12 месяцев назад
Нету коментариев

От озера Ауаса мы отправляемся в провинцию Сидамо, на юг страны, по направлению к границе с Кенией.

Вначале наш путь шел по дну грабена, к озеру Абая, лежащему значительно ниже Эфиопского нагорья (285 м над ур. м.). Дорога начинает подыматься, и озеро оста­ется ниже. Нам хорошо видна его сверкающая на солнце гладь. Рядом с дорогой раскинулась роща из абиссинского молочая (Euphorbia abyssinica). Необычайное и неизгла­димое впечатление производит этот лес. Трудно предста­вить более неприветливый и совершенно безжизненный склон, поросший молочаем. Он не похож ни на какой дру­гой лес. Молочаи с ветвями, усаженными острыми колюч­ками, увенчанные большими желтыми цветками и реду­цированными листьями, скорее напоминают кактусы, хотя с ними не имеют прямого родства. Корреспонденты и ли­тераторы, пишущие об Эфиопии, ничтоже сумняшеся, на­зывают их кактусами. Словно осколок древней, ныне ис­чезнувшей геологической эпохи, — так предстал перед нами этот лес. Он относится к особой экологической группе растений-суккулентов, произрастающих в наибо­лее засушливых местах, там, где другие деревья не мо­гут расти. Молочаи встречаются в полупустынных райо­нах Тропической Африки. Они обладают легкой древе­синой. Млечники пронизывают кору дерева. При таком защитном вооружении, казалось бы, у молочаев не должно быть врагов. Но тем не менее молочай не столь широко распространен. В его млечном соке наряду со смолами накапливается гутта — источник получения гуттаперчи, ради которой в погоне за сырьем человек безжалостно стал уничтожать деревья. Сейчас абиссинский молочай редок в виде чистых насаждений, чаще его можно встретить в качестве защитных деревьев по обочинам дорог и вокруг построек.

После продолжительной поездки по горным склонам и глубоким каньонам с труднопроходимыми зарослями вторичного тропического леса к вечеру мы достигли Ауасы — районного центра провинции Сидамо.

Приезд в глухую провинцию советских путешествен­ников — большое событие. Встретили нас здесь привет­ливо, вручили «Охранную грамоту», полученную из Ми­нистерства сельского и лесного хозяйства. После обычных расспросов нас угостили местными папитками, которые называются здесь тэлла, тедж и араки. Они широко рас­пространены среди пародов Эфиопии. Их употребляют амхара, тигре, сидамо, галла и др.

Тэлла — иначе пиво. Для его изготовления прежде всего проращивают в ведре зерна ячменя (5—6 дней), затем их высушивают и дробят. Это исходный материал, куда добавляют немного сухих листьев крушины (Rham­nus prinoides), плотно закрывают и ставят в теплое место. После пяти дней все это переносится в большой кувшин, туда же добавляются пшеничная или кукурузная мука, поджаренное тесто и вместе с водой все это размешива­ется. Наступает брожение, и спустя 7—8 дней напиток готов.

Тедж — более приятный напиток. Вначале делается раствор меда с водой в соотношении 1:6. На третий день удаляется воск и прибавляется некоторое количество на­стоя стеблей крушины. Спустя 5 дней раствор фильтруют и дают стоять 16—17 дней.

Араки — наиболее крепкий напиток. Берется 15 кг тэффа, 8 кг ячменя и 6 кг крушины. Ячмень проращивают для получения солода, сушат, дробят, смешивают с раз­мельченной крушиной и оставляют бродить в течение 5 дней. Из тэффа пекут хлеб и опускают туда же. Все это размешивается и начинает бродить. После двух дней гли­няный горшок с настоем ставится на огонь, и из перебро­дившей жидкости перегонкой получают напиток.

Ранним утром, с восходом солнца, раздается разного­лосье птиц и кудахтанье кур, словно мы в какой-то за­брошенной деревушке, где чистый воздух и утренняя прохлада бодрят и создают хорошее настроение. Перед нами раскинулся районный центр. Под сенью деревьев скрываются маленькие, крытые соломой хижины, среди них виднеются рубленые небольшие постройки. Ярко сияет позолоченный крест соборной церкви, вскоре раз­дается и колокольный звон. Как-то не верится, что мы в далекой Эфиопии: все напоминает заброшенное село среди лесов Заонежья. Сюда еще не проникли ни электри­ческий свет, ни радио. Здесь время словно остановилось среди зеленого безбрежного тропического леса с тысяче­летними великанами можжевельника и подокарпуса. Эти древнейшие представители растительного мира появи­лись сотни миллионов лет назад на месте Эфиопского на­горья, найдя исключительно благоприятные условия для своего роста. Сто, двести лет назад можно было встретить целые рощи этих высоких и стройных деревьев. Они со­ставляли однородные лесные ассоциации. К сожалению, только в малодоступных районах да в заповедниках со­хранились эти величественные темнохвойные леса. Все меньше становится нетронутых лесных массивов.

На обратном пути из Ауасы мы сделали попытку свер­нуть с дороги и углубиться в широколиственный лес. Но вскоре стена дремучего, хотя и вторичного леса прегра­дила пам путь. Джунгли — это вторичный лес с многочис­ленными труднопроходимыми лианами. Среди зарослей обычны колючая ежевика, обильно усаженная шипами, пасленовые, диоскорейные и другие вьющиеся кустар­ники. Лианы первыми появляются по опушкам и там, где образуются окна в тропическом лесу. На обратном пути в Аддис-Абебу наше внимание привлек участок поля, за­нятый под виноградники. На Эфиопском нагорье это была первая встреча с культурой винограда. Агротехник не­большой опытной станции показал нам обширное поле, за­нятое виноградными чубуками, где происходит их укоре­нение, после чего они переносятся на постоянное место на хорошо подготовленный участок. В далекие времена культура винограда процветала в Эфиопии. Возделыва­лись многие столовые и винодельческие сорта. Но во вто­рой половине прошлого века по повелению императора Менелика II все виноградники были выкорчеваны и даль­нейшее возделывание этой культуры запрещено.

Агротехник рассказал, что посадочный материал он срезал с кустов, сохранившихся со времени италь­янской оккупации. Вслед за завоевателями шли католи­ческие монахи, которые не только насаждали среди разно­племенного населения католицизм, но и закладывали виноградные плантации. По словам агротехника, виноград здесь прекрасно растет и дает хороший урожай. Он счи­тает, что наряду с плантациями культурных сортов кофе должны возделываться и плантации винограда и чая. В порядке эксперимента он успешно вырастил на красно­земах чайные кусты. Мы оставили адреса грузинских чае­водов, которые могли бы поделиться опытом в возделыва­нии чая.

На обратном пути останавливаемся перекусить в дере­венской харчевне. Нам подают кусочки жареного мяса в остром соусе и эфиопский хлеб — инджеру. Это тонко раскатанная лепешка наподобие наших блинов. Кусочки мяса захватывают прямо инджерой из горячей чугунной миски. Инджера готовится из муки тэффа, ее широко употребляют в стране. Все едят с аппетитом из общей чаши. На случай заболеваний народная медицина давно нашла превосходпое антисептическое средство — отвар из соцветий и ягод коссо (Hagenia abyssinica), широко рас­пространенного в лесах Эфиопии.

По дороге обгоняем стада овец и мелкого рогатого скота. По обочине цепочкой идут мулы и ослики, нагру­женные соломой тэффа. Они целиком скрыты под высо­кими копнами, п только тонкие, быстро переступающие ноги выдают этих выносливых животных.

Невольно возникает вопрос, за счет каких же расти­тельных ресурсов живут многочисленные стада. Поголовье скота в Эфиопии занимает одно из первых мест в Африке. Хорошо известно, что Эфиопия — страна не только древ­него земледелия, но также и животноводства. То и другое играет большую роль в жизни народа. Основными расти­тельными ресурсами животноводства являются естествен­ные пастбища. Они занимают огромные территории во всех провинциях страны, от полупустынных районов юго-востока до саванн, акациевого редколесья и степей нагор­ного плато. Кормовыми растениями преимущественно яв­ляются злаки.

Некоторое представление о видовом составе пастбищ­ных злаков удалось составить по материалам, собранным во время поездок в район озер (Ауаса, Звай) Эфиопского грабена. Это район вторичной низкотравной саванны с за­рослями колючих кустарников и невысокого редколесья, главным образом акациевого. Здесь повсюду можно встре­тить стада рогатого скота и овец, поскольку просто обстоит дело с водопоем скота в отличие от полупустынных и высокогорных областей. Наиболее распространенными злаками являются Aristida adscensionisCenchrus barbatusChloris leptostachiaCoelachyrum poiflorumCynodon dacty­IonDigitaria horizontalsDactyloctenium aegyptiumEleu­sine floccifoliaEragrostis cylindrifloraPennisetum ciliareSporobolus marginatusSpyramidalesSpellucidusTra­gus racemosnsИз указанных злаков чаще всего встреча­ется Chloris leptostachiaВ других районах (2000— 2800 м над ур. м.) встречаются виды TemedaAndropogonPaspalumLoudetiaHeteropogonSetariaHyparrheniaBrachiariaRhynchelytrumPanicum и др.

На пастбищах отсутствуют дернинные травы, лишь торчат пучки жестких злаков, повсюду колючие кустар­ники и невысокие акации. Все это создает весьма своеоб­разный ландшафт. Наиболее богатыми пастбищами счи­таются высокотравные саванны с преобладанием видов TemedaHyparrheniaPaspalum и др. Сюда в период дож­дей часто перегоняют скот из более засушливых районов.