5 месяцев назад
Нету коментариев

Вопрос о целесообразности очень сложен, и мы не берем на себя задачу осветить его полностью. Мы хо­тим лишь коротко ответить тем верующим, которые восхищаются мудростью бога, создавшего якобы так хорошо взаимосвязанный мир растений, животных и человека.

При изучении мира живых организмов всякий че­ловек поражается тем, как пригнаны к воздействиям условий среды органы растений и животных. Тесная взаимосвязь живых тел с окружающими условиями осуществляется благодаря тому, что все органы и орга­низм в целом очень хорошо приспособлены к выполне­нию определенных функций (защиты, нападения, пита­ния, дыхания и т. д.).

Кроме того, существует тесная связь между расте­ниями и животными, между отдельными видами рас­тений и видами животных. Как уже отмечалось, растения, содействуя выделению кислорода, обеспечивают дыхание животным. Растениями питаются травоядные животные, которые в свою очередь поедаются хищни­ками. Эти связи настолько сложны, что иногда пони­мание их приводит к парадоксальным выводам. Напри­мер, в свое время Ч. Дарвин отметил, что урожай клевера зависит от… количества кошек в данной мест­ности. «Ну какая может быть связь?» — спросите вы. А она все-таки имеется. Цветы клевера устроены таким образом, что переопыление их осуществляется только шмелями. Пчела из-за более легкого веса не достает пыльников и не может перенести пыльцу клевера с цветка на цветок. Количество же шмелей зависит от количества крыс, которые уничтожают их, поедая гнез­да шмелей. Ну, а что ловля и уничтожение крыс — прямая «обязанность» кошек, известно всем. Отсюда: чем больше кошек, тем меньше крыс и, стало быть, тем больше шмелей. Большое же количество шмелей сможет переопылить большое количество цветков кле­вера и, следовательно, повысить его урожайность.

Для выяснения причинных связей в живой приро­де Ч. Дарвин провел такой опыт. Он огородил неболь­шой участок вересковой долины. Раньше эта долина служила пастбищем, а теперь на огороженный участок животные уже не заходили, и этот тихий уголок стал меняться на глазах. Начали быстро расти молодые деревья, появились новые насекомые, а за ними и пи­тающиеся этими насекомыми птицы; развелись грызуны, привлекшие внимание хищников. Все стало другим.

Вот такая объективно существующая связь и пригнанность растений и животных друг к другу и назы­вается целесообразностью. Однако слово «целесообраз­ность» мало подходит для объяснения природных явлений. На самом деле, какие цели может ставить любое, даже самое совершенное растение? В природе действуют стихийные силы. Но когда наблюдаешь эти процессы, кажется, что каждое растение, каждое жи­вотное существует ради определенной цели. Именно кажется. Посмотрите хотя бы на распространение пло­дов многих растений. Одни из них имеют крепкие крючочки, при помощи которых цепляются за шерсть проходящих мимо животных. А плоды клена снабжены крылатками: подует ветерок, крылатки начинают вра­щаться, созревшая к тому времени плодоножка отры­вается, и семя, кружась, улетает, чтобы где-нибудь прорасти или погибнуть. Существуют и другие способы распространения семян. Например, растение, называе­мое недотрогой, при малейшем к нему прикосновении выстреливает свои семена, которые приклеиваются к тому, что дотронулось до растения, и где-то потом отпа­дут. Можно говорить о парашютиках одуванчиков, пушистых мохнатках рогоза или тополей.

Механизм приспособления живого к окружающим условиям бывает иногда просто удивительным. Но не нужно забывать, что условия, воздействующие на растения и животных в течение многих лет и беспрерывно, могут привести к результатам и еще более разитель­ным. Приспособленность растений к распространению своих семян возникла путем передачи наследственных изменений из поколения в поколение. Естественный от­бор закрепил полезные для этих растений наследствен­ные признаки. Мы же, наблюдая результаты действия биологических сил, действовавших в течение тысяче­летий, удивляемся совершенству устройства какого-ни­будь цветка.

А между тем восхищающая нас целесообразность но­сит весьма относительный характер. Можно привести массу примеров, показывающих, что замечательные приспособления растений и животных к окружающим условиям оказываются бесполезными и даже вредны­ми при резкой перемене комплекса воздействующих факторов. Высадите те растения, о которых мы расска­зывали, в оранжерее, где нет ни ветра, ни проходящих животных. А растения, теперь уже без необходимости, будут продолжать производить семена с крылатками, парашютиками, с крепкими колючками и щеточками.

Могут сказать, что перенесение растений в оранже­рейные условия не может быть критерием для отрица­ния целесообразности в природе. Мы и не отрицаем целесообразность как таковую. Но мы не можем согла­ситься с теми, кто, абсолютизируя целесообразность, хочет доказать, что природа неизменна, вечна и неподвижна, хочет добыть косвенные доказательства боже­ственного промысла.

А дело обстоит как раз наоборот. Природа находит­ся в бесконечном процессе изменения, совершенствова­ния. И для этого она не нуждается ни в каких внешних толчках. Допустим, парашютики одуванчика, оторвав­шись от растения, понеслись по воле ветра. Их может занести и в болото, и в озеро, то есть в те условия, где семена не прорастут, а погибнут. Только в результате перекрещивания многих случайностей семена попадут в условия, необходимые будущему растению. Значит, приспособление хорошее, но и не совсем хорошее. Зна­чит, целесообразность имеет относительный характер. В природе действуют слепые силы, и поэтому результа­ты отнюдь не всегда оказываются полезными.