4 года назад
Нету коментариев

В этой провинции господствуют горно-лесные и горно-луговые ландшафты и лишь местами распространены гор­ные степи. Тип структуры высотной зональности — запад­нокавказский, с теми видоизменениями, которые свойствен­ны барьерам передовых хребтов.

Провинция включает в себя передовые хребты северного склона Б. Кавказа почти до Сулакского каньона на востоке, а также северные предгорья и средневысотные горы осевой полосы западной части горной системы. На севере ее грани­ца проходит по подножию Б. Кавказа, на юге — по южному краю продольной долины, пролегающей между Скалистым хребтом и массивами Бокового.

На западе провинции в горах наблюдаются обычные ли­нейные складчатые структуры. С запада (район Анапы) на восток-юго-восток узкой полосой протягиваются склад­чатые горные хребты, к которым восточнее и севернее при­мыкают моноклинальные куэстовые гряды. По мере движе­ния на восток хребты повышаются, но до массива Фишт — Оштен (он уже на территории Западной высокогорной про­винции) сохраняют характер средневысотных гор с мяг­кими округлыми очертаниями и радуют взор своими гус­тыми лесами.

Горы здесь сложены карбонатными флишевыми порода­ми верхнего мела и палеогена, лишь восточнее, в осевой части, — породами нижнемелового и юрского возраста, часто также флишевыми. Направление хребтов соответ­ствует в основном простиранию складчатых структур. Хреб­ты представляют собой или отдельные складки, преимущест­венно в крайней западной оконечности горной системы, или отпрепарированные выходы более стойких пород, вытянутых по простиранию складок. В схемах геоморфологического районирования Кавказа этот участок провинции выделяет­ся как «область (точнее, район. — НГ.) средневысотных гор Западного Кавказа» (И. С. Щукин, 1926).

Большую часть провинции занимает геоморфологиче­ский район куэст, соответствующий Северокавказской мо­ноклинали. Куэсты начинаются юго-западнее Краснодара и тянутся на восток до р. Ардон, а там переходят в передо­вые гряды и хребты более сложного строения. Самая южная и самая высокая из куэст — Скалистый хребет — начи­нается, однако, на западе лишь от р. Белой (западнее ее уступ переходит в обрыв платообразного массива Фишт — Оштен). Свое название «Скалистый хребет» эта куэста полу­чила из-за отвесного известнякового южного обрыва. Гре­бень и вершинные плато ее образованы известняками верх­ней юры и нижнего мела.

На западе высоты Скалистого хребта достигают 1200— 1700 м, но в Центральном Кавказе многие его массивы под­нимаются значительно выше 3000 м (высшая вершина Ка­ра-Кая — 3610 м).

На вершинном плато и северном склоне Скалистого хребта, в известняках и гипсоносных породах верхней юры и в нижнемеловых (валанжинских) известняках раз­виты карстовые явления: воронки, котловины, озера, исче­зающие речки, местами карры. Озеро Церик-Кёль (Голу­бое озеро) в долине Черека — мощный, восходящий кар­стовый источник, котловина его разработана поднимающи­мися под напором по трещине артезианскими водами (И. Г. Кузнецов, 1928). При небольшой площади (235 на 125 м) оно является одним из глубочайших озер СССР (258 м, уступает только Байкалу, Каспию, Иссык-Кулю, Сарезскому, Телецкому и Курильскому озерам). Одна из расположенных поблизости провальных карстовых воронок уходит вглубь на 177 м при размерах в плане 400 на 200 м. Ее известняковые стены выглядят отвесными обрывами стометровой высоты. На дне провала на крутых осыпях растет высокоствольный лес.

024

По соседству и в более западных участках Скалистого хребта встречается много подобных провалов, хотя и мень­ших по размерам, но все же весьма внушительных.

Воды, поглощаемые карстовыми формами, двигаются на север по наклону пластов, частично вскрываясь рассе­кающими склон куэсты долинами и оврагами типа кань­онов.

Высокие массивы Скалистого хребта в Центральном Кавказе испытывали четвертичное оледенение. На скло­нах их в настоящее время встречаются морены.

Следующая куэста расположена севернее и образована верхнемеловыми тонкослоистыми известняками, покры­вающими мергели и песчаники нижнего мела. К этой куэс­те, в частности, относятся хребты Бургустан и Джинал (до 1200—1500 м), возвышающиеся над курортом Кисло­водск. Карстовые явления на ней выражены слабее и встре­чаются спорадически.

Еще более северная куэста — невысокая предгорная гряда, менее выдержанная по простиранию, чем предыду­щие; сложена она неогеновыми породами — раковистыми известняками, на востоке — конгломератами.

Восточнее р. Ардон моноклинальная структура передо­вых хребтов и гряд сильно нарушена надвигами и склад­чатостью. Хотя отдельные гребни и здесь сохранили харак­тер асимметричных моноклинальных гряд, сходных с куэс­тами, но в целом рельеф уже не структурный, а струк­турно-тектонический.

Скалистый хребет продолжается и сюда, в восточную часть провинции. Как и в районе куэст, он сопровождается с севера более низкими параллельными хребтами. К од­ному из них, например, относится гора Фетхуз (1744 м), поднимающаяся над долиной Терека.

На самом востоке провинции простираются хребты Ан­дийский и Салатау (до 2700—2800 м), окаймляющие с се­веро-запада внутренний горный Дагестан. Сложены они преимущественно меловыми породами (в том числе верхне­меловыми известняками), образующими складки.

Как в районе куэст, так и на востоке поперечные ущелья, рассекающие передовые хребты, очень узки, имеют вид типичных каньонов. Поэтому воздушные массы, идущие с севера, вынуждены подниматься на северные склоны хреб­тов, что приводит к конденсации влаги и выпадению осад­ков. Продольные же долины за хребтами, в особенности за наиболее высоким барьером Скалистого хребта, находятся в «дождевой тени» и оттого засушливы. Именно с особен­ностями строения рельефа связано климатическое и ланд­шафтное разнообразие внутри провинции, пестрое, но стро­го закономерное.

Общим фоном климатической обстановки служит по­степенное снижение температуры с высотой. Температур­ные условия у северного подножия Б. Кавказа, в куэсто­вых предгорьях, близки к существующим в соседних ле­состепных и степных районах Предкавказья, но количе­ство осадков на горных склонах больше, а поэтому климат несколько мягче. С поднятием в горы климат становится все более прохладным, и, наконец, на гребнях наивысших хребтов (Скалистый, Андийский, Салатау) сменяется хо­лодным климатом альпийского высокогорья.

С высотой не только снижаются температуры, но и уве­личивается количество осадков, однако это изменение идет крайне неравномерно вследствие влияния куэст на западе и структурно-тектонических гряд на востоке. Наиболее ув­лажненными оказываются северные склоны самых высоких хребтов.

На карте распределения осадков в пределах провинции выделяются три пятна с повышенным количеством осадков, оконтуренных изогиетой 750 мм. Самое крупное пятно лежит в западной части района куэст, севернее гребня Скалистого хребта. Другое пятно, тоже к северу от гребня Скалистого хребта, находится в Северной Осетии, к югу от Алагира и Орджоникидзе, и третье — на северном скло­не Андийского хребта. Количество осадков внутри этих пятен достигает 800—900 мм и более за год. Вне этих пя­тен, в полосе куэст и в восточной части провинции, выпа­дает 600—750 мм осадков на западе и 500—750 мм на вос­токе. Вместе с тем в продольной долине к югу от Скали­стого хребта количество осадков резко уменьшается, до 500—450 мм.

Народы, населявшие северный склон Центрального Кавказа в прошлом, сухость воздуха в продольной долине за барьером Скалистого хребта использовали для естест­венной мумификации трупов умерших. Они устраивали могильники в виде надземных усыпальниц с пирамидаль­ными крышами и отверстиями для вентиляции. По мнению И. М. Иосифова (1928), мумификации покойников древние кавказские горцы достигали путем высушивания в благо­приятных для этого климатических условиях, не прибегая к искусственным средствам.

В связи с мягкостью зимы и неустойчивостью зимней погоды в нижнегорном поясе, особенно в западной части провинции, случаются ожеледи, нередко приносящие вред лесам и садам. Обледенелые ветви и сучья деревьев обламы­ваются.

Западная часть провинции, включая почти всю полосу куэст Западного Кавказа, лесиста. Вследствие незначи­тельной еще в западной части района куэст высоты Скалис­того хребта в продольной долине за ним еще нет ясно вы­раженной полосы ксерофитной растительности.

В лесной зоне выделяются два главных высотных пояса: нижний — дубовых лесов (господствует Quercus petraeaв низких предгорьях на западе Qroburпо сухим извест­ковым склонам вместе с Qpetraea растет известковый дуб Qcalcarea), верхний — буковых лесов. Четкость границы между этими поясами нарушена влиянием экспозиции скло­нов: в переходной полосе дубовые леса растут главным об­разом на склонах южной экспозиции, буковые — север­ной. Поэтому на южных склонах дуб поднимается выше, а на северных — ниже спускается бук. Эта закономерность характерна и для других районов Кавказа. Наиболее вы­сокие участки складчатой западной оконечности Б. Кавказа (западнее массива Фишт—Оштен) покрыты смешанными (ши­роколиственно-темнохвойными) и елово-пихтовыми лесами.

025

Почвы под широколиственными лесами, а также буково-пихтовыми и пихтовыми в основном горно-лесные бурые, но на известняках и карбонатных флишевых породах за­падной оконечности Б. Кавказа нередки и горно-лесные дерново-карбонатные. Под дубовыми лесами в нижнем поясе полосы куэст развиты серые лесные почвы.

В лесах западной части провинции часто встречаются типичные для Колхидской провинции (см. ниже) вечнозе­леные кустарники и плющ (Hedera helix). В широколиствен­ных лесах распространены плодовые деревья — яблоня, груша, слива, кизил и др.

Севернее Эльбруса лесная зона прерывается горными степями, которые сочетаются со среднегорными остепненными лугами, постепенно переходящими в субальпийские и альпийские луга Скалистого хребта, который здесь уже выше 2500 м. А далее на восток опять распространены пыш­ные широколиственные леса с господством бука в верхнем поясе и с горно-лесными бурыми почвами. Буковые леса частично замещены вторичными грабовыми. На востоке провинции в большем количестве, чем в других местах, к буку обычно примешиваются другие породы — липа, ильм, клен, ясень и т. д. В предгорьях широко распростра­нены вторичные кустарниковые заросли, возникшие на месте сведенных дубовых лесов. В их составе — орешник, груша, алыча, крушина, кизил, бузина и др.

Выше границы леса на массивах Скалистого хребта, а также на хребтах Андийском и Салатау распространены горные луга на черноземовидных горно-луговых почвах. В субальпийском поясе (1800—2300 м ) луга состоят из высоких трав и служат сенокосными угодьями. Заготовлен­ным на них сеном кормится скот, который пригоняют сюда на зиму. Весной из этих зимних кошей пастухи со стадами уходят на альпийские луга, а травостой субальпийских лугов оставляется под покос. Луга альпийского пояса используются исключительно как летние пастбища. Тра­востой их низкий. Среди альпийских лугов разбросаны мно­гочисленные коши, обитаемые только летом.

Резко контрастируют с дождливыми участками северных склонов Скалистого хребта, поросшими пышными широ­колиственными лесами, сухие котловины в продольной долине за Скалистым хребтом. В них растут ксерофитные кустарники, полукустарники и травы, изредка сосна.

Ксерофитный характер растительности продольной до­лины отчетливо выражен уже в районе верхней Кубани, где много ксерофитных формаций горно-степных кустарни­ков. Еще более ярок он восточнее, поскольку барьер Ска­листого хребта там выше. Как наиболее характерные типы нагорно-ксерофитной растительности для продольной до­лины между Скалистым и Боковым хребтами восточнее Эльбруса А. А. Гроссгейм (1948, стр. 91) отмечает сообщест­ва из подушек казацкого можжевельника (Juniperus sabiпа), затем заросли шиповника (Rosa spinoslsslma), трага­кантники (изAstragalus marschallianusи разнообразные варианты фриганы.

В горных лесах и на высокогорных лугах провинции обитает собственно кавказская фауна, характеристика которой дана в общем обзоре природы Кавказа.

Опасный вредитель лесов — с виду безобидный неболь­шой зверек соня полчок: считают, что он уничтожает пятую часть урожая диких фруктов, особенно груш, и буковых орешков.

Провинция богата довольно разнообразными природ­ными ресурсами.

В продольной долине за Скалистым хребтом в Северной Осетии находится известное Садонское полиметаллическое месторождение. На западе располагается Майкопский неф­тяной район. Майкопская нефть по качеству считается лучшей в СССР. Она принадлежит к типу легких нефтей, с большим содержанием бензина. В долине верхней Кубани к югу от Скалистого хребта находится Хумаринское уголь­ное месторождение. В разных местах провинции ведется разработка известняка и гипса. Есть минеральные источ­ники. Кроме кисловодского нарзана можно указать на большое количество серных источников, особенно в восточ­ной части провинции, происхождение которых связано с выщелачиванием титонских гипсов.

Поперечные ущелья, пересекающие куэсты, по топогра­фическим условиям, удобны для сооружения плотин гид­роэлектростанций, при проектировании которых прихо­дится, однако, учитывать характер закарстованности кар­бонатных толщ. Уже имеется несколько действующих гидроэлектростанций (см. выше, раздел «Реки и озера»).

В лесах провинции идет заготовка древесины широко­лиственных пород, имеющей разнообразное применение в народном хозяйстве.

Дубовые леса неравноценны в хозяйственном отноше­нии. Они имеют различный бонитет, как правило, от II до V класса, разную производительность, колеблющуюся в очень больших пределах (в крайней западной части про­винции запасы древесины от 8 м3/га до 460 м3/ га) в зави­симости от состава леса и экологических условий.

Низкобонитетные и малопроизводительные дубняки ча­ще всего растут на крутых и сухих горных склонах с мало­мощными скелетными почвами, вследствие этого возрастает их почвозащитное и водоохранное значение. Поэтому все виды рубок, кроме санитарных, в них должны быть запрещены, тем более что их эксплуатация нерациональна из-за незначительного запаса древесины.

На плато и пологих склонах правилами рубок главного пользования разрешаются сплошные лесосечные рубки в дубовых (и грабовых) лесах, поскольку на сплошных лесосеках более или менее удовлетворительно дуб возоб­новляется порослью. На четвертый-пятый год после рубки следует прореживать поросль, а самую рубку рекомен­дуется проводить зимой при снежном покрове, что способ­ствует сохранению самосева и подроста на вырубках. Предусматриваются и другие мероприятия по восстано­влению леса. Без проведения их высокоствольные дубовые леса после сплошных рубок нередко сменялись поросле­выми насаждениями из менее ценных пород — граба, грабинника, клена полевого, осины, козьей ивы, ольхи и др.

Большой ущерб дубовым лесам западной части провин­ции был нанесен в период Великой Отечественной войны. Хищническая рубка лесов немецкими захватчиками унич­тожила многие ценные массивы леса.

Буковые леса провинции, занимающие среднегорный пояс, отличаются очень высокой производительностью. При высоте деревьев до 50—52 м и диаметре ствола до 1,5 м чистые буковые древостой имеют производительность 750 м3/га. В разных типах букового леса чаще всего произ­водительность колеблется в пределах от 400—450 до 750 м3/га, еще более увеличиваясь в смешанных буково-пихтовых лесах.

В отличие от дуба бук не дает густой поросли. Поэтому при сплошных вырубках буковых лесов теряются во­доохранные и почвозащитные свойства леса, возникает не­соответствие между экологическими и биологическими свойствами бука и той новой средой, которая создается на лесосеке после сплошной рубки. На месте буковых лесов развиваются менее ценные древесные породы — граб, оси­на и др., и кустарники, если не происходит полного исчез­новения леса, как, например, на западе провинции, где сплошные рубки больших массивов буковых лесов в Мез­майском и Малолабинском лесничествах повлекли за собой оголение горных склонов от леса на обширных простран­ствах.

Естественное возобновление буковых лесов лучше всего происходит при постепенных и выборочных рубках с из­реживанием древостоя до полноты 0,5—0,6. Постепенные рубки можно вести только на склонах с крутизной не свыше 30°, на более крутых склонах применяются лишь выборочные рубки.

Благоприятные климатические и общие лесорастительные условия горно-лесной зоны обеспечивают широкие возможности повышения производительности лесов путем внедрения ценных древесных пород, реконструкции мало­ценных насаждений.

В широколиственных лесах, особенно в западной части провинции, много диких плодовых деревьев — яблонь, груш, черешен, алычи, кизила. Наиболее полное и рацио­нальное использование их, в частности груши, возможно путем облагораживания диких плодовых деревьев (И. Н. Елагин, 1951, стр. 191—192).

Горные луга южной части провинции, степи и средне­горные остепненные луга к северу от Эльбруса, залежные остепненные луга и луговые степи куэстовых предгорий Западного Кавказа используются под пастбища и сенокосы.

Исключительно под пастбища идут только альпийские луга, другие же луга и степи в большинстве случаев ис­пользуются и для выпаса и для сенокошения. Производи­тельность участков под сенокосами бывает значительно выше, чем под пастбищами. Например, на лугово-степных залежах куэстовых предгорий в районе Урупа урожай­ность пастбищ исчисляется в 5—6 ц/га, сенокосные же участки в тех же условиях дают 20—30 ц/га, т. е. в 4—5 раз больше (Е. В. Шифферс, 1953, стр. 293).

К северу от Эльбруса производительность горных луго­вых степей на пологих северных склонах куэст — 15—16 ц/га, на крутых же южных склонах со смытыми и слабо развитыми почвами — 6—9 ц/га (Е. В. Шифферс, 1953, стр. 301).

Велика урожайность (20—35 ц сухой массы на 1 га) и хороши кормовые качества разнотравно-злаковых и крупнозлаковых лугов, а также коротконожково-разно­травных остепненных лугов субальпийского пояса и верх­них поясов лесной зоны, распространенных на Скалистом хребте.

Известняковые плато Скалистого хребта к северу от Эльбруса на больших пространствах заняты пестрокостро­выми субальпийскими лугами, сравнительно высокоурожай­ными (15—20 ц/га). Это отличные пастбища и сенокосные угодья.

Вообще большая часть травостоев субальпийских лугов пригодна для сенокошения, но в результате длительного сенокосного использования развиваются мхи и луга затор-фовываются. Полезным оказывается умеренный периоди­ческий выпас, например при прогоне отар на альпийские пастбища и обратно. Длительный выпас, в течение всего лета, и чрезмерная пастбищная нагрузка приводят сперва к ухудшению качества луга, а затем к разрушению дерна и обнажению почвы и даже подпочвы. Поэтому в субаль­пийском поясе «желательно преимущественно сенокосное использование травостоя с периодическим, строго регули­рованным выпасом» (Е. В. Шифферс, 1953, стр. 337).

Альпийские луга, используемые только как пастбища, ухудшаются при чрезмерном выпасе, но регламентирован­ный выпас им не вредит.

Земледелие на юге провинции имеет ограниченное распространение, хотя в жизни местного населения оно играет существенную роль. Гораздо полнее земледельческое использование почв в северной, предгорной, части провин­ции. Кроме полеводства развито садоводство, виноградар­ство, табаководство, огородничество.