4 года назад
Нету коментариев

Эта провинция с горными, по преимуществу лесными ландшафтами, формирующимися в условиях влажного кли­мата, объединяет в основном Аджаро-Имеретинский и Триа-летский хребты. Кроме того, сюда входят Шавшетский и Арсиянский хребты, окаймляющие с юга и востока долину р. Аджарис-Цкали.

Территория провинции тянется в широтном направлении полосой от побережья Черного моря в районе Батуми до Тбилиси, где образующая ее Аджаро-Триалетская система (см. выше), по-видимому, погружается под неогеновые и четвертичные отложения Куринской впадины.

Поднятие Аджаро-Триалетской системы возникло из па­леогенового краевого прогиба гор южного Закавказья (В. Е. Хаин, 1949, стр, 41). Восходящие движения имели сводо­вый характер.

Для рельефа района, согласно данным С. С. Кузнецова и других исследователей, типичны высоко приподнятые древ­ние поверхности выравнивания. Характер современных до­лин-ущелий, узких, крутосклонных, с большими уклонами тальвега, свидетельствует о молодых (четвертичных) подня­тиях и общем омоложении рельефа.

М. И. Варенцов (1937, стр. 20) образование «древнего — палеотипного — рельефа» Триалетского хребта «в форме пенеплена» на высоте от 1200 до 1500—1800 м относит к верхнемиоценовому времени. Н. Е. Астахов (1955) отмечает ярусное расположение плоских выровненных поверхностей Триалетского хребта, которые как бы ступенями подни­маются к гребневой зоне. По его мнению, поверхности разно­возрастны и сформировались при сводовом поднятии гор в связи с этапами временного затухания восходящих движе­ний. Их образование обусловлено развитием древней гидро­графической сети. Наиболее древние поверхности денуда­ции пригребневой зоны сопряжены, по мнению Н. Е. Аста­хова, с миоценовой гидрографической сетью.

Над этим древним выровненным рельефом, рассеченным молодыми ущельями, возвышаются гребни с острыми вер­шинами (гора Меписцкаро и др.). Наиболее высокие горы имеют следы древнего оледенения.

Л. И. Маруашвили (1938) отмечает здесь ледниковые цирки и кары. Б. А. Клопотовский (1955) в результате ис­следований высокогорья Боржомского района пришел к выводу о том, что Л. И. Маруашвили преувеличил проявле­ние древнего оледенения в горах Триалетии. По мнению Б. А. Клопотовского, «процессы древнего оледенения только слегка, путем образования кароидов, моделировали его вы­сокогорно-долинный рельеф». Значительная часть форм, которые Л. И. Маруашвили связал с древним оледенением, образовалась в результате длительного действия комплек­са денудационных процессов, среди которых решающая роль принадлежит горнодолинной эрозии и оползням.

На Триалетском хребте, в районе Боржоми и Бакуриани, из местных вулканических центров в древние долины изли­лись лавовые потоки, которые образовали вулканические плато.

Климатические условия провинции отражают высотную зональность (субтропический климат Аджарского побе­режья переходит в холодный климат альпийских лугов) и различия в степени увлажнения в связи с барьерной ролью хребтов. Наиболее увлажнены западная оконечность и се­верный склон Аджаро-Имеретинского хребта. Меньше осад­ков выпадает на его южном склоне (долина Аджарис-Цка­ли и Ахалкалакская котловина) и на Триалетском хребте, особенно в нижнегорном поясе его восточной части, что на­ходит отражение в ксерофитном характере растительности и распространении горно-коричневых почв. Триалетский хребет и Ахалцихская котловина — районы интенсивных градобитий.

042

В нижнегорном поясе Аджаро-Имеретинского хребта, как и на противолежащем склоне Б. Кавказа, до высоты 500—600 м господствуют колхидские ландшафты с колхид­скими реликтовыми лесами. На Аджарском побережье на красноцветной коре выветривания порфиритов под колхид­скими лесами развились красноземные почвы. Несмотря на подвижность полуторных окислов железа и алюминия, почвы почти не имеют признаков подзолообразования. Б. Б. Полынов (1948) объясняет это тем, что пышная рас­тительность энергично поглощает полуторные окислы и та­ким образом предотвращает их вынос из верхних горизонтов почвы и сферы почвообразования.

Колхидский лес здесь в общем такой же, как и на скло­не Б. Кавказа. На свежих вырубках густо разрастается папоротник. В понижениях, куда стекают воды с относи­тельно богатым содержанием кремнезема (выносится из почвы и коры выветривания), буйно растет бамбук, нашедший здесь очень сходные со своей родиной условия. Расчи­щенные от леса места заняты чайными плантациями. Посад­ки чайного куста ограждены защитными полосами из крип­томерии. Окультуренный ландшафт прибрежной полосы поражает роскошью субтропической природы, внедренная сюда иноземная растительность настолько соответствует почвенным и климатическим условиям, что образовался как бы новый природный ландшафт.

По соседству с крупным чайным совхозом «Чаква» рас­кинулся замечательный Батумский ботанический сад, рас­планированный по географическому принципу А. Н. Крас­новым. В нем собраны и растут на открытом воздухе расте­ния Австралии, Мексики, юго-восточной Азии и многих других стран. Есть отдел, посвященный местной колхид­ской и кавказской флоре.

Выше по горным склонам красноземные почвы сменяют­ся горно-лесными бурыми, частью оподзоленными, а релик­товый колхидский лес постепенно переходит в горные широ­колиственные, по преимуществу буковые леса. В среднегор­ном поясе бук образует могучие высокоствольные насажде­ния. Выше растут елово-пихтовые леса (из тех же видов деревьев, что и на Б. Кавказе) с примесью бука, клена Траутфеттера и др. И здесь в горных лесах, как на противо­лежащем склоне Б. Кавказа богатый вечнозеленый подле­сок. У верхней опушки леса (около 1800 м) густые заросли кустарников — понтийского рододендрона, кавказской чер­ники и проч. На гребнях хребтов субальпийские и альпий­ские луга с горно-луговыми почвами. Пышные и сочные луга используются как летние пастбища.

На южном склоне Аджаро-Имеретинского хребта кол­хидские леса разрежены, либо замещены лесами из грузин­ского дуба и сосны, зарослями кустарников (сумах — Rhus coiiariaладанник — Cistus salviaefolius и др.).

043

К востоку колхидские леса беднеют и на северных скло­нах хребтов, редеет и беднеет вечнозеленый подлесок, выклиниваются красноземные и желтоземные почвы, в ниж­нем высотном поясе появляются горно-коричневые почвы и кустарниковые заросли типа шибляка. На Триалетском хребте кроме широколиственных (из дуба, граба, бука) и еловых есть сосновые и елово-сосновые леса.

Во флишевых толщах, которыми сложены горы, даже крутые склоны ущелий часто бывают покрыты густым лесом. И когда на первый план выступают лесистые склоны, а обнаженные участки и скалы теряются среди них, пейзаж среднегорья очень напоминает карпатский. Так выглядят, например, покрытые прекрасными густыми и высокостволь­ными лесами (темнохвойными и смешанными) горы по пу­ти из Боржоми в Бакуриани.

Леса и горные пастбища составляют главные богатства восточной части провинции, а также средних и верхних поя­сов гор западной ее половины. В связи с обилием осадков при лесоразработках особенно важно учитывать противоэро­зионную и почвозащитную роль лесов.

Аджарское побережье с красноземными почвами — важ­нейший район культуры чая и цитрусовых.

Из минеральных богатств провинции следует назвать каменный уголь, диатомит и агат Ахалцихской котловины. Агаты Ахалцихского месторождения находятся в туфо-брекчиях среднего эоцена. Имеются месторождения кисло­тоупорных андезитовых лав (Бакуриани), цементного сы­рья (северные предгорья Триалетского хребта), литограф­ского камня (долина Алгети). Многочисленны минеральные источники.

В центре провинции в живописном ущелье Куры распо­ложен курорт Боржоми с известными минеральными источ­никами, а по соседству — горный курорт Бакуриани и др. Многочисленные курорты, великолепно украшенные разно­образными субтропическими и тропическими растениями, разбросаны по Аджарскому побережью Черного моря.