6 лет назад
Нету коментариев

Несравненный блеск ярчайшей из всех звезд привлекал внимание людей всех эпох. У этой звезды было много названий. Различные пароды давали ей странные имена. Ее называли Собакой, Волком, Орлом, Вождем звезд. Чаще всего ее звали Знойной, Сверкающей, что в переводе на греческий значит «Сириус».
Древние египтяне ориентировали на точку восхода Сириуса некоторые из своих храмов, потому что момент восхода совпадал с разливом Нила. В России крестьяне считали, что появление Сириуса перед восходом Солнца указывает на созревание злаков, и называли эту звезду Зорицей. Римляне отмечали специальными праздниками появление этой звезды. Средневековые астрологи пытались связывать с нею судьбы людей.
А сейчас нам известно, что Сириус — одна из ближайших к нам звезд. Свет от нее идет к нам «только» чуть больше девяти лет. Вокруг Сириуса движется спутник с периодом обращения около пятидесяти лет. Ничего странного в этой звезде нет, как и в других ее родственниках. Яркость Сириуса определяется характером термоядерных реакций.
Соседей нашей солнечной системы мы знаем наперечет. «Вырежем» из космоса новый куб, увеличив грань предыдущего, которая, как вы помните, была равна 1500 миллиардам километров, еще в сто раз. Прочесть такую цифру будет затруднительно. Мы редко пользуемся названиями цифр, у которых пишется тринадцать нулей. Проще принять терминологию астрономов и исчислять такие пространства в световых годах, то есть измерять расстояния по скорости света, проходящего приблизительно триста тысяч километров в секунду.
Этот новый куб (шестой по счету) будет иметь грань «всего» в шестнадцать световых лет.
Оказывается, что в таком отрезке космоса (кроме Солнца) располагается только восемь звезд. Ближайшая из них — Проксима отстоит от нас на 4,2 светового года. Самолет ТУ-104 летел бы до нее 4,5 миллиона лет! А космический корабль, которому удалось бы придать третью космическую скорость, необходимую для преодоления солнечного притяжения (16,7 километра в секунду), летел бы до Проксимы сто тысяч лет! Вот каковы межзвездные расстояния. Нетрудно понять, что никакое живое существо не перенесло бы такого длительного перелета в условиях космоса.
В этом шестом кубе ярко сверкают две звезды: Порцион и Сириус. Первая в двенадцать раз ярче Солнца, вторая — в двадцать шесть!
В пределах следующего, седьмого, куба, имеющего сторону в одну тысячу шестьсот световых лет, расположено свыше ста миллионов звезд! Вместе со звездами здесь можно видеть и туманности, в том числе необычайно горячие, с температурами, исчисляемыми многими миллионами градусов. Вот где-то здесь, при изучении таких горячих туманностей, человеческая мысль, устремляясь в космос, пытается прорвать завесу тьмы и познать протекающие там процессы.
Особенно интересны в этом отношении наблюдения и гипотезы наших советских астрономов В. Шайна, В. Фесенкова и В. Амбарцумяна. Эти ученые заинтересовались происхождением звезд. Их наблюдения дают ответ и на те вопросы, которые многие верующие считают «неразрешимыми» для науки.
Более девятисот лет назад, в 1054 году, китайский астроном Ма Таун-линь наблюдал на небе необычайное явление. Он видел звезду, которая горела так, что видна была даже днем. Ма Таун-линь определил небесные координаты этой звезды и записал в летописи, что звезда горела пятьдесят три дня. В настоящее время на месте этой звезды ученые видят гигантскую туманность, по форме напоминающую краба. Температура этой туманности достигает десятков и сотен миллионов градусов. Здесь, в вихре гигантских ядерных реакций, располагается зона плазменного огня.
Таких горячих туманностей сейчас открыто много. Фесенков и Шайн подметили, что в некоторых из них вещество вытягивается в какие-то нити, веретенообразные сгустки сконцентрированного протозвездного вещества — первичной звездной материи.
В отдельных туманностях наблюдаются явления поляризации света, что свидетельствует о развитии в таких участках мощных магнитных полей. Нити, волокна протозвездного вещества вытягиваются по первичным магнитным силовым линиям. В таких сгустках материи и рождаются новые звезды.
Вещество сгустков туманностей и многих звезд очень молодо. Об этом свидетельствует то, что в их спектрах обнаружены элементы, давно исчезнувшие на нашей планете. Вот, например, элемент прометий. Его жизнь коротка. Период его полураспада — около двухсот тысяч лет. Иными словами, примерно за один миллион лет запас прометия полностью распадается. А в спектрах некоторых звезд мы видим линии прометия! Значит, эти звезды — молодые, им меньше миллиона лет. Они совсем недавно возникли из сгустков вещества горячих туманностей! Следовательно, процесс рождения небесных тел — это не какой-то одновременный акт, как сказано в библии. Звездные миры рождаются все время. Этот процесс идет и в наши дни! Именно такими выводами, основанными на неоспоримых фактах современной науки, опровергаются религиозные догмы.
Много попыток было сделано астрономами древности для осмысливания законов расположения звезд. Наблюдатели древности рисовали на картах неба созвездия, объединявшие десятки ярких звезд. Тогда еще не были известны расстояния между звездными мирами и считалось, что все они одинаково удалены от Земли и прикреплены к неподвижной сфере, поэтому звезды соединялись по их видимому положению на небосводе. Основой для таких обобщений было весьма отдаленное сходство скоплений с медведицей, весами, тельцом, скорпионом, львом, рыбами и другими животными. Называли созвездия и именами мифологических героев — Геракла, Персея, сказочного охотника Ориона. Когда-то люди думали, что после смерти герои возносятся на небеса и там навечно остаются в виде созвездий. Впрочем, такие представления ничуть не хуже христианского учения о вознесении на небеса Иисуса Христа и девы Марии.
Названия созвездий до сих пор сохранились в литературе, но астрономы предпочитают более современные цифровые обозначения звезд и точные координаты.
Понять основную закономерность концентрации звезд мы можем в следующем, восьмом кубе со стороной в сто шестьдесят тысяч световых лет.
В таком гигантском кубе можно увидеть огромную спираль из звездных миров длиной по ребру в восемьдесят пять тысяч световых лет. Это скопление звезд получило у астрономов название Галактики — Млечного Пути.
Если посмотреть на звездное небо летом или зимой, то можно отчетливо видеть полосы звездных скоплений, получивших в древности название Млечного Пути. Это скопление звезд и является Галактикой, видимой изнутри. Наше Солнце располагается в довольно неуютном районе — между двумя ветвями Галактики, на расстоянии примерно двух третей от ее центра.
Долгое время ученые были не в состоянии понять строение Галактики. Ее центр затенялся большой холодной туманностью, непроницаемой для лучей света. Казалось, нет возможности просветить эту туманность и увидеть, что за ней скрывается.
Несколько лет назад нашим советским ученым под руководством астронома Парийского удалось проникнуть в эту «запретную» зону. Они «прослушали» ее с помощью гигантских антенн, направленных в зону ядра Галактики. Оттуда, так же как из зон горячих туманностей, к нам идет беспрерывный поток радиосигналов, свидетельствующих о сверхмощных ядерных реакциях, идущих в ядре нашего звездного скопления. Мы становимся свидетелями нового прорыва в космос. Прорыва в ядро Галактики!
В нашей Галактике звезды не неподвижны. Они вращаются вокруг галактического центра. Наше Солнце, увлекая за собой планеты, мчится со скоростью двести пятьдесят километров в секунду, совершая гигантский круг за двести миллионов лет!
Возможно, что в отдельных участках космического пространства нашей Галактики, говорят ученые, имеются холодные и теплые зоны. Любопытно, что примерно раз в двести миллионов лет на Земле повторяются оледенения. Советский ученый Лунгерсгаузен высказал предположение, что они связаны с галактическим годом.
Ну, а что дальше? Что находится за пределами Галактики?
И на этот вопрос современная наука дает нам ответ. Человек прорвался и за пределы нашей галактической системы. В следующем, девятом кубе со стороной в шестнадцать миллионов световых лет можно увидеть уже несколько галактик. Одна из самых близких видна с Земли в созвездии Андромеды в виде звездочки шестой величины, различимой в бинокль. В телескоп видно, что она представляет гигантское скопление звезд, закрученных спиралеобразно. Это галактика, или туманность Андромеды. Располагается она от нас на расстоянии всего в два миллиона световых лет. Для межгалактических расстояний это немного.
В туманности Андромеды наблюдаются катастрофические взрывы звезд, подобные взрыву звезды Ма Таунлиня. Значит, и там жизнь звездных миров подчинена тем же закономерностям, что и в нашей Галактике.
А в десятом кубе со стороной в один миллиард шестьсот миллионов световых лет просматриваются (конечно, в самые мощные телескопы) сотни миллионов галактик! Сотни миллионов таких же миров, как наш Млечный Путь.
Козьма Прутков рассказывает, как некий прохожий однажды спросил у Декарта: «Скажи мне, мудрец, сколько звезд на небе сем?» — «Никто необъятного объять не может», — ответствовал мудрец. Эту мысль Козьма Прутков повторяет неоднократно. Но мудрец ошибся.
Сейчас все звезды известного нам космоса более или менее точно подсчитаны. Мы знаем около ста миллионов галактик. Каждая из них, по грубому счету, включает по сто миллиардов звезд. Это то количество звезд, о котором можно говорить сегодня.
По некоторым данным, у одной из нескольких сотен или тысяч звезд есть планетные системы. Часть планет должна быть обитаемой. Сколько же цивилизаций находится в неизвестной нам части вселенной! О возможности связи с цивилизациями других звездных миров писал профессор И. А. Ефремов в своем романе «Туманность Андромеды».
Предполагают, что радиосвязь лучше всего могла бы быть осуществлена на длине волны возбужденного атома водорода. Ее так и называют — линия Н; длина ее двадцать один сантиметр. Первые попытки такой связи, предпринятые американскими учеными, были неудачны. Они пытались наблюдать за сигналами, идущими от некоторых близко расположенных к нам звезд. Несмотря на тщательные наблюдения, никаких осмысленных сигналов уловить не удалось.
И вот в 1965 году газеты всего мира облетело ошеломляющее известие, что молодому советскому астроному Г. Шоломицкому удалось установить правильную переменность радиоизлучения космического объекта, обозначаемого СТА-102. Американскими астрономами здесь обнаружена слабая звездочка семнадцатой величины. Советский ученый Н. Кардашев предположил, что переменность радиосигналов может свидетельствовать об их искусственном происхождении, а если это так, то мы нашли внеземную цивилизацию необычайно высокой степени развития. Будущие исследования покажут, правы ли авторы смелой гипотезы.
Некоторые галактики в пределах десятого куба являются источниками гигантского космического излучения. Вполне естествен вопрос: что там происходит? Одно время говорили, что в районе созвездия Лебедя, где установлены такие радиогалактики, происходит столкновение — смерть галактик. По другой гипотезе, отстаиваемой советскими астрономами, на наших глазах идет рождение галактик. Кстати, некоторые специалисты предполагают, что СТА-102 — это целая галактика.
В пределах астрономической (и радиоастрономической) дальности наблюдений располагается пространство несколько большее, чем то, которое ограничено десятым кубом. Если бы мы представили этот куб со стороной не в один миллиард шестьсот миллионов световых лет, а примерно в десять миллиардов световых лет, такой объем включал бы все пространство, известное современным ученым.
И вот, зная все это, раскроем библию. С первых же строк Книги бытия мы наталкиваемся на крайне наивное понимание устройства мира: Земля, над ней небесная твердь со звездами, Солнце и Луна, созданные, чтобы освещать Землю… Как примирить такое представление с наукой?
Не случайно одним из первых безбожников, отказавшихся от библейских представлений, в наши дни был… римский папа!
В 1954 году члены Всемирного астрономического конгресса, проходившего в Риме, были извещены, что его святейшество римский папа Пий XII прочтет ученым лекцию «О строении и происхождении мира».
Конечно, всем было интересно знать, как примирит библию и науку глава миллионов верующих.
Но римский папа оказался не таким уж наивным. Отбросив все библейские «истины», он оперировал целыми галактиками, звездными мирами. Он говорил о том, что известно современным ученым, но одну библейскую мысль папа пытался отстоять во что бы то ни стало — это мысль о сотворении мира богом. Он пытался примирить современные научные достижения с библейскими легендами, истолкованными на новый лад. Но наука не укладывается в прокрустово ложе древних невежественных представлений.
Прорыв в космос не ограничивается сегодня знаниями о звездных мирах десятого куба. Мы уже можем представить себе, что можно встретить в одиннадцатом, двенадцатом… кубах. Уже сформировалось представление о метагалактике — комбинации галактических систем. Не за горами развитие учения о метагалактиках второго, третьего и других порядков.
Человеческий разум проложит Дерзкий путь до безвестных планет, Непреклонная воля все может, Невозможного нет!
Мир бесконечен, и прорыв в космос с каждым днем все полнее и полнее рисует нам картину этой бесконечности. Если можно говорить о начале метагалактики (каждый космический объект имеет свое начало), то нельзя говорить о начале вселенной, а значит, и о «сотворении» ее.