В нашей последней беседе мы расскажем о некото­рых биологических явлениях, которые истолковывают­ся как чудеса, и о том, как и почему возникли суеверия.

Дело в том, что суевериям подвержены не только верующие, встречается немало суеверных людей и сре­ди неверующих.

Но прежде чем говорить о причинах этого явления, остановимся на некоторых моментах возникновения суеверий.

Человек, отделившись от животных, на первых по­рах своего развития мог использовать безусловные реф­лексы, накопленные в эволюции животных, но благода­ря способности к труду он смог подняться на следу­ющую ступень развития, постоянно расширяя свои знания и используя познанное.

Но в начале своего пути человеку приходилось стал­киваться с многими явлениями природы, которые он не мог объяснить. Ограниченность процесса производства, который сводился к простому собиранию готовых про­дуктов природы, порождала ограниченные отношения между людьми и скудные знания об окружающей при­роде. Это выражалось в том, что человек не отделял себя от природы. Ему казалось, что растения, живот­ные и даже камни — это одушевленные существа, по­добные людям.

Однако постепенно в процессе удовлетворения по­требностей в уме человека закрепляются отдельные свя­зи вещей. Например, появление животного после шума, смерть после удара и т. д. Животные также настора­живаются, когда услышат шум, но человеку нужно было осознать эти связи, объяснить их. Это вызывалось не любопытством, а жизненной необходимостью, но не­достаток знаний, опыта часто приводил к тому, что хаотические наблюдения осмысливались ошибочно. Факты связывались между собою различными мисти­ческими силами, скрытыми якобы за поверхностью яв­лений. Люди думали, что стрела ранит потому, что есть особое вещество ранения, человек болен потому, что имеется вещество болезни и т. д.

Наделив вещи особыми силами, скажем, ранения, плодородия, болезни, то есть отделив свойства вещей от самих вещей, человек пытался воздействовать на эти силы, чтобы извлечь необходимую пользу. Так воз­никают магии, основанные на вере в то, что свойства вещей имеют форму самостоятельного существования. Возникают колдовства, священнодействия, ритуалы, обряды, которые потом находят теоретическое обосно­вание в различных религиозных системах. Разберем не­сколько примеров, которые помогут уяснить, что суеве­рия основаны на заблуждениях в обобщении.

В этом отношении особенно интересны земледель­ческие обряды. Земледелие на ранних ступенях разви­тия было обязанностью женщин. Видимо, собирая кор­ни растений, их семена, они заметили, что их можно выращивать. Но не понимая действительной связи уро­жая с условиями произрастания растений, люди стали считать, что воспроизводительная деятельность приро­ды находится в прямой связи с воспроизводительными функциями женщины. Д. Фрезер пишет: «Один като­лический священник начал как-то упрекать индейцев реки Ориноки в том, что они заставляют своих жен засевать поля на солнечной жаре, с ребятами на руках. Индейцы ответили ему: «Отец, вы ничего не понимаете в этих вещах, вот почему это вас тревожит. Когда поля засеваются женщинами, то стебель маиса приносит две или три головки, корень юки дает две или три корзины и вообще все размножается в соответствующих пропор­циях. А почему это? Да потому, что женщины, кото­рые умеют рожать, умеют оплодотворять зерно, кото­рое сеют. Пусть же они сеют; мы, мужчины, в этом деле не можем равняться с ними» (Д. Фрезер. Золотая ветвь. Л., 1928, стр. 54).

В этой же книге сообщается, что австралийские и баварские крестьяне убеждены, что беременная женщи­на сообщает растениям плодовитость. Поэтому, чтобы получить урожай, первые плоды дают пробовать бере­менным женщинам. А жители Уганды верят тому, что бесплодная женщина делает бесплодными и сельско­хозяйственные растения.

Таким образом, получается, что плодовитость жен­щины и плодородие земли рассматриваются как одно качество, как некая вещь, которая может перемещаться из одного тела в другое. Причем, если плодородие почвы считается находящимся в магической зависимо­сти от воспроизводительной функции женщин, то сами эти функции подобным же образом рассматриваются как зависящие от плодородия земли и воды. Например, в Индии есть такой обычай: женщины, желающие иметь детей, вешают на деревья комки глины, как бы наделяя деревья плодами. В других случаях овощи или фрукты кладут на колени женщины, желающей иметь детей.

До сих пор сохранились обычаи одухотворения де­ревьев. Так, некоторые деревья объявляются священ­ными, потому что предполагается, будто они даруют плодовитость скоту и женщинам. Вокруг таких дере­вьев в начале весны люди совершают молитвы, обвязы­вают деревья лентами, а затем эти ленты носят сами, надеясь, что дерево может передать свои свойства че­рез эти предметы.

Многие племена свойство плодородия связывают с водой. Заметив зависимость урожая от наличия влаги, но неправильно истолковав это наблюдение, люди ста­ли считать, что вода может помочь избавиться от бес­плодия. У бушменов Австралии девушки даже прячут­ся от дождя, боясь, как бы дождь не оплодотворил их. Монгольские верования говорят о том, что принцессы зачинают детей во время сильной грозы с градом, а готентотки убеждены в том, что женщина, не попадав­шая под дождь в нагом виде, не способна к рождению детей.

Стремление использовать женскую плодовитость для вызывания дождя превратилось в ритуалы у раз­ных народов. Например, в Грузии во время затяжных засух впрягали в ярмо нескольких девушек, которые в сопровождении толпы и священника тянули соху через озера, болота и реки. В других местах во время силь­ной засухи несколько молодых девушек, раздевшись донага, под предводительством более пожилой женщи­ны впрягаются в борону и тянут ее до ручья, чтобы погрузить в воду.

Может возникнуть вопрос, зачем мы приводили все эти примеры, взятые из жизни людей далекого прошло­го? Нам могут сказать, что так поступали язычники, обряды которых отвергаются современным христиан­ством. Но так ли это? Разве тот же обряд крещения не является магическим действием? Разве вера в «святые мощи», в чудодейственную силу крестного знамения, «святой воды», «святых камней» не напоминает обычаи дикарей, веривших в существование особых ве­ществ плодородия, исцеления и т. д. Справедливости ради надо признать, что в наблюдениях первобытных народов имелась хотя бы некоторая фактическая осно­ва, современная же религия освящает крест или икону, наделяя их целительными свойствами без всяких на то фактических оснований. И уж настоящим языче­ством и дикарством являются суеверия, связанные с тринадцатым числом, пустыми ведрами, черной кош­кой, перебежавшей дорогу, вера в заклинания гадалок, лекарок, знахарей и т. д. К сожалению, эти и многие другие суеверия сохраняются среди некоторой части населения даже в наши дни великого торжества науки, а распространению и закреплению этих суеверий весь­ма способствуют верующие и чаще всего почти совсем неграмотные бабушки и дедушки.

Возникновение магии у первобытных народов обус­ловлено определенными причинами и в первую очередь незнанием законов природы. Именно незнание свойств почвы и сельскохозяйственных растений заставляло людей выдумывать какие-то обряды, чтобы хоть этим повысить урожай. Эта попытка привлечения дополни­тельных сил для достижения желаемых результатов является основой суеверий и до сих пор.

Однако, если в первобытной общине магические дей­ствия производились коллективно, в настоящее время, когда подавляющее большинство людей с помощью на­уки освободилось от ложных представлений о силах природы, магией занимаются только отдельные люди. И это понятно. Наукой установлено, что развитие со­знания людей идет гораздо медленнее, чем, положим, развитие техники. Но еще медленнее может развивать­ся сознание отдельного человека. Как сознание очень образованного и гениального человека намного обго­няет свой век, так сознание человека необразованного намного отстает от уровня всего общества.

Вот такой отставший от своего века человек и счи­тает понедельник и каждое тринадцатое число — дня­ми неудач, встречу с черной кошкой — предвестником несчастья.

Между тем любое событие имеет свою причину. И хотя всегда за причиной следует результат, не нужно думать, что всякая последовательность связана как причина и следствие. Даже если человек попал под машину сразу после того, как кошка перебежала ему дорогу, то все-таки нельзя считать, что несчастье про­изошло из-за кошки. Причина здесь в другом: или бы­ли нарушены правила движения, или была неисправна машина, или был болен шофер, либо пострадавший, а может быть, все это вместе было причиной гибели человека. И кошка тут совершенно ни при чем. В сель­ской местности, например, гораздо больше кошек, а транспорта меньше, и люди попадают под машины там очень редко. В городе движение транспорта велико, а черных кошек не только мало, но они и не очень лю­бят бегать через дорогу, однако людей, погибающих на улице, больше, чем в селе. Кроме того, подавляющему большинству людей, попадающих под движущийся транспорт, кошки дорогу не перебегают. И, наконец, не все народы наделяют кошку такими мрачными свой­ствами. Например, у англичан считается, что кошка, перебежавшая дорогу, вестник удачи.

Во всех суевериях есть нечто общее — это приписы­вание вещам, процессам, явлениям не связанных с ними свойств. Больше всего суеверий в религиозных источниках. Наделение вещей несвойственными им ка­чествами, попытка довести отдельные признаки вещей до уровня чуда является всеобщей практикой любых религий. Поэтому религия является главным теорети­ческим источником существования суеверий. Общая тенденция объяснения любого явления как действия сверхъестественных сил приводит к тому, что люди, не знакомые с научным объяснением событий, привы­кают все непонятное относить к области сверхъесте­ственного или пытаются дать объяснение, связывая между собой не имеющие никаких связей процессы. Так возникают и представления о чудесах.

Разберем несколько примеров, непосредственно свя­занных с биологией,

В Библии описана история бегства евреев из египет­ского плена, В период длительных скитаний израиль­тян с ними происходят многочисленные чудеса, кото­рые якобы свидетельствуют о бытие божием. Так, чтобы спасти излюбленный народ от голодной смерти, бог произвел чудо — с неба выпал дождь из «манны».

Сразу скажем, что в явлении этом никакого чуда нет. В пустынях очень распространено растение, име­нуемое лишайником. Растет он чаще всего на камнях, покрывая их тонкой белой пленкой. Вот этот-то лишай­ник, свернувшись в мелкие крупинки, является тем, что называет Библия «манной небесной». Многие араб­ские народы пекут из нее хлеб и до сих пор. А как становится эта «манна» небесной, объяснить совсем не трудно. Крупинки лишайника легки, и ветер переносит их с места на место. В защищенных от ветра ложбин­ках они собираются в больших количествах. Очень сильный ветер устилает «манной» обширные простран­ства, а воздушные вихри поднимают вверх и уносят ее на большие расстояния. Вихрь ослабевает, и крупинки лишайника, летевшие в потоках воздуха, падают на землю. Вот вам и «манна небесная», и ничего сверхъ­естественного в этом явлении нет.

В научной литературе описаны также «рыбные дожди», дожди из монет, лягушек, «кровавые дожди». Явления эти очень редки, а людям необразованным еще и непонятны. Потому такие «дожди» вызывают страх у суеверных людей.

Как может возникать «рыбный дождь»? Выше мы отмечали, что воздушные вихри могут поднять над землей различные предметы. Подъемная сила такого вихря зависит от силы воздушного потока. В некоторых местах на земле бывают сильнейшие вихри. Возникают они потому, что сильно нагретый воздух начинает бы­стро подниматься, а его место стремится занять холод­ный воздух, который, нагреваясь, также устремляется вверх и т. д. Поскольку в этом процессе участвуют большие массы воздуха, то создаются очень мощные и страшные ураганы. Зарождаясь над морем, они за­хватывают с собой большое количество воды вместе с морскими животными и несутся с большой скоростью, сметая все на своем пути. Они уничтожают большие здания, переворачивают автомобили, вырывают с кор­нем деревья. Один из таких ураганов пронесся недавно над Кубой, причинив громадные разрушения. И что удивительного в том, что ураган вместе с водой захва­тит, например, стаю сардин или сельди, а потом где-нибудь за сотни или тысячи километров от моря швыр­нет этих рыб на землю?

Таким же образом получаются и дожди из лягушек или монет.

Совсем другие причины имеют «кровавые дожди». Их существование связано или с деятельностью мелких водорослей, населяющих лужи, или с жизнедеятель­ностью бабочек и других насекомых. Многие люди и не подозревают, как разнообразна жизнь и как она богата способами приспособления к окружающим усло­виям. Можно с уверенностью сказать, что на земле нет такого места, где бы ни проявлялись жизненные про­цессы. Живые организмы встречаются на глубинах в несколько тысяч метров под землей, в залежах нефти и даже в местах сильной радиации. Трудно сосчитать различных обитателей какой-либо лужи.

Вот в дождевых лужах и встречаются микроскопи­ческие водоросли гематококки. Это очень мелкие зеле­ные комочки с хвостиком.

Быстро размножаясь, они заселяют всю лужу. И как только имеющегося кислорода им начинает не хва­тать, они свой зеленый цвет тут же меняют на крас­ный. Процесс превращения происходит очень быстро, и лужа почти на глазах перекрашивается из зеленой в красную. И конечно, если такую лужу подхватит ураган и перенесет в другое место, то там выпадет так на­зываемый «кровавый дождь».

Гематококки живут не только в лужах. Они покры­вают и поверхность моря, образуя многокилометровые кроваво-красные пятна. Японские рыбаки называют их «ака-сио» — красное море. Именно эти пятна и слу­жат исходным материалом для «кровавых дождей». Например, в 1870 году в городе Риме выпал «кровавый дождь». Итальянские журналисты собрали капли дож­девой воды, посмотрели на них под микроскопом и увидели, что в каждой капле плавают сотни краснова­тых шариков с хвостиками — это и были гематококки.

Виновницами «кровавых дождей» бывают и всем известные бабочки-боярышницы. Когда эти бабочки вы­лупляются из куколок, они, освобождая кишечник, выделяют несколько капель кроваво-красной жидкости. Капли этой жидкости засыхают на листьях. При мас­совом размножении бабочек листья яблонь, черемухи, рябины, боярышника бывают покрыты сухой красной «краской». Достаточно начаться дождю, и с деревьев закапает «кровь».

Некоторые насекомые выделяют первосортные кра­ски. Например, кактусовая тля (или червец кошениль) в Мексике разводится на кактусовых плантациях спе­циально для того, чтобы из нее приготовить дорогую краску кармин.

Иногда кроваво-красными пятнами покрывается снег. «Не к добру это — кровь на снегу»,— говорят верующие и, чтобы избежать несчастья, устраивают мо­лебны, торжественные богослужения.

В действительности же красный снег не такое уж редкое явление. Дело в том, что на поверхности снега живут мелкие водоросли-жгутиконосцы, которые назы­ваются сфереллами. Они окрашены в красный цвет. Зи­мой, когда холодно, эти водоросли неподвижны, но стоит только пригреть солнцу и появиться первым лу­жам, как сфереллы начинают быстро размножаться и покрывают красными пятнами большие пространства снега в Заполярье либо на вершинах гор.

Красный снег наблюдали в горах Испании, Швей­царии, Франции, Австрии, на Урале, в Восточной Сиби­ри, на Кавказе.

Снег могут окрашивать еще и другие мелкие орга­низмы, например, кроваво-красные евглены. Красная окраска этих мелких животных есть форма приспособ­ления к условиям существования: этой окраской они защищают себя от избытка ультрафиолетовых лучей.

С незаметными на глаз мелкими живыми существа­ми — бактериями связано еще одно «чудо», которое по­вергает в ужас религиозных людей. В религии есть обы­чай причащаться «телом и кровью» Христа. «Кровью» служит вино, а «телом» — специально приготовленный хлеб — просфора. Иногда на просфоре выступают ка­пельки «крови». Понятно, какой ужас охватывает веру­ющих.

Несколько веков назад в таких случаях начинали искать провинившегося перед богом либо колдуна, хватали невинных людей и отправляли их на костер либо отдавали на растерзание обезумевшей толпе.

Истинные же виновники ничтожно малы и назы­ваются «чудесными бактериями». Это живые палочки, выделяющие красно-карминные образования. Такие бактерии поселяются на картофеле, хлебе, мясе, моло­ке, яйцах. Их можно заметить вначале как маленькие красные точки, которые потом превращаются в ка­пельки.

Как видите, в этом случае нет ничего таинственно­го. Микробы, образующие «чудесную кровь», принад­лежат к группе так называемых хромогенных бакте­рий, которые способны выделять краски всех цветов и оттенков. Благодаря деятельности этих бактерий из некоторых растений добывают такие краски, как инди­го, персион, орсейль. Христиане, приходившие в ужас при виде красных капель на просфоре, за большие деньги вывозили из стран востока краски, получаемые с помощью «чудесных бактерий».

Немало суеверий связано и с растениями. Кто не знает легенд и суеверий, связанных с папоротником? Давно было замечено, что это растение не цветет, и, чтобы объяснить такое явление, люди придумали мно­го лирического вздора. В одной из легенд говорится, что папоротник цветет тайно и раз в двенадцать лет. «А раз такое необычное свойство, то ведь не зря же оно»,— рассуждали деревенские мудрецы, и вот уже считали в одних местах счастливым, в других, наобо­рот, несчастным того, кому довелось увидеть цветок папоротника. А разве мало было смельчаков, которые ходили по ночам в лесную чащобу, чтобы найти там цветок папоротника, который уже сам приведет сча­стливчика к тому месту, где зарыт клад. Но придется разочаровать тех, кто верит таким легендам. Папорот­ник относится к группе растений, размножающихся спорами, и у него нет ни семян, ни цветов.

Среди растений ореол легендарности и чудесных свойств имеет и «неопалимая купина». Многие суевер­ные люди считают, что это чуть ли не святое растение. Почему? А вот почему. Если в жаркий день поднести к нему горящую спичку, то вокруг растения вспыхнет голубоватое пламя, причем само растение от огня не страдает. «Неопалимой купиной» называют растение за эти свойства. В чем же причина? Дело в том, что, как и многие другие растения, «неопалимая купина» вы­деляет эфирные масла — летучие вещества, быстро воспламеняющиеся при соприкосновении с огнем.

«Неопалимая купина» во множестве растет в Заилийском Алатау. Цветы ее красивы, но выделяемые ею вещества ядовиты. Жители Алма-Аты хорошо знают это коварное растение: прикоснись к нему, и получишь сильные ожоги на коже, а уж вдыхать пары эфирных масел тем более опасно — можно повредить органы дыхания.

Верующие старшего поколения иногда рассказы­вают страшную историю о том, как Иуда Искариот, предав Христа, мучимый совестью, пытался покончить с собой. Ни одно дерево не желало принять на себя ви­ну за непростительный грех — самоубийство. И только осина позволила Иуде повеситься на своих ветвях. И вот за это преступление бог будто и проклял осину, приказав ей всю жизнь трястись. Обычай проклинать своих врагов и даже детей за дерзость и неповиновение в царское время был очень распространен на Руси. Одним из страшных проклятий было пожелание недру­гу трястись, как осина. И вот людская молва так же ни за что покрыла позором осину, как ни за что предала святости «неопалимую купину». Листья осины дей­ствительно дрожат даже в тихую погоду. Но не потому, что бог ее проклял, а потому, что черешки у листьев этого дерева длинные да тонкие. Довольно малейшего движения воздуха, и листочки зашелестят. Наверное, доводилось вам видеть, как кружатся, не отрываясь от ветки, резные листья клена? И ветра нет, а они трепе­щут и кружатся. У них тоже длинный и тонкий чере­шок.

Мистификация предметов окружающего мира рас­пространяется не только на невидимые микробы и растения. Немало суеверий связано с птицами и жи­вотными. Например, совы, филины, летучие мыши из­давна относились религиозным мышлением к сущест­вам нечистым. А единственной причиной этому было то, что они днем скрываются в тени лесов и вылетают лишь в сумерки, неслышно взмахивая крыльями.

Восточные же народы, исповедующие мусульман­ство, мистифицируют филина потому, что раскраска его перьев напоминает им арабскую письменность. Не­грамотный человек, с благоговением глядящий на не­понятные ему буквы Корана, считает, что на перьях филина начертаны священные письмена. Так рождает­ся мысль, что перья филина спасают от дурного глаза, наветов или других напастей. А христиане, считающие сов, сычей, филинов свитой дьявола, воспринимают как предсказание несчастья, если сыч сядет на крышу дома или прокричит не вовремя. А между тем все эти жи­вотные ничем таинственным не обладают. В эволюции живых существ они приспособились к сумеречному или ночному образу жизни. Бесшумность их полета объя­сняется строением и расположением перьев и является необходимым условием их существования, так как многие из них хищники. Крик совы или филина, пу­гающий суеверного человека, видимо, есть лишь при­способление для обнаружения жертвы и напоминает своеобразную локационную систему. В частности, крик летучих мышей служит именно локатором, но мы его не слышим.

Летучие мыши в полете выпускают серию ультра­звуков. Попадая на окружающие предметы, они отра­жаются и вновь воспринимаются летучей мышью. По характеру отраженных звуков мышь моментально определяет, где находится препятствие, расстояние до него. Чтобы убедиться в этом, делали такие опыты. Летучей мыши залепляли глаза воском и выпускали летать среди натянутых проволочек. Ослепленная мышь свободно летала среди сложной системы препят­ствий. Когда же ей заклеили уши, мышь стала наты­каться на проволоку.

Ну, а кто не слышал сказок о домовом, таинствен­ном существе, невидимо живущем в доме и охраняю­щем его благополучие, если хозяева не ссорятся с домовым? В народе даже существовал такой обычай: переезжая в другой дом, хозяин совал под печку лапоть и вежливо приглашал домового в новое жилище. От­куда же взялось суеверное представление о домовом? Что послужило причиной для этой выдумки? А вот что. Нередко случалось, что крестьянин, оставив на ночь свою лошадь в конюшне, утром находил ее встре­воженной, с перепутанной гривой и в мыле, иногда обнаруживал следы крови на шее лошади. Говорили: домовой балует. Бедный крестьянин не мог выехать на работу на усталой лошади, но и предпринять ничего не смел, так как не мог сердить домового.

В действительности же никаких домовых не суще­ствует, а случаи тревожного состояния лошади связаны с тем, что в конюшню проникает очень юркое и хищное животное — ласка. Это весьма подвижное существо имеет большую потребность в соли и, слизывая пот, выступивший на коже лошади, щекочет ее, доводит до состояния испуга, а заодно, конечно, перепутывает гриву. Иногда ласка даже прокусывает кожу лошади и слизывает кровь.

Так этот маленький хищник из-за своей любви к соли явился причиной создания мистической истории о домовом.

А каких только страхов не выдумает человек, если вдруг в его хозяйстве оказался петух, несущий яйца, или курица, исполняющая петушиные обязанности. «Уж коли курица закричала петухом, то непременно жди несчастья»,— говорят в таких случаях. Тут же устраивают облаву на злополучную курицу и отме­ряют расстояние с того места, где ее поймали, до поро­га, переворачивая беднягу через голову. И от того, головой или хвостом курица попадет на порог, зависела судьба и хозяев и их курицы.

Решали так: если курица головой попадет на порог, то, стало быть, на свою голову она петухом кричала, и бедняжке тут же отрубали голову, но если на порог попадает хвост, то крик курицы воспринимается как сигнал о надвигающейся грозной беде. И тогда хозяева с ужасом ждут неотвратимого несчастья.

Поддержанию суеверий, связанных с ненормаль­ным поведением петухов и куриц, немало содействова­ла и официальная церковь. В «священных» книгах упо­минается фантастическое существо василиск. Существо это родится будто из яйца, снесенного петухом и выси­женного жабой. Внешность у василиска отвратительна: он имеет голову петуха с короной на макушке и тело змеи. И в довершение всего это чудовище еще очень дурно пахнет. Недаром считалось, что крик петуха есть тот момент, когда всякая нечисть уходит восвояси, исполняя приказ своего господина василиска.

После такой страшной сказки, пущенной в ход про­поведниками слова божьего, трудно было ожидать от неграмотных крестьян спокойного отношения к тому, что курица кричит петухом, а петух начинает нести яйца.

Но отчего же все-таки происходят в природе такие превращения?

Наука установила, что половые признаки каждого животного зависят от нормального функционирования его половых желез. Деятельность этих желез может быть нарушена в результате воздействия различных факторов. Например, при употреблении необычной пи­щи, температурных влияний и т. д. Нарушение же деятельности половых желез может привести к пере­рождению, и тогда курица закричит петухом, а петух станет нести яйца.

Лучшим критерием истинности является практика, эксперимент. Если мы сами в условиях практики мо­жем вызвать к жизни то или иное событие, то, значит наши знания о нем истинны.

Советский ученый М. Завадовский провел интерес­ные опыты. У молодых курочек итальянской породы он удалял яичники, и оперированные птицы быстро утратили признаки своего пола. Перья хвоста и шеи у них увеличились, выросли большие шпоры, увели­чился гребень. Словом, куры стали очень похожими на петухов. Затем этим курам были пересажены семенни­ки, вырезанные у петухов, и процессы превращения пошли быстрее. У кур появились бородки, настоящие петушиные гребни, петушиная осанка и петушиные инстинкты. И наконец куры запели по-петушиному. А когда петухам пересадили куриные яичники, то петухи превратились в кур и стали нести яйца. Отсюда можно заключить, что методом хирургии изменить пол у пти­цы не так уж трудно.

Но в природе такие превращения могут совершать­ся и без хирургического вмешательства. Бывает так, что если в птичнике отсутствует петух, то какая-либо плохая несушка начинает брать на себя его обязанно­сти, постепенно выполняя не только его функции, но и изменяясь морфологически, то есть у нее вырастают шпоры, гребень, петушиные перья.

В этом отношении интересны опыты французского ученого Пезара, который сообщает, что ему удалось до­биться превращения кур в петухов путем кормления их одним только мясом. В результате отравления мяс­ной пищей яичники кур атрофировались, и у кур раз­вились признаки другого пола.

И в заключение приведем отрывок из книги И. Акимушкина «Тропою легенд».

«Интересный случай описывает английский ученый Ф. Кру,— читаем мы.— Трехлетняя курица породы орпинг-тон-буфф была хорошей несушкой и матерью многих цыплят. Неожиданно она перестала нестись, и после линьки у нее выросли петушиное оперение, шпо­ры, гребень и другие петушиные знаки отличия. Она стала кукарекать, драться с петухами и преследовать кур, которые относились к ней как к неподдельному кавалеру. От этого «двуполого» петуха и от нормальных кур было получено многочисленное плодовитое семей­ство.

При вскрытии ученые обнаружили, что превраще­ние курицы в петуха произошло в результате туберку­леза. Ее яичник был разрушен болезнью, и на его месте из остатков пораженной ткани образовался небольшой семенник. Гормоны, которые стал вырабатывать семен­ник, закончили превращение курицы в полноценного петуха» (И. Акимушкин. Тропою легенд. М., 1961, стр. 70. В этой книге описано много интересных явлений, относящих­ся к области «необычного» в природе. Часть из них была переска­зана выше, с остальными рекомендуем читателю познакомиться самому).

Таковы факты, и они показывают, что всякое суеве­рие всегда связано с чем-либо необычным, что не может быть объяснено ограниченной практикой индивидуаль­ного опыта.

Кроме того, как уже говорилось, сами суеверия на­правлены на восполнение этого ограниченного индивидуального опыта путем привлечения мистифицирован­ных сил природы.

Всякое суеверие — это пустая, ненужная, необосно­ванная вера в сверхъестественное, которая мешает истинному овладению силами природы, а следователь­но, и наиболее полному достижению и удовлетворению человеческих потребностей. Доверяя суевериям, чело­век отрывается от общественной практики.