Один из литературных героев американского писа­теля О. Генри считал нелепым вопрос о том, почему растения имеют зеленый цвет. Мы позволим себе не согласиться с этим мнением.

Действительно, почему растения имеют зеленый цвет? Правда, могут сказать, что не все растения зеле­ные, есть пестролистые, есть красные и голубые. Но поскольку зеленый цвет наиболее характерен для мира растений, видимо, нужно прежде всего ответить на этот вопрос.

Однако часто случается так, что один вопрос приво­дит к возникновению другого и нельзя ответить на пер­вый, не ответив на второй. В данном случае раньше на­до выяснить, что же такое цвет? Почему одни вещи синие, другие зеленые или желтые? Короче, почему мир многокрасочен?

Обратите внимание на то, что в темноте вещи вос­принимаются неокрашенными. Следовательно, окраска связана со светом. Но свет явление не простое, он раз­лагается на составные части. Все видели радугу. Она бывает обычно после дождя и разноцветной дугой све­тится в небе. Радуга и есть то, из чего состоит свет. Лу­чи солнца, попадая в капельки воды, распадаются на свои составные части, и получается радуга. В этом легко убедиться. Распылите на мелкие капельки воду против солнечного света. Такие явления знакомы каж­дой хозяйке: вспрыскивая белье, они без труда соз­дают радуги. Радуга всегда слагается из красного, оранжевого, желтого, зеленого, синего и фиолетового цветов. Все эти цвета, расположенные в том же поряд­ке, как и в радуге, ученые называют спектром. Как установили ученые, различные цвета — это лучи све­та различной длины волны.

Свет разлагается не только в капельках воды. Тот же результат можно получить, пропуская свет через трехгранную призму. А вообще-то солнечные лучи, встречаясь с любым предметом, разлагаются на состав­ные части. При этом каждый предмет поглощает опре­деленную часть спектра. Непоглощенные лучи отража­ются, попадают в глаз человека и вызывают ощущение того или иного цвета. Допустим, свет, направленный на какой-то предмет, поглотился весь, тогда предмет будет черным, и наоборот, предмет, отражающий все лучи, воспринимается как белый. Если предмет поглощает синие и красные лучи, он окажется зеленым.

Если бы мы посмотрели на радугу через лист растения, то в радуге не хватило бы красных, фиолетовых и синих лучей. Оставшиеся лучи, отражаясь от листьев, воспринимаются как приятный зеленый цвет — цвет жизни.

Итак, мы можем ответить на вопрос, почему расте­ния имеют зеленый цвет: они зеленые потому, что по­глощают красные, синие и фиолетовые лучи.

Но ведь можно задать и еще один вопрос: почему растения поглощают именно эти, а не другие лучи? Чтобы раскрыть этот секрет, ученым немало пришлось потрудиться.

Обратимся к истории этого открытия. Первые наме­ки на связь растений и света имеются еще в мифологии древних египтян.

Но только в XVII веке английскому ученому При­стли удалось вплотную приблизиться к тайне зеленого листа.

На целом ряде опытов Пристли убедился, что про­должительное горение и дыхание в ограниченном объе­ме воздуха делают этот воздух непригодным для дыха­ния и горения. Все знают, что если в небольшой комна­те соберется много людей, то вскоре там становится душно. Из этих наблюдений совершенно естественно был сделан вывод, что за прошедшие века вся атмосфе­ра планеты должна была стать негодной для дыхания. Но этого почему-то не случилось. Значит, одновременно идет процесс «очищения» воздуха. Ученый предполо­жил, что, возможно, растения имеют способность очищать воздух. Но от предположения до уверенности путь длинный. И вот 18 августа 1772 года Пристли по­местил мяту под стеклянный колпак, поставленный над водой. Воздух под колпаком был «испорченным»: в нем не горела свеча и погибла от удушья мышь. А рас­тение не только не погибало, но продолжало жить. Мало этого. Когда через несколько дней под колпак пустили другую мышь, она не задохнулась. Значит, воздух вновь стал хорошим, и пригодным для дыхания его сделало растение. Это было потрясающим откры­тием.

Но путь науки труден. Постигла неудача и Прист­ли. В те времена было принято, чтобы ученые демон­стрировали публично опыты, подтверждающие откры­тия. Пристли должен был повторить свой опыт в Париже. Но опыт не удался. Велико было огорчение ученого. В чем же была его ошибка? Дело в том, что опыт в Париже проводился в вечернее время. Пристли, установивший роль растений в природе, не знал еще, что важнейшим для жизнедеятельности растений яв­ляется солнечный свет.

Через несколько лет другому ученому Ингенгузу удалось выяснить причину, почему публичный опыт Пристли не удался. Только после этого стало очевидно всем, как велико было открытие, сделанное Пристли. Позже президент королевского общества Англии, вручая Пристли медаль, сказал: «Это открытие убеж­дает нас, что не существует бесполезных растений. Начиная с величественного дуба и кончая последнею мелкою былинкою, все полезно… Они участвуют в очи­щении атмосферы; в этом отношении и благоухающая роза и ядовитая волчья ягода имеют одинаковое назна­чение».

Процесс поглощения света растениями был назван фотосинтезом («фото» в переводе на русский язык озна­чает свет, «синтез» — образование нового вещества). Было установлено, что в процессе поглощения света ра­стение, потребляя солнечную энергию, из воды и угле­кислоты воздуха строит органические вещества. При этом выделяется кислород, который так необходим для дыхания человеку и животным, без которого и огонь не горит.

Итак, наукой установлено, что растения поглощают часть лучей солнечного спектра и только благодаря этому являются зелеными.

А что говорит по интересующему нас вопросу хри­стианская религия? Для выяснения мы будем опирать­ся на Библию — священную книгу христиан всех на­правлений. Священнослужители и верующие называют Библию «богодухновенной», то есть написанной по не­посредственному внушению самого всевышнего. А по­этому каждое слово этой книги считается непогреши­мой истиной. И мы не будем принимать во внимание приспособленческие выверты современных богословов. Проповедников «слова божьего» можно понять: боль­шинство библейских легенд вызывают улыбку даже у детей. Вот и приходится пастырям изворачиваться, об­ходить молчанием те места в Библии, которые слишком очевидно наивны, иносказательно толковать те тек­сты, о которых вынуждены говорить. Мы же перед ве­рующими ставим вопрос так: если Библия богодухно­венна, то каждое слово в ней должно быть истинно, а если одни ее тексты признаются, другие нет, значит Библия не богодухновенна и может быть отброшена целиком. Именно поэтому, решив во что бы то ни ста­ло спасти авторитет Библии, в 1950 году папа Пий XII опубликовал послание «О происхождении человека», в котором от имени церкви потребовал беспрекословной веры в библейский текст о сотворении Адама богом. Творение растений и вообще библейское предание о тво­рении Вселенной, следовательно, не подвергаются со­мнению.

Итак, «священное писание» утверждает, что расте­ния созданы богом на третий день творения. Имеются в виду зелень, трава, сеющая семя, и плодоносящие де­ревья. В Библии так и записано: «Да произрастит зем­ля зелень, траву, сеющую семя (по роду и по подобию ее,) и дерево плодовитое, приносящее по роду своему плод, в котором семя его на земле. И стало так» (Бы­тие, I : 11).

Из этого можно сделать следующие выводы: весь мир растений был создан в один день; все растения де­лятся на зелень, траву и плодоносящие деревья. При этом, видимо, надо считать, что растения делятся на те, которые не имеют никакого значения в жизни челове­ка и животных, на те, которые могут поедаться живот­ными, и на те, которые могут приносить плоды. Далее, растения делятся по способу плодоношения на два ви­да — семянные и плодоносящие. И, наконец, отсюда следует то, что каждое растение порождает себе подоб­ное.

А почему растения имеют зеленый цвет? На этот вопрос ответа здесь не найти. С самого начала созда­ния они были зелеными. Для чего зелеными? Неизве­стно. Но если внимательно прочесть Библию, то можно прийти к выводу о том, что растения не могли быть зе­леными. Вспомните, что было сотворено в первый и во второй дни творения. Оказывается, что земля была освещена уже после того, как были созданы растения. Нам могут возразить, что свет был создан в первый день. Но это не был солнечный свет. Это вообще был не­известно какой свет. Просто какой-то свет был отделен от какой-то тьмы. Возникло как бы две пустоты: од­на — светлая, другая — темная, а между ними перего­родка в виде небесного свода. Земля же находилась в неосвещенной стороне и получила свет лишь на чет­вертый день творения, когда было создано солнце и другие светила. В Библии написано: «И создал Бог два светила великие: светило большее, для управления днем, и светило меньшее, для управления ночью, и звезды;

И поставил их Бог на тверди небесной, чтобы светить на землю, и управлять днем и ночью, и отделять свет от тьмы» (Бытие I : 16—18).

Таким образом, получается, что растения были зеле­ными еще до появления солнца. Но всем известно, что растения, выросшие без света, будут не зелеными, а бе­лыми. Например, ростки картофеля, проросшего в темноте погреба, имеют белый цвет и зеленеют лишь при освещении солнцем. Защитники Библии, толкую­щие дни творения как миллионы лет, как геологиче­ские эпохи, попадают в безвыходное положение: «зе­лень и трава разная» тем более не могли жить и расти миллионы лет, не имея солнечного освещения.

Как явствует из Библии, богу совершенно не изве­стна действительная роль растений, он считает расте­ния только пищей для животных и человека. Цитиру­ем Библию: «Вот, Я дал вам всякую траву, сеющую семя, какая есть на всей земле, и всякое дерево, у кото­рого плод древесный, сеющий семя; вам сие будет в пищу» (Бытие, I : 29).

Но не все плоды растений употребляются в пищу че­ловеком и животными. Есть много ядовитых растений. Кроме того, есть растения, не дающие плодов и семян, о которых сразу хочется спросить: а кто их создал и зачем?

Мы уже говорили, что в процессе фотосинтеза рас­тения накапливают органические вещества и выделя­ют кислород, необходимый для дыхания животных и человека. Весь кислород воздуха есть результат деятельности растений. До появления фотосинтезирующих растений кислорода в атмосфере Земли не было. И чтобы накопить имеющиеся запасы кислорода, потре­бовалось очень много времени. Бог же, как свидетель­ствует Библия, не думая о последствиях, уже на пятый день творения решил создать животных, пресмыкаю-шихся, птиц и разных гадов. Ведь все созданные живот­ные должны были сразу погибнуть от удушья, потому что растения еще не освещались солнцем и не вы­деляли нужный для дыхания кислород. Без света рас­тения не могли накапливать органические вещества и, следовательно, не плодоносили, а поэтому не могли быть и пищей для животных. Значит, животные долж­ны были погибнуть и от голода. Скорее всего и от уду­шья и от голода. Вот на какую страшную участь обре­кал всевышний свои творения, столь легкомысленно отложив создание Солнца на несколько дней.

Теперь остановимся на некоторых других момен­тах. Современная наука показывает, что количество наземных растений достигает 182 000 видов. Возникает вопрос, по какому образу и подобию создавались рас­тения различных видов? И зачем понадобилось так много видов? На эти вопросы в Библии нет ответа.

Но это еще не все. Если верить Библии, то бог соз­дал только наземные растения. Созданные растения должны были размножаться по своему подобию, то есть каждый вид растений порождает только себе подобных. В таком случае откуда взялись растения, приспособившиеся к водной среде? Видимо, они не созданы богом, поскольку не все из них размножаются семенами и плодами. Откуда взялись водоросли, грибы, лишайни­ки, у которых совсем нет семян? Вообще, если учесть все растения на земном шаре, то количество их видов будет близко к 300 000.

Но раз бог создал только семянные растения, то все остальные, причем большинство, видимо, не созданы богом.

Итак, наш вопрос, почему растения имеют зеленый цвет, привел к разговору о том, созданы ли растения богом или они появились и развивались по естествен­ным законам. Наука доказывает, что все живые тела имеют свою историю, что они есть результат взаимо­действия объективных законов природы. Поэтому о ко­личестве видов растений, о формах их плодоношения нельзя говорить, не рассказав о происхождении жизни на Земле. Об этом мы поговорим во второй беседе. Здесь же расскажем об одной идеалистической теории, которую весьма охотно используют богословы для за­щиты своих взглядов.

Речь идет о витализме. «Вита» в переводе на рус­ский язык означает жизнь. Представители витализма допускают существование особых сил, которые якобы являются носителями жизни. В свое время виталисти­ческая точка зрения проповедовалась для объяснения процесса фотосинтеза. Когда установили, что растения содействуют выделению кислорода при использовании солнечной энергии, ученые стали изучать, какие имен­но лучи играют при этом ведущую роль. Некоторые ученые, в частности Сакс, Пфеффер и другие, недоста­точно точно проведя опыты, пришли к заключению, что в процессе фотосинтеза лучше всего поглощаются наи­более яркие желтые лучи. Затем подсчитали, что на­копленной энергии в веществе растения оказалось больше, чем было поглощено, и это привело их к оши­бочному выводу, что растение может из ничего произ­водить энергию, то есть, что в растениях будто присут­ствует какая-то жизненная сила. Один ложный вывод привел к другому. Эти ученые стали утверждать, что для жизни растений не применим закон о сохранении вещества и энергии. Общий вывод заключался в том, что сверхъестественная сила может проявляться в де­ятельности живых тел, в частности в жизни растений. Великий русский ученый К. А. Тимирязев проверил работы и выводы немецких ученых. Проведя очень точ­ные опыты, он доказал, что заключения виталистов не­состоятельны. Оказалось: растения имеют зеленый цвет потому, что поглощают часть красных и часть си­них лучей, отражая зеленые, желтые и оранжевые. Вычислив энергию этой части солнечного спектра, К. А. Тимирязев с точностью установил, что закон со­хранения вещества и энергии имеет и здесь полную си­лу. Количество энергии в веществе растения полностью совпадало с количеством поглощенной энергии солнца. Так было доказано, что в растениях все подчинено естественным законам и нет никаких сверхъестествен­ных «жизненных сил».

Следовательно, растения имеют зеленый цвет не случайно. В процессе развития они приспособились по­глощать наиболее энергетически насыщенную часть солнечных лучей.

И наконец разберем последний вопрос, связанный с цветом растений. Как уже отмечалось, не все расте­ния имеют зеленый цвет. Существуют растения пестро­листые, красноватые, голубые. В морях встречаются бурые, сине-зеленые и красные водоросли. Но независи­мо от окраски все растения способны к фотосинтезу. Этот процесс осуществляется благодаря наличию в листьях особого вещества, которое называется хлоро­филлом. Но в растениях присутствуют и другие крася­щие вещества. Например, антоциан. Это красящее ве­щество непосредственно в процессе фотосинтеза не участвует, но его яркий фиолетовый цвет может заби­вать зеленую окраску растений. Особенно когда прихо­дит осень и хлорофилл рассасывается, а оставшийся антоциан окрашивает листья во все цвета радуги. Вот почему осенью листья имеют такую яркую окраску.

Вопрос о цвете растений недавно привел к очень интересным открытиям. Завязалась дискуссия о том, есть ли жизнь на планете Марс. Этот спор имеет отно­шение и к нашей беседе. Религия считает, что жизнь может существовать только на Земле. Однако, как и другие догмы религии, эта мысль ничем не подтверждена. Конечно, еще никто не был на других планетах и собственными глазами не видел их обитателей. Но не всегда обязательно личное присутствие, чтобы знать о состоянии веществ на далеком небесном теле. Планеты солнечной системы отражают свет, который, попадая на Землю, связывает нас с ними. Свет может принести очень много сведений о процессах, происходящих на интересующих нас далеких звездах.

Когда открыли, что растения живут, поглощая со­вершенно определенные лучи солнечного спектра, уче­ные стали изучать темные пятна на Марсе. Пропуская свет через спектроскопы, они искали характерную по­лосу поглощения хлорофилла. Если бы удалось ее найти, то можно было бы с уверенностью сказать, что на Марсе есть растения. Но такой полосы обнаружено не было. Получалось, что растительной жизни на Мар­се нет.

Но замечательный советский ученый Г. А. Тихов, много лет работавший в Алма-Ате, изучал Марс дру­гим методом. Вначале он установил, что полярные шап­ки Марса очень похожи на снег. Тихов сфотографиро­вал спектр снега на Земле и сравнил его со спектром полярных шапок на Марсе, и оказалось, что эти спек­тры очень близки по характеру. Затем он обнаружил сезонные изменения в темных пятнах Марса, которые называются «морями». Весной эти «моря» становились темно-коричневыми, напоминая горные леса, которые летом кажутся темно-голубыми, а осенью — желтыми. Все это свидетельствовало о том, что в этих областях Марса идут процессы, напоминающие сезонную смену окраски у растений на земле. Но полосы поглощения хлорофилла обнаружить так и не удавалось. Тогда Тихов предположил, что в связи с более суровыми усло­виями на Марсе растения должны поглощать не ма­ленькую часть спектра солнечных лучей, а как можно большую. Если растения будут поглощать все красные, оранжевые, желтые и часть зеленых лучей, то они бу­дут иметь сине-голубоватый цвет листьев.

Начались поиски спектров растений, живущих в суровых условиях на Земле. Оказалось, что голубые ели имеют спектр, напоминающий спектр марсианских «морей». Растения тундры, высокогорных пустынь Па­мира тоже не имеют ярко выраженной полосы погло­щения хлорофилла потому, что эта полоса размывается за счет интенсивного поглощения и других частей спектра.

Так было доказано, что на Марсе есть живые рас­тения. Выводы советского ученого Г. А. Тихова были подтверждены работами многих зарубежных ученых.