7 years назад
Нету коментариев

Яркий солнечный день. Группа людей с рюкзаками и ле­дорубами неторопливо поднимается по Безенгийскому леднику, самому большому на Кавказе. Остался позади сильно раздробленный, покрытый камнями конец ледника, а впереди вверху — знаменитая Безенгийская стена. Осле­пительно белая, увенчанная остроглавыми вершинами, она вздымается высоко к облакам и снизу, с поверхности лед­ника, кажется совершенно недостижимой. Время от вре­мени огромные глыбы снега срываются с карнизов стены и с раскатистым гулом устремляются вниз, нарушая без­молвный покой гор. К местам схода таких лавин прибли­жаться нельзя: это верная смерть. Мир ледников привлека­ет своей красотой, пожалуй, только в хорошую погоду. При мощных снегопадах или затяжных ливневых дождях он суров и неприступен.
Площадь ледников на нашей планете оценивается при­мерно в 15 млн. км2, что составляет около 10% всей суши; причем большая часть (примерно 14 млн. км2) приходится на Ан­тарктиду — этот природный холодильник Земли. Если растопить огромные запасы антарктического льда, уровень Мирового океана повысится более чем на 60 м, а его поверх­ность расширится почти на 20 млн. км2, поглотив многие густонаселенные прибрежные территории. Возникает воп­рос: может ли Антарктида утратить свой ледяной панцирь? Это, разумеется, зависит от глобальных изменений клима­та, однако по геологическим данным установлено, что в прошлом антарктический материк переживал безледный период и там существовали теплолюбивые растения и жи­вотные.
Сами ледники на первый взгляд абсолютно несовместимы с жизнью, между тем отдельные ее проявления уда­ется обнаружить даже в этом мире белого безмолвия. На покрытых камнями и мелкоземом ледниках Кавказа мож­но увидеть отдельные экземпляры травянистых растений, мхов и лишайников, а также бойко снующих мух, пауков и других насекомых.
Даже чистая поверхность льда иногда может быть сре­дой обитания, правда, самых примитивных форм. Микро­скопические водоросли, десмидиевые, диатомовые, зеленые и синезеленые, нередко окрашенные малиновым, розовым и фиолетовым пигментами, довольно энергично осваивают поверхностный слой льда, нарушая его кристаллическую структуру и придавая ему своеобразный цвет. Развитие этих низших организмов, как правило, достигает оптималь­ного уровня летом. Красноватые пятна водорослей на гор­ных ледниках — явление не особенно редкое, причем эти водоросли встречаются и на высотах около 5000 м, где, по сути дела, маркируют верхний предел жизни в высоко­горье.
Наиболее просто устроены синезеленые, которые факти­чески мало зависят от окружающей среды они переносят и сильные морозы, и обильные потоки света. Вероятно, на заре развития органического мира Земли именно эти во­доросли содействовали формированию атмосферы и тем са­мым подготовили базу для появления высших организмов. В настоящее время синезеленые сохранились в предельно суровых условиях, которые не подходят для существования других организмов. Таким образом, на поверхности лед­ников, возможно, кроется один из важных ключей к раз­гадке тайн живой природы.
Обширные ледниковые покровы и горные ледники с их постоянно низкими температурами, естественно, не представляют собой среду, оптимально подходящую для жизни. Если не считать отдельных примитивных форм, этот мир вполне можно считать безжизненным. Тем не менее он оказывает немалое воздействие на существова­ние организмов на сопредельных территориях. Поскольку размеры ледниковых тел на протяжении геологической ис­тории Земли неоднократно подвергались резким колеба­ниям, соответственно менялось и влияние оледенения на развитие жизни.