7 лет назад
Нету коментариев

Среди пестрого многообразия птиц, объединяемых под термином «водоплавающие», утки наиболее предста­вительная группа. И не удивительно, что в тундре, изо­билующей озерами, болотами, реками, ручьями и про­сто лужами, уток много. Их только на территории Яма­ла 20 видов, причем 15 из них гнездятся, а остальные 5 залетают из более южных районов.

Наиболее богаты разными видами уток низовья Оби и впадающие в нее реки, в поймах которых растут на­стоящие таежные леса разнообразного состава. Одни утки гнездятся по лесистым берегам водоемов, другие — как в лесу, так и в тундре. Есть и настоящие тундро­вые виды, южнее не гнездящиеся.

Все утки — перелетные, зиму проводят в тех клима­тических поясах нашего материка, где водоемы либо совсем не покрываются льдом, либо замерзают не пол­ностью.

На местах зимовок утки готовятся к гнездовому пе­риоду: формируются пары. Это сопровождается брач­ными играми, ухаживаниями, когда самцы демонстриру­ют самкам свои наряды, принимают разнообразные позы, издают характерные звуки. Все эти церемонии, чем-то напоминающие вычурные восточные танцы, очень зрелищны и по-своему красивы.

Пары выделяются даже в стаях из десятков и сотен птиц, особенно когда они останавливаются на отдых и на кормежку. Вскоре после прилета пары распреде­ляются по местам гнездования. Самец охраняет гнездо­вую территорию от посторонних самцов. Он ревностно оберегает и самку от нежелательного внимания селез­ней-холостяков.

В весеннее время иногда можно видеть шумные сце­ны, когда два или несколько селезней неотступно пре­следуют одну самку, долго гоняясь за ней в воздухе, на воде, а то и под водой. Подобные погони были одним из поводов для того, чтобы отрицать существование у уток постоянных пар. В действительности же преследо­вания самки двумя самцами чаще всего происходят в том случае, когда холостой самец — либо не нашедший себе подругу предыдущей зимой, либо потерявший ее (убили охотники или поймал хищник) — пытается уха­живать за чужой самкой. Самка, избегая общества слу­чайного кавалера, уплывает, ныряет, поднимается в воз­дух. Чужак следует за ней. Законный супруг тут же пускается следом, стремясь отогнать от жены наглого домогателя. Вот и носятся над болотами три утки — самка и два самца. Нередко к погоне подключаются другие холостые самцы или хозяева территории, над ко­торой происходит погоня. Заканчивается она изгнанием посторонних самцов. Пара возвращается на свое боло­то, плесо, участок озера.

Другая ситуация, когда могут возникать подобные погони, это гибель самца, чаще всего от выстрелов охот­ников. Самка, оставшаяся одинокой, лишается своего постоянного защитника, и поэтому отделаться от пре­следователей ей становится еще труднее. Видимо, один из преследователей все-таки становится законным су­пругом самки-вдовы, и она благополучно гнездится и выводит птенцов. Однако изучить этот вопрос с доста­точной полнотой и на разных видах орнитологам еще не удалось, нужны кропотливые внимательные исследо­вания. Они ведутся и в нашей стране, и за рубежом.

Самка где-нибудь в укромном месте устраивает гнез­до, выстилает его всевозможным сухим растительным материалом, а по краю гнезда делает валик из собствен­ного пуха. Она откладывает, как правило, каждый день по одному яйцу. В полной кладке их бывает обычно 6—10. Окраска утиных яиц однотонная — белая, кремо­вая или с охристым, оливковым, зеленым, голубым от­тенком. Насиживание длится 3—4 недели. Самка поки­дает гнездо только для того, чтобы покормиться. Перед этим она расправляет пуховой валик и закрывает клад­ку. К пуху всегда примешивается различный раститель­ный мусор, так что замаскированное самкой гнездо най­ти очень трудно.

Если самку потревожить на гнезде в начале насижи­вания, она нередко бросает гнездо и устраивает новое, но с меньшим числом яиц. Если наседку тревожат и на повторном гнезде, она может бросить и его и остаться вовсе без выводка. Поэтому присутствие людей и со­бак в местах гнездования уток очень нежелательно.

Птенцы вылупляются в течение нескольких часов и, после того как обсохнут, следуют за матерью на бли­жайший водоем. Для большинства уток излюбленные выводковые водоемы — это мелководные озера и стари­цы рек с заросшими берегами, травянистые болота, да­ющие птенцам и корм, и укрытие. Когда птенцы подра­стут и уже не нуждаются в обогревании, самка начи­нает линять.

Самец в гнездовых заботах и в воспитании молодня­ка никакого участия не принимает. Селезни у уток окра­шены ярче самок, имеющих покровительственную окра­ску. Вскоре после того, как самки садятся на гнезда, самцы покидают свои территории, собираются в группы и стаи, улетают с мест размножения и концентрируются в районах линьки. Сперва у самцов линяет покровное оперение, когда яркий брачный наряд заменяется на ту­склый, самочьего типа. Затем меняются маховые и рулевые перья. В это время птицы становятся неспособ­ными к полету, а от всевозможных хищников спасаются нырянием или затаиваются среди водной или околовод­ной растительности. Покровительственная окраска ли­няющим самцам как нельзя кстати. В конце осени и на зимовках селезни вновь надевают свой рыцарский мун­дир, после чего они снова приобретают способность нравиться самкам, выбирающим себе женихов.

Группа речных уток (род Anasболее свойственна умеренным широтам и южной тундре. Самцы весной ярко и разноцветно окрашены, самки имеют покрови­тельственное рыжевато-бурое оперение с многочислен­ными пестринами по всему телу.

Кормятся речные утки по берегам и на мелководьях, за добычей не ныряют. Только на более глубоких ме­стах они «встают на голову», когда задняя половина тела забавно торчит кверху. Едят они, процеживая клю­вом ил, всевозможных мелких водных беспозвоночных (насекомых и их личинок, моллюсков, рачков, червей и т. д.), собирают семена различных растений.

Весной речные утки прилетают рано, обычно уже по первым заберегам на реках. Места массовой линьки в основном сосредоточены по обширным плоским болотам и сорам в низовьях Оби и других западносибирских рек. Немногочисленные стаи линяют и на побережье Бай­дарацкой губы, а также на внутренних болотах и озе­рах южной тундры.

Мясо речных уток обладает высокими вкусовыми ка­чествами, и поэтому все они — желанная добыча охот­ников. Не напрасно речных уток называют еще благо­родными, в противоположность черным, нырковым уткам.

Чирок-свистунок (Anas creccaтабл. 4) самая маленькая и, пожалуй, самая обычная утка нашей страны.

Чирки

Чирки

Мелкие размеры (200450 г) и характерная окраска самца позволяют весной надежно отличать чирков от всех других уток нашего района. Лишь иногда появля­ются залетные чирки-трескунки и чирки-клоктуны, сам­ки которых похожи на самку свистунка.

Ареал этого вида охватывает не только большую часть нашего континента, но и часть Северной Америки. В СССР он не населяет только Южный Казахстан и Среднюю Азию да самые северные тундры. В Западной Сибири свистунки обычны приблизительно до широты Мыса Каменного, а севернее Сеяхи они встречаются лишь изредка.

Больше всего свистунков гнездится по облесенным поймам рек. Гнезда можно встретить как среди леса, так и на травянистой поляне, и на берегу реки или ста­рицы. В кустарниковой тундре также предпочитают гнездиться по речным поймам, среди ивняков. В откры­той тундре гнезда находили редко, притом только в за­рослях карликовой березки или в ивняках по берегам тундровых озер и ручьев.

Свое название чирок-свистунок получил за голос сам­ца — мелодичное и далеко слышное «трик-трик». Самка звонко крякает.

Чирок-трескунок (Anas querquedulaтабл.4) — редкий залетный вид. В окрестностях городов Салехар­да и Лабытнанги, у поселков Салемал, Аксарка, Яр-Сале и на прилегающих к Оби водоемах иногда встречаются небольшие стайки, пары и одиночные чирки-трескунки, весьма обычные южнее Мужей и Березова. Изредка да­леко залетают в тундру.

Весной самец трескунка отличается от самца сви­стунка широкой белой полосой по бокам коричневой го­ловы. Самки по внешности и по голосу очень похожи. У самцов в осеннем оперении передняя часть основания крыла сизая, у свистунка она буровато-серая (см. табл. 4). Добытого трескунка (и самца, и самку) всегда можно отличить по светлым стержням маховых перьев, которые у других чирков темно-бурые. Голос самца трескунка — «деревянное» трещанье.

Чирок-клоктун (Anas formosaтабл. 4) очень редко залетает (а возможно и гнездится) на территорию Гыдана и Ямала. Постоянно гнездится в тайге и тун­дре восточнее Енисея.

Отличить самца клоктуна можно по окраске. Осо­бенно ярко выделяются большие желтые пятна на голо­ве. Голос — глухое «кло-кло-кло». Самка клоктуна име­ет небольшое отличие в виде светлого пятна на щеках позади клюва.

Отметим, однако, еще раз, что обычен в тюменской тундре, притом только в южной ее части, лишь чирок-свистунок. Другие чирки здесь редкие гости: треску-нок — с юга, клоктун — с востока.

Шилохвость (Anas acutaтабл. 6)—довольно крупная речная утка (6501000 г) с длинной шеей. Рас­цветка самца очень характерна, в хвосте центральная пара перьев удлинена и образует «шило». Самку же (как и самца в осеннем наряде) можно спутать с сам­кой свиязи (и с осенним самцом). У свиязей брюхо бе­лое, имеется резкая граница с темной грудью. У шило­хвостей брюшко, как и грудь, с пестринами, лишь не­много светлее. В общем, можно сказать, что шилохвости более «долговязые» утки, с длинными шеями, клювами (клюв более 45 мм), с более длинными хвостами, а сви­язи — более «коренастые». Ноги серые.

Голос самца шилохвости — громкое «трюк… трюк…» — похож на голос самца чирка-свистунка, но более низкий. Кроме того, шилохвость-самец перед «трюканьем» характерно «придыхает», так что получа­ется что-то вроде «ххх-трюк… ххх-трюк». Однако из­дали этого придыхания не слышно. Голос самки шило­хвости — кряканье, похожее на кряканье домашних уток.

Область гнездования шилохвости почти такая же, как у чирка-свистунка. В Ямало-Ненецком округе рас­пространение этих видов тоже сходно, но на север гра­ница гнездования шилохвости продвигается дальше — до арктических тундр. В конце лета и осенью стаи пере­линявших самцов, а с ними и отдельные самки, до­летают до Карского моря и до острова Белого.

Гнездятся шилохвости, как и чирки-свистунки, пре­имущественно по речным поймам, но шилохвости охот­нее чирков селятся и у верховых тундровых озер, в за­рослях ерников, ивняков, багульника, а то и вовсе да­леко от воды.

Шилохвость — один из обычнейших объектов охоты на севере.

Свиязь (Anas penelopeтабл. 6, 7) размером с шилохвость, но с более плотным телосложением. В ве­сеннем наряде у самца голова и шея рыжие, грудь винно-розового цвета, от лба до затылка по верху головы тянется широкая светло-охристая полоса, хорошо за­метная издали, на крыльях сверху большие белые пятна. У самок и осенних самцов оперение рыже-бурое, с пе­стринами, от шилохвостей их следует отличать по более «плотной» фигуре и белому брюху, добытых птиц — по длине клюва (менее 40 мм). Ноги серые.

Шилохвость; Свиязь

Шилохвость; Свиязь

Свиязь; Морянка

Свиязь; Морянка

Свиязь имеет широкое распространение по зонам тайги и лесотундры. В открытой тундре встречается ред­ко, а северная граница гнездования на Ямальском Се­вере не выходит за пределы проникновения древесной растительности по поймам тундровых рек. Небольшое число самцов залетает на линьку дальше на север, какправило в стаях шилохвостей. Залетают далеко в тун­дру весной и отдельные пары.

Голос самца —громкое «фрррйиу» или «свввииу», за что эта утка и получила название. Самка грубо крякает: «рэррр… рэррр».

Широконоска (Anas clypeataтабл. 5) — некрупная утка размером между чирком и шилохвостью (400800 г). Селезень весной очень цветастый, самка окрашена скромно. Характерный признак этого вида позволяет безошибочно отличать его от всех других уток, причем в любое время года, в любом наряде: клюв на конце нелепо расширен в виде ложки. Ноги оранже­вые. Голос самца — негромкий чмокающий «ссок… ссок… ссок…». За этот крик охотники кое-где называют широконоску соксуном. Голос самки — негромкое кря­канье.

Широконоска; Кряква

Широконоска; Кряква

Гнездится приблизительно в том же районе, что и свиязь, но гораздо менее распространена, если не ска­зать редка.

Кряква (Anas platyrhynchaтабл. 5)—самая крупная и одна из самых обычных речных уток нашей страны, гнездится южнее Полярного круга, а севернее его только иногда залетает.

Все остальные утки, о которых дальше пойдет речь, принадлежат к группе нырковых. Для них, в соответ­ствии с их названием, характерно добывание пищи в значительной степени при нырянии. В связи с этим ныр­ковые утки прилетают с зимовок позднее речных, уже в то время, когда от льда освобождаются большие пло­щади водоемов. В оперении самцов большинства видов этих птиц, за исключением гаг и крохалей, преобладает черная или черно-белая окраска. Самки в основном темно-бурые. Иногда в охотничьей среде нырковых уток называют еще черными и морскими.