12 месяцев назад
Нету коментариев

Ранним декабрьским утром мы выехали из Аддис-Абебы на запад, по направлению к городу Амбо, по одной из шести дорог, связывающих столицу с западными провин­циями. Миновали невысокие горы, поросшие эвкалип­тами. Отсюда четко вырисовываются поля пшепицы, яч­меня и тэффа (разновидность проса). На полях шла уборка урожая. Дорога при спуске в долину пересекает мощные пласты красноземов, или латеритов; в долинах они переходят в коричневые глины. Это очень плодород­ные земли, но легко поддающиеся эрозии вследствие быстрого размыва потоками воды, несущимися с гор в период дождей. Эрозия — бич земледелия, однако ради­кальные меры по борьбе с эрозией почвы стали осуществляться только в настоящее время. Наш путь лежит в горный тропический лес, расположенный в недавно организованном заповеднике в местечке Манагаша на юго-западном склоне горы Гудэр (2600 м над ур. м.). Площадь заповедника 4000 га. Сейчас его территория приводится в порядок, прокладываются дороги, строятся мосты. Наша машина с трудом поднимается вверх по единственной, более или менее доступной дороге, свернуть в глубину леса не представляется возможным. Едем среди хвойного подокарпусового леса. Высокие стволы диаметром 1—2 м выносят на высоту 50 м тем­ные кроны. Климат здесь сравнительно влажный, осадки (1200—1400 мм в год) равномерно распределяются в те­чение 5 месяцев, но менее обильны, чем в зоне вечнозе­леных широколиственных лесов.

Характерной особенностью горных тропических лесов является изменение флоры по вертикали. При восхожде­нии к вершине меняется облик леса. На месте типичных тропических видов появляются другие виды — представи­тели флоры северных широт. На столь своеобразную трансформацию высокогорной растительности впервые обратил внимание русский ботаник А. Н. Краснов, посе­тивший в 1892 г. горный лес на склонах горы Геде на о-ве Ява (Индонезия). Подобная картина была перед нами и в лесах Манагаши. Подокарпусовый лес доста­точно разрежен, но более однороден. Высокие деревья образуют обычно непрерывный сомкнутый свод. В состав верхнего яруса входят, кроме Podocarpus gracilior,Pygeum africanumEkebergia raeppellianaOlea hochstetteriCeltis kraussianaApodytes acutifoliaPolyscias ferrugineaPou­teria sp.

Иногда подокарпус слагает исключительно верхний ярус, и тогда в среднем и нижнем ярусах обычны Croton macrostachysTeclea nobilisCalpurnia subdecandraBer­sama abyssinicaПовсюду эпифиты, но вьющихся расте­ний мало, внизу зеленый травяной покров. Podocarpus gracilior не произрастает на засушливых склонах гор и не проникает так далеко на север и юг, как можжевело­вый лес. Рост его слабее и засухоустойчивость меньше, чем у можжевеловых деревьев. На высоте 2500 м над ур. м. начинается господство других хвойных гигантов можжевелового леса — JuniperusproceraВ возрасте 400—500 лет они достигают 40—50 м высоты, диаметр ствола — до 2.5 м. Трудно представить себе, что низко­рослый можжевельник — Jcommunis является ближай­шим родственником этих мощных деревьев. В Крыму про­израстают два вида можжевельника — Joxycedrus и Jexcelsaвысотой 5—10 м. В Средней Азии встречается ещё ряд видов, образующих заросли, называемые арчев­никами, но их высота не превышает 10 м.

Леса этого типа большей частью произрастают на изолированных участках в центральных районах страны, в восточной части Эфиопского нагорья, а также на верх­них участках склонов северо-западной части Галла-Со­малийского плато. Они встречаются на больших высотах, 2500—3000 м над ур. м., где климат сравнительно холод­ный и сухой, и только по направлению к юго-западу находятся на меньшей высоте, 1800—2000 м над ур. м. Леса luniperus — это особый тип леса, как в отношении экологии, так и по флористическому составу, они более ксероморфны, чем подокарпусовые.

Верхний ярус обычно составлен исключительно Juniperus proceraОбилие мхов, свисающих с ветвей, придает лесу характерный вид. В среднем ярусе деревья до 20 м высоты. Здесь можно встретить Apodytes acutifoliaCussonia sp., Ekebergia ruepellianaMilletia ferrugineaOlea chrysophyllaPittosporum abyssinicumPygeum africanumHagenia abyssinicaRapanea simensisВ ниж­нем ярусе преобладают кустарники — GrewiaGymnos­poriaHypericumEucleaRhusIlexPistaciaSide­roxylonMyrsineDodonaea viscosaМожжевеловый лес более мрачный, чем любой другой. В нем непроходимые заросли самшита и папоротников, повсюду свисают мхи, орхидеи.

В менее благоприятных местообитаниях можжевело­вые деревья с более короткими и толстыми стволами, растут разреженно. Растительность под ними обычно обильная и густая, образует непроходимую чащу. На больших высотах можжевеловые леса напоминают парковый ландшафт — деревья расположены отдельными группами. В этом случае наибольшее распространение получает Hageniaобразующая почти чистую ассоциацию и вытесняющая Erica arborea.

Своими размерами и необычным видом поражает ги­гантское травянистое растение, с которым мы встрети­лись на берегу маленького ручейка, заросшего высокой травянистой растительностью. Это лобелия гигантская (Lobelia giganteaиз сем. колокольчиковых. Другой вид лобелии (Lrhynchopelumмы встретили в провинции Аруси близ горы Гамала. Это действительно непревзой­денная древовидная трава. Вас поражает ее колоннооб­разный ствол до 5 м высоты, сверху увенчанный широ­кими, длинными, до 0.5 м, листьями и цилиндрическое соцветие высотой до 1 м. Здесь же среди камней растут вереск (Erica arboreaи невзрачная, паразитирующая на корнях других растений Bartsia decurva (Scrophula­riaceae). Один из видов бартшии встречается в некоторых районах Средней Азии.

Перед нами на высоте 2600 м над ур. м. раскинулось небольшое плоскогорье. Здесь в изобилии растут древо­видный вереск и гигантский крестовник — Senecio gigasПервый из сем. вересковых, второй из сем. сложноцвет­ных. Но как резко отличаются они от своих собратьев нашей флоры. Кто не знает колючей низкой травы на­шего крестовника или чуть приподнимающегося над зем­лей вереска. В условиях Эфиопского нагорья представи­тели многих родов (LobeliaSenecioErica и др.) дости­гают исключительно больших размеров. К сожалению, наше пребывание в заповеднике было кратковременным, но тем не менее оно оставило незабываемое впечатление. Здесь наиболее остро ощущаешь мощь горного тропиче­ского леса, история возникновения которого уходит в да­лекую геологическую эпоху.

На обратной дороге спускаемся с высокогорного плато. В изобилии встречаются кусты шиповника, вереска, ко­локольчиковые, сложноцветные, злаки и другие травя­нистые растения; кажется, что мы в наших лесных ши­ротах, а не в тропической стране. Только снова попав в зону можжевелового и подокарпусового лесов с их ги­гантскими деревьями, возвращаешься к действительности.