8 років тому
Немає коментарів

Sorry, this entry is only available in
Російська
На жаль, цей запис доступний тільки на
Російська.
К сожалению, эта запись доступна только на
Російська.

По площади Европа занимает весьма незначительную часть континента Евразии, а по составу фауны относится к восточной части Палеарктической зоогеографической области. Поскольку граница между Европой и Азией в значительной мере условна, в авифауне этих континентов много общих видов. К тому же многие виды птиц прилетают из Западной и Северной Азии в Европу на зимовку или пересекают ее в период сезонных миграций.

Большая часть территории Европы была заселена человеком тысячи лет назад, и изменение природной среды этого региона шло параллельно развитию цивилизации и росту народонаселения, которое уже сейчас в странах Европы превысило 488 млн. чел. Несмотря на уничтожение большей части естественных лесов и замену их культурными ландшафтами (особенно в Южной и Северной Европе), прямое истребление населением многих миллионов птиц (только в Италии в 70-х годах добывали более 100 млн. ежегодно), за последние 200 лет авифауна мира не потеряла в этой части света ни одного вида или хорошо выраженного подвида. Объясняется это лишь тем, что большинство видов птиц, гнездящихся в Европе, были распространены также в Азии, Северной Африке и даже в Америке. На самом деле из авифауны Европы исчезло более десятка видов, а для фаун отдельных стран Центральной и Южной Европы урон еще значительнее, особенно среди крупных птиц. В то же время антропогенные изменения природной среды привели к вселению новых, более приспособленных к измененному ландшафту видов. Так, страны Северной Европы за 1850—1970 гг. теряли в среднем 0,6, а приобретали 2,8 вида каждые 10 лет. Этот процесс и в качественном, и в количественном отношении особенно интенсифицировался после 50-х годов. Причем на фоне измененной и изменяющейся хозяйственной деятельностью природы значительную отрицательную роль стали играть загрязнение среды и климатические факторы, а положительную — усилия правительств и общественности различных стран в области охраны птиц. Именно в Западной Европе процесс загрязнения среды промышленными отходами, нефтепродуктами и ядохимикатами в последние десятилетия проявился особенно сильно.

Возросший объем экспорта нефти, увеличение количества танкеров и их емкости, добычи нефти и газа в Северном море стали причиной массовой гибели водоплавающих птиц у берегов Европы. По мнению Дж. Кроксалла, в 70-х годах от нефтяного загрязнения в Европе ежегодно погибало от 150 до 450 тыс. птиц. Только на побережье Бельгии зимой 1980/81 г. было обнаружено около 4 тыс. пернатых, погибших от нефтепродуктов, а в прол. Скагеррак и у берегов Швеции в акв. Гетеборга в эту же зиму погибло до 60 тыс. особей.

Птицам, кормящимся в море и на литорали, угрожают не только нефтепродукты, но и различные вещества, в том числе и ядовитые, сбрасываемые в море со сточными водами, нелегальные «захоронения» высокотоксичных отходов промышленности и гибель кораблей, перевозящих такие грузы. В июле 1979 г. на северо-востоке Сардинии у берегов зал. Ольбия затонуло греческое судно «Клеархос» с десятками тонн ядовитых веществ. Объем загрязнения западной части Средиземного моря в последние годы достиг такого уровня, что, если не будут приняты эффективные меры, прибрежные экосистемы во многих районах будут уничтожены.

В последние годы внимание европейских специалистов привлекло загрязнение атмосферы сернистым газом и окислами азота из труб фабрик и заводов. В воздухе эти соединения для птиц не представляют особой опасности, но, выпадая вместе с дождем и снегом, превращаются в серную и азотную кислоты. Большая часть таких «кислых» дождей выпадает в Скандинавии и на юге Англии—их приносят ветры с Атлантики. В результате тысячи озер Швеции лишились рыбы и некоторых других животных. Но «кислые» дожди оказались опасны еще и тем, что они не только разрушают экосистемы озер, но и высвобождают из почвы ионы алюминия. Высокие дозы алюминия, поступа­ющие с водой и пищей в организм птиц, вызывают необратимые изменения, которые ведут не только к снижению репродуктивных способностей, но и к гибели птиц.

Таковы последствия технического прогресса во многих регионах Европы. Именно для этой части Палеарктики с наибольшим в мире количеством высокоразвитых стран характерны столь разительные контрасты по отношению к окружающей среде, в том числе животному миру. С одной стороны — загрязнение и хищническое уничтожение местообитаний и самих животных, а с другой — создание обширной сети заказников и заповедников, дорогостоящие мероприятия и проекты по восстановлению мест обитания и самих птиц.

Фауна Европы вместе с зимующими и регулярными мигрантами включает более 460 видов птиц, что объясняется разнообразием ландшафтов и растительности: от приморских низменностей до заснеженных гор и от степей и вечнозеленых лесов до тайги и тундр. Вопросами сохранения птиц специалисты некоторых стран Европы серьезно занимались еще в первой половине нашего века, однако основные работы в этом направлении развернулись после выпуска МСОП первого издания Красной книги. Во многих странах (в Бельгии, Швеции, Великобритании и др.) был проведен анализ изменения авифауны, выделены уязвимые, редкие и исчезающие виды птиц, опубликованы списки (Красные листы) таких видов. В каждой стране специалисты подходили к составлению таких списков с разных точек зрения: некоторые учитывали положение того или иного вида за пределами своей страны, другие ограничивались анализом фауны и тенденциями ее изменений только на территории своего государства. Так, в Красные листы Швейцарии занесено 83 вида птиц, Швеции—73, ГДР — 59, ФРГ—137 видов, т. е. 25—40% общего видового состава гнездящихся птиц этих стран.

Несколько раньше, в конце 60-х годов, по предложению СИПО Комитет экспертов по охране природы и ландшафтов Европейского совета начал сбор информации о состоянии популяций различных видов птиц, нуждающихся в специальных мерах охраны, в странах — членах Европейского Экономического Сообщества (ЕЭС). Отчет об этой работе был представлен проф. Дж. Парслоу и в 1974 г. опубликован Европейским советом. Отчет показал, что даже в странах — членах ЕЭС отношение к одним и тем же видам птиц было различным: в одних эти виды находились под полной охраной, в других могли быть даже объектами охоты. В связи с этим польский ученый Е. Новак сделал анализ законодательства и степени охраны и использования всех видов авифауны в 9 странах ЕЭС, расположенных в Центральной Европе. В 1979 г. он опубликовал эту работу, указав в ней 74 вида птиц, находящихся, по его мнению, в этих странах под угрозой исчезновения.

В 1981 г. Европейский совет издал своеобразную Красную книгу Европы, в которую включены 72 вида птиц. Среди них большинство являются либо периферийными для Европы, либо прилетающими в страны Европы на зимовку (например, белощекая и краснозобая казарки, малый лебедь и др.). Из 72 редких и исчезающих для Европы видов птиц 5 внесены в Красную книгу, а 25—в Красную книгу СССР. Учитывая распространение и численность многих из них за пределами Европы, особого внимания в этой части света заслуживают только 9 видов и подвидов птиц (еще 2 вида будут рассмотрены в главе о птицах Азии, на территории которой расположена большая часть их ареала).

На островах Средиземного моря, а также восточных районов Атлантики гнездится средиземноморский буревестник (Calonectris diomedea)—довольно крупная птица, серовато-коричневая сверху и белая снизу, с желтым, с темным кончиком клювом, красноватого цвета ногами и клиновидным хвостом, у основания которого заметна узкая белая полоска. Обычно выделяют 3 подвида средиземноморских буревестников, один из которых гнездится на о-вах Зеленого Мыса, другой—у атлантического побережья Португалии и на о-вах Мадейра, Канарских и Азорских, а третий (С. d. diomedea)—в Средиземном море от Балеарских о-вов до Крита и о-вов Эгейского моря.

Гнездятся средиземноморские буревестники обычно колониями, откладывая в мае единственное яйцо в нишах и норах между камней и на прибрежных склонах островов. Насиживают его самец и самка в течение 52—55 дней. Корм птенцам родители приносят по ночам. Примерно через 2—2,5 мес. молодые покидают гнездо — к этому времени родители перестают их кормить.

Большую часть года буревестники кочуют, иногда группами, в поисках пищи (ракообразных, головоногих, рыб) по всему Средиземному морю и Восточной Атлантике. Интенсивное загрязнение моря, частое посещение островов, где гнездятся буревестники, туристами и уничтожение самих птиц охотниками резко сократили в последнее десятиле­тие численность вида. Самые крупные колонии сохранились на островах у южного побережья Франции и близ Корсики (всего около 400 пар), 20— 25 пар гнездилось на итальянских о-вах Тремити в Адриатическом море, а всего в центральной части Средиземного моря от Испании до Югославии гнездится, по-видимому, менее 2500 пар. Числен­ность птиц, размножающихся на островах Эгейского моря, неизвестна, но и здесь она, несомненно, сокращается.

Формально добыча средиземноморского буревестника запрещена только во Франции и Италии; некоторые колонии охраняются на островках близ Корсики.

Среди птиц Средиземноморья, находящихся под угрозой исчезновения, особого внимания заслуживают горный ибис и испанский орел-могильник. Они внесены в Красную книгу, включены в Приложение I СИТЕС, но численность и ареал их продолжают сокращаться.

Наверное, ни одна другая птица не вызывала у натуралистов столько разнотолков, как горный ибис (Geronticus eremita). В европейской литературе под названием «Corvus silvaticus» (лесной ворон) он упоминался орнитологом из Цюриха К. Геснером в 1555 г. К. Линней в 1758 г. считал горного ибиса родственным удодам, но позднее, в 1766 г., отнес его к врановым. Во Франции в середине XVIII в. его считали близким к кроншнепам, а в Германии— к воронам, уже это указывает на довольно обширный в прошлом ареал горного ибиса в Европе. Действительно, в конце XVI в. он гнездился в горах Югославии, в долинах Верхней Роны, в Северо-Восточной Швейцарии (гнездовья были на башне замка в Брайзахе на Рейне) и прилежащих горных областях нынешней ФРГ. В начале XVII в. горный ибис еще гнездился в Австрии, но к 1638 г. исчез там. К этому же периоду исчезли его колонии в Итальянских Альпах и Швейцарской Юре. Причиной этого было, вероятнее всего, преследование ибиса человеком (охота и разорение колоний) в сочетании с неблагоприятными климатическими условиями. В настоящее время разрозненные гнездовья горного ибиса сохранились только в Южной Турции (возможно также в Сирии, Иране и Иордании) и в Марокко.

Внешне горный ибис мало похож на других ибисов: ноги и шея у него относительно короткие, все оперение темное, буровато-черное, кожа на голове, ноги и изогнутый клюв розоватого цвета. Перья на затылке удлинены и у сидящей птицы торчат пучком сзади головы. Молодые птицы имеют светлый клюв и ноги, а голова покрыта короткими темными перьями.

Гнездятся горные ибисы небольшими колониями на уступах скал (одна колония была на каменных стенах древней крепости у р. Евфрат), из года в год придерживаясь одних и тех же участков. В кладке 2—4 яйца, которые птицы насиживают 28 дней. Кормятся ибисы на открытых местах, включая сельскохозяйственные угодья. Возможно, применение пестицидов и других ядохимикатов сыграло не последнюю роль в резком сокращении численности этого вида в середине нашего века. Так, в Турции в 1956—1959 гг. после обработки инсектицидами мест кормежки птиц погибло около 700 ибисов.

Живут горные ибисы до 25 лет, но размножаться начинают лишь с пятилетнего возраста. Для успешного гнездования молодые птицы в течение 2—3 лет должны пройти своеобразный процесс «обучения» в колонии среди взрослых.

В Турции на скалах в долине Евфрата, недалеко от границы с Сирией, колонии горного ибиса известны с середины прошлого века. До 1953 г. здесь на утесе почти в центре г. Биреджик еще гнездилось 500—600 пар, но затем численность ибисов резко пошла на убыль: в 1962 г. было 100—125 пар, в 1965 г.— 70—75; в 1967 г.—45, в 1972 г. — 25 пар, а в 1984 г.—всего 8 взрослых птиц. Снизилась и успешность размножения: во многих гнездах не было приплода—в 1973 г. 26 пар вырастили 21 птенца, а в 1982 г. всего 10 птенцов.

В Марокко в 1940 г. гнездилось примерно 500 пар горных ибисов, а общая численность этих птиц была около 1,5 тыс. К 1975 г. в 13 колониях осталось около 650 особей (примерно 200 пар), в 1977 г. гнездилось всего 119 пар. Возможно, сказалось влияние засухи весной 1973 г., после которой в равнинной зоне вместо 6 осталось всего 2 жилых колонии с 38 гнездами вместо обычных 100. Остальные расположены в горах (около 100 гнезд) и у побережья (около 50). Еще 10 лет назад в Марокко было известно 15 колоний, сейчас их стало еще меньше. Общее число птиц в природе сократилось примерно до 400, из которых 360 обитают в Марокко.

Около 400 горных ибисов содержатся в 33 зоопарках и питомниках мира, и с начала 60-х годов в некоторых из них успешно размножаются. Так, в зоопарке Базеля (Швейцария) существует колония из 50 птиц. Предприняты попытки возвращения выведенных в неволе птиц в природу, но больший успех приносит охрана колоний, укрепление гнездовых карнизов, постройка искусственных платформ для гнезд, запрет добычи ибисов и широкая пропаганда сохранения этого вида. С 1976 г. начались работы по созданию в Турции нового места гнездования, для чего на скалах был построен авиарий, в который поместили несколько молодых ибисов. В 1979 г. близ авиария загнездились 6 птиц, которые вырастили 5 молодых; небольшая колония существует здесь и в настоящее время. В Марокко между городами Агадир и Тизнит планируется создать национальный парк, в котором будет сохраняться половина мировой популяции этого вида.

Горный ибис принадлежит к перелетным птицам, отлетающим на период сухих осенних и зимних месяцев в другие страны, поэтому, кроме национальных усилий по сохранению этих птиц в Марокко и Турции, необходимы согласованные международные меры.

Орел-могильник (Aquila heliaca) образует два хорошо различимых подвида: номинативный, или обыкновенный

(A.h. heliaca), имеет обширный ареал от Балканского п-ова до Восточного Китая, а испанский (A.h. adalberti) населяет только юго-западную часть Пиренеев: в прошлом он гнездился на северо-западе Африки севернее гор Атлас. Около 100 пар еще гнездятся в Югославии, Греции, Венгрии, Чехословакии, Румынии и Болгарии, но численность вида неуклонно сокращается. На юге европейской части СССР отдельные пары могильников гнездятся спорадично, а в азиатской части ареала местами это еще довольно обычная птица. Могильник внесен в Красную книгу СССР.

Испанский могильник отличается от нашего подвида более темной окраской и белыми перьями не только на плечах, но и на сгибе крыла. Гнезда этот орел строит на старых деревьях и использует их в течение ряда лет. В кладке обычно 2—3 яйца, хотя в 1971 г. в одном гнезде обнаружили 4 пуховых птенцов. Однако общая плодовитость у испанского могильника чаще не более 1 птенца на пару. Для повышения продуктивности и с целью предотвратить каннибализм, столь распространенный среди разновозрастных птенцов у многих хищных птиц, проводились опыты по перекладке последнего яйца и самых маленьких птенцов в гнезда с более поздними кладками. В 1972 г. у 9 пар могильников удалось таким образом снизить смертность молодых на треть. Однако основная причина низкой численности и сокращения популяции испанского могильника не в гибели молодых в гнездовой период, а в уменьшении площади пригодных местообитаний из-за вырубки лесов, посадок эвкалипта и сосны — пород, вытесняющих местные леса, увеличение фактора беспокойства. Много орлов гибнет также от ядохимикатов, из-за поражения током на высоковольтных линиях, от браконьеров.

В прошлом испанский могильник гнездился, по-видимому, во многих районах Пиренеев. Теперь же он сохранился Преимущественно в Испании, западнее р. Гвадалквивир, несколько пар могильников обнаружено в 70-х годах в Толедских горах и на западе страны—в ландшафтной области Экстремадура. На северо-западе Алжира испанский могильник вымер уже давно; полагали также, что он исчез и в Марокко, но весной 1977 г. пару птиц наблюдали в предгорьях Атласа. Хотя испанские могильники— оседлые птицы, но расселяющиеся молодые через Гибралтар могут перелетать в Африку.

В настоящее время численность популяции испанского могильника стабилизировалась, насчитывается около 50 пар птиц, из них 1—3 гнездятся на территории национального парка Кото-Даньяна и 5 — в созданном в 1979 г. в Экстремадура природном парке Мон-фрагю. Формально в Испании добыча этого вида запрещена, но пока еще сказывается традиционное отношение крестьян к этому орлу как «вредному» хищнику.

Из других крупных европейских хищных птиц внесен в Красную книгу и включен в Приложение 1 СИТЕС орлан-белохвост (Haliaeetus albicilla), что связано с быстрым сокращением его численности с начала 50-х годов. Причиной этому было как ухудшение местообитаний, в том числе широкое применение ядохимикатов, так и отголоски кампании по уничтожению «вредных» хищников. В настоящее время популяция орланов во многих странах восстанавливается, особенно успешным для их размножения был 1984 год. Общая численность этих птиц в Европе уже достигла, вероятно, 800 пар. В 1985 г. впервые за 70 лет пара орланов вырастила птенца в Великобритании. Орлан-белохвост внесен в Красную книгу СССР, но сейчас этих птиц в нашей стране достаточно много и численность стабильна.

Положение орлана-белохвоста, как и многих других видов хищных птиц в Европе, далеко от желаемого. По разным причинам за 150 лет на территории Европы осталось всего около 1% былого их количества. Много лет и сил понадобилось, чтобы прекратить уничтожение хищных птиц, обвиненных в нанесении вреда охотничьему хозяйству, рыбоводству и животноводству. Теперь во многих странах Европы, в том числе и в СССР, дневные хищные птицы находятся под охраной закона. Однако в некоторых из этих стран есть исключения из закона—разрешается отстрел некоторых видов хищных птиц, есть и такие страны, где уничтожение и отлов редких птиц продолжают вопреки закону. В Греции, Австрии и других странах некоторых хищных птиц разрешено добывать для изготовления чучел. На о. Мальта все виды хищных птиц и сов служили объектами охоты еще в 1979 г. А так как этот остров многие птицы посещают в период миграций, здесь ежегодно законно убивали по 2—2,5 тыс. хищных пернатых!

Практика показала, что там, где разрешено добывать каких-нибудь 2—3 вида хищных птиц (например, в некоторых областях ФРГ с ноября по февраль разрешена охота на канюков), от выстрелов гибнут и охраняемые виды, в том числе и редкие. Вот почему Европейский совет включил в список исчезающих и редких в странах Западной Европы 17 видов дневных хищных птиц. Большинство из них на территории нашей страны еще гнездятся в достаточном количестве, хотя некоторые и внесены в Красную книгу СССР, например сапсан и средиземноморский сокол.

Сапсан (Falco peregrinus) встречается на всех материках (за исключением Антарктиды) и многих островах земного шара, что привело к образованию 16—18 подвидов, не считая рыжеголовых соколов, которых некоторые специалисты также считают подвидами сапсана.

На территории Европы гнездятся обыкновенный, или номинативный (F.p. peregrinus), и южноевропейский (F.p. brookei) сапсаны. Ареал первого охватывает Ирландию, Великобританию и часть Северной и Восточной Европы, включая Скандинавию и Кольский п-ов. Из северных районов на зиму он улетает в Среднюю и Южную Европу и Северную Африку, а на Британских о-вах и значительной части Европы этот подвид оседлый. Южноевропейский подвид отличается от обыкновенного более темной окраской верха и розоватым, а иногда рыжеватым оттенком исчерченных широкими бурыми пестринами груди и живота; у некоторых особей задняя часть головы бывает красновато-коричневой. Этот подвид живет оседло на Пиренейском п-ове, в некоторых районах Франции, на Апенинском и Балканском п-овах, многих островах Средиземного моря, в Малой Азии, а также в Крыму и на Кавказе. Кроме того, в период миграций и зимой в Европе появляется подвид сапсана (F.p. calidus), гнездящегося в лесотундре и тундре восточнее п-ова Канин.

Сапсан издавна привлекал внимание и орнитологов, и охотников с ловчими птицами, и даже голубеводов, у которых этот сокол иногда «изымал» голубей. Сапсанов одновременно любили и ненавидели, охотились с ними и на них. Биология этого вида изучена хорошо и описана во многих книгах. В Европе численность сапсанов, как и большин­ства относительно крупных хищных птиц, медленно, но неуклонно сокращалась, а в конце 50-х — начале 60-х годов вдруг резко упала. Так, в Великобритании из 650 пар, гнездившихся в 1955 г., к 1965 г. осталось 220, в ФРГ из 300 сохранилось всего 40, в Швеции из 200—35, а в Финляндии, где до войны было около 1000 пар сапсанов, в 1965 г. нашли всего около десятка! В 70-х годах сапсан «вымер» на территории Дании, ГДР и Польши.

Процесс стремительного сокращения численности и ареала в большей степени сказался на обыкновенном и тундровом подвидах сапсана и меньше на южноевропейском. Главной причиной этого явления принято считать широкое применение в послевоенные годы пестицидов, в частности ДДТ и ДДЕ. Накопление в организме сапсанов хлорорганических ядохимикатов, получаемых через птиц-жертв, могло привести к падению воспроизводства (из-за утончения скорлупы яиц) и гибели самих птиц. По крайней мере, запрещение применения ДДТ и некоторых других высокотоксичных препаратов (одновременно с интенсивной пропагандой спасения сапсана) привело к некоторой стабилизации численности этого вида во многих странах Европы, а в Великобритании его популяция значительно увеличилась и достигла в 1981 г. примерно 750 пар, т. е. почти довоенного уровня. В целом численность обыкновенного подвида сапсана в Европе, включая европейскую часть СССР, сейчас достигает 1000 пар.

Южноевропейский подвид на большей части ареала избежал судьбы своего более северного собрата, и его популяция насчитывает около 3—4 тыс. пар. Однако в некоторых, особенно восточных районах, его численность сократилась, в частности он исчез в Крыму, единичные птицы остались на Кавказе.

Сапсан как уязвимый и сокращающийся в числе вид внесен в международную и национальные красные книги и включен в Приложение 1 СИТЕС. Многие его гнездовья находятся в заповедниках и других резерватах; законодательством предусмотрены меры наказания за отлов сапсанов и разорение их гнезд.

Средиземноморский сокол (Falco biarmicus) имеет основной ареал в Африке, но 2 его подвида из 5 живут оседло в Средиземноморье. На Апеннинском и Балканском п-овах, в Малой Азии и, возможно, на юго-востоке Закавказья обитает самый темный подвид этого сокола—F.b. feldeggi. Внешним видом и размером он похож на сапсана, но имеет рыжевато-коричневую «шапочку» на голове и более узкие коричневатые «усы». Питается этот сокол преимущественно птицами, которых бьет на лету, а иногда ловит и на земле, как это часто делает балобан. Общая численность этого подвида, по-видимому, не превышает 200 пар, из которых около 100 живут в Италии и на о. Сицилия. Популяция его неуклонно сокращается как по причине отстрела браконьерами, изъятия птенцов и отлова птиц любителями соколиной охоты, так и из-за увеличения фактора беспокойства. В нашей стране было известно лишь одно гнездо средиземноморского сокола на известняковых скалах на юге Азербайджана, но с 1955 г. эти соколы здесь не гнездятся. Этот вид внесен в Красную книгу СССР и охраняется законодательством; под охраной он и в Турции, Греции, Югославии. Средиземноморский сокол включен в Приложение 2 СИТЕС, но численность этих птиц в природе продолжает сокращаться.

Средиземноморье является родиной и одуэновой чайки (Larus audouinii) — крупной, почти с серебристую чайку, и с такими же черными концами крыльев птицы, но с более светлым верхом, темными ногами и характерной раскраской клюва: кораллово-красного цвета (передняя часть желтоватая) с черной перевязью у взрослых и желтым с бурой перевязью у молодых. И хотя численность этого вида составляет сейчас почти 4 тыс. пар, он, несомненно, заслуживает охраны.

Гнездится одуэнова чайка колониями на островах преимущественно в западной части Средиземного моря: 3—4 колонии (около 50 гнезд) известны в Эгейском море, 15—20 пар обнаружены на о. Кипр и столько же—восточнее, у берегов Турции и Ливана. В осенний и зимний периоды эти чайки кочуют в Средиземном море, преимущественно недалеко от мест гнездования, но встречаются и у атлантических берегов Марокко. Единичные, вероятнее всего, случайные залеты известны в глубь материка, например, двух таких чаек видели даже на оз. Нейзидлер-Зе в Австрии.

К гнездованию одуэновы чайки приступают в конце апреля—начале мая. Колонии их размещаются на маленьких скалистых островках (на открытых местах или среди зарослей низкорослого кустарника), реже на прибрежных скалах. В 1981 г. колония этих чаек была найдена среди дюн на северо-восточном побережье Испании. Колонии неболь­шие— до 20—40 гнезд, но на о. Рей (о-ва Чафаринас у северо-восточного побережья Марокко) в 1977 г. около 800 пар гнездились на небольшой площадке, и плотность здесь превышала 60 гнезд на 100 м2. В 1985 г. на о-вах Чафаринас было учтено 2600 пар — половина мировой популяции этого вида. В кладке обычно 2—3 яйца, которые самец и самка попеременно насиживают в течение 25—28 дней. В конце мая вылупляются птенцы, которых родители кормят отрыгиваемой пищей, состоящей преимущественно из рыб и других морских животных. В большой колонии на о. Рей отмечена значительная гибель птенцов из-за хищничества серебристых чаек, но в целом выживаемость птенцов достаточно высока—в среднем она составляет 1,25 птенца на пару.

Одуэнова чайка была довольно редкой в начале нашего века. Редкой она остается и поныне, но сейчас уязвимость этого реликтового средиземноморского вида повысилась из-за частого посещения островов рыбаками и туристами и загрязнения моря. Два места гнездования одуэновых чаек близ о. Корсика охраняются, а добыча этого вида формально запрещена во Франции, Италии и Греции. Однако рыбаки, у которых серебристые и другие крупные чайки часто расклёвывают рыбу в сетях, мало обращают внимания на этот запрет.

Из воробьиных птиц Европы определенный интерес представляет корсиканский поползень (Sitta whiteheadi), гнездящийся в старых сосновых лесах на высотах 700—1600 м над ур. м. только в горах о. Корсика. Он настолько похож на обитающего в лесах Северной Америки канадского поползня (S. сапа-densis), что некоторые специалисты считали его подвидом последнего (S.c. whiteheadi). Однако это лишь пример конвергентного сходства видов, очень далеких друг от друга. Когда в 1976 г. в горах Алжира обнаружили новый вид поползня, морфологически и экологически близкого к корсиканскому поползню, стало ясно, что последний вместе с алжирским поползнем (S. ledanti) представляют собой реликтовые остатки предковой формы, распространенной в районе современного Западного Средиземноморья. Хотя внешне подходящие условия для существования корсиканского поползня есть и на материке, и на некоторых других островах, однако единственным районом обитания этого вида являются склоны гор в центральной и северо-западной частях Корсики. Зато здесь нет обыкновенного поползня, что имеет, по-видимому, немаловажное значение для сохранения мелкого островного вида.

Корсиканский поползень значительно мельче обыкновенного и имеет темную шапочку на голове с широкой белой «бровью». У самцов шапочка черная, а у самок и молодых бледнее — сероватая. Гнезда из луба, мха и травы строят оба партнера в расчищенных ими дуплах, но кладку из 5—6 яиц насиживает самка. Общая численность этого вида неизвестна, но, вероятнее всего, определяется несколькими сотнями пар. Корсиканский поползень охраняется законодательством, а места его гнездования расположены на территории регионального природного парка. Однако это не исключает возможности стихийного бедствия (например, пожаров) или иного фактора, который поставит под угрозу существование этого эндемичного вида.

Из остальных воробьиных Европы в Красную книгу внесен подвид обыкновенного крапивника (Troglodytes troglodytes fridariensis), населяющего в Се верном море уединенный о. Фэр-Айл. Обыкновенный крапивник как вид распространен на земном шаре очень широко, и сейчас выделяют 37 его подвидов, живущих как на материках, так и на островах. Фэрский крапивник привлек внимание из-за чрезвычайно низкой численности его популяции: сейчас на острове оседло живут всего 30—40 пар. Растительность на о. Фэр-Айл скудная, и птицы гнездятся в расщелинах скал и между камней. Фэрский крапивник охраняется законодательством, а остров является резерватом. И все же ограни­ченность подходящих для гнездования местообитаний едва ли позволит этому подвиду в самые благоприятные годы иметь численность всей популяции более чем в 100 пар, а ряд неблагоприятных лет может привести к исчезновению этих птиц.

В Атлантическом океане, в 1500 км от берегов Португалии расположены Азорские острова: архипелаг вулканического происхождения из 9 крупных гористых островов. Авифауна Азорских островов близка к европейской, но ряд видов на островах образовали хорошо выраженные подвиды. Например, вяхирь (Columba palumbus), многочисленный во многих странах Европы голубь, который местами наносит ощутимый вред посевам зерновых, на Азорских островах имеет особый подвид — С. p. azorica, включенный в качестве редкого в Красную книгу. Азорский вяхирь в прошлом населял леса всех крупных островов архипелага, но в настоящее время сохранился только на островах Сан-Мигел и Пику. Хотя на о. Сан-Мигел азорский вяхирь местами является объектом охоты, численность его популяции пока еще достаточна для нормального воспроизводства этого под­вида, к тому же около 4 тыс. га местообитаний голубей находится под охраной. Следует отметить, что другой островной подвид вяхиря, населявший острова Мадейра,— С. p. maderensis — был уничтожен еще в начале нашего века.

В последние годы серьезные опасения вызывает состояние популяции крачки Дугалла (Sterna dougallii). Эта крачка похожа на нашу речную крачку, но несколько светлее ее, с более длинным хвостом, а в гнездовой период — с розоватым оттенком оперения груди. Крачки

Дугалла гнездятся на островах и побережье севера Атлантики, юго-востока Африки, Индийского океана, Южной и Юго-Восточной Азии и даже в Австралии. Численность номинативного подвида этой крачки, населявшего северо-запад Европы и Азорские острова, в середине 60-х годов текущего столетия превышала 3500 пар, но во второй половине 70-х годов было отмечено резкое сокращение популяции этих птиц. В 1984 г. в колониях на Азорских островах было учтено около 600 пар крачек Дугалла—почти 50% всей атлантическо-европейской популяции.

В Красную книгу в качестве исчезающего включен также азорский подвид обыкновенного снегиря (Pyrrhula pyrrhula murina). Он несколько крупнее нашего снегиря и отличается отсутствием полового диморфизма. В первой половине нашего века азорский снегирь действительно находился на грани исчезновения, но в последние годы этих птиц регулярно встречают в лесах о. Сан-Мигел, хотя общая численность популяции этого подвида, видимо, менее 100 особей.

В послевоенные годы в Европе существенно сократилась численность многих оседлых и перелетных видов птиц, являющихся объектами охоты. Особенно это коснулось дроф, пастушковых, тетеревиных и многих водоплавающих, однако они еще не находятся в таком положении, чтобы считать их редкими видами в фауне мира.

Хотя тенденции сокращения численности у большинства видов гусеобразных отмечены во всех странах, но запрет добычи и охрана основных мест зимовки в Европе привели в 70-х годах к существенному росту популяций черной и белощекой казарок, скопления которых в некоторых районах зимовки уже превысили оптимальные размеры. На фоне роста численности этих северных гусей неожиданным оказалось катастрофическое сокращение численности и ареала гуся-пискульки (Anser erythropus) в Фенноскандии. Здесь речь идет даже не о подвиде, а лишь о европейской популяции монотипического вида, распространенного от Скандинавии до северо-восточных районов Сибири и гнездящегося в долинах рек и предгорьях в кустарниковой тундре и в лесотундре.

Пискулька похож на белолобого гуся, но мельче его и имеет характерное желтоватое кольцо вокруг глаза. На юго-востоке Европы, в Малой Азии и Закавказье места зимовок европейских и азиатских пискулек частично совпадают, а так как пары у гусей формируются еще зимой, возможно, происходит перемешивание особей в различных популяциях, чем и объясняется морфологическое однообразие этих гусей на протяжении столь обширного ареала.

В начале нашего столетия в Норвегии, Северной Швеции и Финляндии гнездилось не менее 10 тыс. пискулек. Еще больше было этих гусей на севере европейской части СССР. Падение численности пискулек началось еще в 50-е годы, но значительно ускорилось в 70-х годах, и сейчас сохранилось всего 300— 400 особей в нескольких обособленных

участках гнездования и линьки в Фенноскандии. На севере европейской части СССР, в Большеземельской тундре в 1974—1975 гг. было учтено 4—4,5 тыс. пискулек, но между нашей популяцией и скандинавской образовался значительный разрыв. Причинами сокращения численности пискулек, несомненно, были антропогенные изменения мест гнездования, линьки и зимовки, а возможно, и расширение ареала лисицы, проникшей в Фенноскандии в горы, где гнездились эти птицы. Однако началом этому, несомненно, была нерегулируемая и интенсивная охота.

С 1978 г. были предприняты попытки реинтродукции пискулек в былые места обитания, но пока они не дали нужных результатов, что еще раз показывает, как просто и быстро популяция может стать исчезающей и как трудно и долго ее восстанавливать.