7 лет назад
Нету коментариев

Из всех «библейских точек» лучше всего мне знакома была гора Сефар. В годы войны мне пришлось проводить геологические исследования в ее окрестностях. Но тогда я еще не знал, что ее считают той самой горой, которая будто бы упоминается в библии как восточная граница поселенйй потомков Ноя, спасшихся от потопа. Я не подозревал, что нахожусь в таком знаменитом месте.
Перед нашей геологической партией была поставлена задача — исследовать условия происхождения рельефа средней части Предуралья. Часть материалов наших исследований вошла в специальную карту Урала, на которой показаны формы рельефа, скомпонованные по условиям их происхождения.
Многое в анализе происхождения рельефа любого участка суши выявляется при исследовании речных террас.
Каждый, кто внимательно присмотрится к тому, что видно на берегах любой речки, может увидеть закономерности происхождения рельефа всей этой местности. Малейшие колебания земной коры — повышения ее или понижения — запечатлены в террасах.
Терраса — это выровненная площадка, тянущаяся вдоль реки. Около каждой реки мы прежде всего встречаем пляж. Он может быть песчаным, галечным, каменистым. Характерной особенностью пляжа, или прирусловой части современной террасы, является то, что он растет на наших глазах. Во время весеннего половодья или сильных летних паводков пляж покрывается водой, несущей очень много взмученных частиц, а иногда мелких и крупных обломков горных пород. Все они оседают на поверхности всей современной террасы.
Пляж отделяется небольшим уступом от другой, параллельной ему площадки — более древней тeppaсы. Такая терраса во время паводков уже не покрывается водой. Ее принято называть первой надпойменной террасой. На средних и крупных реках именно здесь строятся поселки. Часто на ней растет крупный лес.
Таких террас на каждой реке можно насчитать до пяти-шести и более. Уступы между террасами могут иметь разную высоту, которая зависит от высоты воздымания земной коры в тот или иной этап ее развития.
Интересно, что террасы расположенных близко друг от друга рек имеют одинаковую высоту. Чтобы посмотреть, как происходит это изумительное равенство высоты террас, направимся в любой молодой район, например на Кавказ. Примерно две-три тысячи лет назад в районе реки Сочинки жили люди, пользовавшиеся каменными орудиями. Они для своего жилья использовали пещеру, вход в которую был расположен почти у самого уреза воды. За две-три тысячи лет Кавказ вздымался, а река в стремительном движении к морю «пропиливала» свое русло. И сейчас пещера древних людей находится на высоте примерно ста метров от уреза воды.
Если посмотреть на эту же террасу на других реках Кавказа, то мы увидим, что вблизи моря она имеет примерно ту же высоту. А в центральных частях хребта она достигает двухсот и более метров.
Та же терраса в пределах реки Волги или Дона будет иметь всего лишь несколько метров. Амплитуда вздымания здесь была иной.
И вот так, шаг за шагом, прослеживая деятельность рек, мы можем рассказать, что в разные эпохи переживала та или иная страна: поднималась ли она, опускалась ли, накапливались ли на реках мощные толщи береговых наносов или они в бурном течении, так же как и сейчас в районе реки Куры, сносились из зоны поднимающегося хребта.
В Предуралье и в зоне Среднего Урала не было такого гигантского движения, какое мы знаем сейчас на Кавказе, но каждое из движений земной коры наложило свой отпечаток на историю уральских рек. Работая в тридцатых годах в окрестностях города Красноуфимска, геолог Безруков нашел уже знакомую нам раковину птерии тенюикостата. Находка птерии в окрестностях Красноуфимска, в так называемом Панкрушином логу, около деревни Голосовки, насторожила ученого. Такие птерии встречались и встречаются только в меловых отложениях. Значит, раковина птерии рассказывала, что жила она около ста миллионов лет назад, что здесь располагался морской водоем. Он протягивался вдоль всего западного склона Урала, захватывал зону Поволжья и к югу переходил в мировой океан Тетис — Средиземноморский океан. Тогда еще не было ни Кавказских, ни Крымских гор, не было большей части гор Средиземноморья, на всем этом пространстве расстилался огромный океан. А в зоне Предуралья была прибрежная полоса.
Таких раковин найдено было много. Их находили и в зоне западного склона хребта Пайхой, и в бассейне Печоры, и в других участках Предуралья. Очень много их в южной части Предуралья, причем залегают они там в фосфоритных слоях. А фосфориты, или, как их часто называют, «камни плодородия», рассказывают также очень много интересного.
По мнению большого количества ученых, фосфориты рождаются там, где смыкаются теплые и холодные морские течения. В таких условиях из морской воды очень легко выпадает растворенный в ней фосфор. По-видимому, этот Русский океан, соединявшийся со Средиземноморским, был таким же, как и все современные, хорошо нам знакомые океаны. В нем были и холодные и теплые течения.
Но в действительности дело оказалось сложнее, чем все это рисовалось геологу Безрукову.
Когда мы приехали в район Красноуфимска, то, конечно, в первую очередь мы направились в Панкрушин лог. Нам самим не терпелось поскорей увидеть эту знаменитую птерию тенюикостату, так сказать, на ее родине.
И вот, рассматривая условия залегания раковины, мы обратили внимание на то, что она лежит в каких- то ненормальных условиях. Если бы здесь в прошлом было море, то оно оставило бы, как и полагается морю, правильно чередующиеся или, как мы говорим, горизонтально лежащие слои, а здесь как-то странно было все перемешано.
Кто-то предложил подвергнуть слои, содержащие птерию, специальному анализу на содержание в них пыльцы растений. Это один из современных методов изучения осадков. Пыльца растений, если она не достается цветку, либо падает просто на землю и прибивается потом дождем, или уносится ветром и реками в море, в конце концов попадает в осадок. Размеры пыльцевого зерна ничтожны, только при увеличении в 400-500-600 раз его можно увидеть под микроскопом. Но, попав на предметное стеклышко, пыльца расскажет опытному глазу, какому растению она принадлежала. А зная эволюцию растений на земном шаре, всегда можно сказать, когда выпала эта пыльца, в каких условиях она сохранялась.
Пыльцевой анализ пород из Панкрушина лога, проведенный по нашей просьбе лауреатом Государственной премии профессором Покровской, показал, что наряду с пыльцой мелового периода здесь имеются более поздние формы пыльцы третичного — палеогенового и неогенового периодов. Иными словами, здесь оказались смешанными пыльцевые зерна различных геологических эпох, отделенных друг от друга десятками миллионов лет. При изучении попались даже зерна из современного, четвертичного, периода, который, как известно, длится небольшой отрезок времени- «всего» в миллион лет.
И вот здесь-то родилось предположение, что раковинки птерии тенюикостаты лежат не на том месте, где они отложились в морском меловом море; что их принесло сюда каким-то путем, возможно, водным потоком.
Зона Панкрушина лога располагается в долине реки Уфы, на одной из террас, совершенно не совпадающей с направлением течения современных рек. Эту долину в свое время выделил геолог Фредерике. Она тянется от города Перми через район Красноуфимска, пересекает здесь реку Уфу и проходит дальше к реке Юрюзань.
Долгое время ученые считали, что эта долина образована еще в далеком третичном периоде, но всюду или почти всюду на этом пути можно видеть осадки, очень сходные с теми, которые найдены в районе Панкрушина лога, хотя в некоторых местах встречаются и несомненно третичные осадки.
Вот, например, недалеко от реки Иргины, в ложе этой долины, встречаются на террасах пески, содержащие трехгранные галечки. Такие трехгранники обычно встречаются только в современных пустынных зонах. Значит, что же? Здесь была когда-то и пустыня?
Да, остатки трехгранных галек и песок пустыни — это следы эпохи, отстоявшей от нас примерно на двадцать миллионов лет. Тогда во всем Предуралье был пустынный режим. Значит древняя Пермско-Красноуфимско-Юрюзанская долина представляет собрание участков разновозрастных отрезков рек. Но самое главное, этой долиной воспользовалась вода, которая вытекала из края ледника.
Около миллиона лет назад вся Русская равнина была покрыта льдом. Граница ледника в бассейне Камы проходила чуть-чуть севернее города Перми. В террасах реки Камы можно видеть крупные ледниковые валуны. Их пространственное расположение приурочено к определенным террасам. Так вот, одна из террас реки Камы и сопрягается с древней Пермско-Красноуфимско-Юрюзанской долиной. По ней стекали воды того ледника, который располагался к северу от Перми. Талые воды и перемешали между собой морские меловые и палеогеновые осадки, неогецовые — пустынные пески, то есть следы разных эпох. Так родилась смешанная толща горных пород Панкрушина лога.
И вот, прослеживая террасы разных рек и отложенные в них осадки, мы и выявили сложную историю рождения здесь долин и холмов, расположенных вблизи от них.
На пути этой Пермско-Красноуфимско-Юрюзанской долины, чуть-чуть севернее Красноуфимска, и располагается гора Сапарова, которую иногда пытаются выдать за гору Сефар. Конечно, какое-то сходство в созвучии слов здесь есть, но слово «сефар» имеет одно значение, а «сапар» — другое. «Сапар» — это путешествие, дорога: это типично татарское слово. Слово же «сефар» древнее, оно имеет свои корни в восточном (халдейском) наречии. Как же можно было сопоставить между собой Сефар и Сапар?
В этом районе вообще много сходных названий, созвучных горе Сефар. Есть речка Сабарка, впадающая в реку Кишерку. В районе реки Иргины есть деревня Сабурово. В долине реки Большая Сарана, недалеко от известного Саранинского курорта, есть речка Сабарда. Позднее, когда мне пришлось работать на Южном Урале, в Учалинском районе, я побывал в районе деревни Сафарово — это название еще ближе к наименованию горы Сефар, но там нет никакой горы, есть только небольшая речка, в обрывах берегов которой мы нашли изумительной красоты яшмы, они так и называются в литературе — сафаровские яшмы.
Когда начинаешь суммировать, что же было в районе пресловутой горы Сефар, то, оказывается, ничего необыкновенного не было, ничего такого, что подтвердило бы идею потопа или присутствие там божественного избранника Ноя. Повторяю: каждый холм, каждая терраска, каждая речка, каждый лог исследованы, и в любом случае четко может быть сказано, как произошла та или иная форма рельефа. Иными словами, по существу, нет никакой «тайны» горы Сефар. Эта «тайна» раскрыта современной наукой. Весь рельеф этой местности произошел в результате сложной эволюции Урала, Предуралья и Зауралья.
Найдено очень много. Но ни следа жизни Ноя и его потомков. Не правда ли, странно: обитатели моря, бывшего здесь десятки миллионов лет назад, задолго до «сотворения мира», обнаружены, а следы активной деятельности самого господа и угодных ему людей — нет? Значит, ни библия, ни ее истолкователи в данном случае не сообщают нам ни одного факта, имеющего какую-то историческую ценность.
Нет, род людской пошел не от Ноя и даже не от Адама. Его история намного сложнее, интереснее и богаче событиями, чем в библии.