5 лет назад
Нету коментариев

В первые века нашей эры Рим достиг необыкновенного расцвета и стал настоящей столицей мира. Именно с того времени пошла пословица «Все дороги ведут в Рим». Тогда на многие тысячи километров через завоеванные страны пролегли дороги, чтобы сойтись на главной площади Рима — Форуме.

В республиканские времена достоинством римляни­на считалась простота, пороком — изнеженность, пре­ступлением — роскошь. Но после того, как Рим завое­вал всю Италию, Испанию, Грецию, государства Малой Азии и Северной Африки, роскошь и изнеженность прочно вошли в жизнь римлян. Вот тогда естественный камень нашел широкое применение.

«У нас человек считает себя бедным и свое жили­ще плохим,— писал современник,— если нумидийский мрамор не инкрустирован александрийским, если вокруг на полу не змеятся мозаичные узоры такой чудесной работы, что могут соперничать с живописью, если потолки не покрыты стеклом, если тазосский мра­мор, когда-то употреблявшийся только на эфамы, не устилает бассейны, в которых мы окунаем наши тела. Сколько статуй, сколько колонн, которые ничего не поддерживают и стоят в виде украшений».

В период правления Августа, первого императора Рима (27 г. до .н э. — 14 г. н. э.),в государстве началось бурное строительство. Широко применявшийся до тех пор необожженный кирпич и мягкий вулканический туф сменились мрамором и травертином. Римский историк Светоний писал: «Столицу, не отвечавшую своим внешним видом величию государства, страдав­шую от наводнений и пожаров, он [Август] украсил настолько, что в праве был хвастаться, что получив ее кирпичной (сырцовой), оставляет мраморной».

Императорский Рим украшали великолепные двор­цы и храмы с куполами, театры, триумфальные арки, цирки, термы, фонтаны. От гор к городу подходили многокилометровые наземные капитальные сооружения для подвода воды — акведуки. Гордостью римлян были широкие дороги из камня (некоторые из них сохранились и доныне). И если с греческими мону­ментальными зданиями по грандиозности соперничали храмы и дворцы Египта, Месопотамии и Ирана, то римская архитектура не знала себе равной ни по разме­рам охваченной территории, ни по сложности и мно­гообразию сооружений.

Использовав эллинское архитектурное наследие, освоив строительную технику этруссков, кое-что по­заимствовав у народов Древнего Востока и варва­ров, римские строители многое сделали для разви­тия зодчества. Они изобрели римский цемент на основе гашеной извести, добавка вулканического песка сде­лала его водонепроницаемым и чрезвычайно прочным Появление такого цемента вызвало настоящий пере­ворот в строительстве и архитектуре.

Создавая грандиозные архитектурные ансамбли, римляне чрезвычайно широко применяли естествен­ный и искусственный камень. В Италии, стране высоких гор и действующих вулканов, строительные и обли­цовочные камни встречались повсеместно Широко распространены разнообразные вулканические поро­ды и туфы — великолепный материал для строитель­ства. В Тиволи находится крупное месторождение травертина — пористого, прочного и вместе с тем лег­ко обрабатывающегося известнякового камня особо теплого тона. Много в стране и разнообразных изве­стняков. Огромные возможности открыл перед скульп­торами белоснежный каррарский мрамор, добываю­щийся в Апуанских Альпах на севере Апеннинского п-ова — один из лучших в мире материалов для ваяния. Немало в Италии и разнообразных цветных мраморов Использовался и мягкий белый просвечивающий але­бастр, желваки которого добывали из глин около Пизы и Вольтерры. Для облицовки бетонных поверхностей широко применяли кирпич.

Римляне использовали камень очень рационально. Глыбу разрезали на блоки со стандартным квадрат­ным сечением и кратной длины (квадры), что давало возможность помещать камень в кладке вдоль и по­перек. Стандартность римских квадров позволила ши­роко вести заготовку материалов и быстро проводить огромные строительные работы Кладка из стандарт­ных блоков проста и красива, она применялась при возведении различных сооружений — парадных зда­ний, городских стен, арок, акведуков и др. Чаще все­го использовались квадры размером 60x60x120 см.

Об огромных размерах некоторых добывавшихся монолитов камня свидетельствует чаша из порфира окружностью 13 м, стоящая в Ротонде Ватиканского музея.

В императорском Риме увлечение цветным камнем было так велико, что местные каменоломни не могли удовлетворить потребности в нем. Многоцветные мра­моры и порфиры вывозились из Африки и Азии Не­удивительно, что одна из глав «Естественной истории» Плиния Старшего называется «Чрезмерная роскошь в применении мрамора».

Любопытен следующий факт Император Домициан, опасаясь покушения на свою жизнь, предпочитал гулять в портике, стены которого, выложенные вели­колепно отполированным кападокийским камнем, от­ражали все, что делалось за его спиной.

В стихотворениях Стация можно найти множество описаний римских зданий, отделанных цветным кам­нем с величайшей роскошью.

Одним из наиболее замечательных сооружений Ри­ма был акведук Клавдия (1-я половина I в. н. э. ), пост­роенный из вулканического туфа и травертина. По мне­нию современников, этобыл наиболее грандиозный во­допровод античности Плиний Старший писал о нем: «Ничего более удивительного не было на земном шаре». Начинаясь в горах, он на своем 60-километровом пути к Риму уходил в тоннели, пересекал реки и питал ряд цве­тущих вилл В сутки акведук Клавдия давал почти 220 тыс. м3 воды Акведук состоит из множества отстоя­щих друг от друга на 5,5—5,6 м арок, выполненных из тесаного камня, опирающихся на столбы, поднимаю­щиеся на огромную высоту — до 20 м. Наверху был про­ложен каменный канал, по которому подавалась вода

ПЛОЩАДИ И ХРАМЫ РИМА

В императорском Риме было много площадей. Самая красивая из них — форум Траяна. Строил ее зодчий Аполлодор из Дамаска Площадь выложена плитами цветного мрамора. Чередуясь между собой в определен­ном порядке, они направляют взгляд зрителя к середи­не площади, к высокому постаменту с конной статуей Траяна из позолоченной бронзы По сторонам площади за сквозными колоннадами находились так называемые лавки Траяна.

Одно из главных сооружений Форума — базили­ка Ульпия. Это огромное здание размером 55 X 159 м, разделенное рядами колонн на пять нефов. Средний неф выделен большими колоннами из серого гранита высотой 11 м. В базилике заседали судьи, совершались торговые сделки. Крышей здания служили листы позо­лоченной бронзы, верх базилики украшали бесчислен­ные статуи.

К задней стене базилики с двух сторон примыкали здания греческой и латинской библиотек. В них в глубо­ких прямоугольных нишах хранились рукописные свит­ки. Лестницы вели на крыши библиотек с террасами. Отсюда можно было рассмотреть рельефы триумфаль­ной колонны Траяна, возвышающейся в центре неболь­шого двора между зданиями библиотек

Триумфальную колонну Траяна возвели в честь во­енных побед этого властителя Высокая 38-метровая башня увенчана бронзовой фигурой императора Ее пьедестал сложен из огромных каменных блоков с изоб­ражением трофеев похода Траяна в Дакию Поперечник колонны 3,25 м. Она состоит из мраморных барабанов, тщательно подогнанных друг к другу. Внутри колонны проходит винтовая лестница, ведущая наверх.

Снаружи колонна покрыта одним из величайших в мире сплошным рельефом. Бесконечной спиралью, слов­но разворачивающийся свиток рукописи, обвивает он триумфальное сооружение. Нижние рельефы изобра­жают первый поход на даков, верхние — второй поход и гибель царя даков Децебала Рельефы колонн — хроника событий того времени (конец I — начало II вв. н. э.) возведение крепостных стен и башен, разбивка военного лагеря, постройка деревянного моста через полноводный Дунай. Изображены военные машины — баллисты и катапульты для метания каменных ядер, массивные стрелометы, передвижные башни с осадными лестницами, пехота в походе и на параде, конница в бою и на отдыхе, военные корабли в портах и сражениях.

Важной частью архитектуры императорского Рима служили триумфальные арки. После победы полково­дец въезжал в столицу на колеснице, запряженной четверкой коней. На пути триумфатора возводилась арка из дерева, которую затем заменяли каменной, чтобы память о победе сохранилась в веках.

Особенно пышно отмечен триумф Тита, победителя в иудейской войне 70 г., будущего императора. Торже­ственная процессия следовала мимо Колизея, вблизи которого на самой высокой точке священной дороги построили деревянную арку. Впоследствии на ее месте воздвигли монументальное сооружение из пентеликонского мрамора, пышное и величественное. Белая кубическая постройка поднялась на пятиэтажную высоту. Ее венчала четверка бронзовых коней, запря­женных в колесницу. В повозке, крепко сжав брон­зовые поводья, стоял увенчанный лаврами победитель. В мраморном кубе широкий проход, перекрытый полу­круглым сводом. Чтобы свод не казался излишне мас­сивным, он был разделен на квадратные углубления — кессоны. Арка богато украшена сюжетными компози­циями и декоративными орнаментами. Главные релье­фы, посвященные триумфу Тита, размещены в пролете арки. На мраморной поверхности левого пилона выре­заны фигуры победоносных легионов, несущих трофеи из разрушенных крепостей в побежденной Иудее. На правом пилоне изображен триумфатор на колеснице в окружении ликторов. Рельефы выполнены с большим мастерством и поражают тонкостью обработки.

КОЛИЗЕЙ

К семи чудесам света римляне относили знаменитый амфитеатр Колизей По словам Марциала (I в. н. э.), чудеса древнего мира.

Все уступают они творению цезарей римских, Больше всего Колизей славит людская молва

Название этого знаменитого сооружения скорее всего представляет искаженное латинское слово «col­losum», т. е. колоссальный. Действительно, вмести­мость амфитеатра для своего времени исключитель­ная — 56 тысяч зрителей. Размеры здания гигант­ские— в плане 156X188 м, высота наружной стены 48,5 м. Он был заложен императором. Веспасианом около 75 г и открыт его сыном Титом в 80 г. Грандиоз­ностью Колизей напоминал египетские пирамиды и храмы, но предназначался вовсе не для песнопений и молитв, а для боев гладиаторов, травли зверей и дру­гих кровавых зрелищ.

Внутреннее устройство амфитеатра напоминало современный цирк. На дне гигантской воронки нахо­дилась обширная арена размером 54X86 м. Ее эллип­тическая форма объясняется, по-видимому, предна­значением для боев гладиаторов, когда две группы сра­жающихся наступали друг на друга с противополож­ных концов арены. Пол арены поднимался и опускался, что позволяло создавать различные театральные эф­фекты. Несколько подземных этажей были заняты клетками зверинца, камерами для гладиаторов и уст­ройством для затопления нижней части амфитеатра. Ведь в Колизее проходили не только бои гладиаторов, но и сражения настоящих военных кораблей Архи­текторы позаботились и об удобствах для зрителей. Первые ряды состояли из мраморных кресел для приве­лигированной публики За ними следовали три яруса, завершавшиеся кольцевой колоннадой. От палящего солнца зрителей защищал веларий — грандиозный составной тент.

Весь нижний этаж Колизея состоял из арок-входов, через которые десятки тысяч зрителей могли свободно войти в цирк. Колизей спланирован целесообразно и просто 80 входных арок на первом этаже и по 80 арок-окон на втором и третьем. Фасад украшали полуколонны на первом этаже тосканского ордера (круглые без канелюр), на втором — ионического, на третьем — коринфского. Завершался фасад аттиком с пиляст­рами коринфского ордера. В арках стояли беломра­морные статуи, четко выделявшиеся на темном фоне.

Огромное здание Колизея построено из травертина, квадрами которого сложена наружная стена, вулка­нического туфа, кирпича и бетона. Дерево использо­вано только для пола арены и мачт велария.

Представления в Колизее продолжались до VI в. В средние века он служил феодальным замком, пере­страивался под жилище, использовался в хозяйствен­ных и культовых целях, в нем находился селитренный завод. Все это вызвало разрушение гигантского сооружения, к тому же страдавшего от пожаров и зем­летрясений. Из него выламывали камень для построй­ки и ремонта, римских дворцов и церквей. В настоящее время сохранились только развалины наружных стен. Колизея и часть внутреннего помещения. Но и руины крупнейшего древнеримского цирка монументальны и производят неизгладимое впечатление (рис. 34).

Руины Колизея

Руины Колизея

Не менее сложными, чем Колизей, по композиции и богатству каменного убранства были император­ские термы (бани), сооружением которых вместе с «хлебом и зрелищами» государи стремились располо­жить к себе римских горожан. Термы представляли собой сложный комплекс многообразных помещений. Помимо бассейнов и ванн в них находились площадки для спортивных упражнений, библиотеки, различные помещения для отдыха, магазины, они служили клу­бами, в них проходили философские споры и занятия наукой, устраивались выставки произведений искус­ства. Неудивительно, что многие римляне бывали в термах ежедневно. В империи более всех славились термы Каракаллы в Риме, сооруженные в первые де­сятилетия III в. н. э. Они были огромны — одновремен­но вмещали более 1500 человек.

Термы Каракаллы занимали гигантский прямо­угольный участок размером 353X335 м, засаженный тенистыми деревьями и декоративными цветами. Глав­ный вход находился в центре двухэтажной колоннады. За колоннами — множество одинаковых комнат с не­большими бассейнами. Основная масса посетителей шла через сад к центральному зданию — гигантскому серому прямоугольнику с двумя парадными входами, мраморными порталами. Они вели в залы-раздевалки, в которых одну из стен заменяли четыре полированные колонны из гранита. Под открытым небом находился бассейн с холодной водой — фригидарий — размером с небольшое озеро. Вода в нем была настолько про­зрачной, что казалось, будто мраморные плиты бассей­на лежат на глубине локтя. Но в действительности водоем был глубокий.

Далее широкая мраморная лестница вела в гран­диозный прямоугольный мраморный зал в централь­ной части терм — тепидарий. Высота его около 30 м. и все же, несмотря на огромные размеры и колоссаль­ную массу камня, из которого возведены стены и кре­стовые своды, зал поражал легкостью и воздушно­стью. Гигантское помещение пронизано мягким, не дающим глубоких теней, светом. Необыкновенное осве­щение вызвано тонкими пластинками полупрозрачного алебастра в бронзовых переплетах полукруглых окон.

Стены тепидария облицованы полированным мрамором, над ними поднимался огромный свод. Не посвя­щенному в тайны архитектуры казалось, что тяжелый свод мог раздавить стройные гранитные колонны. В действительности же свод держали не колонны, а многометровой толщины бетонные стены, мощь ко­торых искусно маскировали полукруглые углубления, где стояли мраморные статуи и размещались неболь­шие бассейны.

За главным залом находился бассейн с горячей водой — кальдарий. Вдоль стен вокруг обширного круглого бассейна расположились полукруглые ниши с удобными ложами. Стены кальдария украшал кирпично-красный порфир и темно-серый с голубоватым отливом лабрадорит. Мозаичный пол был сложен из бесчисленных цветных мраморных кубиков. На нем изображены играющие дельфины, рыбы и морские божества.

Исполинскими размерами поражало каменное по­лушарие купола кальдария диаметром 35 м. В купол были врезаны квадратные кессоны, словно ступенчатые пирамиды, уменьшавшиеся кверху. Они как бы подни­мали и облегчали купол. В вершине свода через круг­лое окно устремлялся поток солнечных лучей. По мере движения Солнца по небосводу он двигался по залу, как луч прожектора, вызывая необыкновенные световые эффекты на каменной облицовке.

Стены терм украшали яркие жизнерадостные релье­фы и рисунки. В нишах стояли скульптуры, вывезен­ные из Пергама и других подвластных стран, бесстра­стные египетские сфинксы, редчайшие этрусские вазы, греческие картины, бюсты римских военачальников.

От терм Каракаллы остались только грандиозные развалины. При строительстве зданий в эпоху Ренес­санса на этом месте обнаружили гроты со стенами и потолками, покрытыми дотоле неизвестной по красоте и изяществу отделкой с изображением центавров, сатиров, крылатых львов, масок актеров, копий, шле­мов, мечей, гирлянд из цветов и плодов и др. Украшения по месту находок назвали гротесками. Они привлекли к себе внимание многих художников, в том числе и Ра­фаэля. Он расписал гротесками одну из главных галерей Ватикана, украсил ими замки Генуи и Мантуи Позже выяснилось, что гротески не что иное, как украшение терм.

КАМЕНЬ В СООРУЖЕНИЯХ ВНЕ РИМСКОЙ МЕТРОПОЛИИ

Колоссальным сооружением из камня за пределами метрополии был ансамбль храмов в Баальбеке (Ли­ван). По затрате труда и времени на созидание он, возможно, даже превосходит египетские пирамиды Ан­самбль состоял из трех храмов Большого, или Юпите­ра, Малого — Вакха и Круглого, точнее шестиуголь­ного,— Венеры Самый монументальный из них. Боль­шой храм имел длину 94 м и высоту около 40 м.

Сооружения Баальбека находятся в плодородном районе Келесирии между горными хребтами Ливана и Антиливана, где финикияне, поклонявшиеся Баалу (Ваалу), построили главное святилище этого бога В Баальбеке побывал Александр Македонский. В древ­нем храме он увидел исполинского идола, покрытого листами золота. Его голова была увенчана странной формы убором, унизанным жемчугом и драгоценными камнями Баал в поднятой правой руке держал бич, в левой пучок колосьев, у ног лежали золотые быки Македонский завоеватель храм сохранил, но переиме­новал Баальбек в Гелиополь (город Солнца), а бога Баала — в Гелиоса Позже на месте древнего святи­лища заложили грандиозный храм Заготовка материа­ла и подготовительные работы потребовали огромного труда, поэтому контуры здания начали проступать только в 60-е годы до н. э., когда в Сирию пришли легионы Гнея Помпея.

Римляне в интересах своего владычества греческое божество превратили в Юпитера Помпеи, а позже Юлий Цезарь, Август, Нерон и другие римские импе­раторы вносили крупные суммы на строительство храма Завершилось оно в III в. н. э.

Ансамбль начинался с удивительно широкой лест­ницы На каждой из ее 27 ступеней могли стоять 100 человек. Ступени были очень высокие, по колено взрос­лому человеку. Лестница приводила к преддверию хра­ма — портику из 12 десятиметровых колонн, высечен­ных из розового гранита, с капителями из позолоченной бронзы. Вместимость портика огромная, в нем могли собраться до 1000 человек.

По краям портика поднимались массивные пилоны с глухими стенами, а в глубине его находился огром­ный открытый вход для жрецов, отделанный художест­венной резьбой по камню. Простые люди входили через двери меньших размеров по бокам храма, запиравшиеся бронзовыми засовами.

За портиком следовал обширный шестиугольный двор Венеры, своего рода вестибюль без крыши. Вдоль каждой стороны двора поднимались в два ряда 60 колонн из цветного мрамора. Из-за необычной формы двора колонны оказывались под разными углами к зрителю и представлялись бесконечным каменным лесом.

Из двора Венеры верующие попадали в главный прямоугольный двор храма. Это была обширная мощен­ная площадь, с трех сторон окруженная двумя рядами монолитных колонн из розового асуанского гранита. Взор сперва воспринимал фронт из 84 колонн, затем замечал второй ряд таких же колонн в окружающей двор галерее. Возможно, архитекторы размеренным строем колоннады хотели напомнить о могуществе построенных к бою римских легионов.

Анфилада залов галереи, расположенных за колон­нами, была отделана с необыкновенным великолепием. Стены, облицованные цветным мрамором, украшали бессчетные ниши самой разнообразной формы — с наличниками, в резном обрамлении, с фронтончиками, мраморными сегментами, полуколоннами, пилястрами, гирляндами и фигурами мифических существ. В каждой нише стояла статуя или бюст Лицами они были обраще­ны в центр двора, где каменной громадой поднимался жертвенный алтарь.

Особое место в Баальбеке занимал храм Юпитера, возведенный в глубине главного двора Величествен­ная лестница вела к цоколю храма из тесаных блоков. Платформа храма Юпитера, сложенная из самых круп­ных блоков известняка, возвышалась над всеми осталь­ными постройками. Среди блоков платформы особенно выделялись три, известные в древности под названием трилитонов. Это монолиты известняка длиной 20 м., ши­риной 4 м. и массой около 500 т. каждый. Трилитоны пора­жали людей гигантскими размерами и неудивительно, что в то время они считались священными, им покло­нялись, как божеству.

Храм Юпитера окружали 54 грандиозные гранит­ные колонны Они поднимались над платформой на 20 м., т е на высоту семиэтажного дома, а охватить их могли, взявшись за руки, только пять человек. Каждая колон­на состояла из трех полированных цилиндров. До настоящего времени дошли шесть колонн этого храма.

На головокружительной высоте с колонны на колон­ну были переброшены мраморные балки, увенчанные резными карнизами. На них изображены львиные голо­вы, служившие водометами, листья аканита, вырази­тельные фигуры быков, будто вырывающиеся из камня.

В храмах Баальбека не было благородной простоты Парфенона и Эрехфекона. Но громада храмов Баала — Юпитера размерами превосходила всякое воображение и служила олицетворением мощи Римской империи Баальбек, творение римлян, подавлял, вызывал впечат­ление безжалостности и безразличия к судьбам людей. После падения империи храмы постепенно разрушались и ныне от них остались только величественные руины в пустынной безлюдной местности.

О применении камня в этот период на территории нашей страны лучше всего можно судить по ряду сооружений Херсонеса. В начале нашей эры древнегре­ческий город-государство официально стал союзником Римской империи, но фактически зависел от нее. В на­чале второй половины I в. в город вступили римские войска, и Херсонес попадает в прямое подчинение Рима. В нем размещаются римский гарнизон и флот Строятся жилые и общественные здания. Перестраива­ется театр, возможно, приспособленный под цирковые зрелища с разнообразной программой, включавшей гладиаторские бои, травлю зверей и различные спортив­ные состязания.

Поблизости от античного театра римляне построили крупный бассейн-водохранилище глубиной около 6 м., длиной 28 м. и шириной 13,6 м. Ныне рядом видны руины большого более позднего здания, скорее всего терм Водоем вырублен в скале, стены его облицованы плитами известняка и оштукатурены цемянкой, при­давшей бассейну водонепроницаемость Источники воды для города находились довольно далеко, на Бала­клавских высотах. От них вода поступала в Херсонес по трем водоводам.

В Херсонесе интенсивно развивался рыбный промысел, и во многих местах города появились рыбозасолоч-ные цистерны, не встречавшиеся в эллинистический период. Глубокие прямоугольной формы цистерны вырублены в скале, дно их выстлано плинфой, стены облицованы той же плинфой и оштукатурены цемянкой (рис. 35). Емкости эти вмещали до 50 т. рыбы Интерес­но, что в некоторых из них археологи обнаружили остатки хамсы и другой рыбы.

Высеченная в известняковом массиве рыбозасолочная цистерна

Высеченная в известняковом массиве рыбозасолочная цистерна

Римляне укрепили отдельные участки крепостных стен и усилили боевые башни. Чрезвычайно любопытна круглая башня, носящая имя византийского императо­ра Зенона (рис. 36), возведенная вблизи порта в наибо­лее важном и уязвимом месте обороны. И ныне в полу­разрушенном виде она выглядит очень внушительно высота около 9 м., диаметр более 23 м. А в лучшие време­на она равнялась по высоте современному пятиэтаж­ному дому. Башня облицована крупными, отлично отесанными квадрами известняка, тщательно пригнан­ными друг к другу. Вначале, во II в. до н. э., это была рядовая боевая башня. Но она занимала ключевую по­зицию в обороне Херсонеса в течение почти двухтысячелетней жизни города, и горожане постоянно заботились об ее усилении.

Внешний панцырь и забутовка башни из местного известняка

Внешний панцырь и забутовка башни из местного известняка

Строительство башни Зенона велось в пять пери­одов Во II в. до н. э. построили монолитную башню диаметром 8,95 м. и высотой около 7 м., забутованную рваным камнем. Башня строилась наспех, под постоян­ной угрозой нападения скифов, отрезавших Херсонес от каменоломен. Основным строительным материалом служили надгробные плиты городского некрополя.

Набеги скифов вынудили херсонеситов в первые века нашей эры окружить башню кольцом квадров известняка. При этом ее диаметр увеличился до 11,5 м. В V в. башню вновь усиливают, воздвигая вокруг нее следующее каменное кольцо, на этот раз соединяя квадры известковым раствором. Диаметр башни достиг 15,8 м.

К VI в. относится четвертый строительный период, когда верхнюю часть второго кольца частично пере­кладывают, а в башне создается внутреннее помещение В VIII или IX в. башню окружают третьим кольцом ка­менной кладки, в результате чего она приобрела окон­чательные размеры, став самым крупным оборонитель­ным сооружением всего Северного Причерноморья.