4 года назад
Нету коментариев

Куринская провинция занимает межгорный прогиб, ограниченный на севере Б. Кавказом, на юго-западе — хреб­тами Малого Кавказа, на западе — Сурамским хребтом. В рельефе преобладают равнины и возвышенности, местами переходящие в низкогорье. Основная орографическая еди­ница — Кура-Араксинская низменность, соответствующая наиболее опущенной части межгорного прогиба. От влияния влажных западных воздушных течений территория изоли­рована горами. В условиях сухого субтропического климата сформировались по преимуществу полупустыни, степи и ландшафты аридного редколесья.

Территория провинции соответствует Куринской впади­не, которую следует рассматривать как крупный синклино­рий, осложненный антиклинальными поднятиями и синк­линальными прогибами второго порядка, складчатостью и местами разрывами. Вдоль крутого северного крыла син­клинория, по границе с Б. Кавказом, предполагается круп­ный глубинный разлом, которым обусловлен резкий кон­траст в рельефе Алазано-Агричайской долины и крутого горного склона.

Прогиб Куринской впадины заполнен преимущественно неогеновыми и четвертичными толщами — глинистыми и песчаными осадками, песчаниками и проч. Впадина начала формироваться на рубеже мела и палеогена, более же опре­деленно рамки депрессии наметились в конце палеогена. Первоначально накапливались главным образом морские осадки, но в верхнем неогене и четвертичном периоде в связи с общими поднятиями все большую роль играли кон­тинентальные накопления, однако часть впадины, особенно Кура-Араксинская низменность, периодически заливалась при трансгрессиях Каспийского бассейна.

Возраст поверхности в разных частях различен. Более древняя западная часть провинции, здесь морской пролив, отделявший остров Б. Кавказа от закавказской суши, исчез в верхнемиоценовое время, тогда как в восточной части еще долго существовали морские заливы. Наиболее молодая вну­тренняя (осевая) часть Кура-Араксинской низменности, где были четвертичные трансгрессии и настилались новей­шие аллювиальные отложения.

Вдоль впадины, примерно по оси наибольшего прогиба, протекает Кура. На западе (у Хашури) ее русло находится на абсолютной высоте около 750 м, у Тбилиси — 500—400 м, в устье Акстафы — 200 м, при слиянии с Араксом — минус 16 м, в дельте — минус 25 м. Таким образом, снижение оси впадины идет в направлении с запада-северо-запада к восто­ку-юго-востоку, а восточная часть осевого прогиба Кура-Араксинской низменности расположена ниже уровня океана. Краевые части этой низменности приподняты до 150—170 м на севере и до 200 — 400 м на юго-западе.

Кура-Араксинская низменность в основном соответству­ет глубокому прогибу — Нижне-Куринскому синклино­рию, одному из главных элементов Закавказского мегасин­клинория (по схеме В. Е. Хаина, 1949). Мощность четвертич­ных отложений здесь достигает почти 1 км, а подошва плио­цена опускается более чем на 3 км. Основная часть низ­менности представляет собой аллювиальную равнину, об­разованную главным образом наносами Куры и Аракса и осложненную на севере и юго-западе плоскими конусами выноса рек и делювиальными шлейфами. Есть участки, сложенные четвертичными древнекаспийскими осадками. Совершенно плоские на первый взгляд пространства сред­ней части равнины осложнены остатками древних речных проток — «кобу» и плоскими понижениями — «чалы» (по Ф. П. Саваренскому, 1931, их образование также связано с блужданием рек по равнине). Чалы выделяются более бога­той и разнообразной, чем на ровных пространствах, расти­тельностью, их используют для так называемого чального орошения — понижения заливаются водой из реки или оро­сительного канала.

Отдельные участки Кура-Араксинской низменности но­сят название «степей»: Ширванская степь (на левобережье Куры), Карабахская, Мильская, Муганская, Сальянская (на правобережье).

Для восточной части низменности, тектонически связан­ной с Кобыстаном, характерны вытянутые на юг-юго-восток молодые брахиантиклинали из плиоценовых и нижнечетвер­тичных отложений. Вдоль их сводов протягиваются разры­вы, с которыми связаны многочисленные грязевые вулканы.

Продолжением Кура-Араксинской низменности к западу служит Прикуринская наклонная равнина, тянущаяся вдоль Куры у подножия М. Кавказа. Поверхность ее полого опускается от гор к долине Куры.

В пределах восточного окончания тектонической зоны южного склона Б. Кавказа располагается район Кобыстана и Апшеронского полуострова. В связи с погружением осей складок на восток и юго-восток (под уровень Каспийского моря) здесь развиваются брахискладчатые структуры. Бра­хиантиклинальные купола группируются в антиклиналь­ные зоны, разделенные широкими синклинальными пониже­ниями.

Мергелистые, глинистые и песчано-глинистые породы па­леогенового, неогенового и четвертичного возраста дают в общем мягкие формы рельефа, но так как они легко размыва­ются, то поверхность бывает сильно расчленена эрозией. Более стойкие породы (известняки и др.) образуют резкие скалистые уступы, в ядрах антиклиналей — плоские увалы, на их крыльях — моноклинальные гребни, иногда слагают синклинальные плато.

037

В условиях полупустынного климата образовались по­движные пески и эоловые формы рельефа, бессточные зам­кнутые котловины с солончаками (шорами) и соляными озе­рами. Характерен для района грязевой вулканизм, который связан с газонефтеносностью осадочных толщ, с особенно­стями тектонических структур (диапировые и т.п.), с новей­шими и современными волновыми колебательными движе­ниями, с гидрогеологической обстановкой.

Грязевые вулканы расположены вдоль крупных текто­нических разрывов, обычно в сводовых частях брахианти­клиналей, или на их конечных участках, где длинная ось складки погружается. Когда грязевые вулканы насажены на своды обособленных брахиантиклиналей, они хорошо выделяются на местности. Потоки грязи, или так называе­мой сопочной брекчии, одевают склоны брахиантиклинали, придавая всему поднятию вид громадного грязевого вул­кана, иногда в несколько сот метров высоты. Различают грязевые вулканы конусовидной формы и плоские сопочные поля (результат площадных излияний), которые выглядят как уваловидные возвышенности с мелкими паразитически­ми конусами и грифонами (Д. А. Лилиенберг, 1955).

038

Извержения грязевых вулканов иногда представляют собой эффектное зрелище. Нередко они сопровождаются взрывами и воспламенением газов, что создает впечатление настоящего вулкана. Столб пламени может достигать не­скольких сотен метров в высоту, а дыма и пара — не­скольких километров.

Севернее Кура-Араксинской низменности и Прикурин­ской наклонной равнины простирается полоса невысоких гряд, возвышенностей и плоскогорий («степных плато») общекавказского простирания. Сюда входят: Иорское (Кар­талино-Кахетинское, Гаре-Кахетинское) плоскогорье — до 800—1000 м, расположенное между нижним течением Алазани и Курой (северо-восточную его часть, междуречье Иори и Алазани, занимает Ширакское плоскогорье), и его продолжение к востоку от поперечной долины низовья Алазани — Аджиноурское поднятие — до 600—800 м. Эти местности имеют складчатую структуру, осложненную раз­рывами.

Для Иорского плоскогорья типичны выровненные по­верхности. Аджиноурское поднятие образовано рядом невы­соких параллельных хребтов, разделенных широкими рав­нинными понижениями. Понижения, соответствующие син­клинальным участкам, нередко представляют собой бессточ­ные впадины с пересыхающими озерами в наиболее низких местах (оз. Аджиноур и др.). Хребты Аджиноурского под­нятия образованы асимметричными антиклиналями. У них сильнее наклонены слои на южных крыльях, чем на северных, в связи с чем южные склоны хребтов круче и сильно расчленены эрозией. Большую геоморфологическую роль сыграла четвертичная складчатость, сформировавшая некоторые гряды, расчлененные поперечными антецедент­ными долинами (В. А. Гроссгейм, 1949).

Слабо задернованные крутые склоны из рыхлых пород легко размываются временными потоками и превращаются в типичный рельеф «дурных земель» (bad lands), например в районе Мингечаурского водохранилища и в других местах вдоль северной окраины Кура-Араксинской низменности. Типичны явления так называемого «глинистого карста». Основную роль в их развитии играет подземный размыв, и благодаря тому, что он идет по трещинам выветривания, образующиеся подземные каналы не проникают далеко вглубь; не исключено при этом участие и суффозионных процессов. На поверхности образуются воронки, слепые овраги, поноры и т. п. В некоторых местах Иорского плоско­горья есть грязевые вулканы.

Поверхность располагающейся севернее, у подножия Б. Кавказа, Алазано-Агричайской долины наклонена от гор к реке и с северо-запада на юго-восток, на северо-западе абсолютная высота достигает 450 м. Западная часть долины называется Кахетинской равниной.

039

Самый западный орографический элемент Куринской провинции Внутренне-Карталинская (Горийская) равнина, расположенная полукругом на левобережье Куры на высо­те 700—900 м и ограниченная на северо-западе Сурамским хребтом. Восточнее находится Мухранская равнина, входя­щая в тот же район.

Эти две равнины, а также Прикуринская, аккумулятив­ные и соответствуют в основном тектоническим депрессиям — элементам Закавказского мегасинклинория. Это главным образом аллювиальные равнины, но с большим распростра­нением отложений и форм плоских конусов выноса, часто сливающихся краями и придающих рельефу характерную волнистость. Значительную роль в строении поверхности равнин играют также делювиальные и, может быть, озерные (на Внутренне-Карталинской равнине) суглинки.

Климат большей части территории сухой субтропический. Барьер Б. Кавказа с севера и влияние моря, особенно в при­брежной полосе, в том числе на Апшеронском полуострове, определяют мягкие, несуровые зимы. На большей площади провинции (за исключением приподнятого северо-запада) средние январские температуры выше 0°, на востоке они выше 2° и даже 3°. Средние температуры июля в центре и на востоке превышают 26° (в Кюрдамире на Кура-Араксин­ской низменности 28,9°), в окраинных частях колеблются в пределах 22—26° и местами несколько менее (в крайней северо-западной части).

Несмотря на большую летнюю жару, средние годовые амплитуды температур довольно незначительны (22—26°) вследствие мягкости зимы. Однако абсолютные амплитуды велики, так как абсолютный максимум доходит до 43° (в Кюрдамире), а абсолютный минимум до —26,5° (Джафар­хан, в северной части Муганской степи). Холодный воз­дух иногда проникает в Куринскую впадину, обходя Б. Кав­каз с востока.

Охлаждающее влияние может оказывать и армянский антициклон, когда холодный тяжелый воздух, образую­щийся зимой на Армянском нагорье, спускается по склонам и ущельям М. Кавказа.

На Кура-Араксинской низменности при высоких лет­них температурах (средняя июля более 26°) выпадает за год от 200 до 400 мм осадков, в восточной части менее 200 мм. Столь же ничтожно количество осадков на юге Апшеронско­го полуострова и в прибрежной полосе Кобыстана. При этом в приморской части на летнюю жаркую пору приходит­ся и минимум осадков (местами летом выпадает лишь 15— 18 мм), больше — на холодное полугодие — осень, зиму и весну. Западнее дожди приходятся главным образом на ко­нец весны — начало лета (май, июнь), зима же там — сухое время года, что характеризует большую континентальность климата. Летом мала относительная влажность воздуха, местами менее 40% (37% в Кюрдамире).

Летняя сухость Кура-Араксинской низменности, а так­же соседних с ней Апшероно-Кобыстанского района и При-куринской наклонной равнины определяет полупустынный (по мнению ряда исследователей, пустынный) характер ланд­шафтов. Она обусловлена прежде всего основным фоном, на котором развиваются атмосферные процессы в Куринской провинции, которая летом находится в субтропическом поя­се высокого давления, на его северной периферии (осенью с постепенным отходом его к югу усиливается циклоничес­кая деятельность и выпадает больше осадков). Кроме того, летом в Кура-Араксинской низменности вследствие разнос­ти давлений над Каспием и сушей возникают юго-восточные ветры. Они не приносят осадков, так как идущий с моря воздух над нагретой поверхностью низменности прогревается и удаляется от состояния насыщения. Эти морские ветры имеют характер суховеев. Приносимая ими влага выпадает в виде дождей только по окраинам Куринской впадины возле горных склонов, которые конденсируют влагу. За­паднее, в долине Куры и на Прикуринской наклонной рав­нине, летом преобладают нисходящие западные ветры, что также усиливает сухость районов Куринской впадины. Боль­ше всего влаги получает Алазано-Агричайская долина, где за год выпадает от 650 до 900 мм осадков. 25—30% этого ко­личества составляют короткие ливни в летнее время. Из-за быстрого стока этих вод и вследствие жары даже здесь ле­том создаются засушливые условия, и местами (на юго-за­паде и в восточной части) население прибегает к искусствен­ному орошению.

В западной части Алазано-Агричайской долины и на Ширакском плоскогорье нередко выпадает крупный град. Это бич полеводства, плодоводства и виноградарства. В селении Цители-Цкаро на Ширакском плоскогорье наблю­дались случаи, «когда градина пробивала крышу дома и потолок и, падая в комнату, производила там разрушения» (В. М. Гигинейшвили, 1959, стр. 23).

Для полупустынных и сухостепных районов Куринской провинции характерно жаркое, почти бездождное лето. Изредка выпадающие в это время года дожди кратковремен­ны. Осенью с конца сентября по ноябрь включительно идут обложные мелкие дожди. Почвы и грунты размокают, в полупустыне развивается эфемеровая растительность. Зимой также бывают слабые обложные дожди. Снежный по­кров фактически отсутствует. Выпавший снег (в среднем за год 5—6 дней со снегом) быстро стаивает. На зеленые зим­ние пастбища из эфемеров выгоняются колхозные стада. В марте еще идут обложные дожди, но в апреле уже случают­ся и ливневые осадки. Весной зеленеют и цветут эфемеры, а с середины мая все выгорает — наступает летняя засуха. Стада уходят в горы на летние пастбища.

Главные реки провинции — Кура и Аракс — начинают­ся в турецкой части Армянского нагорья, пересекают (Кура) или огибают (Аракс) Закавказское нагорье, получая с него много притоков. У Аракса четко выражено половодье вес­ной — в начале лета вследствие таяния снега в горах и ве­сеннего максимума осадков и резкое уменьшение расхода воды в конце лета. На Куре половодье длится с конца марта по июль: она испытывает влияние левых притоков с Б. Кавказа, имеющих снежно-ледниковое питание. Еще недавно подъемы воды в реке достигали 4—5 м (у Евлаха 5, 8 м), она широко разливалась (в низовье русло приподня­то над равниной), причиняя большие разрушения. Населе­ние воздвигало вдоль русла земляные валы, но весенние воды иногда размывали их. Неравномерность расхода воды затрудняла судоходство. Теперь с созданием Мингечаур­ского водохранилища сток в нижнем течении Куры зарегу­лирован, угроза наводнений предотвращена, условия су­доходства улучшены. Осложнен, однако, нерест рыб.

Кура — самая большая и многоводная река Кавказа, с огромным бассейном. Ее воды, как и Аракса, широко ис­пользуются для орошения Кура-Араксинской низменности. Судоходна река от устья до г. Евлаха.

Особенно характерны для северной части Кура-Араксин­ской низменности «сухие дельты» рек, стекающих со скло­нов восточной оконечности Б. Кавказа. Воды их, за редким исключением, не достигают поверхностным путем Куры, рас­ходуясь на орошение, испарение и просачивание в грунт. Веер боковых проток имеет плоский конус выноса Тертера в Карабахской степи, но его главное русло и некоторые про­токи достигают Куры. Отдельные «чальные» депрессии за­няты стоячими водоемами.

Грунтовые воды Кура-Араксинской низменности боль­шей частью минерализованы, характерен хлоридный тип засоления, который по периферии низменности сменяется сульфатным. Основной источник засоления грунтовых вод — соли, принесенные подземными и поверхностными вод­ными потоками со стороны Малого Кавказа и северных возвышенностей, где они были выщелочены из горных по­род (В. А. Приклонский, 1930).

При усиленном испарении и увеличении концентрации солевого раствора сульфаты выпадают из него, концентри­руясь в осадочных грунтах в виде гипса, за счет чего увели­чивается процентное содержание хлоридов, которые в не­больших количествах были и в водах сульфатного типа засо­ления. Таким образом, происходит метаморфизация вод — переход сульфатного типа засоления в хлоридный. Следова­тельно, широко распространенное мнение о том, что ос­новной источник солей в грунтовых водах и почвах низмен­ности — соли, оставленные в грунтах каспийскими транс­грессиями, — не состоятельно: не грунты основной источник солей в подземных водах, а, наоборот, подземные воды — главный поставщик солей, содержащихся в грунтах.

Подходящие близко к поверхности засоленные грунтовые воды способствуют засолению почв Кура-Араксинской низ­менности и развитию полупустынных солончаковых ланд­шафтов. Помимо солончаков, образовавшихся путем капил­лярного поднятия засоленных грунтовых вод при сильном испарении, имеются солончаки, возникшие посредством ис­парения отшнуровавшихся от моря «лиманов» и соленых озер. Они сходны со среднеазиатскими «сорами», или «шо­рами».

В местах выхода на поверхность или близкого залега­ния грунтовых вод в чальных понижениях развиваются бо­лотные, болотно-солончаковые или лугово-солончаковые комплексы. В других случаях в понижениях благодаря скоплению в них поверхностных вод создается промывной режим. Сочетание этих условий определяет исключительную пестроту почвенного покрова, особенно во внутренней части Кура-Араксинской низменности. Все эти почвы относятся к интразональным. Из зональных почв здесь и на Апшерон­ском полуострове развиты сероземы (по А. Н. Розанову, 1952, 1954, светлые серо-коричневые почвы), переходящие в серо-коричневые почвы сухих субтропических степей, ко­торые распространены в окраинных частях низменности, на Прикуринской наклонной равнине и Аджиноурской воз­вышенности.

Во внутренней и приморской частях Кура-Араксинской низменности большие пространства занимают лугово-серо­земные (лугово-серо-коричневые, по А. Н. Розанову) почвы, составляющие переход гидроморфных почв в зональные сероземные. Луговокоричневым типом характеризуется в основном почвенный покров Алазано-Агричайской долины. Коричневые и горно-лесные коричневые почвы, развиваю­щиеся под ксерофитными лесами и кустарниковыми заро­слями, распространены в наиболее приподнятой северо-за­падной части Куринской провинции (Внутренне-Карталин­ская равнина, северная часть Иорского плоскогорья). В средней части Иорского плоскогорья развиты карбонатные малогумусные (южные) черноземы, а в южной — темно-каштановые солонцеватые почвы.

По долинам рек Куры, Иори и других, на Внутренне-Кар­талинской равнине и в Алазано-Агричайской продольной долине развиты также аллювиальные почвы, местами солончаки, солонцеватые и солончаковатые луговые почвы. Под низинными лесами Алазано-Агричайской долины сфор­мировались серые низинно-лесные почвы с признаками ал­лювиально-пролювиального происхождения почвообразу­ющих пород и частых нарушений почвообразования на­слоением аллювия и пролювия.

Вопрос о типе растительности наиболее засушливых частей Куринской провинции дискуссионный. Многие ис­следователи, в их числе лучший знаток растительности Кав­каза А. А. Гроссгейм (1948), выделяли здесь полупустынные растительные ассоциации. Другие (В. В. Алехин, 1936; А. В. Прозоровский, 1940; Е. М. Лавренко, 1941; В. Б. Со­чава, Л. Е. Родин, Л. С. Берг, 1952) считают, что эту расти­тельность следует относить к типу пустынной.

Азербайджанский геоботаник Л. И. Прилипко, следуя А. А. Гроссгейму, на карте растительности Азербайджана показал в Кура-Араксинской низменности и на Апшеронском полуострове полупустынную растительность с отдельными фрагментами пустыни. Аналогичное соотношение ланд­шафтных типов показано нами на ландшафтной карте Закав­казья. Ни один из физико-географов Азербайджана не отно­сит ландшафты Кура-Араксинской низменности и Апшерона к пустынным, считая, что здесь распространена полупу­стыня.

При выделении пустынных и полупустынных ландшаф­тов нельзя основываться только на геоботанических приз­наках, как бы существенны они ни были. С географической точки зрения к полупустыне должны относиться ландшаф­ты или физико-географические комплексы, занимающие про­межуточное положение между пустынными и сухостепными (также кустарниково-сухостепными), в которых признаки пустыни недостаточно полно выражены. Это именно и на­блюдается в Куринской впадине. Заметим только, что в климатическом отношении самые засушливые части Курин­ской впадины отличаются от настоящих пустынь. По данным азербайджанского климатолога Э. М. Шихлинского, относи­тельная увлажненность (выраженное в процентах отноше­ние количества осадков к возможному испарению) для Кура-Араксинской низменности в среднем за год составляет 20—35%, тогда как даже в пустынях Средней Азии, отно­сящихся, как известно, к наиболее северным вариантам субтропических пустынь и к пустыням умеренного пояса, где пустынность ландшафта не столь резко выражена, как во многих других пустынях мира, относительная увлаж­ненность менее 20%.

040

Климатические условия Кура-Араксинской низменности и соседних районов допускают возделывание более широ­кого ассортимента субтропических культур, чем в пустынях Средней Азии. Здесь типичные сухие субтропики, с вегета­ционными зимами, и развившиеся в этих условиях полу­пустынные ландшафты должны быть отнесены к субтропи­ческому типу.

Полупустынный характер ландшафтов ярко выражен в Кура-Араксинской низменности. Выделяются солянковая полупустыня, главным образом во внутренней и примор­ской частях низменности, и полынная, тяготеющая к ок­раинам. Последняя наиболее распространена. Основу рас­тительных сообществ полынной полупустыни составляет полынь Мейера (Artemisia meyeriana); в холодное полугодие развивается эфемеровый покров, состоящий преимуще­ственно из луковичного мятлика и имеющий большую кормовую ценность. Площади полынной полупустыни осваи­ваются под ценные поливные культуры, не распаханные про­странства используются как зимние пастбища. По перифе­рии низменности, на подгорных равнинах, полынная полу­пустыня сменяется бородачевой степью (из Andropogon ischaemumс кустами держидерева, указывающими на вто­ричное происхождение этих степей.

Солянковая полупустыня, как и в Восточном Предкав­казье, представлена разными вариантами, от сарсазановых, потшаниковых, галостахисовых группировок, развивающих­ся на самых засоленных почвах, зарослей сведы и вереско­видной солянки, широко распространенной на засоленных плакорных местообитаниях, до карганной полупустыни (с эфемерами — мятликом и проч.), на мало засоленных поч­вах, пригодных для хлебопашества и хлопководства. Кар-ган образует также переходные и смешанные группировки с другими варинтами солянковой полупустыни, полынной полупустыней и чальной растительностью. Есть варианты солянковой полупустыни, образованной летними и осенни­ми однолетниками.

Пятнами среди других подтипов распространена эфеме­ровая полупустыня, наиболее типично выраженная на Ап­шеронском полуострове. К озимому эфемеру луковичному мятлику примешиваются коллодиум (Colpodium humile, С. parviflorumи другие травы, в нижнем ярусе развивают­ся споровые растения. Участки эфемеровой полупустыни служат хорошими зимними пастбищами. В значительной ме­ре они распаханы и заняты богарными посевами зерновых и отчасти поливными культурами.

Разнообразна растительность чальных понижений Кура-Араксинской низменности, варьирующая в зависимости от степени увлажнения и засоления. Характерны заросли верблюжьей колючки, солодки, чальной полыни (Artemisia szovitsiand), элюропуса, солянок и проч. При избыточном грунтовом увлажнении развиты болотные заросли тростни­ка, камыша. В озерах растет лотос (Nelumbium caspicum).

По окраинам Куринской впадины полупустынная расти­тельность переходит в аридное редколесье и степи вторич­ного характера, преимущественно бородачевые, возникшие на местах истребления деревьев (В. 3. Гулисашвили, 1948). Прежде безлесное пространство полупустыни непосредствен­но переходило в аридное редколесье, представляющее собой в структуре высотной зональности переходный пояс от полу­пустынь к ксерофитным и далее к горным широколиствен­ным лесам.

В состав аридного редколесья входят фисташник, или кевовое дерево (Pistacea mutica), каркас (Celtis caucasicaи другие деревья, а также кустарники — держидерево, палла­сова крушина и другие, селящиеся под кронами фисташни­ка. Деревья до 4—6 м высотой разбросаны редко на фоне степной растительности из бородача, полыни Мейера и др.

На склонах хребта Боздаг, входящего в систему Аджино-урского поднятия, между реками Алждиганчай и Геокчай сохранилось фисташниково-арчевое редколесье (Л. И. При­липко, 1954, стр. 231 и след.). Остатком сосново-арчевого редколесья является единственная на земном шаре заповед­ная роща эльдарской сосны (Pinus eldaricaна хребте Эйля­роуги, который возвышается среди Эльдарской степи по правому берегу р. Иори, на границе Грузии и Азербайджа­на. Считают, что это остаток сосновых редколесий, окайм­лявших некогда берега Сарматского бассейна. В недалеком прошлом сосново-арчевое редколесье было распространено гораздо шире, по Иорскому плоскогорью и Аджиноурскому поднятию (Л. И. Прилипко, 1954, стр. 247 и след.).

Участок редколесья из фисташника сохранился в Кара­бахской степи в низовье р. Хачинчай. Севернее его, в ни­зовье Тертера, где неглубоко залегают опресненные речной водой грунтовые воды, описаны сохранившиеся участки низинного широколиственного леса из длинночерешчатого дуба (Quercus longipesс примесью береста (карагача — Ulmus suberosa), обвитых виноградной лозой (А.А.Гросс­гейм и Л. И. Прилипко, 1929). Низинные широколиствен­ные леса растут в Алазано-Агричайской долине. Они со­стоят из длинночерешчатого дуба, к которому примешивают­ся клен величественный (представитель гирканской фло­ры), липа, ясень, ильм и др.; обильны кустарниковый под­лесок и лианы — плющ, ломонос, дикий виноград.

Участки широколиственных горных лесов — дубовых, дубово-грабинниковых, дубово-грабовых и даже дубово-буковых — есть в северной части Аджиноурской возвы­шенности и Ширванских предгорий, преимущественно на склонах северной экспозиции и низкогорных плато. Под этими лесами развиты горно-коричневые почвы, а под дубо­выми лесами с буком — горно-лесные бурые.

Вдоль Куры, Аракса и других рек тянутся полосы тугай­ных лесов и зарослей тамариска (елгуна — Tamarix ramo­sissima, Т. hohenackeri). Тугайные леса состоят из тополя-белолистки (Populus hybrida), ивы южной (Salix australior), береста-карагача, шелковицы (Moms alba), лоха узколист­ного (игда — Elaeagnus angustifolia), в подлеске растут та­мариск, боярышник, гранатник и др. Листья шелковицы идут для разведения тутового шелкопряда, а плоды гранат­ника используются в пищевой и красильной промышлен­ности.

Фауна полупустынь Куринской впадины в целом близка к среднеазиатской. Здесь обитают антилопа джейран — Gazella subgutturosa (стада их недавно встречались даже восточнее Тбилиси, в местности Самгори), мелкая лисица (Vulpes alpherakyi), имеющая три цветовых вариации — се­рую, караганку и красную, перевязка (Vormela sarmatica), ушастый еж, тушканчики (малый — Allactaga elater и ма­лоазиатский — A. williamsi), краснохвостая песчанка (Me­riones erythrourus), общественная полевка — опасный вре­дитель зерновых посевов. В тугаях вдоль рек встречаются кабан, шакал, камышовый кот (хаус), многочисленны лету­чие мыши. В сохранившихся массивах тугаев близ устьев Алазани и Иори встречается медведь. В полупустыне обита­ет самое маленькое млекопитающее мира — кутора паху­чая (Puchyura etrusca), из насекомоядных. Наряду с живот­ными, типичными для Средней Азии, встречаются и отсут­ствующие там, но свойственные всему Кавказу заяц-ру­сак и обыкновенный еж.

Из птиц характерны гнездящаяся в норах песчанок ка­менка плясунья (Oenanthe isabellindи обыкновенная камен­ка (О. oenanthe), жаворонки (хохлатый — Galerida cristataсерый, полевой и степной), чернобрюхий рябок (Pterocles orientalis), кулик-авдотка (Burhinus oedicnemus), красная утка (Tadorna ferruginea), которая использует для своих гнезд заброшенные норы лисиц. Такие птицы, как стрепет, дрофа, серый гусь, казарки и другие, прилетают сюда на зи­мовку. Многочисленны пресмыкающиеся: черепахи, ящери­цы, змеи — желтобрюхий полоз, гюрза (Vipera lebetina),песчаный удав и др. Обильны членистоногие — сольпуги, или фаланги, небольшие желтые скорпионы, каспийские сколопендры, повсюду видны норки тарантулов (Lycosa singoriensis), встречается, но очень редко ядовитый каракурт (Lathrodectes tredecimguttatus).

В северной части Куринской провинции (Алазано-Агри­чайская долина, Куткашенский и Исмаиллинский районы) акклиматизирован обыкновенный енот (Procyon lotor), про­чно закрепившийся теперь в составе фауны Азербайджана (Ф. Ф. Алиев, 1955).

Природные ресурсы провинции разнообразны. Курин­ская впадина служит вместилищем больших запасов нефти и подземных вод, имеет крупные залежи строительных ма­териалов.

Главное из полезных ископаемых — «апшеронская нефть, заключенная в мощной продуктивной толще среднего плио­цена (см. раздел «Полезные ископаемые» общей характери­стики природы Кавказа). С нефтеносностью связаны газо­вые месторождения. Грязи из сопочной брекчии грязевых вулканов часто используются в лечебных целях. В Нафтала­не (у подножия М. Кавказа) добывают лечебную нефть.

Сероземные и серо-коричневые почвы провинции более плодородны, нежели бурые пустынно-степные и каштано­вые почвы Казахстана, юго-востока Русской равнины и Восточного Предкавказья. Плодородны коричневые и в осо­бенности аллювиальные почвы. Мягкая зима, обилие солнеч­ного света, большая продолжительность вегетационного периода способствуют развитию субтропического земледе­лия. На территории провинции расположены обширные хлопковые и зерновые массивы Азербайджана, цветущие са­ды и поля Кахетии и Карталинии, зимние пастбища азер­байджанских и грузинских колхозов.

В Куринской провинции возделываются хлопчатник (особенно в Кура-Араксинской низменности), зерновые (пшеница, ячмень, рис), бахчевые, огородные и садовые культуры. Большое развитие получили виноградарство и субтропическое плодоводство (гранат, инжир и др.). Вино­градников, фруктовых и ореховых садов особенно много в Алазано-Агричайской долине, где культивируются также рис, табак, а в предгорной зоне есть опытные посадки чая и цитрусовых.

На Куре и по берегам Каспийского моря развито рыбо­ловство.

На территории Куринской провинции в широких масш­табах ведутся мероприятия по преобразованию природы. В Кахетии, на Внутренне-Карталинской и Прикуринской равнинах, в Кура-Араксинской низменности созданы мощ­ные оросительные системы и каналы. В письме к коммуни­стам Закавказья В. И. Ленин писал: «Орошение больше всего нужно и больше всего пересоздаст край, возродит его, похоронит прошлое, укрепит переход к социализму». Указание В. И. Ленина претворяется в жизнь.

Из ирригационных строек послевоенных лет выделяется Самгорская оросительная система к востоку от Тбилиси, которая питается из р. Иори. На месте небольших соленых озер близ Тбилиси создано водохранилище.

У Мингечаура, где Кура в узкой антецедентной долине прорывает невысокий горный кряж Боздаг, создана круп­нейшая в мире земляная намывная плотина (81 м высотой, 1,5 км длиной). Вверх от нее в пойме Куры разлилось водо­хранилище более 70 км длиной и до 60 м глубиной, с объе­мом воды 16 млрд. куб. м. При плотине создана мощная ГЭС. Сооружение плотины и водохранилища позволяет регули­ровать сток Куры и открывает большие возможности для рас­ширения орошаемых площадей. Создаются новые магистраль­ные каналы. Суммарная длина оросительных каналов, ма­гистральных, средних, малых и колхозных, при полной реа­лизации проекта должна составить около 120 тыс. км. Бу­дет орошено свыше 1 млн. га, т. е. почти все пространство полупустынь и засушливых степей Кура-Араксинской низ­менности. Оросительные каналы будут обсажены деревья­ми: ивой, тополем, шелковицей.

Одновременно с созданием оросительной сети ведутся большие работы по планировке и промывке засоленных зе­мель, направленные не только к рассолению почв, но и к опреснению верхнего слоя грунтовых вод, и принимается ряд предупредительных мер против возникновения вторич­ного засоления. Силами колхозов и совхозов в Кура-Арак­синской низменности и на Прикуринской наклонной равни­не создаются лесные полезащитные полосы из шелковицы, софоры, айланта, гледичии, белой акации; плодовых — алы­чи, лоха узколистного, граната, абрикоса, сливы, вишни и др. В недалеком будущем преображенный ландшафт Кура­Араксинской низменности будет иметь мало общего с выж­женными солнцем полупустынями и сухими степями. Уже теперь большие пространства полупустынь уступили свое место полям хлопчатника.