5 лет назад
Нету коментариев

Население доколумбовой Центральной и Южной Аме­рики по использованию камня можно разделить на две группы. Население первой группы применяло камень для изготовления орудий труда и охоты. Это были племена бродячих охотников и земледельцев, живших в условиях первобытного общества. Значительно шире использовали камень оседлые земледельческие народы (вторая группа) — ольмеки, майя, инки и ацтеки.

На юге современной Колумбии обнаружена доисто­рическая мегалитическая культура с каменными храма­ми, саркофагами и статуями. Эта культура получила название Сан-Агустин — по одноименному селению, разместившемуся среди лесистых холмов на склоне Центральных Анд на высоте 1700 м. над уровнем моря. Она зародилась 2500 лет назад и процветала 17 веков.

Храмы и могильники сложены из крупных блоков камня. Врытые вертикально в землю каменные глыбы — стены храмов — удивительно напоминают дольмены Европы и других районов земного шара.

Очень разнообразны скульптуры человека и богов. Высота их различна — от 40 см. до 4 м. и более. Многие статуи несут на плечах вторую фигуру (рис. 37). Смысл такого сочетания неясен, вероятно, это одна из форм религиозной символики.

Каменная парная скульптура

Каменная парная скульптура

Для скульптур характерны диспропорции между размерами головы и туловища, нередко намеренно искаженные формы. Таким приемом первобытные скульпторы добивались особой выразительности. Как правило, головы статуй непропорционально велики, а туловище, руки и ноги укорочены. Тщательнее всего скульпторы прора­батывали лицо, нередко наделяя его очень боль­шим ртом с длинными острыми клыками Изо рта часто высовываются ленты-языки с крохот­ными изображениями голов на кончике Фигу­ры этих полулюдей-полу­зверей украшены оже­рельями и браслетами. Одни из них держат в руках жезл или скипетр, другие — дубинку или добычу. Среди изваяний встречаются также изо­бражения орла, змеи, ящерицы и лягушки, воз­можно, символизирую­щие власть, дождь и воду.

«Человек из Сан-Агустина — пишет колум­бийский археолог Перес де Баррадас — довольст­вовался соломенной хи­жиной. Но для своих бо­гов он сооружал храмы из огромных каменных глыб, ти­таническим трудом вырубал в каменоломнях и достав­лял к месту строительства. Он пользовался грубыми каменными орудиями, и эти орудия не совершенствова­лись с течением времени. Но, благоговея перед, своими богами, он с бесконечным прилежанием действовал этими грубыми орудиями, высекал величественные ста­туи, которые сейчас нас поражают своей монументаль­ностью и совершенством выполнения».

Археологические исследования показали, что чело­век из Сан-Агустина был рослым (около 175 см.) и крепко сложенным, перед ритуальными церемониями раскрашивал свое тело вкрасный, черный, темно-си­ний и охристый цвета.

Ольмеки населяли южную часть побережья Мекси­канского залива (примерно от VIII — VII вв. до н. э. до I — VI вв. н э ). Их культура уникальна по богатству и великолепной обработке каменных изделий, по влиянию, которое она оказала на другие культуры. Об ольмекских каменных памятниках ничего не было известно до второй половины XX в., когда в ряде труднодоступных мест тропического шт. Веракрус (Мексика) обнаружили древнейшие, ранее неизвестные каменные скульптуры. и памятники доколониального периода — алтари, стелы, саркофаги и изваяния из монолитов базальта массой до 30 т. Исключительно своеобразны громадные базальтовые головы юношей-воинов с выразительными самобытными чертами лица (рис. 38). Они лежали на фундаментах, скрытых в земле. Взоры их были обращены в сторону Мексиканского залива. Ныне базальтовые головы находятся в музее г Халапа, столицы шт Веракрус Высота «Колоссальной головы» (название скульптуры, стоящей у входа в музей) 275 см., масса ее 16 т.

Ольмекская скульптура из базальта

Ольмекская скульптура из базальта

Еще более широкое и разнообразное применение камня характерно для живших позже народов — майя, инков и ацтеков.

КАМЕНЬ В КУЛЬТУРЕ МАЙЯ

Еще в XVI в испанские завоеватели встречали на своем пути развалины больших древних городов, поражавшие размерами и изяществом Дж. Л. Стивенс, американ­ский исследователь древностей, первый высказал предположение, что создателями этих замечательных памятников прошлого были древние майя. В настоящее время известно более 500 городов майя. Главные из них Копан, Тикаль, Паленке, Пьедрас-Неграс, Ушмаль, Чичен Ица, Бонампак, Сайпль и Коба По тем временам это были крупные населенные пункты с 30—40 тыс. жителей. Каждый город представлял собой отдельное государство, верховная власть в нем принадлежала жрецам. Раннеклассовое общество майя развивалось в условиях позднекаменного века. Изобразительное искусство утверждало власть многочисленных божеств, прославляло силу и величие правителей и родовой знати.

Мастера майя знали многие горные породы и умели их хорошо обрабатывать. Камень широко применялся в монументальной архитектуре, скульптуре, прикладном искусстве, при строительстве дорог, в ритуальных целях, для изготовления оружия и орудий труда.

Монументальные сооружения — дворцы и храмы — были представлены в основном двумя типамц. Для первого характерна форма четырехгранной ступенча­той пирамиды с большим числом уступов (рис. 39). Со­оружение завершалось двух- или трехкомнатным храмом. От подножия храма к входу в святилище вела длинная, широкая и очень крутая лестница Чаще всего она накладывалась на склон пирамиды, но иногда была и врезанной. Узкие вытянутые здания, состоявшие из оружений в большинстве случаев они окружали двор или площадь Были в городах майя и стадионы, где проводились культовые игры в мяч (рис. 40).

Храм майя; Мемориальный диск майя

Храм майя; Мемориальный диск майя

В некоторых городах (Киригуа, Алтар-де-Сакрифисьос, Пусильха, Тонина) при строительстве использо­вался в основном песчаник, на территории современ­ного Белиза — шифер, в среднем течении р. Усумасинта — доломит, в Копане (юго-восток Гондура­са) — андезит.

Сохранились описания работ в древних каменолом­нях. Поверхность скалы выравнивалась и размечалась на части канавами. В них выдалбливали глубокие отверстия, в которые загоняли деревянные клинья Канавы заливали горячей водой, клинья разбухали и раскалывали скалу на части. Блоки обрабатывали молотками из кремня и диоритовыми резцами.

Монументальные здания воздвигались на огромных насыпях из земли и щебня (своеобразных стилобатах), покрытых каменными плитами или штуком (смесь из­вести с песком и белой землей — выветрелым, распав­шимся в щебенку известняком). Иногда для пьедеста­лов зданий использовались скальные выступы .В этом слу­чае каменотесы сглаживали их и придавали желаемую форму. Облицовочные камни различной формы, преимуще­ственно прямоугольной, укладывались в определенном по­рядке. Обычно соединения блоков в первом ряду пере­крывались блоками второго ряда и т. д. Такие постройки были менее прочными, чем сложенные из тесаного камня.

В Тикале, Иашчилане, Паленке и некоторых других городах известняковые плиты неправильной формы укладывались в известь, выступающие части камня скалывались, затем стены сплошь покрывались штуком. Пол в монументальных постройках был известковый или из штука. Встечается кладка и каменными плитами (например, в храме Надписей в Паленке).

В северных городах штук не применялся. Часть облицовочной плиты оформлялась в виде шипа, кото­рый затем внедрялся в основу из извести Внешняя часть глыбы отесывалась и аккуратно присоединялась к остальным.

Из камня выполнялись также карнизы, украшавшие пирамиды, платформы и террасы. В южных городах они были довольно простыми и состояли из двух рядов каменной кладки, несколько выдающихся над стеной (например, в Копане). На севере декорировка услож­няется. Особенно характерны каменные барельефы по верху фасада. Подобные барельефы встречаются и в нижней части строений, на монументальных лестницах и в других частях зданий.

Необычна планировка храма в Копане. Он сооружен из очень тщательно обработанных глыб зеленоватого туфа. Вход в храм обращен на юг. К нему ведет вели­чественная каменная лестница с очень крутыми ступе­нями. Вход в святилище оформлен в виде огромной раскрытой пасти змеи. Орнаментом из кружков и шести больших изогнутых клыков обозначена нижняя че­люсть змеи. Кружки на фасаде отмечают края рта. Широкая прямоугольная панель над входом изо­бражает верхнюю челюсть. Роль коренных зубов играют большие круглые камни, выступающие из стен. Клыки и резцы несколько меньшего размера Подоб­ное оформление характерно и для храмов на п-ове Юкатан.

В VII—IX вв. н. э. распространяется несколько иной архитектурный стиль. Для него типично сво­бодное расположение зданий и широкое использование тесаного камня в их облицовке. Из многих тысяч тонких каменных пластин, плотно пригнанных друг к другу, выкладывались изображения змей, ягуаров, разных чудовищ, фантастические маски. Очень широко были распространены и различные геометрические орнамен­ты, украшавшие фасады почти всех построек. Отдель­ные элементы некоторых облицовок поражают раз­мерами. Достаточно сказать, что некоторые пластины весили до 80 кг. и достигали в длину 90 см. Число пластин, составляющих облицовку, иногда было очень велико. Так, на облицовку дворца губернатора мастера употребили 20 тыс. пластин Наиболее тщательная их отделка отмечается в строениях на юге п-ова Юкатан.

В зодчестве майя на территории Юкатана в декорировке распространены каменные колонны с сужаю­щимися посередине стволами и квадратными капите­лями. Использовались также и каменные полуколонны. Близко поставленные друг к другу, они нарушали мо­нотонность. Такие особенности архитектуры свойствен­ны дворцу в Сайиле.

Площади дворцов и храмов украшали своеобразные памят­ники из камня — стелы и алтари. Стелы — известняко­вые, реже базальтовые или из другой горной породы — обыч­но имели высоту 3—3,5 м., шири­ну до 1 м., толщину 0,3—0,5 м., но известны и значительно боль­ших размеров. Так, стела в Киригуа, высеченная из монолита базальта (рис. 41), поднимает­ся почти на11 м. и весит около 65 т.

Базальтовая стела майи

Базальтовая стела майи

Стелы майя характеризуют­ся одно-, двух- или трехфигурным изображением на передней стороне и иероглифическими надписями на задней и боковых поверхностях.

Алтарь майя прост — круг­лая каменная плита диамет­ром до 2 м. покоится на трех каменных подставках. Верхние и боковые поверхности плиты и подставки покрыты изображе­ниями и надписями. Алтарь обычно стоит перед стелой. По мнению советского исследова­теля Р. В. Кинжалова, стелы и алтари воздвигали в честь какого-либо знаменательного со­бытия (восшествия правителя на престол, победы над врагом, вступления в брак и т. п ).

Неповторимы причудливые каменные скульптуры из Киригуа и Копане. В археоло­гической литературе они известны под названием чудо­вищ, или зооморф. Это огромные валуны, которым при­дана форма мифологических существ, похожих одновре­менно на черепаху и жабу, и т. д. Зооморфы сооружа­лись вместо стел или же ставились рядом с ними

Говоря о роли камня в строительстве майя, нельзя не упомянуть о прекрасных дорогах, которые соединяли города. У майя они назывались «zacbe», буквально — искусственные дороги. Их основанием служила насыпь из щебня и гальки, облицованная плитами известня­ка. Покрытие состояло из толстого слоя грубого штука, плотно утрамбованного каменными катками. Возводи­лись также каменные мосты Некоторые из них сохра­нились в Паленке, Пусильхе, Эль-Бауле и Агуатеке.

Для мелких скульптурных изделий использовали нефрит, жадеит, оникс, кремень, глину. Нефрит и близкие к нему жадеит и хлоромеланит были у майя излюбленным материалом с глубокой древности. Камень был местный. В Центральной Америке имелись соб­ственные залежи нефрита, который по ряду признаков отличался от азиатского. Наиболее совершенные изде­лия из нефрита изготавливали в городах Тонина и Небах.

Обработка нефрита требовала много времени Прежде всего кусок нефрита распиливали лучковой или бамбуковой пилой, подсыпая кварцевый или нефри­товый песок. Отверстия делали сверлами — массивны­ми (из хлоромеланита) или полыми (из бамбука, костей птиц, тростника). Затем камень покрывался резьбой, шлифовался, а если нужно, и полировался.

Из нефрита получали различного вида таблички и дощечки. Обычно на них изображались фигуры пра­вителей, героев, богов. Любопытна так называемая лейденская табличка, найденная в 1864 г. около Пуэрто-Барриоса (Гватемала). На лицевой стороне тоненькой дощечки из бледно-зеленого нефрита торжествую­щий победитель попирает ногами поверженного против­ника. На обратной стороне вырезана дата 8 14 1 3 12, соответствующая 320 г. н. э. Археологи считают, что табличка служила, вероятно, одним из знаков отли­чия тикальского правителя.

Из нефрита мастера майя изготавливали также статуэтки людей и животных, посмертные мозаичные маски, бусы, губные и ушные вставки, сложные серьги, топоры-кельты. Маленькими кусочками инкрустировали зубы. Особенно впечатляет погребальная маска разме­ром 24X18 см из саркофага храма Надписей (Пален­ке), состоящая из 200 кусочков нефрита. Она пере­дает не только возраст и внешние черты правителя, но и его суровый, властный и беспощадный характер Чрезвычайно разнообразна подвески из нефрита. На ряду с очень тщательными миниатюрными головами богов и людей встречаются грубо обработанные кусочки камня в виде человеческого лица.

Образцом скульптурного произведения классиче­ского периода (II—IX вв.) служит голова молодого воина в шлеме из светло-зеленого нефрита. Она была найдена в погребении г. Тикаля Позже (X—XV вв.) изделия из нефрита становятся грубее по форме и тех­нике обработки камня.

Майя также добывали и мастерски обрабатывали кварц, горный хрусталь, сланец, алебастр, слюду, же­лезный колчедан и другие горные породы и минералы. На песчанике выкладывались пластинки колчедана с зеркальной поверхностью. Зеркало из целого куска колчедана было найдено в Лавадеросе. Из кристаллов топаза делали палочки, втыкавшиеся в носовой хрящ Из бирюзы изготовляли бусы и мозаику. Жидкая ртуть, киноварь и графит использовались в ритуальных целях.

В Лубаантуане, древней цитадели майя (ныне в Бе­лизе), в 1927 г. нашли женский череп из полированного кварца массой 5 кг. Мельчайшие детали этой необычной скульптурывыполнены со скрупулезной точностью Исследование под микроскопом позволило установить, что череп высечен из огромного кристалла кварца без применения металлических орудий. Изделие отполиро­вано смесью кварцевого песка и кварцевой крошки, приготовленной в виде пасты. Нижняя челюсть подвиж­на и закреплена в полированных гнездах. Если череп подвесить в воздухе, то достаточно небольшого усилия, чтобы челюсть начала двигаться. Создавалось впечат­ление, что череп заговорил.

Поражают световые эффекты в этом черепе. Свеча, поставленная под ним, вызывает блеск в глазницах Если свечу заменить каким-либо предметом, то при определенном положении он будет виден в глубине чере­па. Эти оптические эффекты вызваны сложной систе­мой призм, линз и каналов внутри этого изделия. Архео­лог Митчел-Хеджес считает, что череп играл важную роль в религиозных обрядах майя.

Применяли майя и краски минерального происхож­дения. Красная краска добывалась из гематита разных оттенков, желтая — из охристых глин, зеленую получа­ли, смешивая желтую и синюю глины. Технология из­готовления синей краски до сих пор не раскрыта. Установлено только, что она состоит из аттапульгита и неизвестного органического вещества.

Другим излюбленным материалом в быту и искус­стве майя была глина. Она широко использовалась в культовой и бытовой керамике, для изготовления музыкальных инструментов (флейт, барабанов), орудий труда (грузики для сетей, веретена, штампы для нанесе­ния узоров), курительниц, статуэток, фигурных сосу­дов и свистулек в виде животного или человека. Следует отметить, что древние майя не знали гончарного круга.

Оружие и режущие орудия труда майя изготавлива­ли из кремня и обсидиана. Обсидиан добывался в Эль-Чайале около Копана, Киригуа и Пачуки. Основ­ным поставщиком кремня был Юкатан. Из хрупкого кремня получали высокохудожественные изделия, называвшиеся фигурными кремнями. Многие из них были найдены под основанием стел и в захоронениях. Вероятно, часть фигурных кремней служила знаками отличия или навершиями церемониальных жезлов. Таковы замечательные фигурки сановника (или жреца) с ножом в руке из Копана, ажурная пластинка в виде квадрата с человеческими головами по углам из Эль-Пальмара, кинжал с рукояткой, изображающий перна­тую змею, из Киригуа и др.

Диорит, кремень, базальт, нефрит и жадеит исполь­зовались для изготовления ударных и рубящих орудий Из известняка, песчаника, гранита и базальта делали зернотерки, скалки, ступки и песты.

Культура майя прекратила свое существование в середине XVI в , после испанского завоевания.

ГОРОДА И ДОРОГИ ИНКОВ

В Перу на некоторых хребтах южноамериканских Анд до сих пор сохранились развалины древних городов инков. История инков начинается на рубеже X—XI вв., когда они объединились в небольшой союз племен, превратившийся вскоре в централизованную империю. После завоевания царства Кито (занимавшего тер­риторию нынешнего Эквадора) империя становится центром древней цивилизации Южной Америки. Успеху войн инков способствовало не только применение брон­зового оружия, в то время нового, но и централизованная система государства. Во главе государства стоял император Великий Инка, считавшийся живым богом, сыном самого Солнца Жители страны были разделены на отряды от 500 до 10 000 человек, занимавшиеся прокладкой дорог, строительством зданий, сельским хозяйством и военным делом. Считают, что всего в импе­рии инков жило около 12 млн. человек.

Инки очень искусно использовали камень при строи­тельстве дорог и дворцов. Дороги пересекали огромные пространства, протянувшись почти на 20 тыс. км по территории современных Перу, Колумбии, Эквадора, некоторых районов Боливии, Чили и севера Аргенти­ны .Знаменитый исследователь доколумбовой Америки Александр Гумбольдт называл дороги инков самым по­разительным и полезным из всего, что когда-либо было создано руками человека. Во многих отношениях они превосходили знаменитые римские дороги древнего ми­ра в Италии, Франции и Испании.

Основной была Большая царская дорога шириной 8 м, пересекавшая страну инков с севера на юг без извилин и поворотов на протяжении 5000 км .Она про­ходила через обширные равнины и пустыни, иногда резко поднимаясь до высоты 5000 м. Царский путь пролегал через два города империи — Куско и Кито. С остальными он соединялся боковыми дорогами, которые часто прорубались прямо в скалах.

Дороги были вымощены камнем, нередко привозив­шимся из отдаленных мест. Из летописей известно, что индейцы доставляли для строительства дорог каменные глыбы массой до 10 т. Не располагая ни машинами, ни средствами для перевозки, не зная железа и стали, они были настолько искусными строителями, что места сое­динения каменных плит едва различимы. И ныне на сохранившихся участках дороги воды ливневых потоков не просачиваются сквозь стыки плит. Вдоль дороги воздвигали каменные и глинобитные стены, на которых росли кактусы, а по обочинам высаживали деревья, защищавшие людей от солнца. Вдоль Большой дороги в канале струилась чистая вода для путников и вьючных животных, были построены почтовые станции, склады и придорожные гостиницы. Несмотря на разрушитель­ные действия стихий и варварство испанских завоева­телей, отдельные участки дороги сохранились и по сей день.

Священной столицей инков был Куско. В центре города располагался величественный храм Солнца, возведенный на вымощенной порфиром платформе. Храм состоял из пяти «часовен», каждая из них была украшена по-особому Значительная роль в оформлении храмов принадлежала драгоценным и цветным камням. В «часовне» Звезд потолок и стены были сплошь усы­паны аметистами, топазами и полудрагоценными камнями.

Крупные блоки камня объемом до 1,5—2 м3 в по­стройках Куско и других инкских городов настолько точно подогнаны друг к другу, что в стыки между ними не входит и лезвие бритвы. Глыбы словно притерты и прочно держатся без строительного раствора. Любо­пытно, что в кладке стандартность формы и размера блоков не соблюдалась. Большие блоки так обрабаты­вали, чтобы от их середины боковые поверхности слег­ка сходились. На каждый такой скос клали другой блок, который выходил за пределы первого и сам слу­жил опорой для следующих камней в кладке.

В строительстве использовались и особые камни, игравшие роль скоб и гвоздей. Часть блоков из-за большого числа поверхностей можно назвать много­гранниками. В углу одного здания был обнаружен блок с 32 углами.

В Перу время от времени происходят катастрофи­ческие землетрясения. От одного из них, произошедшего уже в наше время, Куско сильно пострадал. Разруши­лись здания, построенные испанцами. А здания инков полностью сохранились, хотя камни в стенах не скреп­лены строительным раствором.

Гордостью инков была столичная крепость Саксау-аман (Соколиное гнездо) Она возведена на крутой горе, возвышающейся между двух речных долин Крепость ограждали трехъярусные, поднимающиеся одна над другой зигзагообразные в плане стены Каж­дая из них толщиной около 3 м. и высотой до 6,5 м. протягивалась на 3 км. и имела 40 выступов. Стены крепости сложены из огромных (ширина до 3 м., длина до 8 м., масса до 200 т.) полигональных блоков серого гранита (рис. 42).

Стены никской крепости из отесаных блоков серого гранита

Стены никской крепости из отесаных блоков серого гранита

Конкистадоры, увидев крепость Саксауаман, были поражены мощью и искусством кладки боевых стен, особенно наружной. Испанский хронист Гарсиласа де ла Вега писал «Первая стена демонстрировала мощь власти инков, и хотя две другие не меньше первой, но первая поражает величиной каменных глыб, из которых она состоит, тот, кто видел сам, не поверит, что из таких камней можно что-то строить, они внушают ужас тому, кто рассмотрит их внимательно». Инкская крепость заставляет вспомнить пирамиды Египта, храмы Баальбека, каменных идолов о-ва Пасхи и легенды о тво­рениях циклопов.

По преданию, крепость Саксауаман строили 20 тыс. рабов в течение 15 лет. Однако и сейчас нелегко пред­ставить, каким образом люди, не знавшие железа, колеса и тягловых животных, обрабатывали, перемеща­ли и поднимали огромные каменные блоки на вершину горы. Есть сведения, что в транспортировке монолитов участвовало до 20 тыс. человек. Они одновременно тянули камень на длинных канатах. Нам непросто представить эту работу, но ведь еще нужно было ее организовать так, чтобы многие тысячи людей одно­временно, как единый механизм, тянули груз.

МАЧУ-ПИКЧУ – ГОРОД-КРЕПОСТЬ ИНКОВ

После завоевания испанцами Куско в 1534 г. уцелевшие жители бежали в самые труднодоступные части Анд, в долину р. Урубамбы, захватив священные золотые пластинки и легендарных «Акльяс» — самых краси­вых инкских девушек, посвятивших себя служению Солнцу. О последнем убежище инков испанцы не знали, и только в поздних устных преданиях индейцев глухо упоминалось о загадочных руинах на вершине Мачу-Пикчу.

В 1911 г. районы р. Урубамбы изучала архе­ологическая экспедиция из Иельского университета (США) под руководством X. Бингхэма. После голово­кружительного и опасного подъема на 600 м. над рекой археологи на седловине между двумя высокими снеж­ными пиками, на высоте 2520 м. увидели руины города с постройками из белого гранита. Это было настоящее орлиное гнездо, с трех сторон окруженное бушующей рекой И только с юга к нему подходил узкий хребет шириной не более 8-10 м. Позиция была настолько выгодной, что оборонять ее могли 2—3 бойца. С сосед­ними крепостями Мачу-Пикчу связывали дороги, про­ложенные в скалах. Почти отвесные склоны к реке были покрыты террасами, некогда занятыми огородами и садами.

Город-крепость Мачу-Пикчу воздвигнут на неровной скалистой площадке гребня. Здесь археологи обнару­жили храм со стенами толщиной до 4 м. и трапецие­видным входом, ряд культовых построек, двухэтажные жилые дома, мельницу, площадь, похожую на военный плац, и другие здания. В гранитной скале были высече­ны бассейны для хранения воды и желоба, по которым она текла на террасы. В городе было настолько тесно, что местами улицы соединяли лестницы, вырубленные в скале Более 100 лестниц проложено между зданиями Мачу-Пикчу. А там, где нельзя было высечь лестницу, каменные брусья заделывали в скалу. Получалась узкая, висящая над бездной улочка-помост. Мачу-Пикчу был многолюдным городом Археологи считают, что в нем жило около 8 тыс. человек.

Одной из любопытнейших археологических находок оказался храм Солнца (или храм «Трех окон»), из которого видна вся долина реки Урубамбы. Любопытно, что первые солнечные лучи, проникая через окна, отражались от по­лированных каменных плит пола и уходили да­леко в глубину храма, освещая мумии инков.

Самую высокую точ­ку города занимало культовое сооружение Интихуан («Солнечные оковы») — высеченные в граните приземистый обелиск и платформа для наблюдений за Солнцем. Магические обряды у обелиска должны были воспре­пятствовать исчезнове­нию светила во время продолжительной зимы.

X. Бингхэма пора­зила тонкая обработка блоков гранита, из ко­торых воздвигнуты сооружения города (рис. 43). Об искусстве строителей говорят сложные формы некоторых блоков, с глубокими выемками для выступающих частей соседних камней. Блоки необыкновенно тщательно подогнаны, сложены всухую, без раствора. Камни тщательно отесаны и от­шлифованы, но лишены каких-либо украшений. В зда­ниях нет карнизов, наличников, орнамента

Часть стены храма в Мачу-Пикчу

Часть стены храма в Мачу-Пикчу

Как же инки поднимали монолиты камня? Считают, что древние строители пользовались способом про­тивовеса. При возведении Мачу-Пикчу каменные блоки надо было поднять на высоту около 400 м. Делали это с помощью веревок, двигавшихся в цилиндрах с промасленными желобами (еще раз напомним, что коле­са инки не знали). Один конец веревки закреплялся на ящике с монолитом, другой — на своего рода корзи­не из бревен. В нее загружали небольшие камни, каж­дый из которых мог перенести один человек, с таким расчетом, чтобы общая масса камней была близка к массе монолита. После этого уже не составляло боль­шого труда поднять камень вверх. Когда монолит оказывался на нужной высоте, его забирал кран-пере­хват типа журавля и ставил на место.

На вершине Мачу-Пикчу нашли глиняный сосуд, расписанный, в отличие от инкских, сценами битв и жертвоприношений. Поэтому многие археологи считают, что крепость была построена неизвестным народом до инков. Вероятно, первые обитатели покинули Мачу-Пикчу и другие горные крепости в долине Урубамбы в конце первого тысячелетия нашей эры. После прихода инков обветшалые города-крепости были приведены в порядок, а на искусственных террасах на склоне гор разбиты огороды.

До сих пор остается загадкой, почему прекратилась жизнь в Мачу-Пикчу, городе без следов стихийного бедствия или вражеского нападения. Предполагают, что причиной послужили либо голод, последовавший за истощением почвы на искусственных террасах, либо исчезновение источников воды.

КАМЕННЫЙ КАЛЕНДАРЬ АЦТЕКОВ

В начале XIV в население долины Мехико объедини­лось под единой властью племени тепанеков. Им под­властно было и немногочисленное племя теночков, или ацтеков, которые, как повествует легенда, жили раньше на западе Мексики на острове посреди озера. Остров назывался Астлан, от него и произошло наз­вание астеки (ацтеки — «люди из Астлана»). Однако в долине Мехико ацтеки прожили недолго — на них напали соседние племена. Оставшиеся в живых бежали на о-в Тлателолко и основали город Теночтитлан (ныне Мехико). С материком он соединялся подъемными мостами, которые в случае опасности разводились. Теночтитлан, как и другие города ацтеков, был пра­вильно распланирован. Его пересекали каналы, обли­цованные камнем и цветными плитами Прямые улицы вели к главной площади со священным участком и дворцами правителей. На священном участке, огорожен­ном каменной стеной с резными изображениями змей, размещались пирамиды с двумя святилищами в честь бога дождя Тлалоко и бога войны Уицилопочтли, храм Кецалькоатля и стадион. Дома знатных людей возво­дились на платформах, их стены облицовывались камнем или штуком. Каждый квартал имел свой храм-пирамиду.

Ацтеки были искусными мастерами обработки камня. До наших дней сохранились замечательные скульптуры из обсидиана, горного хрусталя, лунного камня, опала, аметиста и нефрита. Образцом совер­шенного искусства служит календарь, вытесанный из ог­ромной глыбы базальта. Когда-то он украшал в Теночтитлане вершину большого храма Уицилопочтли. Ка­менный календарь имеет форму диска диаметром более 3,5 м и массой более 20 т. Обрабатывали его на месте в каменоломне. А для переноса в Теночтитлан и подъема на храмовую пирамиду пришлось созывать людей из всех подвластных ацтекам областей.

На базальтовом круге искусными мастерами выре­зана история мира, как ее понимали ацтеки. В середине камня изображен бог Солнца Тонатиу. На его лице страшная маска. От головы божества расходятся концентрические круги с замысловатыми рисунками. Первый круг включает названия дней ацтекского календаря. Затем следует круг из знаков «нефрит» и «бирюза», означающих соответственно «драгоценность» и «небо». На внешней части диска изображены лучи солнца и символы звезд Большие змеи, символизирую­щие время, окаймляют края диска. Нужно еще доба­вить, что каменный календарь был раскрашен яркими красками (о буйстве красок дает представление цвет­ной макет, сделанный по описаниям хронистов прош­лого).

Испанские захватчики сбросили грандиозный памятник с вершины пирамиды и зарыли его в землю Там он пролежал до конца XVIII в., утратив краски. В настоящее время каменный календарь выставлен в Национальном музее антропологии в Мехико.

И в наше время немало мексиканцев придерживают­ся древне-индейских традиций и по-ацтекски встречают новый год 23 декабря у входа в Национальный музей антропологии, где хранится ацтекский календарь.

КАМЕННЫЕ ЗАГАДКИ ПЕРУ

Из испанских хроник известно, что конкистадоры на одном из плато в Перу встретили громадные изваяния людей и животных. Подобные сообщения появлялись и позже. Согласно легенде, могущественный импера­тор Тупак Инка Юпанке превратил в камень некоторые племена своего государства, не выполнившие его при­казаний.

Эти сведения заинтересовали перуанского ученого Даниэля Русо, который в 1952 г отправился с экспе­дицией к таинственному плато Маркагуаси. Небольшое холмистое плато находится в Кордильерах на высоте 3800 м. Его длина 3 км., ширина до 1 км. К плато, окру­женному неприступными горами и глубокими ущельями, ведет узкая дорога. На месте Русо обнаружил мно­жество памятников, которые были видны лишь в опреде­ленное время и под определенным углом зрения одни — только при низком стоянии Солнца, другие — при высоком, третьи — когда оно поднималось на опреде­ленную высоту, четвертые — при сумеречном или лун­ном освещении и т. д. Это были фигуры животных, не обитающих на таких высотах,— черепах, обезьян, а также неизвестных в Южной Америке до испанского завоевания — коров, лошадей, слонов, львов и верблю­дов.

Русо увидел и скалы, изображавшие головы людей с чертами европейцев и негров Некоторые изваяния по манере исполнения напоминали загадочные скуль­птуры о-ва Пасхи. Они были без глаз, но лучи света, проникая в определенный час дня сквозь особый вырез сбоку, создавали иллюзию зрачка. Были найдены скульптуры, по идее и композиции сходные с египетски­ми. Все это навело Русо на мысль о возможности древ­них связей Америки со Старым Светом.

Среди скульптур удалось выделить три типа. Самые древние принадлежат неизвестному в истории Америки племени. Следующие по времени каменные памятники сделаны народом, населявшем плато до инков. Самые поздние скульптуры относятся к инкской эпохе.

Многие ученые считали, что очертания людей и животных на скалах появились в результате стихий­ных сил природы, действовавших в течение тысячелетий. По мнению же Д. Русо, часть фигур вчерне могла быть «набросана» самой природой. Затем такие «заго­товки» окончательно обрабатывались древними ваяте­лями, которые выбирали строго определенное место, с которого была видна цельная картина. Действительно, на плато Маркагуаси обнаружили такое место, офор­мленное в виде каменного кресла Впоследствии камен­ные скульптуры в труднодоступных горах на плато Маркагуаси были описаны многими американскими и европейскими исследователями, в том числе и совет­ским ученым Н. Ф. Жировым.

Первоначально Русо предполагал, что эти грандиоз­ные изваяния типичны лишь для перуанской мегалити­ческой культуры. Но в дальнейшем подобные открытия были сделаны в Колумбии, Мексике и других странах Центральной и Южной Америки, а также на о-вах Тихого океана Гипотезу Русо в наши дни поддержи­вают многие ученые, в особенности сторонники теории контакта между древними цивилизациями Америки и остальной частью мира в доколумбово время.

Не менее загадочны каменные шары самой разной величины, обнаруженные в Мексике, Коста-Рике и США (шт. Нью-Мексико). Некоторые из них не больше тен­нисного мяча, но встречаются и настоящие гиганты диаметром до 3 м. Материал шаров — обсидиан и гра­нит.

Американский ученый Р. Смит следующим образом объясняет возникновение обсидиановых шаров. В вы­павшем раскаленном вулканическом пепле по мере охлаждения происходит процесс, сходный с образова­нием льда в воде. Стекловидные частицы пепла слипа­ются и свариваются, возникают разрозненные шаро­видные участки спекшегося материала. Разрастаясь и сливаясь друг с другом, они дают сплошную горную породу, очень похожую на вулканическое стекло. В до­лине, где охлаждение шло быстро, шары не успели слиться и остались обособленными в вулканическом пепле. Затем долгое время дожди и ветер разрушали пласт вулканического пепла и на поверхности оказалась россыпь небольших каменных шаров. Определение абсолютного возраста мексиканских обсидиановых шаров показало, что они возникли в третичный период, т. е. до появления человека.

Но если образование обсидиановых шаров понятно, то возникновение гранитных шаров пока необъяснимо. К тому же некоторые из них, например в Коста-Рике, прекрасно отшлифованы и, несомненно, яв­ляются творением рук человека. Не менее удиви­тельно и то, что когда костариканские ученые взгля­нули на этот район с вертолета, то увидели, что шары слагают гигантские треугольники, квадраты, круги и прямые линии, точно ориентированные по оси север — юг. Искусные мастера не только вытесали из множест­ва глыб гранита шары правильной формы, но и рас­ставили их с помощью неизвестно каких приспособ­лений в строгом геометрическом порядке. Для чего и с какой целью это было сделано, пока остается загадкой Впоследние годы в Перу найдено еще одно архео­логическое чудо. В густых лесах на восточных склонах Анд на высоте около 2500 м. над рекой Мараньон, мощ­ного истока Амазонки, в малонаселенной местности археолог Д. Савой обнаружил развалины очень круп­ного древнего города, раскинувшегося на площади около 40 км2. Некоторые из каменных строений были огромны и достигали высоты современного 15-этажного дома. Предполагают, что этот город был центром какого-то государства, расцвет которого приходился на конец первого тысячелетия нашей эры, а затем завое­ванного инками в конце XV в.

СТЕЛЫ АКСУМА И КАМЕННЫЕ ПОСТРОЙКИ ЗИМБАБВЕ

Долгое время Африка считалась континентом, лишен­ным собственной истории по той причине, что африкан­цы будто не способны создать самобытную культуру и государственность.Ныне этот расистский миф развен­чан Великое Аксумское царство в Эфиопии и еще более древнее и не менее мощное царство Мероэ, господ­ствовавшее от центральной Африки до Среднего Нила, храмы и крепости Зимбабве с мощными стенами из камня безрастворной кладки в междуречье Замбези и Лимпопо, гигант африканской архитектуры Хусуни Кубва в дебрях южноафриканских лесов Килвы, вели­колепные фрески на плато Тассили-Аджер в Сахаре, бронзовые шедевры Бенина, небольшие изваяния из талькового камня народа кисси, живущего в Гвинее-Бисау (удивительные еще и потому, что в Африке до сих пор не обнаружены месторождения этого полезного ископаемого), бронзовые и терракотовые изящные скульптуры Ифэ, священного города нигерийской народности йоруба — все это только фрагменты исто­рии Черного континента, охватывающие тысячелетия, с которыми человечество только начало знакомиться по-настоящему.

Аксум — город на севере Эфиопии, религиозный центр страны В I в. н. э. после падения западноэфиопского государства Мероэ Аксум стал центром мощного государства, достигшего расцвета в III—VI вв. В древ­нем мире оно было одним из могущественных — на­равне с Римом и Египтом Царство располагалось на северо-востоке Африки, обладало мощным флотом и распространяло свое влияние на территорию современ­ного Йемена В Африке Аксум был оплотом христиан­ства В X в. страна была разрушена набегом кочевни­ков-язычников.

Несмотря на бурное развитие аксумологии, особой отрасли востоковедения, одной из нерешенных проблем остается происхождение и назначение огромных базаль­товых стел, возвышающихся на центральной площади Аксума Высота самой большой стелы была 35 м., но она уже давно повержена и разбилась на части. Размеры других — от 5 до 23 м. (рис. 44). Сохранилось более 200 стел, сильно отличающихся друг от друга по внеш­нему виду. Одни изысканно-стройные, идеально отпо­лированные и украшенные резьбой. Другие нарочито примитивные и грубые. Но каков бы ни был их внешний вид, в любом случае каждая представляет собой резуль­тат титанического труда.

Большая базальтовая стела Аксума

Большая базальтовая стела Аксума

Долгое время считали, что стелы закопаны в грунт холма Бета-Георгис. Но в последние годы выяснилось, что обелиски установлены на искусственной трех­ступенчатой платформе длиной 115 м., сложенной из тесаных базальтовых плит и облицованной полирован­ным известняком. Платформа вместе с тем была и фундаментом прекрасного 14-этажного дворца из мра­мора высотой 40 м. К настоящему времени от «небоскре­ба» Аксума, воздвигнутого в начале новой эры, сохра­нились лишь части фундамента.

Неподалеку от центральной группы обелисков располагаются камен­ные кресла. Их двенад­цать. Считают, что здесь сидели судьи и советники царя. Сохра­нились и следы царс­кого места, где и спустя много веков про­должали короноваться эфиопские императоры. Во многих местах сох­ранились фундаменты больших строений, ги­гантские террасы, лест­ницы, выложенные ка­менными плитами.

Каково же назначе­ние аксумских стел? Предполагается, что некоторые из них яв­ляются как бы умень­шенной копией дворцов в 4, 6, 12 и 14 этажей. На стелах видны под­робности устройства царских жилищ. На первом этаже резьбой на камне изображена входная дверь с ручкой. Окон нет, наверное, по­тому, что комнаты не­жилые. На втором эта­же окна маленькие, напоследующих нормаль­ной величины. На трех верхних этажах окна закрыты решетками. По-видимому, часть стел имела культовое назначение, о чем свидетельствуют чашеобразные уг­лубления у их подножий. Стелы и дворцы аксумитов на­столько грандиозны и своеобразны, что заставляют преклоняться перед искусством и масштабом техни­ческих работ африканских зодчих.

На юго-востоке континента, в 27 км. от г. Масвинго находятся величественные руины Большого Зимбабве, столицы государства народа банту Мономотапа. Госу­дарство занимало междуречье Лимпопо — Замбези и простиралось до Индийского океана. Слово «зимбабве» на языке племени означает «королевский двор» или «священные могилы вождей» В историю африканских цивилизаций жители древнего Зимбабве вошли как ве­ликие каменотесы.

Местность, окружающая древний город, ничем не примечательна. Это холмистая равнина с зарослями кустарника и редкими деревьями. В ее глубине в 1868 г. обнаружили каменную стену длиной 300 м., высотой до 9м. и шириной у основания 5 м. Стена сложена насу­хо из гранитных блоков, внутренняя часть заполнена гранитной крошкой, а наружный панцирь украшен декоративным узором. Поражает высокое совершенство каменной кладки. Камни не обтесаны, но необыкновен­но тщательно подобраны и очень плотно примыкают друг к другу. За стеной поднялось полукруглое зда­ние из темно-серого камня Массивные, от 2 до 4 м. толщиной и до 9 м. высотой стены, правильная и тща­тельная кладка (рис. 45). Удивительно изысканы внутренние стены этого сооружения (рис. 46), имев­шего, по-видимому, ритуальное назначение. Неподалеку холм с нагромождением гранитных глыб. Угадывают­ся остатки другой каменной стены с нишами и входом в подземелье. Сохранились части цилиндро-конических хижин обычного южноафриканского типа. Около них встречаются каменные столбы с изображениями птиц и крокодилов.

Декоративный пояс каменной стены "храма"; "Храм" Большого Зимбабве

Декоративный пояс каменной стены «храма»; «Храм» Большого Зимбабве

На территории древней столицы найдено много изящных бытовых вещей оригинальной формы. Обнару­жены и шахты для добычи руд меди, железа, серебра и золота. Значит, в государстве было хорошо постав­лено металлургическое производство.

В середине XV в. жители города по неизвестной причине покинули обжитое веками место и ушли со стадами животных в другие края.

Необходимо также отметить, что археологическая культура Зимбабве (VI—XVIII вв.), относимая к неоли­ту и железному веку, была широко распространена в юго-восточной Африке. Ныне известно около 400 сход­ных памятников древности. Среди них знаменитый Дхло-Дхло, Иньянга и др.