5 лет назад
Нету коментариев

Геммы малы, признаю, но они побеждают столетия

С Рейнак, французский искусствовед и историк культуры

Миниатюрные резные камни и реже раковины с рель­ефными изображениями женских и мужских фигур, аллегорических картин, военных сцен, зверей и птиц называют геммами.Резной камень с углубленным изображением именуют интальо, с выпуклым — ка­меей. Геммы, выполненные на наиболее прочных цветных камнях и минералах, дошли до нас из глубины веков великолепно сохранившимися, пережив одно­временно с ними созданные храмы, дворцы, скульптуры и другие памятники искусства.

Глиптика, или искусство миниатюрной резьбы на цветных камнях и самоцветах (название происходит от греческого слова «глипто» — вырезаю), знакома людям издавна Древнейшими из известных гемм являются выполненные на высоком техническом и художественном уровне интальо Египта и Месопо­тамии, датируемые IV тыс. до н. э.

Камеи появляются позже, в конце IV — начале III в. до н. э. Это выпуклые рельефные многоцветные резные камни, вырезанные чаще всего на сардониксе, многослойном, состоящем из чередующихся белых и бурых полос агате. Полихромность камей была тем новым, что отличало их от традиционных одноцвет­ных интальо и немногих выпуклых гемм Древнего ЕгиптаУмело используя различную окраску слоев сардоникса, добиваясь сочетания контрастных ярких тонов или создавая постепенные переходы от черного через различные оттенки коричневого до голубовато-серого и белого,— резчики достигали интересных живо­писных эффектов и усиления рельефа камей.

Первоначально резные камни применялись как укра­шения и амулеты. Позже священные камни с изо­бражениями и символами превратились в эмблемы их обладателя.

ГЕММЫ В ПРОШЛОМ И НЫНЕ

Резной камень играл немалую роль в далеком прошлом Население Египта и Месопотамии не знало замков и ключей и во всех случаях пользовалось печатями. Пе­чати накладывались не только на письма, официальные и частные документы, но и на ларцы с имуществом, сосуды со съестными продуктами, амфоры с вином и маслом, на внешние и внутренние двери домовОпеча­тывались и двери гробниц египетских фараонов.

Древние греки и римляне уже были знакомы с зам­ками и ключами, тем не менее обычай наложения печатей у них сохранился Но и в те времена бывали случаи нарушения права личной собственности, поэтому в свод законов Солона вошло запрещение резчикам оставлять у себя оттиски с вырезанных ими печатей — мера, направленная на устранение подделок и зло­употреблений печатями.

О роли печати в домашней жизни греков живое представление дает сценка из комедии Аристофана «Фесмории» На собрании афинских гражданок, посвя­щенном положению женщины, афинянка Микка горячо обличает знаменитого трагика Эврипида. Она обвиняет его в том, что драматург своими произведениями воз­будил у мужей подозрительность против жен «Все он же, Эврипид, виновник того, что ныне дверь покоев женских сторожит печать, наложенная мужем, и засов. Но мало этого любовникам на страх заводит муж молосских псов И можно было и это простить. Но вот чего не в силах мы снести Бывало, прежде мы хозяй­ничали сами, могли из кладовой брать потихоньку муки, иль масла, иль вина, теперь и этого нельзя Ключи с секретами мужья уж носят, проклятые лаконские ключи о трех зубцах Бывало, можно было в крайности и дверь замкнутую открыть: лишь закажи печать в три обола ценой Теперь же этот раб дворцовый Эврипид мужей научил печати при сеое на поясах носить из древесины, соглоданной червем».

Уже в древнем мире геммы завоевывали любовь как произведения искусства. Плиний Старший писал о некоем музыканте Исмении, который располагал агентами, следившими за рынком и скупавшими геммы во многих местностях и даже на отдаленном Кипре Средств он не жалел и боялся только соперничества других ревностных ценителей резного камня.

Глиптике покровительствовали многие эллинисти­ческие цари Известно, что при Александре Македон­ском находился придворный резчик, знаменитый Пирголем. Только ему доверялось вырезать на камне портреты своего покровителя У понтийского царя Митридата VI Евпатора была богатая дактилиотека (коллекция гемм), впоследствии захваченная римским полководцем Помпеем Римский император Август, подобно Александру Македонскому, держал при себе резчика, грека Диоскорида Некоторые его произве­дения дошли до наших дней.

Античные геммы не только прекрасны как произве­дения искусства, но и служат важным источником зна­ний о древнем мире и его культуре. На них изображены копии знаменитых в древности статуй и картин, ориги­налы которых во многих случаях не сохранились. Во всей полноте отражена многообразная жизнь античного общества сцены войны и охоты, богатый и нищий, грек и варвар, атлет и актер. Отмечаются и изображения диких и домашних зверей, птиц Огромный интерес вызывают портреты государственных деятелей (рис. 8), писателей и художников.

Камея с изображением Митридата VI

Камея с изображением Митридата VI

Любили греки изображать на печатях и богов. Любопытно, что рельефы «государственных» богов — Зевса, Аполлона, Деметры — встречаются редко Гораздо чаще вырезали изображения богов, которых люди считали своими покровителями,— Афродиты, Ники, Эрота, Гермеса.

Камеи, в отличие от интальо, были предметами роскоши и не имели никакого практического значения При дворах эллинистических царей, отличавшихся богатством и пышностью, сложилась обстановка, благоприятная для зарождения и развития нового, более сложного вида глиптики. Усовершенствовалась к тому времени и техника резьбы на твердом камне. В античное время камеи были главным образом при­надлежностью женского туалета. Их вставляли в бро­ши, медальоны, подвески, перстни, нанизывали в оже­релья.

Многие из дошедших до нас гемм свидетельствуют о том, что с ними было связано немало суеверий. Осо­бенно сильно это проявилось в произведениях глиптики последних веков Римской империи, когда языческая религия сменялась христианством В это «смутное» время резной камень вновь становится амулетом. В коллекции гемм Государственного Эрмитажа хра­нится чрезвычайно любопытный резной сардоникс. С одной стороны камня вырезана фигура летящего по воздуху Персея, держащего в одной руке голову медузы, а в другой меч На обратной стороне геммы вырезана надпись на греческом языке «Беги подагра — Персей тебя преследует».

Геммы играли важную роль и в жизни народов Востока Известно например, что в Иране при Сасанидах шах жаловал своему придворному при утвержде­нии в любой должности — гражданской, военной или жреческой — регалии будущей власти шапку, пояс и перстень с печатью. Личная печать придворного была обязательной на деловых письмах, распоряжениях и приказах.

На служебных печатях нередко вырезался портрет вельможи или жреца со всеми регалиями Арабские и персидские историки любили подробно описывать пер­стни. Считалось, что цветные камни и самоцветы, вставленные в них, обладали мистической силой, могли влиять на судьбы людей. А повреждение камня истол­ковывалось как дурное предзнаменование.

Об исключительной важности перстня для просве­щенного перса можно судить по отрывкам из произве­дения XI в «Ноурузнаме» (Книга о Новом годе) «Перстень — украшение очень хорошее, и на пальце — подобающее Вельможи говорят не человек тот, у ко­торого нет перстня » «Письмо вельможи без печати — от слабости разума и нечистых помыслов, а сокровищ­ница без печати — от пренебрежения и неосторожно­сти».

Резьба на твердом камне требовала необычайного трудолюбия Вручную при помощи ножа и бурава вырезали печати в Древнем Египте, Месопотамии и на Крите С VI в до н. э. камень стали обрабатывать с помощью станочка, приводимого в движение смычком Агат, как и большинство минералов, применявшихся в глиптике, тверже стали, поэтому камень резали металлическим резцом с помощью абразива. В течение многих веков абразивом служил наждак с о-ва. Наксос в Эгейском море. И только после похода Александра Македонского в Индию греки стали использовать алмазную пилу и алмазную пыль. Резать приходилось «вслепую», не видя камня, и понятно, что под непро­зрачным слоем масла и алмазной пыли можно было упустить важную особенность строения камня. Труд­ности в работе античных камнерезов в значительной мере были вызваны и тем, что они не знали увеличитель­ного стекла. И все же, несмотря на примитивную технику, античные мастера создавали прекрасные произве­дения с ясной композицией и безупречным рисунком.

Месяцы, а то и годы упорного труда резчик тратил на создание одной камеи. Один из лучших знатоков глип­тики, француз О. Баблон, в начале XX в имел доста­точно оснований сказать, что для изготовления боль­шой камеи требовалось столько времени, сколько для постройки собора. В средневековой Европе глиптика пришла в полный упадок. Новый подъем ее начинается в эпоху Возрождения в Италии, а в XVI в искусство глиптики распространяется по всей Европе.

Последний период расцвета глиптики продолжался с середины XVIII до середины XIX в В это время появи­лось множество любителей резного камня Собиранием гемм занимались коронованные особы, аристократы, буржуа, ученые и художники Кто не мог купить геммы, коллекционировал слепки с них Появление на рынке выдающихся гемм было важным событием Так, о покупке Екатериной II у вдовы немецкого худож­ника Антона Рафаэля Менгса замечательной античной камеи говорили в Риме несколько лет Гёте, живя в Риме, также увлекся коллекционированием гемм Покидая Вечный город, он приобрел коллекцию слепков с лучших античных гемм и говорил, что это самое ценное из всего, что можно увезти из Рима.

Огромный спрос на геммы привел к тому, что искус­ные резчики пользовались необычайной популярностью, независимо чувствовали себя даже среди коронованных особ Характерно, например, поведение итальянского резчика начала XIX в Бенедетто Петруччи во дворце великой герцогини Тосканской, сестры Наполеона I, заказавшей ему камею с изображением членов своей семьи.

Петруччи вызвали во Флоренцию ко двору герцоги­ни «Я,— писал он — застал герцогиню и ее маленькую дочку сидящими за столом за завтраком. Весь двор присутствовал при этом стоя Как только герцогиня меня увидела, она наклонила голову в мою сторону, и один из камергеров сказал мне, что я могу начинать. Я не привык еще ко двору и потому взял стул, стоявший рядом с герцогиней, на котором лежал ее пудель. Не обращая на него никакого внимания, я перевернул стул и свалил собаку на пол Несчастное живот­ное, не привыкшее к такому обращению, начало лаять, после чего герцогиня метнула на меня взор, полный гнева, и по всему залу пробежал шепот Но я сделал вид, что ничего не понимаю, сел и принялся за портрет Придворные — французы и итальянцы — об­ступили меня так тесно, что у меня почти не было возможности работать В скором времени я придал воску некоторую форму, и маркиз X, президент Акаде­мии и камергер, приблизясь к герцогине, сказал ей, что он в первый раз видит такое сходство. Она забыла оби­ду, нанесенную мной ее собаке, и милостиво пожелала видеть модель. Она засмеялась и спросила дам, дейст­вительно ли они находят сходство, и после утвердитель­ного ответа сказала мне «Приходите завтра — я дам вам еще один сеанс Я прикажу, чтобы вам дали поме­щение в моем дворце и чтобы у вас не было ни в чем недостатка». Петруччи сделал восковые модели, а за­тем вырезал портреты герцогини, ее дочери и мужа на камнях После завершения этой работы он получил множество заказов на портреты от придворных, но герцогиня, желая, чтобы Петруччи работал для нее, позволила вырезать только камею с изображением до­чери испанского посла.

В России искусство миниатюрной резьбы по камню уходит в глубь веков. В церковных ризницах издавна хранились старинные камни с надписями и изображе­ниями религиозных сценНекоторые государственные печати оформлялись в камне. Сохранились сведения о мастере Кузьме, вырезавшем в XIII в печати из камня для татарского хана. В Оружейной палате Кремля хранятся изумруды с рельефными изображениями святых и царей.

Любопытна история трех русских камей из сардо­никса, изготовленных в Москве в XVI в Впервые они упоминаются в источниках XVII в одна в «Книге Большой Государевой Шкатулы» и две в описи ценно­стей Патриаршей ризницы в Кремле. С этими камеями случались удивительные приключения. Самая крупная из них — с изображением Иоанна Предтечи, в богатой золотой оправе — исчезла из «Государевой Шкатулы» в Смутное время Возвращена она была в 1630 г благо­даря счастливому случаю один из жителей Вязьмы принес ее для продажи в Кремль. Прошло столетие, камею перевезли в Петербург и поместили на хранение в деревянный ковчег вместе с другими ценностями Зим­него дворца. А затем камея вновь пропала при неизвест­ных обстоятельствах.

Летом 1927 г в Оружейную палату поступила из комиссионного магазина в Москве крупная камея на сардониксе в изящной оправе. Неизвестная камея была совершенной работы, и музейные работники датировали ее XIX в Оставим пока эту камею и поведем дальше нить рассказа.

Две другие старинные камеи более трех столетий пролежали в Патриаршей ризнице. В феврале 1918 г сокровищницу ограбили, и хотя бандиты вскоре были найдены, а часть произведений ювелирного искусства удалось возвратить, многое было утрачено. В том числе и камеи.

Спустя сорок лет одна из этих камей, называвшаяся «Великая Панагия», была куплена в Москве по случаю, правда, без золотой оправы, четырех алмазов и рубинов, сорванных грабителями. На камее на молочно-белом фоне мягкими линиями вырезан темно-коричневый силуэт Богоматери. В лице и осанке святой нет ни суро­вости, ни аскетизма, изображена живая, почти земная женщина.

След второй парной камеи «Иоанн Лествичник» обнаружила искусствовед М М Постникова в конце 70-х годов при просмотре каталога лондонского анти­кварного аукциона. Нужно было срочно возвратить камею на Родину. В этом непростом деле помогли коллеги из Франции. Хотя камея после аукциона была еще два раза куплена и продана, но след не был потерян, ее приобрели и вернули в Россию «Иоанн Лествичник» чуть поменьше «Великой Панагии», коричневый слой на ней чуть темнее.

Наконец, все три камеи встретились Искусствоведы сравнили две камеи без оправы и крупную с оправой, находящуюся в Оружейной палате с 1927 г (ту, кото­рую из-за совершенства работы ошибочно отнесли к XIX в ) Выяснили, что они имеют много общих черт У всех камей овальная форма, скошенный край черный, барельефы коричневые, фон молочно-белый Рельеф фигур низкий, но головы чуть более приподняты, как это характерно для древнерусской резьбы по дереву. Все три камеи вырезаны в одном месте и в одном столетии, поэтому спи помещены вместе в Оружейную палату как произведения русского искусства XVI в.

В России большой интерес к глиптике проявился в XVIII в Резьба по камню выполнялась на Петер­гофской гранильной фабрике, называвшейся в то время «мельницей» На камне преимущественно копировали портреты русских князей Резной камень входит в моду, резьба по камню официально признается «весьма приличным занятием», привлекательным и для высоко­поставленных лиц Ею, например, занималась Екате­рина II А Мария Федоровна, жена Павла I, обучалась камнерезному искусству у известного мастера Карла Лебрехта. Одно из лучших ее достижений — велико­лепная камея с изображением своей семьи.

Дальнейшее развитие русская глиптика получила с организацией медальерного класса в Академии ху­дожеств Здесь воспитывались и трудились такие та­лантливые мастера, как С. Васильев, А. Волков, С. Алексеев, А. Григорьев, В. Доброхотов, А. Прытков, А. Клепиков и др.

В XIX в распространилась мода на перстни с вставками из самоцветов и цветных камней. Носил их и великий Пушкин Вот что известно об этом. Перед тем как поэта сослали в Михайловское, красавица графиня Е К Воронцова подарила ему на память перстень с сер­доликом, испещренный какими-то кабалистическими знаками Пушкин очень любил этот перстень и запеча­тывал им многие письма. На черновике стихотворения «Талисман» поэт оставил пять оттисков сердоликовой печати. Перстень он носил на большом пальце и как будто бы верил, что без него ослабевает поэтический гений. На смертном одре Пушкин передал талисман поэту В. А. Жуковскому, затем перстень перешел к сыну Жуковского, а потом был подарен И. С. Тур­геневу. Ныне пушкинская реликвия хранится в Москве в музее А. С. Пушкина.

В последние десятилетия XIX в. мода на геммы про­шла, они утратили былое художественное значение и превратились в стандартные изделия. Это была, по выражению А. Е. Ферсмана, «дешевка, лишенная черт неповторимости и рассчитанная на нетребовательных покупателей»т К тому же рисунок гемм, выполненный механическим способом, стал расплывчатыми. Геммы начали резать из перламутра, материала несравненно менее эффектного, чем цветные камни и самоцветы. В последнее десятилетие в нашей стране интерес к геммам начал возрождаться. В ювелирных магазинах появились камеи из нефрита, халцедона и других цветных камней с изящными изображениями зверей и птиц. Изготавливают их в наше время следующим образом. Зеркальное рельефное изображение рисунка, прижатое к заготовке из камня, колеблется с частотой ультразвука. К месту их соприкосновения подается вода совзмученными частичками абразива. Ультра­звуковое колебание торца инструмента с негативным изображением камеи преобразуется в быстрые дви­жения частичек абразива, разрыхляющих поверхность камня. Постоянно поступающая вода удаляет разру­шенный материал. Так на камне получается идеально точный рисунок камеи. При этом воспроизводятся такие тончайшие детали, как пряди волос, складочки кожи и др. С появлением ультразвуковых станков камнерезная техника шагнула далеко вперед Теперь дело за граверами, которые должны создать модели прекрасных гемм.

ГЕММЫ ГОСУДАРСТВЕННОГО ЭРМИТАЖА

В Эрмитаже хранится одна из лучших в мире коллекций гемм, включающая около 20 тыс. камей и интальо История эрмитажного собрания начинается в XVIII в За короткое время в него вошли «кабинеты резных камней» Луи Филиппа Орлеанского, де Бретейля, де Энпери и Сен Мориса, Жана Батиста Казановы, Алджернона Перси и многих других собирателей В XIX в. большое количество западноевропейских гемм поступило из коллекций Жана Батиста Маллия, Д. П. Татищева, Л. А. Перовского, В. И. Мятлева.

Одна из самых древних гемм Эрмитажа — резной сердолик Крито-Микенской эпохи Хотя она вырезана почти четыре тысячелетия назад, красный цвет сер­долика и зеркальный блеск прекрасно сохранились Интальо изображает охотничью сцену — два льва нападают на обессилевшего в борьбе оленя (рис. 9).

Камея из сердолика Крито-Микенской эпохи

Камея из сердолика Крито-Микенской эпохи

Большой интерес вызывает резное кольцо из прекрасного сапфирина (голубоватого халцедона), найден­ное при раскопках одного из керченских курганов. На нем изображена летящая цапля. Голова на длин­ной тонкой шее вытянута вперед, крылья развернуты в широком взмахе. Поразительно точно передан плав­ный полет птицы, с ювелирной тонкостью вырезаны изящные легкие перья Установлено, что гемма сделана Дексаменом Хиосцем в V в до н. э.

В коллекции резных камней Эрмитажа находится историческая камея Гонзага Уже в XVIII в упоминание о ней обычно сопровождалось эпитетом «знаменитая», а ныне, по общему мнению искусствоведов, ее относят к самым совершенным произведениям резьбы по камню античного времени.

Камея Гонзага — одна из самых крупных гемм. Дли­на ее 15,7 см, ширина 11,8 см, высота рельефа 3 см. Вырезана она из великолепного трехслойного оникса — верхний и нижний слой темно-коричневые, средний молочно-белый В отличие от большинства гемм, на камее Гонзага не один, а два профиля — мужской и женский, повернутые вправо (рис. 10). У изобра­женного на первом плане царя прекрасный профиль, четкие и вместе с тем мягкие черты лица высокий лоб, длинный правильный нос с тонкими нервными нозд­рями, чуть приоткрытый рот, красиво изогнутые губы, круглый энергичный подбородок. Бровь проходит полу­кругом довольно близко от глаза и бросает тень, создавая впечатление устремленного вдаль взора, со­средоточенного и вместе с тем несколько мечтатель­ного. Лицо окаймлено крупными прядями волос, кото­рые, прихотливо извиваясь, выбиваются из-под шлема с гребнем.

Историческая камея Гонзага

Историческая камея Гонзага

На втором плане лицо царицы. Некоторые его чер­ты — форма рта, подбородка и глаз — имеют много общего с лицом царя. В то же время у женщины более полные щеки, плавный переход от лба к носу, все черты лица мягче На шее лежит ожерелье с подвеской. Лицо выражает полное спокойствие, что создает конт­раст с патетическим выражением лица царя.

Помимо чисто скульптурных особенностей камея Гонзага отличается мастерским использованием кра­сочных эффектов оникса. Трехслойный камень неоднороден средний молочно-белый слои изобилует полуто­нами, в верхнем коричневом вкраплены светлые пятна. Камнерез сумел превратить эти недостатки камня в достоинства. Так, светлые пятна на верхнем коричневом слое стали изображениями двух голов на эгиде (чешуй­чатом панцире царя женской — Горгоны и мужской — гения ужаса Фобоса).

Фон камеи темно-коричневый — это нижний слой оникса. Из среднего слоя вырезаны фигура царицы, а также лицо, шея, плечо и гребень шлема царя. Общая окраска слоя молочно-белая с сильным голубоватым оттенком Участок идеально ровного тона использован для лица и шеи царя. Лицо царицы темнее и в цветовом выражении отличается от лица царя. Из верхнего коричневого слоя получены шлем, эгида и волосы царя. Естественно, что между гладкой кожей лица и волосами не должно быть резких переходов. Чтобы достичь нуж­ного эффекта, мастер использовал извилистость корич­невого слоя оникса для передачи вьющихся локонов.

Камея Гонзага создана в Александрии (Египет) в III в до н. э. Здесь при дворе первых Птолемеев и появился новый вид резьбы по камню. Еще не закончены споры о том, кто изображен на камее Предполагали, что на ней вырезаны бюсты Александра Македонского и его матери Олимпии Ныне искусствоведы считают, что на камее мы видим портреты Птолемея Филадель­фия и Арсинои, приходившейся ему женой и сестрой. Имя замечательного мастера, творца камеи, неизвестно

Кто и в каких странах владел этой камеей на протя­жении почти двух тысячелетий, также неизвестно Исторические сведения о камее появляются с сере­дины XVI в Впервые она упоминается в 1542 г в списке личных вещей мантуанской герцогини Изабеллы д’Эсте Гонзага, составленном вскоре после ее смерти (отсюда и название этой камеи).

В течение нескольких поколений камея вместе с другими драгоценностями герцогов Гонзага находи­лась в Мантуе После смерти Винченцо II Гонзага, не оставившего прямых наследников, в Европе развер­нулась война за «мантуанское наследство» между испанскими и австрийскими Габсбургами, с одной сто­роны, и Францией, с другой В 1630 г после длительной осады Мантуя была взята и разграблена австрийскими войсками С камеи содрали золотую оправу, а сам резной камень вместе с другими драгоценностями попал в Прагу ко двору императора Священной Римской империи В ходе Тридцатилетней войны Пражский дворец был захвачен шведскими войсками, а хранив­шиеся в нем художественные изделия отправлены в Стокгольм в музей королевы Кристины Августы. Экстравагантная правительница Швеции, ходившая в мужских костюмах, носила камею как орден на лацкане своего полувоенного мундира.

На севере камея пробыла недолго. Поведение и расточительность Кристины вызвали недовольство у аристократии и духовенства. Против нее было органи­зовано несколько дворцовых заговоров Не чувствуя твердой опоры, королева отреклась от престола и в 1654 г покинула Швецию, захватив с собой в Рим несколько драгоценных вещей и среди них — камею Гонзага.

После смерти Кристины в 1689 г ее собрание приобрел герцог Брачианский, племянник римского папы Иннокентия XI Камея Гонзага хранилась в Риме до конца XVIII в Затем вместе с коллекцией античных монет она в 1794 г была продана Ватикану.

В 1797 г во время итальянского похода Бонапарта армия директории разгромила папские войска Папа был вынужден заключить мир с Бонапартом и выпла­тить контрибуцию, в том числе и отдать многие лучшие произведения искусства Вероятно, тогда камея оказа­лась у командующего французской армией Что было с геммой между 1797 и 1803 гг., точно неизвестно В1803 г ее купила за 1,5 млн. франков капризная и расточительная Жозефина, супруга Наполеона I.

В 1809 г брак императора с Жозефиной был рас­торгнут Жозефина поселилась во дворце Мальмезон, поэтому некоторые искусствоведы камею Гонзага на­зывают еще мальмезонской.

Наполеон I потерпел поражение в войне с Россией После того как Париж в марте 1814 г был взят союз­ными войсками, Александр I часто бывал у Жозефины, оказывая ей различные знаки внимания. Ему удалось сохранить для бывшей императрицы и ее детей крупное состояние. В благодарность Жозефина подарила рус­скому императору камею Гонзага и просила у него раз­решения сопровождать Бонапарта на о-в Эльбу Алек­сандр I подарок принял, но в просьбе отказал.

Знаменитый резной камень в 1814 г был доставлен в Петербург и подарен Эрмитажу, где находится и по­ныне. Таким образом, за последние четыре века камея Гонзага по крайней мере семь раз меняла владельцев, три раза была спасена от ужасов военного разгрома и в буквальном смысле слова неоднократно пересекла Европу вдоль и поперек.

В наше время древние геммы Эрмитажа привлекли к себе внимание и как возможное доказательство пре­бывания инопланетян на Земле Писатель А. Казанцев усмотрел в этрусских интальо изображения «существ в космических скафандрах» и «космических ракет» и считал, что будто бы в далеком прошлом на этрусскую землю (территория современной Италии от Рима до Флоренции, примыкающая к побережью Тирренского моря) прилетали астронавты с иных планет Предпо­ложение проверил ученый М. А. Воронин и доказал, что оно не что иное, как очередная сенсация, основан­ная на поверхностном знакомстве с древними геммами.

Первоначально этрусские камнерезы находились под сильным влиянием реалистической древнегреческой глиптики Затем они выработали собственный стиль резьбы по камню, использовав в качестве основного инструмента резец «глоболо» полусферической формы, прикрепленный к вращающемуся стержню. Им выре­зались полусферические углубления, и нередко изо­бражение состояло из ямок разной величины. Рисунок получался упрощенным и схематичным. Изображение человека, складывавшееся из нескольких углублений, соприкасавшихся между собой, было очень прими­тивным и напоминало «водолаза в скафандре».

Этрусские камнерезы вначале воспроизводили га­леры реалистически. На ранних интальо видны все основные части корабля (рис 11, а—б) Нос украшен головой коня, на корме различается хвост того же жи­вотного, показаны мачты, паруса, такелаж, многочи­сленные весла На поздних этрусских интальо в стиле глоболо галеры воспроизведены очень схематично (рис 11, в—г) Не показаны весла, такелаж. Корма передана кружком с тремя черточками, принятыми фантастами за лучи реактивных взрывов.

Греческие и этрусские интальо с изображением галер

Греческие и этрусские интальо с изображением галер

Безусловно, прав М . А. Воронин, когда пишет, что «опознать в изображениях на геммах «космический корабль» и «астронавта в скафандре» могли только те, кто не знали истории развития античных гемм, не потрудились ее узнать, легкомысленно погнались за сенсацией и поэтому ввели людей, незнакомых с данным вопросом, в заблуждение».

ВЕЛИКАЯ КАМЕЯ ФРАНЦИИ

Самая большая в мире камея хранится в Кабинете медалей в Париже. Она сделана из пластины оникса размером 31X26 см и действительно намного крупнее любой другой камеи. На ней с ювелирной четкостью вырезано более двадцати фигур, скомпонованных в три горизонтальных пояса Датируют камею началом 1 в н. э., временем правления римского императора Тиберия, преемника Августа. В середине камеи на троне изображен Тиберий — атлетически сложенный, с выразительным лицом, большими глазами и прямым носом. Рядом с ним знатная римлянка и два молодых воина. Друз и Нерон, сыновья знаменитого полко­водца Германика, считавшиеся будущими преемниками Тиберия Над центральной группой — император Ав­густ с ближайшими родственниками. Внизу — рельеф­ные изображения побежденных германских и дакских воинов с женщинами и детьми.

В целом камея — картина в камне с тщательной проработкой лиц, величественными и благородными по­зами Тиберия и Августа, скорбными, со склонен­ными головами фигурами пленных варваров. По словам искусствоведа А. С. Варшавского, парижская камея — « удивительной тонкости и изящества работа». Творец ее неизвестен.

У парижской камеи очень сложная и бурная история, которую можно было бы положить в основу детективного романа. За свою почти двухтысячелетнюю историю она много раз меняла хозяев, государства, города и дворцы и, конечно, ее похищали. Вот так складывалась жизнь этого удивительного резного камня.

Когда Древний Рим пришел в упадок, на стыке Европы и Азии, на месте небольшого греческого города Византион в 324 г н э основали столицу Восточной Римской империи (Византии), в будущем Константино­поль (ныне — Стамбул) Император Константин хотел сделать из него второй Рим. Началось бурное строитель­ство, один за другим появлялись поражающие рос­кошью мраморные дворцы, сверкающие золотом храмы, большие площади, соединяющие длинные и широкие улицы, гигантский ипподром В Константинополь пере­возится личная казна императора В ней среди римских золотых монет всех эпох, сосудов из золота и серебра, драгоценных камней и других сокровищ оказалась и огромная камея.

В 1204 г крестоносцы захватили и разграбили Кон­стантинополь Дворцы и дома, церкви и храмы, усы­пальницы, парки и сады — все разорили рыцари По­вреждены мраморные колонны, разбиты и искалечены античные статуи С императорской трибуны ипподрома сняли и. увезли четверку бронзовых лошадей, покрытых золотом. В эти тяжелые для Византии дни исчезла и большая камея. К тому времени она стала массивнее — у нее появилась оправа, усыпанная драгоценными камнями и жемчугом, с выполненными из эмали изо­бражениями евангелистов Марка, Матфея, Луки и Иоанна по углам.

Точно не известно, как камея попала в руки Балдуина II, императора Латинской империи, обширного государства, основанного крестоносцами в бывших владениях Византии Балдуин вечно нуждался в день­гах и «уступил» за огромную сумму несколько христиан­ских реликвий французскому королю Людовику IX Святому Король верил что святые реликвии избавят его от малярии и какого-то кожного заболевания Среди других «святынь» — «тернового венца» Христа и щепочки от креста, на котором его будто бы распя­ли,— была, по-видимому, и большая камея. Во всяком случае, в 1341 г в списке ценностей парижской часовни в аббатстве Сен-Дени уже значилась уникальная резная картина на камне А спустя два года по распоряжению Филиппа VIкамею передали в дар римскому папе Клименту VI.

В то время резиденция римских пап находилась во Франции, в городе Авиньоне Климент VI располагал богатой казной, а французский король, начавший войну с Англией (в истории она известна под именем Столетней) и уже проигравший одну из битв, нуждался в деньгах Папа римский в который раз предоставил королю значительную сумму. Очевидно, большая камея служила знаком благодарности короля за помощь духовного владыки.

Через несколько десятков лет положение измени­лось. Доходы главы католической церкви, по-прежнему находившегося в «авиньонском плену», упали Пришла пора продавать церковные ценности. Большую камею приобрел французский король Карл V Мудрый Ред­костное произведение искусства торжественно передали часовне в Сен-Дени, засвидетельствовав это событие на золотой оправе резного камня. В праздничные дни камею забирали из сокровищницы часовни и во время торжественных процессий носили вместе с другими реликвиями. Духовные лица считали, что на камне изображена сцена библейского сказания об Иосифе, а не языческий император со своими близкими. И только в 1619 г муниципальный советник К. Ф. Перейск, большой знаток и собиратель произведений искусств, усомнился в библейском сюжете камеи. В одном из писем к Рубенсу он написал о редкостной находке в сокровищнице Сен-Дени.

Рубенс был не только гениальным художником, но и страстным коллекционером картин, медалей и книг, великолепным знатоком античного искусства. Приехав в Париж, чтобы написать картины из жизни француз­ских коронованных особ, он нашел время и для осмотра камеи. Художник пришел в восторг и зарисовал ее, рисунок же подарил Перейску. По нему Лука Востерман изготовил гравюру, которую затем поместили в энци­клопедическом словаре «Тезаурус».

Перемену в судьбе Большой камеи вызвала Великая Французская революция. Королевская казна стано­вится достоянием народа, ее сокровища выставляют для всеобщего обозрения Камея попадает в Кабинет медалей. В первые годы XIX в она привлекла особое внимание Шарлье, человека без определенных заня­тий. В течение нескольких лет он день за днем посещал музей, непрестанно любуясь. Большой камеей Наконец Шарлье решает выкрасть знаменитый резной камень Но как это сделать? Сначала он хотел устроить взрыв и в суматохе забрать камеюНо по зрелому размышлению (а временем его никто не ограничивал’) Шарлье отказался от первоначального плана Ведь кто знает, уцелеет ли камея после взрыва? Он разработал новый план. Чтобы смело ходить по Парижу в ночное время, Шарлье переодевается в форму национального гвардейца. Выбрав ненастную погоду, он в позднее время перелезает через ограду здания, выдавливает стекло в окне знакомого зала и не спеша берет давно облюбованные ценности — Большую камею, золотые вазы и чаши.

На следующее утро в Париже только и говорили о краже ценностей из Кабинета медалей. Одним из первых посетителей музея, выразившим хранителям ценностей свое сочувствие и нещадно бранившим вора, был Шарлье. В течение двух месяцев он, как и прежде, ежедневно посещал Кабинет медалей.

А затем Шарлье стал распродавать похищенное Золотые вещи были тайком переправлены в Англию. С камеей авантюрист не спешил расставаться. Сперва он вынул драгоценные камни, а золотую оправу пере­плавил. Затем камея была продана в Амстердаме В городе вскоре начались разговоры об удивительном резном камне. Дошли они и до французского консула, человека деятельного. Он решил проверить слухи и сумел собственными глазами увидеть похищенную зна­менитую драгоценность. Через несколько часов вор оказался в тюрьме.

Камея была возвращена в Париж в то время, когда Наполеон I короновался и проявлял особый интерес ко всему «истинно царскому» .Понятно, что резной ка­мень римского времени, да еще с изображением импе­раторов, был очень кстати. Ему оказывают исключи­тельное внимание — заделывают трещины, чистят, наводят блеск и помещают в позолоченную оправу, изготовленную в пышном стиле ампир Уникальный рез­ной камень Наполеон назвал «Великой камеей Фран­ции» Хранили его во дворце Тюильри.

Следующее событие в истории Большой камеи произошло в 1832 г , когда король Луи-Филипп в поряд­ке показной демократичности «разжаловал» Великую камею. Ее лишили оправы и вновь отправили в Кабинет медалей. С тех пор лишь однажды — во время второй мировой войны — камея покидала Лувр ее и другие драгоценности для спасения от гитлеровцев временно вывезли на юг Франции Только через шесть лет, в 1945 г, знаменитая камея вернулась в Париж, где в Кабинете медалей она хранится и по сей день.