5 лет назад
Нету коментариев

Хотя ареалы очень большого числа мохообразных (в особенности тех, что растут в средних и высоких широтах) чрезвычайно обширны, это, однако, вовсе не означает, что каждый их вид встречается чуть ли не повсеместно и тем более в массовых количествах. Напротив, внимательное ознакомление с бриофлорами тех или иных регионов по­казывает, что в их составе всегда присутствует опреде­ленное количество редких или даже очень редких видов. При этом совершенно необязательно, чтобы редкие виды имели ограниченные ареалы. У многих из них ареалы довольно обширны. Такие виды могут встречаться на. нескольких континентах, всюду являясь редкими.

Есть такие виды и в составе бриофлоры Советского Союза. Их довольно много. По крайней мере, известно несколько десятков листостебельных мхов и печеночников, каждый из которых обнаружен только в одном пункте, одной точке. В некоторых, случаях эти пункты отстоят от ближайших к ним, находящихся уже вне пределов СССР, за многие сотни, а то и тысячи километров. Еще большее число видов отмечено всего в 2—3 пунктах. И здесь рас­стояние между пунктами ( в том числе и расположенными, на территории Советского Союза) может составлять не одну тысячу километров.

Многие из таких редких видов известны в нашей стра­не уже давно — с конца прошлого или начала нынешнего века, но большая часть обнаружена сравнительно недав­но — в последние десятилетия.

Большинство редких видов имеет дизъюнктивные ареа­лы, о чем уже шла речь в главах IV и VI.

Вот несколько примеров редких видов.

В южной части приморского края, где проходит север­ная граница ряда субтропических восточно-азиатских ви­дов мохообразных, недавно обнаружены Homaliadelphus laevidentatus,Lindbergia duthiei, Taxiphyllum altemans, Entodon sullivantii. Несколько раньше там же была найдена Homalia japonica. Каждый из этих видов на терри­тории Советского Союза открыт только в одной точке. Основные   части    ареалов    этих   субтропических   видов находятся в Японии и Китае,  а основная часть ареала Lindbergia duthiei приходится на Гималаи.

По одному местонахождению имеют у нас очень юж­ные виды. Cryphaea heteromalla и Hookeria acutifolia (оба вида произрастают на Кавказе).

Также имеют по одному местонахождению печеночни­ки Riccia campbelliana и R. dictyospora (оба найдены в Средней Азии) и, кроме того, Isopaches decolorans и Bucegia romanica (эти два вида известны из Якутии). Мы привели примеры совсем уж редких бриофитов, каждый из которых обнаружен всего в одном пункте. Вот несколько примеров видов, известных из двух пунктов. Leptobarbula berica произрастает на Черноморской стороне Кавказа и на Ленкоранской низменности. Hyophila involuta — на юге Восточной Сибири и в южной части Примор­ского края. На территории Приморского края — в средней и южной частях — обнаружена Hondaella brachytheciella. Севернее — в южной части Хабаровского края — произ­растает очень интересный мох Actinothuidium hookeri. В высокогорьях восточной части Восточного Саяна найде­на Aongstroemia julasea.

А вот примеры видов, местонахождения которых в Со­ветском Союзе значительно удалены друг от друга.

Oreas martiana известен из двух далеко отстоящих друг от друга районов — с Кавказа и восточного Саяна. Еще более удалены друг от друга точки, в которых найден Archidiumalternifolium: это, с одной стороны, Ленинград­ская область, а с другой — противоположная часть Со­ветского Союза — юг Приморского края.

Некоторые из названных видов, а именно Homalia­delphus laevidentatus, Cryphaea heteromalla, Leptobarbula berica, Hondaella brachytheciella, Actinothuidium hookeri, Archidiumalternifolium, Hyophila involuta, печеночники Isopaches decolorans и Bucegia romanica,— единственные в СССР представители соответствующих родов (часть их относится к монотипным родам).A Archidium alternifolium в единственном числе представляет во флоре листосте­бельных мхов Советского Союза все семейство Archidia­сеае.

К редким видам относится и большинство эндемичных для территории Советского Союза видов, т. е. таких, ко­торые за пределами СССР отсутствуют или, по крайней мере, неизвестны.

Сейчас трудно, вернее, просто невозможно, сказать более или менее точно, сколько видов мохообразных энде­мично для территории нашей страны и какой они состав­ляют процент в еебриофлоре. Но по ряду соображений, эндемов в бриофлоре СССР вряд ли более 5—6%, скорее, их меньше — всего лишь 2—3% (это в целом до стране; процент же эндемов в отдельных регионах, например на Кавказе или в Средней Азии, может быть значительно выше).

В Средней Азии, главным образом в ее горных рай­онах, произрастает целый ряд эндемичных видов: Tortula afanassievii, Т. lazarenkoi, T. transcaspica, Barbula de­currens,Hymenostomumm papilosissimum, Hydrogonium mamatkulovii и некоторые другие. Каждый из них изве­стен из одного или 2—3 пунктов. Относятся все они пре­имущественно к ксерофильпьш семействам Pottiaceae и Trichostomaceae. Распространение этих семейств в целом тяготеет к аридным областям.

Во флоре мохообразных СССР встречаются не только эндемичные виды, но и эндемичные роды. Их три. Это — Usmania (семейство Grimmiaceae), Lydiaea (семейство Pottiaceae) иMamillariella (семейство Fabroniaceae). Все три рода монотипные. Род Usmania произрастает в горах Средней Азии (юг Таджикистана). Найдеи он был У. К. Маматкуловым и назван в его честь. Род Lydiaea (название дано в честь крупнейшего советского биолога, основоположника советской бриологии Лидии Ивановны Савич-Любицкой) известен из нескольких пунктов в Сред­ней Азии и одного пункта на Кавказе. Род Mamillariella имеет крохотный ареал, ограниченный южной частью Приморского края, где она найдена всего в 5 пунктах.

В какой мере редкость и большая изолированность местонахождений рассмотренных выше видов (и конечно, не только их, но и других с подобным же распростране­нием) — объективный факт, а в какой — следствие нашего незнания? Хотя ступень изученности бриофлоры СССР сегодня еще очень далека от желаемой, все же в боль­шинстве случаев можно вполне уверенно утверждать, что и редкость, и впечатляющая изолированность место­нахождений этих видов — вполне объективный факт. При более тщательном изучении флоры мохообразных СССР число таких видов возрастает.

Необходимость сохранения всех, названных мохообраз­ных, равно как и других редких растений очевидна. Научное значение их велико. Но есть ли опасность их исчезно­вения или хотя бы существенного сокращения ареалов?

Из главы IX видно, что, хотя многие мохообразные полезны для человека, по-настоящему массового примене­ния они все же не имеют. К тому же — и для нас это сей­час самое главное — все используемые сегодня или исполь­зовавшиеся в прошлом виды бриофитов (кажется, все без единого исключения!) — массовые, широко распространен­ные. Жизненность их очень велика, и искоренить их было бы чрезвычайно трудно, даже если кому-нибудь и пришла бы в голову такая странная идея. Использование бриофи­тов человеком не угрожает их существованию. И не будет угрожать в обозримом будущем.

Виды же редкие, о которых шла речь выше, человеком не используются. Да и вообще подавляющее большинство мохообразных никому, кроме бриологов, неизвестно.

К этому надо добавить следующее. Ареалы огромного большинства видов бриофитов изучены все еще крайне недостаточно, неполно. Это относится и к территории Со­ветского Союза, в особенности к ее азиатской части. Большая часть территории страны бриологами не посеща­лась вовсе. Большинство же исследованных регионов бриологи посетили лишь один раз. Этого недостаточно ни для обнаружения всех произрастающих в районе иссле­дования видов, ни для полного выяснения их распростра­нения. Поэтому если какой-либо вид найден в Советском Союзе, скажем, всего только один раз, то это еще не озна­чает, что за пределами выявленного местопроизрастания он действительно отсутствует. Вполне вероятно, что дан­ный вид произрастает и в других пунктах, но они пока неизвестны. Не исключено, что часть этих местонахож­дений может располагаться и в самом непосредственном соседстве с тем, что уже обнаружено.

Создается впечатление вполне благополучного поло­жения дел. Особых оснований беспокоиться о судьбе даже наиболее редких видов бриофитов как будто нет.

Действительно ли это так?

Что ж, если сравнивать мохообразные с остальными высшими растениями, то окажется, что они находятся, безусловно, в гораздо более выгодном и безопасном поло­жении. Во всяком случае, если рассматривать всю группу в целом. С конкретными видами дело может обстоять иначе, если и не на всем протяжении ареала, то по край­ней мере на его отдельных участках.

Но все же полной безопасности и полного благополу­чия нет и здесь.

Да, мохообразные — во всяком случае подавляющее большинство из них — прямого давления со стороны чело­века не испытывают. Однако эти растения очень сильно зависят от него в другом отношении. Они необыкновенно чувствительны к косвенному влиянию — нарушению среды обитания.

Мохообразные, как уже отмечалось, растения мелкие, а часто и очень мелкие. Высота (длина) их тела измеря­ется несколькими сантиметрами, очень редко — несколь­кими десятками сантиметров. Многие же виды столь ма­лы, что их размеры составляют всего лишь несколько миллиметров. Протяженность участков, на которых растут такие мелкие организмы, часто тоже совершенно ничтож­на и составляет всего несколько десятков или сотен квад­ратных сантиметров (не метров!). А очень часто бриофиты бывают приурочены к таким субстратам, которые и сами невелики по площади, и вдобавок имеют прерывистое рас­пространение (см. гл. III).

Нарушить целостность таких небольших по площади местообитаний и тем самым резко изменить характер эко­логических условий на них, увы, очень легко. К тому же очень легко сделать это совершенно случайно. Скажем, при проведении дороги или при других хозяйственных работах.

Таким образом, хотя мохообразные и не испытывают прямого давления со стороны человека, опасность значи­тельных сокращений ареалов у многих из них вполне реальна. Вполне реальна, к сожалению, и опасность пол­ного исчезновения наиболее редких видов всего из одного, двух или трех пунктов. Пока, кажется, нет сведений о полном исчезновении каких-либо видов мохообразных. Это же касается существенных сокращений ареалов на территориях промышленно развитых стран, то таких ма­териалов, к сожалению, предостаточно.

А значит, заботиться о сохранении бриофитов все же нужно.

И первым шагом на пути этих забот стал учет редких видов мхов и включение их в «Красную книгу СССР». В недавно подготовленное второе ее издание включается около 30 редких видов бриофитов, которым в наибольшей степени грозит опасность или полного исчезновения, или с территории нашей страны.