5 лет назад
Нету коментариев

В большом просторном зале медленно гаснут огни. На экране появляются кадры фильма. Это фильм об истории строительства одного из районов города Мечты. Такой город, а точнее, несколько таких городов уже существуют, и я недавно был там и смотрел на это чудо.
А на экране проходят уникальные пейзажи. Низкорослые березы, болота, сплошные поля валунов; вдали синеют горы, у них какой-то холодный облик. Несмотря на лето, несмотря на обилие зелени, горы покрыты снегом.
Сменяются кадры. Мы видим, как сюда пришли строители, но в то же время это не совсем строители. Основная их специальность другая. По утрам и днем они занимаются в лабораториях, наспех оборудованных в маленьких неуютных домиках, а вечером и по воскресеньям они сами строят свой город.
К сожалению, на экране не показывают самых первых кадров. Не показывают, как зарождался этот город. А история его рождения поучительна.
Два великих мечтателя — академик Александр Евгеньевич Ферсман и Сергей Миронович Киров, ученый и политический деятель, — заложили основу того, что мы сейчас видим в Заполярье, в районе Хибинских тундр, где еще не так давно бродили стада оленей. Ничто, казалось, не выдавало сокровищ, спрятанных в мурманской тундре.
В трудах, очерках, новеллах А. Е. Ферсмана подробно рассказано о его мыслях, сомнениях, мечтах, о борьбе с предвзятым мнением.
Это здесь, на плато Расвумчорр и во многих других участках хибинских и ловозерских тундр, родились смелые мысли об использовании местных богатств.
Сейчас на плато Расвумчорр приезжают многие экскурсанты, приходят туристы, с обрывов этого плато открывается вид на город Кировск, стоящий на берегу озера, и на апатитовый рудник. Здесь, вблизи ущелья Дразнящего эха, располагается долина, названная именем Ферсмана.
Пришли летом 1963 года и мы, участники семинара общества «Знание», собравшиеся сюда для того, чтобы обменяться мнениями о направлениях развития Мурманского края и Карелии.
И вот мы на Расвумчорре. Рассказывают, что сюда, в ущелье Дразнящего эха, много-много лет назад приходили жрецы и ждали, когда боги откликнутся и расскажут им то, о чем они должны поведать народу. Но боги молчали.
Лучшее эхо, чем здесь, слышится примерно в полукилометре отсюда. Там, в карах, на снежниках, спускающихся с плато, оно откликается три-четыре раза. Но жрецы говорили, что эхо не волшебное. Оно не имеет той силы, которой обладает эхо в районе ущелья.
Сюда и пришли ученые во главе с Ферсманом. Они подслушали тайны ущелья Дразнящего эха. Ферсман не верил в легенду о том, что нельзя трогать заповедные камни. Он не побоялся великана Куйвы-чародея, хранителя тайн хибинских и ловозерских тундр. И сейчас можно видеть портрет этого чародея на фоне озера. Правда, ученые говорят, что портрет Куйвы — это случайное сочетание лишайников, мхов, потеков воды на скалах, но старые люди утверждают, что это сам окаменевший чародей.
Но иногда его удается видеть и в наши дни — живого, да не одного, а в компании с другими великанами. Совсем недавно этой чести удостоились А. Курсов и его товарищи-туристы.
«Никто из нас, — пишут они в своих воспоминаниях, — до сих пор не видел подобных чудес природы. Прямо перед нами из глубины ущелья и высоко над горизонтом, на расстоянии двух с половиной — трех километров, возвышалась группа великанов. Их было столько же, сколько и нас. Каждая из фигур этой группы печаталась темной тенью на туманном фоне. Никаких искажений, изломов — все четко и ясно, как проекция на огромном экране. Каждый из нас в одном из великанов узнавал себя. Трудно определить масштаб увеличения, но, кажется, высота каждой фигуры была метров до двадцати пяти. Вокруг великанов светился радужный ореол.
Мы пробыли на этом месте двадцать минут, и все время группа, напоминающая что-то сказочное, сверхъестественное, приковывала наше внимание. Мы двигались, поднимали руки — и всякий раз каждое наше движение повторяли великаны в радужном ореоле».
Объясняется появление этих призраков тем, что тени туристов падали на стену тумана, поднимавшегося из ущелья. Но можно представить себе ужас людей прошлого, которым приходилось бывать свидетелями страшного «чуда». «Заклятое место», «ущелье гибели» — таким слыл Расвумчорр у местных жителей. Но ученые сняли «заклятие».
Здесь Александр Евгеньевич Ферсман увидел необычную руду. Ее сейчас называют рудой плодородия. Это драгоценный камень, хотя нет в нем ни сверкающих граней, ни искристости бликов огня. Он невзрачен на вид. Но в этом камне, камне апатите, содержится будущий хлеб. Из апатита изготовляют великолепнейшие удобрения, которые позволяют работникам сельского хозяйства получать невиданные урожаи.
Добывать апатиты приехали в Хибины энтузиасты. Это про них подслушал стихи журналист Борис Сибиряков.
Нету здесь алмазов и рубинов, Ты руду рубаешь на Хибинах, Но она поля озолотит. И народ гордится пареньками, Добывающими хлебный камень, Драгоценный камень апатит.
Так гласит история.
А на экране один за другим плывут и выстраиваются кадры. Подробно рассказывают они о строительстве самых разнообразных лабораторий. Здесь создана одна из лучших сейсмических станций, прослушивающих всю Землю. Здесь ученые углубляются в микромир, в мир, открывающийся только с помощью электронных микроскопов, мир, о котором мы еще не так давно ничего не знали. Здесь, в химических лабораториях, познают тайны каждого камня. Что ни лаборатория, то комплекс проблем развития края, увеличения богатств нашей Родины.
Захватывающе интересен музей Кольского филиала Академии наук СССР. Этот музей надо видеть. Чего-чего только здесь нет! Вначале рядовых посетителей привлекают необычные для научного музея экспонаты. Здесь выставлены сиреневые, зеленые бокалы. Да, бокалы для вина, фужеры для шампанского. Но обращает внимание их необычный тон. Оказывается, если добавить к стеклу очень редкий элемент неодим и некоторое количество селена, то стекло приобретает удивительно красивый сиреневый цвет. А если вместо неодима и селена ввести немножко двуокиси церия, то получится желтое стекло. Другие добавки дают возможность получить зеленые и красные оттенки.
Что ни витрина, то новые экспонаты и образцы. Где можно увидеть металлические цезий, бериллий, литий, селен, теллур? Только здесь! Здесь выставлены все эти сверкающие пластиночки, серебристо-желтые или чисто серебряные, как фольга. Они рассказывают нам об упорном труде ученых-строителей.
Ученые этого города мечтают создать в штольнях горы Кукисвумчорр современную нейтринную лабораторию. В ней будут изучать особенности прохождения частиц высоких энергий через различные типы скального грунта. А уловить нейтрино почти невозможно. Мы знаем, что эти частицы на своем пути могут «пробить» чугунную плиту толщиной в десять раз большую, чем расстояние от Солнца до Земли. Только некоторые из нейтрино задержатся в ловушке, приготовленной для них физиками, и они-то представляют для ученых колоссальный интерес.
Это здесь мечтатели, строители города, заботятся об удобствах и безопасности плавания в Ледовитом океане. Они рассказывали нам, что хотят слушать в своей лаборатории голос урагана, бушующего в Баренцевом море. Они хотят «видеть» движение и пути этого урагана. И они уже разрабатывают методику улавливания самого момента рождения урагана, его направления и силы. Ведь это первый шаг к управлению этой страшной стихией.
Что ни лаборатория, то новая проблема.
Одна из лабораторий раскинулась на десятках гектаров. Она привлекает взоры всех, кто приезжает в Кировск. Зовут ее ботаническим садом. Здесь энтузиасты выращивают декоративные растения, которыми украсят свой город Мечты. Они не хотят, чтобы улицы были пыльными. По воле этих кудесников выращиваются деревья, цветы и кустарники, которые не боятся полярных холодов.
А вот другие кудесники. Они уловили в Хибинах нефтяной газ. Газ этот заключен очень крепко в горные породы. Но в химических лабораториях ему открыли путь из каменной тюрьмы. Оказалось, что в хибиногорских породах содержится столько же газа, сколько бывает в самых крупнейших газовых месторождениях мира. Только изъять его из камня очень трудно. Но мечтатели говорят, что это можно сделать. И, может быть, здесь, в центре Кольского полуострова, скоро будут воздвигнуты буровые вышки, такие же, как в Каспийском море, как во «Втором Баку», как в Западно-Сибирской низменности.
Еще лаборатория, еще мечта. Оказывается, в богатейших недрах Кольского полуострова геологи нашли лучистый игольчатый зеленовато-серый камень. Камень как камень, могло бы показаться с первого взгляда. Но на деле из него есть возможность добывать алюминий. Другие мечтатели из геологических лабораторий показывают, как можно переработать этот камень. Из него будут делать блоки для двигателей автомашин. Очищенный от лишних примесей, он поднимется в воздух и космос, преобразовавшись в серебристые лайнеры и космические корабли.
Еще немного времени, и мы уже будем говорить об этих сокровищах как о чем-то освоенном. А впереди новые мысли, новые чаяния, новые замыслы, которые осуществятся в недалеком будущем.