2 года назад
Нету коментариев

Мое знакомство с Эфиопией состоялось очень давно. В 20-х годах, по окончании института, я начал свою на­учную деятельность во Всесоюзном институте растение­водства. Директор Института академик Н. И. Вавилов только что вернулся из далекой Абиссинии, откуда при­вез обширную коллекцию семян культурных растений. Согласно теории Н. И. Вавилова о центрах происхожде­ния культурных растений, Эфиопия являлась одним из мировых центров происхождения пшениц. Для подтверж­дения этого нужны были новые факты, необходимо было найти генетические признаки, которые могли бы с пол­ной очевидностью подтвердить гипотезу. Внимание Н. И. Вавилова привлек кроющий первый бесцветный лист в проростке пшеницы, называемый колеоптилем. У всех известных пшениц число сосудистых пучков в нем всегда равняется двум. А сколько их у абиссинс­ких пшениц? Может быть, иное, поскольку по ряду признаков (цвету, опушению, иммунитету и т. д.) эти пше­ницы отличаются от пшениц другого происхождения.

Такая совершенно четкая и ясная задача и была по­ставлена передо мной в конце 20-х годов. Предстояло «пройтись по глобусу», по выражению Н. И. Вавилова, и проанализировать сотни образцов мировой коллекции пше­ниц, собранных к тому времени в ВИРе. При этом осо­бое внимание должно было уделяться пшеницам, при­везенным из Эфиопии. Действительно, они оказались уникальными — число сосудистых пучков больше 2, а в от­дельных случаях достигало 7. Тем самым в основу тео­рии происхождения пшениц был включен новый при­знак, подтверждающий ее надежность и большую значи­мость в растениеводстве.

Меня особенно привлекали черноколосые пшеницы. «Это эмблема Эфиопии, где народ, животный и растительный мир несут печать ни с чем не сравнимого сво­еобразия»,— говорил Н. И. Вавилов.

Тогда я не думал, что много лет спустя своими гла­зами увижу эту древнюю страну.

Высоко в небо взметнулось Эфиопское нагорье с его горными вершинами, глубокими каньонами и озерами, иногда совсем маленькими, заполнившими воронки по­тухших вулканов. Это особенно хорошо заметно, когда летишь из Хартума через Эритрею. Междуречье Белого и Голубого Нила плоско, оно ровно, как стол. При при­ближении к Эфиопии самолет круто взмывает вверх, чтобы преодолеть высокую, почти отвесную стену. С вы­соты полета Эфиопия выглядит малодоступной и суро­вой.

Забегая вперед, надо сказать, что Эфиопия — удиви­тельная страна. Это осколок древней цивилизации, на­шедшей приют на высоте более 2000 м над ур. м. Здесь в прошлом причудливо сочеталась неограниченная власть императора с феодальным племенным укладом, коло­кольный звон православной церкви с завыванием и пля­ской шамана. Здесь долго сохранялись дикие нравы и обычаи. Примерно за тысячу лет до нашей эры северная оконечность Эфиопского нагорья стала заселяться при­шельцами из южной Аравии. Этот народ говорил на се­митском языке.

В настоящее время разноплеменное население Эфио­пии объединяют в семито-хамитскую семью народов, в ко­торой выделяются две группы — семитская и кушитская. В первую входят амхара, гураге, тигре и тиграи, а во вто­рую — галла, агау, динакиль, сидамо, каффа и др.

Наиболее многочисленный народ — амхара, которые и составляют основное ядро эфиопской нации. Они зани­мают наиболее плодородную территорию страны, распо­ложенную севернее Аддис-Абебы и дальше, вокруг оз. Тана. Вся северная часть страны, до границы с Суданом, заселена тиграи. Южнее Аддис-Абебы, до границы с Ке­нией, расселилось воинственное племя галла. С востока с галлами граничат кочевники сомали, а с запада — си­дамо и различные нилотские племена.

Как в прошлом, так и в настоящее время эфиопы земледельческий и отчасти скотоводческий народ. Они хорошо знают, как создавать оросительную систему по­лей и вести террасное земледелие.

В Эфиопии в восточных высокогорных пустынях до сих пор живут аборигенные кочевые кушитские пле­мена — аруси, данакиль, а также галла. Последние — одно из многочисленных племен, по своему облику и обычаям занимающее промежуточное положение между наиболее отсталыми и культурными племенами негроид­ной ветви.

В начале нашей эры в северной части Эфиопского на­горья существовало процветающее Аксумское царство, в котором в IV в. н. э. было введено христианство.

У древних греков, по Геродоту, слово Эфиопия оли­цетворяло легендарную страну, населенную «блаженными племенами эфиопов». Геродот называл ее страной солнца, где много золота, водятся громадные слоны, растут де­ревья многих пород, где люди огромного роста, красивые и долговечные. Это представление несомненно свидетель­ствует о связях древнего Аксума с Грецией. Уже тогда страну населяли люди, хорошо владевшие различными ремеслами. Строительную технику, мастерство ваяния они заимствовали у южных арабов. Время создания обе­лисков с древними письменами, высеченных из камня, восходит к первой половине IV в. н. э.

К VIII в. Аксумское царство пришло в упадок. Паде­ние Аксума произошло в результате набегов племен галла, подчинивших себе на многие столетия значитель­ную часть территории Эфиопии. К этому периоду отно­сится и вторжение в Восточную Африку португальцев под командованием Кристофора да Гама, сына извест­ного мореплавателя Васко да Гама, стремившихся подчи­нить свободолюбивые народы Эфиопии и насадить здесь католицизм. Однако эта попытка не имела успеха, иезу­итские священники были изгнаны, некоторые из них каз­нены. Православие стало господствующей религией.

В конце XIX в. (1889 г.) в Эфиопии к власти пришел Менелик И. Он провел ряд реформ, направленных на объ­единение разрозненных феодальных княжеств и племен, враждовавших между собой. Из Анкобера он перенес сто­лицу в Аддис-Абебу.

После смерти Менелика II в результате напряженной борьбы за власть императором Эфиопии становится ре­гент его малолетнего сына. Он вступает на престол под именем Хайле Селассие I. В начале своего пра­вления Хайле Селассие I возглавил борьбу народа с итальянскими оккупантами и продолжил объединение Эфиопии, начатое Менеликом II. Однако власть монарха была абсолютной, а феодальный строй оставался господ­ствующим.

Антифеодальные, антимонархические и антиимпериа­листические выступления трудящихся были поддержаны вооруженными силами страны, и 12 сентября 1974 г. Хайле Селассие I был свергнут с престола. Власть в стране перешла к Координационному комитету, кото­рый стал называться Временный военный администра­тивный совет (ВВАС). Лишь после этого открылись реальные возможности для серьезных социально-экономи­ческих преобразований и улучшения жизни народа. В де­кларации, которая была программой дальнейших дейст­вий ВВАС, провозглашалось равенство, всестороннее развитие общества, уважение труда, первенство общенарод­ных интересов над частными, неделимость и единство страны. «Народ должен иметь право управлять самим собой. Структура государства будет основываться на этом принципе». Страна стала на путь больших прогрессив­ных социальных преобразований.