6 лет назад
Нету коментариев

Однажды наш отряд много дней шел по глухой северной тайге. Маршрут был очень тяжелый. Чтобы не сбиться с пути, мы шли вдоль извилистой реки. Осмотрев все встреченные разрезы, мы закончили рабочую часть маршрута в верховьях этой реки. Предстоял еще более тяжелый и сложный обратный путь: мы были перегружены образцами горных пород. И вдруг один из рабочих отряда — молодой ненец — сказал мне:
— А ты, паря (это принятое ко всем обращение: паря — отец, паря — бык, паря — сохатый), зря идешь обратно по всем этим загогулинам (изгибам реки). Надо, паря начальник, идти, вот так.
И он показал рукой, куда надо идти. Прикинув по карте это направление, я решил поручить ненцу вести наш отряд. Мы шли двое суток. В руках ненца не было ни компаса, ни карты. Он шел впереди отряда, огибая поваленные деревья, уверенно прокладывая путь.
И вот впереди заблестели палатки нашей базы. Ненец безошибочно вывел отряд, не отклонившись ни на один метр от заданного пути. Я потом проверял: ненец никогда раньше не был ни разу в районе этой реки. Как он сумел безошибочно провести наш отряд? Он сам не мог ответить на этот вопрос.
Может быть, в основе такой безошибочной ориентации лежат какие-то невыявленные нами органы чувств? Не исключена возможность, что такая ориентация сродни тем инстинктам, по которым караваны птиц находят свои гнездовья за тысячи километров пути перелета. Что их ведет? Какие-то магниторецепторы — органы чувств, связанные с магнитными силовыми линиями? Или какие-либо другие силы? Трудно ответить. Известно лишь, что птицы, попав в зону действующих радарных установок, теряют ориентацию.
А сколько других органов имеется у человека? Все ли мы знаем о нас самих?
Наши далекие предки — млекопитающие — обладали удивительными органами. И хотя человек привык считать себя «венцом творения», по существу, он растерял многое из того, чем владели его древние сородичи. Впрочем, причины этого не столько биологические, сколько социальные.
Омар Хайям, когда-то грустно вопрошал:

Откуда мы пришли? Куда свой путь вершим?
В чем нашей жизни смысл? Он нам непостижим.
Как много чистых душ под колесом лазурным
Сгорает в пепел, в прах, а где, скажите, дым?
Что же может ответить поэту современная наука?

Пройдем по каменным документам в глубь веков, в прошлое человечества. Конец прошлого и начало нашего столетия интересны тем, что в целом ряде участков земного шара в это время были сделаны любопытные находки. Первая из них принадлежит голландцу Дюбуа, нашедшему в 1891–1893 годах на острове Ява костные остатки древнейшего человека — части черепной коробки, зуба, бедренную кость.
Другая находка была совершена английским ученым Блеком в 1927 году. Блек нашел в пятидесяти четырех километрах от Пекина, в пещере Джоу-Коудянь, хорошо сохранившиеся остатки зуба, очень сходные с теми, которые были обнаружены Дюбуа на Яве. Позднее китайским ученым Пей Вень-джуном и другими исследователями не только в районе Пекина, но и в других местах были найдены многочисленные костные остатки, тоже очень схожие с яванскими. Кстати, потом, в 1938–1939 и в более поздние годы, ученым удалось найти на острове Ява еще ряд костей.
Вокруг этих находок, особенно вначале, разгорелась жесточайшая полемика. Ученые разбились на два резко противоположных лагеря. В один лагерь объединились люди, которые видели в находках Явы и Пекина подтверждение идей Дарвина о том, что человек и обезьяна имеют общего предка. Они считали яванскую находку несомненным доказательством этого положения и были уверены, что яванский древний человек и есть то недостающее промежуточное звено между человеком и древней обезьяной, которое давно искали.
В другом лагере были ученые, стремившиеся доказать, что человек не имеет ничего общего с животным миром, что это какое-то особое существо и происхождение его особое. Эти ученые утверждали, что яванский человек и пекинские древние люди были просто ископаемыми обезьянами или «отходами эволюции» и ничего общего с человеком не имеют.
Не будем говорить о деталях дискуссии, она в основном принадлежит прошлому. К настоящему времени благодаря обилию разнообразных остатков древнего человека, захороненных в различных участках земного шара, у нас накопилось достаточное количество фактов, доказывающих несомненную материальную общность человека и обезьяны.
Теперь мы уже твердо знаем, что в последние примерно один-два миллиона лет в различных участках земного шара обитало несколько человеческих рас. Эти древние расы связаны между собой постепенными эволюционными переходами. Яванский человек, или, как его называют, питекантроп, обезьяно-человек, еще не так давно считался самым древним из них. Он жил около одного миллиона, может быть, несколько больше лет назад (другие ученые, напротив, приводят меньшую цифру — пятьсот тысяч лет). Мы уже говорили о том, что советскому ученому, антропологу М. Герасимову удалось восстановить облик питекантропа. Этот наш предок обладал низким, убегающим назад лбом, челюсть его была очень сильно развита. Длинные руки еще помогали при ходьбе, но уже постановка костей ног, наличие целого ряда признаков на них говорят о том, что питекантроп был не лазающим существом в отличие от обезьяны, а прямоходящим. Так его и называют: питекантропус эректус — обезьяно-человек прямоходящий.
Недалеко от места находки костей питекантропа на Яве были обнаружены примитивные, грубо обитые каменные орудия, сделанные из кремня. Этими орудиями, несомненно, пользовался питекантроп.
Сейчас ученые объявили своеобразный конкурс на замещение вакантной должности первочеловека — существа, которое уже не было обезьяной, то есть умело изготовлять простейшие орудия труда, но еще не потеряло связи со своими обезьяноподобными предками. Наиболее достойным кандидатом, по мнению многих ученых, является презинджантроп, откопанный палеонтологом Л. Лики в Африке, в ущелье Олдовай. Рядом в тех же слоях были найдены самые примитивные из известных нам искусственно изготовленных орудий труда. Вот почему презинджантроп получил почетный титул «Homo habilis» — человек умелый. Жил этот умелец около двух миллионов семисот тысяч лет назад.
Но французский ученый Ив Коппен выдвинул нового претендента — чадантропа — чадского человека. Ив Коппен в чем-то противоречит Дарвину. Доказывая, что человек произошел не от обезьяны, он вовсе не собирается отстаивать библейское учение о «сотворении» человека — в старом варианте или в новом (милостиво разрешенном папой Пием XII, заявившим, что церковь позволяет верить в возникновение человека путем эволюции, хотя душа, несомненно, сотворена богом). Ив Коппен не идет ни на какой компромисс с религией, заявляя, что человек и обезьяна имеют общего предка, но в дальнейшем пошли по разным путям эволюции. И первым человеком Коппен считает своего чадантропа.
Спор этот еще не разрешен. Но одно несомненно: питекантроп был уже человеком, одним из наших предков.
В строении синантропа — пекинского человека — мы видим черты, сближающие его с питекантропом. Но это была новая ступень в эволюционном развитии. Объем мозга у пекинского человека был несколько больше, чем у питекантропа. Каменные орудия, которые были найдены вместе с остатками костей синантропа, уже имеют несколько более высокую степень обработки, хотя они тоже весьма примитивны. В некоторых участках захоронений синантропа была встречена зола. Это значит, что человек того времени уже пользовался огнем и умел его поддерживать, хотя еще не научился его добывать.
В истории человека известны и другие расы, более высокие по своему развитию. В 1856 году в местечке Неандерталь в Германии, а позднее во Франции, Италии, Африке, Индонезии, в нашей стране были найдены остатки людей, получивших название неандертальцев. Они уже обладали целым рядом признаков более высокой эволюции по сравнению с питекантропом и синантропом. Предполагают, что жили неандертальцы примерно около трехсот тысяч лет назад.
В 1925 году в пещере Киик-Коба в Крыму Бонч-Осмоловскому удалось найти полный скелет неандертальца. И в этой же пещере был обнаружен семиметровый слой золы. Значит, неандертальцы не только пользовались огнем, но и умели его разводить.
Неандертальскую расу сменила раса еще более высоко организованных людей — кроманьонцев (по названию местечка Кроманьон во Франции). Их облик отлично передал на одной из своих картин, при консультации с учеными-археологами, художник Виктор Васнецов. Эта картина хранится в Историческом музее в Москве. Там изображена битва кроманьонцев с мамонтом и пир по случаю их победы. Мы видим на этом полотне суровую, полную опасностей жизнь, которую вели кроманьонцы. Именно так, в битвах с дикими животными, в борьбе с природой, рождалось мужество, рождалась воля к жизни, воля к победе, развивался разум человека.
Так история человека показывает торжество материалистических идей, идей, развивающихся на основе взглядов Дарвина об эволюции животных организмов на Земле. Не только следы древнего человека, но и многочисленные другие остатки и окаменелости подтверждают идею эволюции.
Человек не был «венцом творения». Но он вершина эволюционного развития животного мира на Земле. Не от Адама и Евы, не из рая пришел он на грешную Землю, а здесь, на этой самой Земле, прошел долгий и трудный путь развития от животного до властителя природы, преобразующего мир для собственного счастья, Не рай на небесах, а коммунизм, царство свободы, как говорил К. Маркс, — цель его жизни и деятельности. И достигается эта цель в упорной борьбе со всеми пережитками исторического прошлого, в том числе и с религией, которая тянет человека назад, провозглашая его «рабом божьим». Не богу, а самому себе, обществу обязан человек тем, что стал человеком.