4 года назад
Нету коментариев

Техника морской навигации во многом связана с обнаруже­нием и опознаванием подводных препятствий. Основными сред­ствами обнаружения и опознавания подводных препятствий яв­ляются способы гидролокации и шумопеленгации. Особенно большое значение техника морской навигации имеет в военно-морском флоте. «Проблема быстрого и эффективного обнаруже­ния подводных кораблей приобрела такую остроту, что, по при­знанию официальных американских военных кругов, она возве­дена сейчас в ранг проблемы № 1 военно-морских сил США… Особенно важной является проблема опознавания и классифи­кации обнаруженных подводных объектов. Некоторые зарубеж­ные военные специалисты заявляют, что определить, действитель­но ли обнаруженная цель является подводной лодкой, а не китом или косяком рыбы, является не менее важным, чем обнаружение самой цели» (Кавитницкий, 1963).

Особенно важной проблема опознавания подводных объектов стала в настоящее время в связи с появлением малошумных атомных подводных лодок. Звуки рыб, как было показано выше, иногда достигают сотен бар, поэтому их состав в морях и знание их физической структуры, как акустических помех гидроакусти­ческой аппаратуры, имеет большое значение. Впервые с этим явлением военные моряки разных стран столкнулись в период второй мировой войны. Как пишет Хияма (Hiyama, 1953), япон­ские и американские подводные лодки не раз принимали в про­ливах между островами Борнео и Целебес звуки рыб и креветок за новые типы минных заграждений. Иногда, попав в зону с большим скоплением звучащих рыб, шумопеленгационные устройства для обнаружения и опознавания из-за сплошных шу­мовых помех выходили из строя. Горский (1960) считает, что эти помехи могут совершенно заглушить шумы, идущие от подвод­ных лодок и надводных кораблей.

По расчетам американских акустиков, в начале второй миро­вой войны акустические мины взрывались не только от шума про­ходящих над ними кораблей, но и от звуков рыб родаOpsanus (Bernstein, 1956).

Примечательны в связи с этим события, которые произошли в 1942 г. у атлантических берегов США (залив Чезапик). Как сообщает Богерт (Bogert, 1960), установленные для обнаруже­ния и опознавания немецких подводных лодок системы акусти­ческих буев вдоль побережья, начиная с захода солнца, весной 1942 г. систематически принимали звуки, напоминающие удары отбойных молотков и треск огромного количества дрелей или сплошной грохот. В связи с этим не раз служба береговой охра­ны объявляла военные тревоги. Однако никаких вражеских под­водных лодок не было. Как показали специальные исследования Добрина (Dobrin, 1947), Лой, Продуфта (Loye, Proudfood, 1946), Кнудсена, Альфорда, Эмлинг (Knudsen, Alford a. Emling, 1948), эти звуки принадлежали сциеновым рыбам, мигрирующим в это время к берегам.

Все это послужило толчком к глубокому изучению звуков рыб как акустических помех для приборов обнаружения и опознава­ния. В некоторых странах для работы с шумопеленгаторами бы­ли разработаны специальные инструкции, а в акустические мины стали вводить особые звуковые фильтры, выделяющие звуки рыб и других водных животных.

Как контрмера, в некоторых странах стали маскировать шумы торпед и подводных лодок под звуки рыб. В Японии был выпущен специальный тонфильм звуков морских организмов с рекомендациями по системам маскировок подводных лодок и сигналов связи; этот тонфильм, как указывает Тарасов (1960), был опубликован среди других военно-морских трофеев в 1947 г. в США. Шум косяка рыб имитировался японскими смертниками-самураями на «живых» торпедах, потопивших значительное ко­личество американских кораблей у Каролинских островов.

Так, еще в период второй мировой войны возникла своеобраз­ная гидроакустическая война, имеющая много общего с системой радиоэлектронной войны (Палий, 1963). Таким образом, физиче­ские структуры звуков рыб, их состав и районирование в морях, а также время года и суток максимального и минимального их проявления имеет определенное значение для правильной орга­низации систем обнаружения и опознавания разнообразных под­водных препятствий или вражеских подводных лодок.