустарников, папоротников и лиан в районе, который теперь заняли постройки г. Бразилиа. Подобные участки местообитаний, несомненно, есть на обширной территории Бразильского плоскогорья, и возможно, в ближайшие годы где-нибудь удастся найти этот вид.

Из весьма разнородного и включающего около 100 видов семейства котинговых (Cotingidae) наибольшее опасение вызывают лентогрудая (Cgtinga maculata) и белокрылая (Xipholena atropurpurea) котинги, населявшие первичные тропические леса вдоль восточного побережья Бразилии, от которых остались лишь небольшие изолированные участки между плантациями, полями, пастбищами и поселками. Кроме того, в прошлом котинг в больших количествах добывали для еды, а яркораскрашенных самцов — из-за перьев для украшений. Лентогрудая котинга, самец которой имеет пурпурно-синюю перевязь на груди, была распространена от юга Баия до Рио-де-Жанейро, теперь сохранилась, видимо, лишь в шт. Эспириту-Санту в заповедниках Сооретама, Кор-регу-ду-Веаду и в частном заповедном лесу Клабин-Фарм. На этих же участках леса, а также в национальном парке Монти-Паскуал (на юго-востоке Баия) встречают белокрылую котингу, которая раньше гнездилась вдоль побережья на север до шт. Параиба. Оба этих вида котинг включены в Приложение 1 СИТЕС и находятся под охраной в Бразилии. Там же охраняется и корольковая котинга (Calyptura cristata). Эта маленькая птица, похожая на королька, с алой, отороченной черным шапочкой на голове, также гнездилась в тропических лесах побережья Эспири-ту-Санту и по склонам гор близ Рио-де-Жанейро. Однако в последние годы ее видели столь редко, что возникает опасение, существует ли она сейчас или уже вымерла.

Наиболее многочисленное и широко распространенное в Америке семейство тиранновых (Tyrannidae) включает несколько видов и еще больше подвидов, описанных по одному или нескольким экземплярам. Правда, это больше объясняется- слабой изученностью внутренних районов Южной Америки, чем редкостью самих птиц. Экологически замещая в неотропиках наших мухоловко-вых, многие представители тиранновых оказались весьма пластичными видами—легко приспосабливаются к измененным местообитаниям. Однако некоторые оседлые подвиды, имеющие ог­раниченное распространение, могут исчезнуть, если будут уничтожены их местообитания, или их выловят коллекционеры-любители.

Островной подвид серогрудого тиранна (Empidonax euleri johnstonei), гнездившийся на о. Гренада, вымер к 1910 г., хотя остальные 3 его подвида еще обычны от Перу и Амазонии до центральных районов Аргентины и Уругвая.

К редким видам следует отнести рыжегрудую тиранновую мухоловку (Xenot-riccus callizonus), населявшую на юго-востоке Мексики (шт. Чьяпас) и севере Гватемалы лиственное мелколесье и приручьевые кустарнички на высоте 800—1700 м над ур. м. Эта буроватая сверху птичка с небольшим хохолком и оранжево-коричневой перевязью между белесым горлом и желтым оперением живота живет оседло лишь в нескольких изолированных участках. Маленькое чашевидное гнездо она прикрепляет с помощью паутины к тройной развилке веток на высоте 1 —1,5 м от земли. Районы вдоль панамериканской дороги в значительной степени освоены, и естественные заросли по склонам уступают места плантациям, пастбищам и полям сельскохозяйственных культур. Кроме того, в Мексике ежегодно отлавливают несколько десятков тысяч птиц для экспорта в различные страны, и не исключено, что некоторые любители декоративных птиц захотят иметь в своих живых коллекциях ставшую уже теперь редкой рыжегрудую тиранновую мухоловку.

Среди многообразных представителей подотряда певчих воробьиных немало редких или исчезающих форм среди птиц, населяющих острова. Сходная по величине и форме с нашей ласточкой-береговушкой, но с зеленым, отливающим золотистым и синим оперением верха золотистая карибская ласточка (Tachycineta euchrysea) живет на островах Гаити и Ямайка. Гнездятся золотистые ласточки в дуплах деревьев, а на Гаити—за карнизами домов, откладывая по 3 белых яйца. Номинативный подвид золотистой ласточки (в Красную книгу он занесен как Kalochelidon е. euchrysea) встречается теперь только на одном-двух участках леса по известняковым холмам в горных районах Ямайки. С середины 60-х годов этих птиц видели всего несколько раз (максимальное число 12 особей, 1969 г.), видимо, популяция близка к исчезновению. Предполагают, что причиной тому могла стать конкуренция со стороны завезенных на остров скворцов.

Из большого числа форм домового крапивника на о. Мартиника местный подвид Troglodytes aedon martinicensis вымер еще в конце прошлого века. Домового крапивника на о. Гваделупа (Т. a. guadeloupensis) считали исчезнувшим с 1914 г., но в 1969 г. неожиданно встретили трех поющих самцов, а в мае 1973 г. на том же участке горного дождевого леса с помощью магнитофона обнаружили 5 пар птиц этого подвида. В других местах острова, где еще сохранился тропический дождевой лес, найти гваделупского домового крапивника не удалось. Под угрозой исчезно­вения находится подвид Т. a. mesoleucus на о. Сент-Люсия, где крапивников и их гнезда, возможно, уничтожают мангусты и крысы. За последние 25 лет лишь одного домового крапивника слышали на востоке острова, где, полагают, этот подвид мог еще сохраниться в двух сухих, заросших кустарниками лесных долинах у побережья.

Вероятно, на грани вымирания находится эндемик Кубы — монотипичный сапатский крапивник (Ferminia cerverai). Ареал этого вида ограничен всего 10— 15 км2 густых зарослей восковника и других кустарников близ Санто-Томас в заболоченной низине Сапата. Эта большая, крупнее воробья, серовато-коричневая сверху и беловатая снизу птица строит в кустах шаровидные гнезда с боковым входом; в полной кладке, видимо, 1—6 белых яиц. Как охраняемый вид сапатский крапивник изображен на одной из почтовых марок Кубы, но уже 50 лет никто не слышал его песни и не видел самих птиц.

Из эндемичного американского семейства пересмешниковых (Mimidae) к числу исчезающих относится белогрудый пересмешник (Ramphocinclus brachyurus), два подвида которого живут на островах Мартиника и Сент-Люсия. Похожий на дрозда, коричнево-бурый сверху и белый снизу, этот пересмешник ведет преимущественно наземный образ жизни, но крупные чашевидные гнезда устраивает в кустарнике или на молодых деревьях невысоко от земли. В полной кладке всего 2 зеленовато-голубых яйца. Номинативный подвид белогрудого пересмешника (R. b. bгасhyurus) в начале прошлого века был

широко распространен в сухих кустарниковых лесах по всему о. Мартиника, но интродукция крыс и мангустов привела к тому, что экземпляр, добытый для коллекции в 1886 г. на п-ове Каравелл, более полувека считался последним. Лишь в 1950 г. удалось обнаружить небольшое поселение этих птиц на северо-востоке Мартиники, где они, возможно, сохранились и сейчас, хотя последний раз этого пересмешника здесь видели в 1966 г. По тем же причинам на о. Сент-Люсия местный подвид белогрудого пересмешника (R. b. sanctaeluciae) к началу нашего столетия сохранился преимущественно у северо-восточного побережья острова. Здесь эти птицы живут в лесу с кустарниковыми зарослями в пяти ущельях на территории лесного резервата. В начале 70-х годов общее число их пар не превышало 75.

Коричневый, или антильский, пересмешник (Cinclocerthia ruficauda) населяет Малые Антильские о-ва от о. Саба до о. Сент-Винсент. Он похож на белогрудого пересмешника, но имеет более длинный клюв, а окраска нижней стороны у шести подвидов варьирует от грязно-охристой до серовато-белой. Гнезда птиц этого вида с двумя-тремя. зеленовато-голубыми яйцами находили в нишах стволов деревьев или у основания листьев пальм. В наиболее плачевном состоянии находится популяция антильского пересмешника на о. Мартиника. Здешний подвид пересмешника (С. г. gutturalis) в прошлом был обычен в лесах острова, но замена их плантациями сахарного тростника и деятельность хищников угрожает существованию птиц; лишь в южной части Мартиники, возможно, сохранилось несколько пар пересмешников.

Еще один представитель монотипичного рода—сокорронский пересмешник (Mimodes graysoni) — обитал в 600 км от тихоокеанского побережья Мексики на о. Сокорро, для фауны которого характерны многие эндемичные формы. Похожий на дрозда, с длинным хвостом сокорронский пересмешник был здесь обычен, но после создания в 1957 г. на острове военной базы, а также после интродукции на остров множества домашних животных, включая кошек, и в связи с ухудшением местообитаний численность этих птиц стала быстро сокращаться. По наблюдениям Дж. Джела, к 1978 г. сокорронский пересмешник стал уже редким, а через 3 года исчез (его место занял иммигрировавший с материка многоголосый пересмешник).

Из семейства мухоловковых на многих из Антильских о-вов встречается рыжегорлая отшельница (Myadestes genibarbis) — серая, с рыжими горлом, низом живота и подхвостьем желтоногая птица величиной со скворца. Чашевидные гнезда отшельниц с двумя голубовато-белыми пятнистыми яйцами можно найти в нишах пней, стволов деревьев или на краю заросшего откоса. На о. Сент-Люсия местный подвид рыжегорлой отшельницы стал относительно редким, но еще более малочисленна популяция самого темного, почти черного сверху подвида М. g. sibilans на о. Сент-Винсент. В последние годы этих птиц видели или слышали всего несколько раз, в частности в лесном заказнике Суфриер.

Близкая к рыжегорлой кубинская отшельница (М. elisabeth) обычна в лесах по холмам и горным склонам запада и востока Кубы, но второй ее подвид М. е. retrusus, населявший густые леса на о. Хувентуд (Пинос), вероятнее всего, вымер: с 1934 г. сведений о нем нет.

В 1938 г. последний раз видели кай-манского сизого дрозда (Turdus ravidus, или Mimocichla ravida)—эндемика о. Большой Кайман; с 1964 г. его место на острове стал занимать пестрогорлый сизый дрозд, иммигрировавший с о, Кайман-Брак или с Кубы.

Из четырех подвидов крупного, коричневого с белыми пятнами, желтыми клювом, ногами и кольцом вокруг глаз желтоногого лесного дрозда (Cichlherminia Iherminieri) один — С. 1. sanctaeliiciae — на о. Сент-Люсия находится, вероятнее всего, на пути к исчезновению. В XIX в. объемистые чашевидные гнезда этих птиц с кладкой из двух-трех зеленовато-голубых яиц находили в кустах или на деревьях невысоко от земли. Теперь этот подвид, возможно, сохранился только в лесистых ущельях на северо-востоке острова, но за последние 20 лет его видели лишь однажды.

Из обширного семейства древесницевых, или американских славковых, представитель монотипичного рода— антильская, или сентлюсийская, древесница (Leucopeza semperi) — обитает в подлеске горных лесов о. Сент-Люсия. Эта птица напоминает нашу серую славку, но более длинноклювая и светлоногая. Она была редкой уже в первом десятилетии нашего века, а с 1947 г. одиночных птиц видели или слышали всего 4 раза. Ни их гнезд, ни слетков никто не находил. Предполагают, что сентлюсийская древесница еще живет в лесном резервате, расположенном в 7 км юго-восточнее Кастри, где пару птиц несколько раз наблюдали в 1972 г.

Желтая древесница (Dendroica petechia), 37 подвидов которой встречаются от Аляски до северо-запада Перу, привлекает внимание тем, что ее номинативный подвид D. p. petechia, населяющий о. Барбадос, оказался в списке вымирающих из-за паразитирования проникшей на остров воловьей птицы. О воздействии чрезмерного гнездового паразитизма воловьих птиц мы уже говорили в разделе о редких воробьиных Северной Америки. На о. Барбадос воловьи птицы появились в 1916 г., а через 10 лет заметили сокращение численности и ареала желтой древесницы, встречавшейся ранее даже в пригородных садах. Теперь ее распространение ограничено несколькими участками, главным образом мангровых лесов, на западе, юге и юго-востоке острова. Полагают, что на о. Барбадос сохранились 30—40 пар желтых древесниц, а выдержат ли они натиск воловьих птиц, избегающих пока зарослей мангров, покажет ближайшее будущее.

В 1972 г. К. Кеплер и К. Паркес описали новый вид древесницы, которую обнаружили в тропическом лесу на о. Пуэрто-Рико. Пуэрториканская древесница (Dendroica angelae) похожа на древесницу Бишопа, около 1,5 тыс. особей которой живут на о. Сент-Винсент, но отличается от нее пятнистостью на горле и нижней стороне тела. На участке тропического леса площадью примерно 500 га (между долинами рек Сабана и Эспириту-Санто) обитают не более 300 пар пуэрториканских древесниц, несколько позднее небольшое поселение этих птиц обнаружили в 150 км западнее, в лесу Марикао. При такой численности этот эндемичный вид следует считать редким, тем более что он может стать объектом гнездового паразитизма воловьих птиц.

Ряд видов древесниц известен лишь из локальных участков Центральной Америки, но пока никаких сведений о состоянии и изменении численности их популяций нет. Так, чирикинская желтогрудка (Geothlypis chiriquensis) найдена пока лишь в туманных лесах на склонах вулкана Чирики на западе Панамы. Там же и в районе вулкана Ирасу в Коста-Рике живет пламенногорлая древесница (Vermivora gutturalis). Еще больше таких видов в Южной Америке; в результате дальнейших исследований их ареал или таксономическое положение, возможно, будут пересмотрены и уточнены.

Трупиаловые, или американские иволговые, в большинстве своем обычные птицы, но некоторые представители этого эндемичного семейства заслуживают внимания. Например, занесенный в Красную книгу желтоплечий трупиал (Agelaius xanthomus), напоминающий черно-белой окраской иволгу, живет только на о. Пуэрто-Рико (номинативный подвид) и восточнее, на маленьком о. Мона (подвид А. х. monensis). Как и для желтой древесницы, основную угрозу для этого вида представляет гнездовой паразитизм воловьих птиц, с 1955 г. появившихся на о. Пуэрто-Рико, а позднее и на о. Мона. Гнездится желтоплечий трупиал преимущественно среди мангровых зарослей побережья и лагун, реже на деревьях по опушкам леса, располагая гнезда в 0,5—4,5 м над поверхностью воды или земли. В полной кладке 3—4 пятнистых яйца. К середине 70-х годов, по данным У. Поста и Дж. Уили, на о. Пуэрто-Рико обитали около 2300, а на о. Мона 100— 200 желтоплечих трупиалов. Из 76 обследованных гнезд в 56 (73,7%) было по 2—4 яйца воловьих птиц. Снижение успешности размножения трупиалов и является причиной падения их численности. Хотя желтоплечий трупиал находится в Пуэрто-Рико под охраной закона, паразитизм воловьих птиц продолжает возрастать: в 1981 —1982 гг. число гнезд трупиалов с яйцами воловьих птиц достигло 89—95%.

Один из трех подвидов ямайского трупиала (Icterus leucopteryx bairdi), населявший о. Большой Кайман, вымер там еще в 30-х годах, хотя точные причины его исчезновения неизвестны. Мексиканский вид—болотный трупиал (Cassidix palustris)—в прошлом населял заросли на болотах в верховьях р. Лерма и по берегам озер. Под натиском строительства городов и поселков в окрестностях Мехико и использования земель под сельское хозяйство места обитания болотного трупиала полностью уничтожены, и последнюю птицу этого вида добыли здесь в 1910 г.

Из американского семейства танагровых (многие специалисты рассматривают его как подсемейство овсянковых) в Красную книгу занесены 3 вида танагр, из них в качестве исчезающей — вишневогорлая танагра (Nemosia rourei). Этот вид был описан в 1870 г. по единственному экземпляру, добытому в Бразилии на северном берегу р. Параиба в шт. Рио-де-Жанейро. В то время леса здесь были еще не затронуты хозяйственной деятельностью, хотя сейчас большинство их сведено или расчищено. Отсутствие более 100 лет сведений о вишневогорлой танагре позволяет предполагать, что либо этот вид был редким уже тогда и вымер, либо типовой экземпляр представляет собой вариацию другого вида или имеет гибридное происхождение.

Величиной с воробья, окрашенная в черный, бирюзовый и фиолетово-синий цвета семицветная танагра (Tangara fastuosa) издавна привлекает внимание птицеловов и коллекционеров. Ее ареал ограничен участками тропических прибрежных лесов на востоке Бразилии в штатах Пернамбуку и Алагоас. Сведение лесов на побережье и многолетний отлов самих птиц существенно сократили численность этого вида. Хотя формально семицветная танагра считается охраняемой, браконьеры ежегодно отлавливают птиц для продажи как внутри страны, так и в другие страны.

Танагра Кабаниса (Т. cabanisi) — сине-зеленая с металлическим отливом птица, лишь живот у нее белый. Живет она в туманных широколиственных лесах гор Сьерра-Мадре на юго-востоке шт. Чьяпас в Мексике и, видимо, на юго-западе Гватемалы, где 120 лет назад близ Кесальтенанго был добыт типовой экземпляр; с тех пор в коллекции поступило еще 3 шкурки. В 1972— 1977 гг. танагр Кабаниса наблюдали во влажном тропическом лесу северо-восточнее Мапастепека (Мексика) на высоте 1200—1500 м над ур. м. Пастбища для скота и плантации кофе и других культур существенно сократили площадь естественных местообитаний этого вида, но по ущельям вдоль границ Мексики и Гватемалы еще сохранились крупные массивы туманных лесов, где могут жить танагры. Участок леса площадью 10 тыс. га, где были встречены эти птицы в 1972— 1977 гг., объявлен резерватом Института естествознания шт. Чьяпас.

Есть еще ряд видов и особенно подвидов танагр, известных по одному или нескольким экземплярам. Они имеют, видимо, ограниченное распространение, и состояние их популяций пока не выяснено. К ним можно отнести чернокрылую кустарниковую танагру (rospingus inornatus), обнаруженную в начале нашего века на склонах г. Пирре (юго-восток Панамы), такаркунаскую кустарниковую танагру (Ch. tacarcunae), которая найдена только на г. Такаркуна и холмах Мале в пограничном районе Панамы и Колумбии, а также некоторые другие виды. Отсутствие информа­ции об этих видах в течение многих лет уже указывает на их редкость и необходимость изучения биологии и современного состояния, а если нужно, то и разработки мер охраны.

Овсянковые и вьюрковые в Латинской Америке весьма разнообразны, и большинство из них относятся к многочисленным видам. Мы упомянем лишь о некоторых эндемичных видах. Только в двух районах Кубы живет занесенная в Красную книгу кубинская овсянка (Torreornis inexpectata); на возвышенных местах болота и вдоль древней морской террасы с зарослями кустарников, акаций, кактусов и злаковыми куртинами на п-ове Сапата обитает номинативный подвид, а на участке сухого скрэба на побережье в 40 км восточнее Гуантанамо на востоке Кубы — подвид Т. i. sigmani. В Красной книге со ссылкой на персональное сообщение О. Гарридо указано на находку кубинских овсянок (новый подвид?) еще и на о. Коко (архипелаг Камагуэй) у северного побережья Кубы.

Окраска у этих птиц скромная: серовато-оливковый верх, коричневая шапочка, черные полоски на щеках и желтоватого цвета снизу. Гнезда кубинских овсянок с пятнистыми яйцами находили в конце апреля—мае у основания злаковых кочек, причем каждая пара занимает индивидуальный участок площадью около 3 га. Общую численность этого вида не определяли, поэтому нет данных об изменении размеров популяций, но, несомненно, кубинская овсянка относится к редким видам. Как охраняемая эндемичная птица она изображена на одной из почтовых марок Кубы.

Будущее разных популяций кубинских овсянок зависит не только от сохранения их местообитаний (все три участка находятся в границах охраняемых территорий), но и от капризов природы, например тропических ураганов, частых в этих районах Карибского моря. Примером может служить судьба двух подвидов красноголового карибского вьюрка, один из которых живет на о. Пуэрто-Рико, а другой—Loxigilla portoricensis grandis — населял небольшой участок леса на о. Сент-Кристофер (Сент-Киттс). Последний экземпляр этого вьюрка с о. Сент-Кристофер поступил в коллекции в 1880 г., и полагали, что позднее птицы вымерли из-за уничтожения их гнезд завезенными на остров обезьянами. Г. Раффаэле установил, что сильнейшие ураганы в 1899 г. практически уничтожили участок леса на острове. Это и послужило, вероятнее всего, причиной исчезновения местного подвида красноголового карибского вьюрка.

Ряд видов овсянковых и вьюрковых известен по одному или нескольким экземплярам, добытым в конце прошлого или начале нашего века и позднее никем из специалистов не встреченных: либо они вымерли, либо еще будут обнаружены в других, пока не обследованных районах. Из таких видов тумакоская спорофила (Sporophila insulata), вероятнее всего, вымерла; ранее она встречалась на маленьком о. Тумако на юго-западе Колумбии. Здесь в 1912 г. были добыты 4 особи этого вида, но больше птиц не видели: остров, представлявший собой сухую песчаную равнину с низкорослой растительностью и участками мангров на берегу, позднее был застроен кварталами г. Тумако.

Чубатая спорофила (Sporophila melanops) известна лишь по единственному экземпляру, добытому более 100 лет назад у берега р. Арагуая в Бразилии на юге шт. Гояс. Она, видимо, близка к многочисленной и широко распространенной желтобрюхой спорофиле, но всеми специалистами признается как самостоятельный вид.

В Колумбии на склонах Центральной Кордильеры, на высоте более 2000 м над ур. м. в северо-западной части деп. Толима в 1911 г. были добыты 2 особи оливковоголовой атлапеты (Atla-petes flaviceps). С тех пор субтропические леса в этих районах в значительной степени вырублены, и оливковоголовых атлапет никто уже не встречал.

В отличие от описанных выше видов огненный, или красный, чиж (Carduelis cucullata, или Spinus cucullatus) населяет участки тропического леса, кустарниковых зарослей и редколесья с луговинами на севере Венесуэлы, от северо-востока Колумбии до о. Тринидад. Самец его напоминает нашего чижа, но раскрашенного в огненно-красный цвет, черные лишь голова, крылья и хвост. Этих птиц ежегодно тысячами отлавливали для продажи коллекционерам-любителям. С 1947 г. огненные чижи исчезли в Колумбии, единицы их остались на Тринидаде, а в Венесуэле в период гнездования их можно встретить только в отдаленных от поселков и дорог горных районах. Хотя формально в Венесуэле огненный чиж находится под охраной закона и включен в Приложение 1 СИТЕС, высокая стоимость этих птиц на черном рынке способствуют нелегальному отлову их и экспорту. Отрадно лишь то, что в последние годы огненные чижи успешно размножаются в неволе, откладывая по 3—5 яиц. При необходимости можно будет из вольерных птиц возродить некоторые популяции или интродуцировать птиц в другие подходящие места. По сведениям Г. Раффаэле, в 1976 г. этих чижей (по 12 особей одновременно) наблюдали в Пуэрто-Рико, где они, вероятно, акклиматизировались.

Заканчивая главу о птицах Америки, следует упомянуть об одном морском виде. Бермудские о-ва, расположенные в Атлантическом океане на пути в Америку, начали осваиваться европейцами преимущественно с начала XVII в. Первых поселенцев поразило обилие птиц, гнездившихся на скалах островов и в норах по берегам. Значительную долю их (около 100 тыс. особей!) составляли бермудские тайфунники, или кахоу (Pterodroma cahow). Вместе с поселенцами на островах появились крысы и свиньи, численность которых быстро увеличивалась, а количество гнездящихся птиц соответственно уменьшалось. К тому же колонисты начали интенсивно использовать тайфунников в пищу. Исчезновение птиц шло с такой катастрофической скоростью, что уже в 1616 г. было объявлено о запрете добычи кахоу, а в 1621 — 1622 гг. запрет на добычу этих птиц в местах гнездования принял форму закона. Но крысы и свиньи, конечно, продолжали их уничтожать, и в конце прошлого века полагали, что бермудский тайфунник вымер. В 1935 г. птица этого вида разбилась о маяк, и специалисты узнали, что кахоу еще существует в природе. После тщательных поисков в 1951 г. была обнаружена «колония» бермудских тайфунников из 7 гнезд.

Эти птицы, ведущие ночной образ жизни, ежегодно откладывают в норе или расщелине скалы единственное яйцо, но большинство птенцов погибают. В течение последующих лет шла борьба за спасение бермудского тайфунника: создавали заповедные зоны, уничтожали крыс, разрабатывали меры по предотвращению поедания птенцов кахоу белохвостыми фаэтонами, создавали искусственные гнездовья и даже предпринимались попытки реинтродуцировать с побережья Флориды на о. Нонсач желтошапочную квакву для борьбы с наземными крабами, уничто­жавшими в норах яйца тайфунников. В 1966 г. загнездились 20 пар бермудских тайфунников, в 1968 г.— 26, а к 1983 г. популяция этих птиц возросла до 35 пар. Хотя численность их растет очень медленно, теперь есть надежда, что вид не попадет в список вымерших, как это произошло с ямайским подвидом черноголового тайфунника (P. hasitata caribbaea), уничтоженного крысами и мангустами в конце прошлого века.