6 years назад
Нету коментариев

Границы провинции: на севере — Кумо-Манычская впа­дина, на юге — подножие северного склона Б. Кавказа, на западе — побережье Азовского моря и Керченский про­лив, на востоке — внешний край так называемого лёссово-глинистого уступа у восточного подножия Ставропольской возвышенности (южнее Терека территория провинции за­ходит восточнее этого уступа).

На громадном пространстве (протяжение провинции с запада на восток более 750 км) преобладают степные ланд­шафты, напоминающие южнорусские степи, но в южной полосе распространены и лесостепные ландшафты.

Северная и средняя части территории относятся к Скиф­ской платформе с герцинским складчатым основанием, юж­ная — к зоне альпийского краевого (предгорного) про­гиба, который на западе выражен Кубанской депрессией (восточная часть Индоло-Кубанской впадины). На юго-востоке провинции находится часть южного крыла Терской депрессии.

По характеру рельефа, влияющего на природную среду в целом, провинция делится на две крупные части (под­провинции): Западное Предкавказье и Среднее Предкав­казье. В Западном господствует равнинный рельеф, в Сред­нем наряду с равнинным имеется холмистый и даже низ­когорный.

Большую часть Западного Предкавказья занимает Ку­бано-Приазовская низменность, расположенная севернее долины нижней Кубани, с высотами от 0 до 100—150 м. Здесь на складчатом раннегерцинском фундаменте залегают меловые, палеогеновые и неогеновые морские осадки, а также неогеновые и четвертичные континентальные отложе­ния, особенно мощные на юге, где они выполняют глубокий синклинальный прогиб Кубанской депрессии. Строение платформенной (средней и северной) части низменности ос­ложнено рядом синклинальных прогибов и антиклинальных структур общекавказского простирания (Е. А. Щерик, 1954).

С поверхности Кубано-Приазовская низменность сложе­на слоистой серией песков и песчаных глин, прикрытой лёс­совидными суглинками и глинами (мощностью до 20—50 м). Песчано-глинистая толща накопилась в результате сноса материала с гор водными потоками, имевшими, вероятно, ледниковое питание. Восточная часть низменности под влия­нием поднятия Ставропольской возвышенности стала пока­той (в сторону Азовского моря), местами всхолмленной равниной, расчлененной долинами верховий степных рек. Низкая почти идеальная равнина средней и западной час­тей имеет совсем сглаженные формы рельефа. Долины рек врезаны слабо, на ровных пространствах междуречий встре­чаются лишь еле заметные понижения, играющие роль сто­ковых ложбин, и плоские западины. На западе располо­жены приазовские лиманы (затопленные морем прежние устья рек), озера и плавни (болотистые пространства), об­разовавшиеся путем отчленения и заноса заливов и лима­нов морскими и речными осадками. Граница между морем и сушей очень нечеткая и подвижная: вследствие низинности берега и мелководности прибрежной полосы моря при сгонах и нагонах воды береговая линия смещается.

Южнее Кубани располагается Прикубанская наклонная равнина, сложенная древним выносом рек, имевших лед­никовое питание, преимущественно галечниками, которые прикрыты с поверхности лёссовидными суглинками. По­верхность равнины наклонена от подножия Б. Кавказа к Кубани и долинами ее левых притоков рассечена на ряд междуречных плато, вытянутых на северо-запад и север. Высота террас в долинах увеличивается вверх по течению рек, так как поднятие Б. Кавказа захватывало примыкаю­щий край равнины (севернее поднятие сходило на нет и сменялосьпогружением в зоне Кубанской депрессии). Так, в долине Кубани у Черкесска (чуть южнее границы провин­ции, в предгорьях Б. Кавказа) имеются террасы до 180— 200 м высотой (И. Н. Сафронов, 1955). Вниз по реке террасы снижаются и у Кропоткина погружаются под новейшие аллювиальные отложения ниже уровня реки.

В низовье Кубани располагается обширная дельтовая равнина площадью около 3500 кв. км. Ширина ее у побе­режья Азовского моря более 100 км, расстояние от моря до вершины дельты — 116 км. В посленеогеновое время здесь был морской залив. В середине четвертичного периода оносушился и тогда же сформировались лёссовидные суг­линки — теперь коренные породы дельты. В результате нового опускания территории опять образовался залив, в котором сформировалась современная дельта.

Среди равнинной поверхности дельты есть повышения, представляющие остатки прежних островов — Темрюкская антиклиналь с грязевыми вулканами и др. Выделяются современная дельта, состоящая из плавней, полоса перехода к древней дельте и древняя дельта, поднятая до 12—16 м над уровнем моря. В современной дельте типично выражен аллювиально-аккумулятивный рельеф; кроме двух основ­ных русл реки (Кубань и Протока) есть временно действую­щие рукава, мелкие временные протоки — ерики. При­русловые гряды разделены межгрядовыми плоскими деп­рессиями, в которых находятся дельтовые озера (лиманы) и плавни. Прирусловые валы древней дельты сглажены, на месте прежних лиманов остались плоские понижения.

С запада к дельте Кубани примыкает Таманский полу­остров. На нем много лиманов в виде заливов, частично отчлененных от моря косами, или отделенных от моря озер. Даже в историческое время были моменты, когда почти весь полуостров покрывался морем. В I веке нашей эры и несколько ранее на месте полуострова возвышалось пять или шесть островов, но в V веке уже существовал полуостров.

Прежние острова представляют собой гряды, состоящие из уплощенных куполовидных возвышений — брахиантик­линалей из палеогеновых (олигоцен) и неогеновых, пре­имущественно глинистых пород (есть также и мергели, известняки-ракушечники и др.). Наблюдается полное со­ответствие рельефа и тектонических структур. Брахианти­клинальные складки простираются не совсем широтно, а отклоняются к юго-западу, но, располагаясь кулисообразно, они группируются в гряды в общем широтного простира­ния. Высота их до 164 м. Насчитывают шесть гряд, разде­ленных плоскими долинообразными понижениями синкли­нального строения.

На некоторых брахиантиклинальных возвышенностях поднимаются бездействующие и действующие грязевые соп­ки числом до двадцати пяти. Образованные продуктами грязевых извержений, сопки покоятся на вершинах бра­хиантиклинальных диапировых складок в виде шапок. В синклинальных понижениях между грядами распола­гаются лиманы, сухие же участки межгрядовых пониже­ний представляют собой главные сельскохозяйственные угодья полуострова. Это долины с плоским дном, постепен­но поднимающимся к грядам. С поверхности здесь зале­гают послетретичные лёссовидные отложения.

Основная орографическая единица Среднего Предкав­казья — Ставропольская возвышенность. Это широкое уп­лощенное куполовидное поднятие, наиболее приподнятое на юго-западе (гора Стрижамент — 832 м). Оно опускается здесь крутым уступом к юго-западу, в сторону Б. Кав­каза, и полого снижается на северо-запад, север и восток. Южный приподнятый край возвышенности образован се­верным крылом Кубанского, или Невинномысского, анти­клинория, для которого типичны расположенные большей частью кулисообразно антиклинальные складки. Основная же часть возвышенности имеет складчатость платформен­ного типа, характерны широкие и слабо вытянутые по простиранию с запада на восток антиклинальные поднятия с падением крыльев обычно до 1—2°. Формирование скла­док в основном относится к послесарматскому времени.

В основании Ставропольской возвышенности на глу­бине 1,5—2 км находится сложноскладчатый герцинский фундамент, на котором залегают слабо дислоцированные толщи мезо-кайнозоя. На поверхность выходят палеогеновые и миоценовые породы, преимущественно глинистые, сменяю­щиеся в верхней части разреза (верхний миоцен) более твердыми породами известняково-песчанистой фации.

По своему внешнему виду возвышенность местами, осо­бенно в юго-западной и центральной частях, напоминает горный район с высокими платообразными, трапециевид­ными в профиле массивами, бронированными известняками-ракушечниками и песчаниками сармата. Они разделены глубокими долинами с террасовыми уступами и оползне­выми формами на крутых склонах. Развитию последних способствовали неоднородность горных пород и наклон­ное, вследствие складчатых дислокаций, залегание слоев. Образование террас в долинах связано с последовательно шедшими поднятиями. Для большинства долин характерна асимметричная форма. Следствие асимметрии долин — асим­метрия междуречий.

Наклонное залегание слоев в крыльях антиклинальных поднятий обусловило образование плато куэстового типа. С выходами крупных конкреций песчаников в откосах плато и бортах долин связаны своеобразные фигуры вы­ветривания — скала Лягушка в восточной части Прика­лаусских высот и др.

Восточный склон Ставропольской возвышенности рас­членен долинами и балками на ряд вытянутых плато. По­роды неогена здесь почти всюду покрыты палево-бурыми лёссовидными суглинками нижнечетвертичного возраста. К востоку мощность суглинков возрастает и выходы нео­геновых пород исчезают. Высокую, широковолнистую степь, образующую восточное подножие возвышенности, выделяют под названием «лёссово-глинистого уступа».

Южнее восточной части Ставропольской возвышенности располагается своеобразный Минераловодский район. Здесь, в окрестностях Пятигорска, среди открытой степной рав­нины поднимаются островные горы типа лакколитов общим числом до восемнадцати и высотою до 1400 м (гора Беш­тау). Район находится в приподнятой синклинальной лож­бине, которая располагается между Невинномысским ан­тиклинорием и северным краем мегантиклинория Б. Кав­каза и соединяет Кубанскую и Терскую депрессии (В. Д. Го­лубятников, 1956). Лакколиты расположены по оси лож­бины и на ее пологом южном крыле, переходящем в Севе­рокавказскую моноклиналь района куэст Б. Кавказа. Лакколиты возникли в доакчагыльское время (по Н. И. Ни­колаеву и В. Н. Павлинову), их образование связано с раз­ломами земной коры.

Лакколиты то простой куполовидной, то причудливой формы (отсюда их названия — Бык, Верблюд и т. п.) резко выделяются на фоне плоской безлесной равнины. Пейзаж настолько своеобразен, что невольно приковы­вает к окнам вагона едущих по северокавказской железно­дорожной магистрали. С части лакколитов осадочный пок­ров уже смыт и обнажено кристаллическое ядро, но имею­щие куполовидную форму (Машук, Лысая) еще несут покров осадочных пород.

Некоторые интрузивные тела по форме напоминают дайки, выступающие на поверхности в виде узких стенообразных массивов. Лакколиты образованы изверженными кислыми породами, близкими к липаритам и трахилипаритам. В некоторых массивах извергавшаяся магма местами была выдавлена через уже остывшие массы и осадочную кровлю на поверхность.

Равнинное пространство в районе лакколитов сложено мергелями и глинами палеогена, прикрытыми поздней­шими наносами — галечниками, конгломератами и песчанис­тыми глинами, сверху лёссовидного облика, образующими поверхность равнины.

В долинах рек Кумы и Подкумка, пересекающих рав­нину, четко выражены террасы.

На юго-востоке провинции расположена Терско-Сунженская возвышенность, состоящая из двух широтных хребтов антиклинального строения — Терского (до 690 м) и Сунженского (до 926 м), разделенных синклинальной до­линой Алхан-Чурт. Возвышенность приурочена к запад­ной части южного крыла Терско-Каспийской впадины и сложена породами неогена(глины, песчаники и др.), прикры­тыми чехлом делювиальных и аллювиальных лёссовидных суглинков, имеющих большую мощность в Алханчуртской долине и на шлейфах хребтов. С запада и с юга к возвышен­ности примыкают Кабардинская, Осетинская и Чеченская (Грозненская) наклонные равнины, полого опускающиеся от подножия Б. Кавказа по направлению течения пере­секающих их притоков Терека и Сунжи. Подобно Прикубанской наклонной равнине, они сложены четвертичными флювиогляциальными и аллювиальными валунно-галечниковыми отложениями, прикрытыми сверху лёссовид­ными суглинками. На приподнятых участках равнин в долинах рек образовались террасы, высота которых вниз по течению рек постепенно уменьшается.

Климат провинции в целом можно охарактеризовать как степной: умеренно континентальный полусухой, с неустой­чивым увлажнением. Годовая амплитуда температур 25— 28°. Лето очень теплое (средняя температура июля 21— 24°), зима умеренно холодная (средняя январская темпе­ратура от —2 до —5°), случаются, однако, морозы до 30°. Снежный покров большей части территории маломощ­ный и часто неустойчивый.

На Кубано-Приазовской низменности осадков за год выпадает 450—600 мм. Это количество среднее для всей провинции. Большей сухостью климата, но вместе с тем более мягкой зимой и незначительными годовыми ампли­тудами температуры отличается Таманский полуостров, где за год выпадает от 350 до 430 мм осадков. Такое же при­мерно количество осадков (420—370 мм) приходится на северный и восточный склоны Ставропольской возвышен­ности, где, наоборот, вследствие холодных северо-восточ­ных ветров зима суровее, чем в остальных частях провин­ции, и климат континентальнее.

Значительно больше средней нормы для провинции — от 600 до 800 мм за год — выпадает осадков в самой при­поднятой и расположенной на пути западных циклонов юго-западной части Ставропольской возвышенности. По­вышенным увлажнением среди окрестных степных равнин выделяется центральная часть Минераловодского района — здесь заметно орографическое влияние кучно расположен­ных лакколитов. Количество осадков повышается не только на их склонах, но и на равнине у их подножий в централь­ной части группы (Железноводск 605 мм за год). Больше осадков, чем на соседних равнинах, выпадает в западной части Сунженского хребта, повышенное увлажнение, и на Прикубанской наклонной равнине, кроме ее северо­восточной части.

На большей площади провинции максимум осадков приходится на июнь — июль, а конец лета нередко засуш­ливый. Такое распределение осадков, обилие их в жаркие летние месяцы, ведет к значительной потере воды на испа­рение, а ливневый их характер обусловливает также по­терю воды путем поверхностного стока.

На Таманском полуострове осадки выпадают главным образом поздней осенью и зимой. Относительное количество летних осадков также сравнительно высокое, но в абсо­лютном значении оно невелико, и при большом испарении летом иногда создаются засушливые условия. Весной же и ранней осенью здесь почти ежегодно случаются засухи.

Вследствие сложности строения рельефа климатические условия в Среднем Предкавказье более разнообразны, чем в Западном. Здесь не только наблюдаются связанные с орографией различия в увлажнении, но в некоторых участ­ках проявляется высотная климатическая зональность: в западной части Сунженского хребта, на лакколитах Минераловодского района, особенно на Бештау, в наиболее приподнятой части Ставропольской возвышенности, в част­ности на плато Стрижамент. По свидетельству В. Г. Гни-ловского, на Стрижаменте «чаще бывают дожди, глубже выпадают снега, сильнее морозы, чем в Ставрополе и со­седних станицах… Иногда в туман Стрижамент оказывает­ся над облаками, его поверхность как бы плывет над сплош­ным облачным морем» (1954, стр. 200).

К неблагоприятным для сельского хозяйства явлениям относятся засухи, частые на Таманском полуострове, в се­веро-восточном Ставрополье, на востоке Терско-Сунжен­ской возвышенности, Чеченской равнине, а иногда захва­тывающие и другие части провинции. В восточных районах особенно часты суховеи, но они нередки и на Кубано-Приазовской низменности. Суховейные ветры здесь резко понижают влажность воздуха и обусловливают большую испаряемость (т. е. возможное при данных условиях испа­рение), намного превосходящую количество выпадающих осадков (испаряемость в Ейске за год около 1200 мм).

Холодные северо-восточные ветры, особенно в начале зимы, при еще неустановившемся или маломощном снеж­ном покрове неблагоприятно влияют на озимые культуры, а иногда в конце зимнего сезона и весной вызывают черные пыльные бури. Возникновению пыльных бурь способ­ствует чрезвычайно большая распаханность территории.

Особенно сильные пыльные бури бывают весной, так как до марта земля еще покрыта снегом, а с мая — травой и развившейся к этому времени культурной растительно­стью, которые предохраняют почву от энергичного разве­вания.

В некоторые годы (1890, 1928) пыльные бури в Пред­кавказье приобретали катастрофический характер. Послед­ний раз такие исключительно сильные бури, нанесшие значительный ущерб народному хозяйству, наблюдались в марте и апреле 1960 года. Бури, разыгравшиеся 13—23 марта, захватили все Западное Предкавказье и северо­западную окраину Ставропольской возвышенности, а 6—17 апреля — и более восточные районы Ставропольской возвышенности.

Сила ветра во время апрельских бурь в районе Ставро­поля достигала 28—34 м/сек. Озимые культуры в ряде рай­онов полностью погибли. Почва местами сдувалась на глу­бину 15—20 см, т. е. уничтожался полностью пахотный слой.

Сдутые почвенные частицы, иногда агрегаты диаметром более 3 мм, накапливались в ветровой тени (при переги­бах рельефа, за плотными непродуваемыми лесными поло­сами и т. п.) в виде сугробов мощностью в несколько метров, барханов, заносили каналы оросительных систем (Невин­номысский и др.), крыши строений, которые иногда не вы­держивали тяжести наносов и проваливались.

Пыльные бури катастрофического характера возникают при сочетании ряда условий, каждое из которых в отдель­ности обычно для Западного и Среднего Предкавказья. Основные причины — метеорологические факторы, вызы­вающие сильные ветры, а также неблагоприятное состоя­ние почвенного покрова и защищающих его от развевания озимых посевов.

По данным метеоролога А. А. Лучшева, развитию весен­них пыльных бурь 1960 г. способствовали неблагоприятные условия зимы 1959/60 г. Температуры в сентябре и октябре снизились против нормы, среди зимы наблюдались сильные оттепели, а в марте—апреле произошло похолодание, выз­вавшее промерзание почвы. Все это повредило озимые по­севы, и почва оказалась незащищенной от воздействия сильных ветров. Сильные ветры в тот год были связаны с продвижением с севера арктического воздуха в антициклональной системе. Циклоны на Черном море создавали по­ниженное давление, увеличение барического градиента и усиление ветра (пыльные бури развились при устойчивом восточном ветре). Иногда пыльные бури в Предкавказье возникают под воздействием отрога сибирского антицикло­на (оси Воейкова), но этот синоптический процесс характерен для зимы и может наблюдаться лишь в самом начале весны.

По мнению географов А. Г. Доскач и В. П. Лидова, мерой борьбы с пыльными бурями должен служить ком­плекс агротехнических и лесомелиоративных мероприятий. Это, во первых, организация почвозащитных севооборотов. В неблагоприятные годы не следует рыхлить почву, прово­дить культивацию и боронование зяби, чтобы не нарушать образовавшуюся защитную корочку и уплотнение почвы. Другое важное мероприятие — создание систем полезащит­ных лесных полос (узких, продуваемой конструкции). При весенних бурях 1960 г. в совхозе «Гигант», территория ко­торого находилась в центре области ураганных ветров, почвенный покров остался неповрежденным, так как по­верхность защищалась от ветров густой сетью лесных полос.

Степные равнинные реки провинции зимой замерзают, весной при таянии снега разливаются, а в конце лета пере­сыхают, вода засолоняется. Многие мелкие реки делятся на отдельные заросшие плёсы.

Распашка степей и сведение лесов в Ставрополье небла­гоприятно отразились на его гидрологическом режиме. Талые снеговые и ливневые воды стали быстро стекать в долины, уменьшились инфильтрация и запасы грунтовых вод, снизился их уровень и упала роль в питании рек и ручьев. Полноводные реки мелели, меженный расход сни­жался, небольшие водотоки превратились в периодически действующие во время снеготаяния и ливней. Западное Ставрополье сейчас обводнено посредством Кубань-Егор­лыкской системы. Однако долины рек восточного Ставро­полья, за исключением Калауса и Кумы, до сих пор пред­ставляют в сущности большие балки с временными пото­ками талой и дождевой воды. Но даже Калаус летом мес­тами пересыхает, а в некоторые годы на самом востоке провинции совсем пересыхает и Кума.

Режим рек на юге провинции, текущих с гор Б. Кавка­за, комбинированный. На нижней Кубани, например, по­ловодье начинается в апреле, т. е. раньше, чем в ее среднем и верхнем течении, что связано с весенним таянием снега в предгорьях и на равнине. Наибольший расход здесь при­ходится на июнь, тогда как на средней и верхней Кубани максимальные расходы бывают в июле. Примерно то же наблюдается на больших притоках Кубани и реках бас­сейна Терека.

В естественном состоянии большая часть территории провинции была занята ковыльными и ковыльно-разнотравными степями, под которыми, преимущественно на лёссовид­ных суглинках и глинах, сформировались черноземные почвы. Наиболее широко распространены предкавказские карбонатные черноземы, очень типично выраженные на Кубано-Приазовской низменности, но распространенные также на северо-востоке Прикубанской наклонной равни­ны, западных и северо-западных склонах Ставропольской возвышенности, в равнинных степях района лакколитов, на Терско-Сунженской возвышенности, Чеченской рав­нине.

Мощность гумусовых горизонтов предкавказских кар­бонатных черноземов значительна, а окраска не очень ин­тенсивная — сероватая, буроватая, что объясняется срав­нительно небольшим содержанием гумуса (5—6%). Харак­терен высокий уровень карбонатов (часто с поверхности), образующих на агрегатах почвы войлокообразные налеты из игольчатых кристаллов («карбонатная плесень», или псевдомицелий). Горизонт белоглазки выражен плохо. Большая мощность гумусовых горизонтов сближает эти черноземы с мощными, но резко отличает от южных. Вы­сокий же уровень карбонатов, наоборот, как бы сближает их с южными черноземами, но отдаляет от мощных.

Особенности предкавказских черноземов связаны с кли­матическим и гидротермическим режимом: после обильных дождей, часто выпадающих в первой половине лета, почва становится влажной. В сухую и жаркую вторую половину ле­та почвенная влага с растворенным в ней бикарбонатом каль­ция поднимается к поверхности, при ее испарении карбонаты выделяются в гумусовом горизонте почвы в виде тонкого псевдомицелия. Следовательно, предкавказские черно­земы вторичнокарбонатные.

На западе Кубано-Приазовской низменности, у побе­режья Азовского моря, распространены остаточнокарбо­натные черноземы, возникновение которых связывают с процессами осушения и остепнения приморских лугово-болотных почв. По-видимому, к остаточнокарбонатным мож­но отнести и малогумусные приазовские черноземы меж­грядовых понижений Таманского полуострова (некоторые исследователи здесь выделяют каштановые почвы и кашта­новые черноземы).

Там, где черноземные почвы развиваются не на лёссо­видных суглинках, а непосредственно на соленосных (гип­соносных) неогеновых и палеогеновых глинах, образу­ются солонцеватые черноземы. Их можно встретить на склонах гряд и куполовидных возвышений Таманского полуострова, местами на Ставропольской возвышенности — в верховьях Калауса, в Сенгилеевской котловине. Пло­щади их распространения сравнительно невелики, и су­щественную роль в земельных фондах провинции они иг­рают лишь в немногих районах.

В северо-восточном Ставрополье черноземы сменяются темно-каштановыми и каштановыми, частью солонцеваты­ми почвами, в комплексе со степными солонцами и др. Здесь уже намечается переход к полупустынным условиям Вос­точного Предкавказья.

На юге провинции в районах и участках с повышенной влажностью климата степные ландшафты переходят в лесо­степные. Под луговыми степями здесь сформировались выщелоченные черноземы.

По агротехническим свойствам выщелоченные черноземы стоят в первом ряду черноземов Предкавказья как самые богатые почвы Ставропольского края (Ф. Я. Гаврилюк, 1950, 1952, стр. 48; 1955). Они распространены на Прику­банской наклонной равнине и на высоких надпойменных террасах в долине Кубани, в приподнятой юго-западной части Ставропольской возвышенности, в Минераловод­ском районе, особенно в нижних частях склонов лакколи­тов, а также на Кабардинской, Осетинской и частично Че­ченской равнинах, где процессу выщелачивания благо­приятствует неглубокое залегание галечников. Во влажные годы или периоды года почва выщелачивается, но даже в длительные периоды господства в почвах восходящих водных токов возможность возвращения электролитов в верхние горизонты из галечников исключена. Поэтому нали­чие выщелоченных черноземов, например в западной час­ти Чеченской равнины, не служит показателем достаточ­ной влажности климата (Е. В. Рубилин, 1953, стр. 18). В пониженных северных участках наклонных равнин гос­подствуют лугово-черноземные почвы, возникшие в резуль­тате остепнения луговых аллювиальных почв.

Под лесами в лесостепных районах сформировались оподзоленные (деградированные) черноземы, слитые чер­ноземы (почвы тяжелого механического состава, близкие к темно-серым лесным), темно-серые и серые лесные почвы. Серые гор но-лесные почвы минераловодских лакколитов по ряду признаков уже приближаются к бурым горно-лесным.

В долинах рек развиты лугово-аллювиальные и, напри­мер в пойме Кубани, лугово-болотные почвы. Для дельты Кубани характерны гидроморфные болотные и лугово-болотные почвы, в приморских участках — солончаковатые. В древней (восточной) части дельты происходит остепнение первоначально гидроморфных почв: формируются лугово-степные почвы с чертами черноземного профиля, т. е. лугово-черноземовидные и лугово-черноземные почвы. В пониженных участках древней дельты они солонцеваты, встречаются и солонцы.

Степи на большей части территории провинции распа­ханы и степной растительности там осталось мало. На равнинах, особенно в Кубано-Приазовской низменности, она уничтожена почти полностью, несколько лучше сохра­нилась в пересеченных возвышенных местностям, на более крутых нераспахиваемых склонах, используемых для вы­гона. В степях, приуроченных к предкавказским карбо­натным черноземам, росли ковыли (Stipa ucrainica, S. ste­nophylla, S. lessingiana, S. capillata), к ним примешива­лись типчак (Festuca sulcata), тонконог (Koeleria gracilis), из разнотравных элементов пион (Paeonia tenuifolia), го­рицвет (Adonis vernalis) и др. На восточном склоне Став­ропольской возвышенности эти степи переходили в типча­ково-ковыльные, далее в типчаковые (количество типчака увеличивается в результате скотосбоя на пастбищах) и, наконец, типчаково-полынные и пырейно-полынные сухие степи, занимающие наиболее засушливую северо-восточ­ную часть провинции.

К выщелоченным черноземам лесостепных районов при­урочены луговые степи, представляющие собой самый мезофильный вариант степи. Пышный, почти сомкнутый высо­кий травостой богатого видового состава отличается боль­шим участием двудольных, которые местами преобла­дают над злаками. Из дерновых злаков типичны ковыль (Stipa joannisи тимофеевка (Phleum phleoides). Характерна примесь луговых, горно-луговых и иногда лесных растений — овсяницы луговой (Festuca pratensis), незабудки лесной (Myosotis silvaticaи др. По степи разбросаны кустарни­ки —боярышник (Crataegus kyrtostyld), разные виды ши­повника, терн (Primus spinosaи др. (А. А. Гроссгейм, 1948, стр. 83).

Сохранившиеся участки целинной луговой степи, встре­чающиеся главным образом в местностях с пересеченным рельефом, например на участке плато Стрижамент в Став­ропольской возвышенности, пестрят разнообразными цве­тами; весной степь украшают желтый горицвет, красные пионы, белые анемоны, голубые незабудки.

В лесостепных равнинных участках степь занимала глав­ным образом плакорные пространства, в понижениях и до­линах росли широколиственные, преимущественно дубовые леса. Остатки лесных массивов равнинной лесостепи сохранились по надпойменным террасам долины Кубани и на Прикубанской наклонной равнине, где, однако, вы­сокоствольные леса большей частью заменены кустарнико­вой порослью и мелколесьем.

В лесостепи юго-западной части Ставропольской воз­вышенности широколиственные, преимущественно дубовые, леса росли главным образом в долинах и балках, нередко поднимаясь по крутым склонам почти до верхнего уровня водораздельных трапециевидных плато. Часть лесных мас­сивов сохранилась, например на склонах балок к северо-западу от Ставрополя, на Стрижаменте. На склонах Стри­жамента растут дубово-ясенево-грабовые леса с приместью клена, ильма, диких плодовых деревьев — черешен, груш, яблонь, кизила. Деревья перевиты хмелем, виноградом и др. В верховьях одной из балок на самом плато есть ре­ликтовые участки букового леса.

Густые леса одевают склоны минераловодских лакколи­тов, особенно тех, которые расположены вокруг Бештау. Благодаря достаточному увлажнению леса опускаются здесь и на равнину. Преобладающие древесные породы — ясень (Fraxinus excelsior), граб, дуб (Quercus roburи бук. Прежде дуба и бука было больше, но эти деревья усиленно сводили, и господствующее положение стали занимать ясень и граб (Т. Б. Вернандер, 1946, стр. 101—102). На Бештау лесостепной ландшафт подножия сменяется горно-лесным, у верхней опушки леса есть березовое криво­лесье, а самая вершина покрыта субальпийской луговой растительностью. На северном склоне одного из соседних лакколитов — горы Развалки — имеется реликтовый учас­ток многолетней мерзлоты, сохранившейся под обломками скал, очевидно с ледникового времени. К нему приуро­чено пятно березового криволесья, выше которого распо­ложен обычный для этих мест широколиственный лес.

Широколиственный, по преимуществу дубовый, лес рас­тет в западной части Кабардино-Сунженского хребта на северном склоне. В средней части хребта и на южном склоне небольшие островки леса находятся в балках.

По долинам рек тянутся пойменные леса, часто встре­чающиеся и среди степных пространств. В пойме Кубани и ее притоков произрастают леса из ивы, тополя (Populus albaP. nigrd), береста (Ulmus foliacea), ясеня (Fraxinus excel­sior), черной и серой ольхи (Alnus glutinosaAincana). В этих лесах часто встречается дикая груша, в подлеске вместе с крушиной и бересклетом — алыча. Высокие гряды поймы Кубани покрыты дубовыми (из Quercus roburи ясе­нево-дубовыми лесами. Остатки лесных массивов сохрани­лись в дельте Кубани. В Красном лесу в вершине дельты мощные стволы деревьев обвиты диким виноградом. Дикий виноград (Vitis silvestrisвстречается и в пойменных лесах долины Кумы как их закономерный компонент (П. А. Ро-говский, 1928; И. Г. Васильченко, 1953). В прикумских пойменных лесах, состоящих из береста, дуба, полевого клена(Acer campestre), ивы, тополя (Populus hybrida), рас­тут также дикая груша, яблоня (Malus orientalis), кизил, ежевика (Rubus caesiusRsanguineus).

Водная и болотная растительность больше всего рас­пространена в дельте Кубани. Здесь выделяются: 1) ли­манный тип растительности в водоемах, которые находятся в окружении тростниковых болот; для него характерны водные растения с плавающими листьями и подводные, встречается водяной орех (Trapa maeoticd)\ 2) тип дель­товых болот — плавней, представляющих собой по преи­муществу тростниковые заросли; тростник (Phragmites com­munis) иногда достигает 5—6 м высоты; 3) лугово-болот­ная и луговая растительность; 4) солончаковая раститель­ность с господством различных солянок.

Территории провинции свойственна степная фауна (свя­занная со степями основной части юга Русской равнины), в составе которой: землеройка-белозубка (Crocidura), обык­новенный еж, барсук (Meles meles), перевязка (Vormela peregusna), хорек степной (Putorius eversmanni), ласка (Mus­tela nivalis), лисица, волк (Canis lupus). Из грызунов — серый, или малый, суслик (Citellus pygmaeus), обыкно­венный хомяк (Cricetus cricetusи черноватый хомячок (Mesocricetus raddei), обыкновенная полевка (Microtus ar­valis), полевые мыши, большой тушканчик (Allactaga jacu­lus), заяц-русак. Из птиц характерны жаворонки (степной — Melanocorypha calandraполевой — Alauda arvensis и др.), перепела, серые куропатки (Perdtx perdix), журавли­красавки (Grus virgo), дрофы (Otis tardci), стрепет (О. tetrax), чернолобый сорокопут, степная пустельга, кобчик, степной и полевой луни, коршуны, орлы (степной орел — Aquila трах orientalisорел-могильник, степной сарыч — Buteo rufinus). Наиболее ярко окрашенные птицы степей — хох­латые удоды, сине-зеленые сизоворонки и золотистые щур­ки. В тростниковых и камышовых зарослях гнездятся дроз­довидные камышевки, камышовые луни, в осоковых боло­тах встречается маленькая цапля — желтая чепура, на болотах и речных заводях водятся кулики и утки, в пой­менных лесах гнездятся сороки и другие птицы. Предста­вители рептилий — степная гадюка (Vipera ursini renardi), желтобрюхий полоз (Coluber jugulariscaspius), ящерицы.

Серый, или малый, суслик приносит большой вред сель­скохозяйственным культурам и ухудшает качество почвы. К вредителям относятся обыкновенные полевки, живущие обычно колониями на возвышениях поверхности в степи. Сусликов и полевок истребляет степной хорек — наибо­лее полезный хищник. Один зверек за год истребляет до 300 сусликов или до 1500 полевок. Полезен еж, поедающий мышей, полевок, хомячков, змей.

На востоке провинции встречаются уже некоторые пред­ставители восточнопредкавказской полупустынной фауны.

Природные ресурсы провинции разнообразны. Из ми­неральных богатств прежде всего следует отметить нефть. В западную часть провинции далеко заходит Кубано-Май­копский нефтяной район. Нефть добывается на Прикубан­ской наклонной равнине (на востоке близ Армавира, на за­паде в станицах Ильск, Абинская и др.) ив дельте Ку­бани. Нефтеносны здесь не только майкопская свита, но также более древние горизонты палеогена и миоцен. Нефте­газовые месторождения найдены в северо-восточном Став­рополье. Крупные нефтяные месторождения на востоке провинции — Грозненские (Малгобек и станица Возне­сенская на Терском хребте, месторождения Грозного в от­рогах восточной части Сунженского хребта).

По своему происхождению с нефтяными месторожде­ниями связаны месторождения горючего газа. Крупные промышленные запасы его есть на Кубани, в том числе в дельте, и на Кубано-Приазовской низменности — в северной части Краснодарского края. Газ добывается в районе Грозного. Крупнейшие месторождения обнаружены на Ставропольской возвышенности. Для транспорти­ровки газа созданы магистральные газопроводы Ставро­поль—Москва, Ставрополь—Невинномысск—Минеральные Воды—Грозный, Грозный—Тбилиси и др.

Минеральные воды района лакколитов разнообразны по химическому составу, физическим свойствам и бальнеоло­гическому значению. Главные из них — ессентукские ми­неральные источники, источники Пятигорска и Железно­водска, Баталинский (к северо-северо-востоку от горы Ма­шук) и Кумагорский. Приуроченность минеральных источ­ников к лакколитам объясняется общими гидрогеологиче­скими и тектоническими условиями, а не вулканизмом, как это предполагалось прежде. Образование минеральных вод связано с выщелачиванием гипсоносных пород Северо-кавказской моноклинали и вытеснением под гидростатиче­ским давлением древних видоизмененных вод морского типа (ессентукские источники). Минеральные воды заклю­чены в тех. же комплексах осадочных пород, что и пресные. Нагреваясь на глубине в соответствии с геотермическим градиентом, артезианские воды выходят местами в виде термальных источников. То, что минеральные воды сопут­ствуют лакколитам, объясняется их выходом на поверх­ность по разломам и трещиноватым зонам на контактах с изверженными породами.

Лечебная грязь (ил) оз. Тамбукан используется в пяти­горской и других грязелечебницах.

На Таманском полуострове залегают железные руды (бурый железняк), самосадочная поваренная соль озер, минеральные грязи и формовочные пески. Широко распро­странены месторождения строительных материалов, на­пример на Ставропольской возвышенности: неогеновые из­вестняки, песчаники, четвертичные суглинки, идущие на выделку кирпича и черепицы, и т. д.

Благоприятные климатические условия и плодородные черноземные почвы способствовали успешному развитию земледелия. Зерновыми районами общесоюзного значения считаются Кубано-Приазовская низменность, Прикубанская наклонная равнина, Ставрополье и др. Из зерновых культур возделываются главным образом пшеница — озимая и яровая, кукуруза, кроме того, просо, ячмень, овес, гречиха и др. Сеют горох и бобы, из технических культур возделыва­ют подсолнечник, сахарную свеклу, клещевину, сою, та­бак, эфиромасличные растения. Распространены бахчевые культуры. Повсеместно развито садоводство и огородничест­во, особенно в Минераловодском районе, Ставрополье и Прикубанской наклонной равнине. На Кубано-Приазов­ской низменности есть особенно крупные сады: у станицы Динской (к северо-востоку от Краснодара), под Ейском и др. В вершине дельты Кубани у станицы Славянской рас­кинулся сад-гигант, в котором растет свыше 240 тыс. пло­довых деревьев. На Таманском полуострове, в Приазовье, на Прикубанской наклонной равнине, в Ставрополье, и на востоке в долине Кумы (на орошаемых землях) развито виноградарство.

020

Основная культура в низовье и дельте Кубани — рис, возделывается он также на орошаемых землях Ставро­полья.

Наряду с земледелием в провинции развивается живот­новодство мясо-молочного направления (крупный рогатый скот, свиноводство), а также овцеводство, коневодство и птицеводство. В северо-восточном Ставрополье большое значение имеет тонкорунное овцеводство.

В дельте Кубани, в особенности в «лиманах» (озерах), водится много промысловой рыбы: севрюга, осетр, белуга, карп, судак, сом и др. При осолонении водоемов начинает преобладать кефаль, пресноводные же рыбы исчезают. Рыбные промыслы есть на Таманском полуострове и на Азов­ском побережье.

На территории провинции проведены и проводятся боль­шие мероприятия по улучшению природных условий, глав­ным образом с целью поднятия продуктивности сельского хозяйства, прежде всего орошение и обводнение.

Кубань-Егорлыкская обводнительно-оросительная сис­тема дает воду в западную и среднюю части Ставрополья и на северо-восток Кубано-Приазовской низменности. Она питается кубанской водой посредством Невинномысского канала (длиной около 50 км с шестикилометровым тунне­лем), открытого в 1948 г. При создании Кубань-Егорлык­ской системы для пропуска и распределения воды широко использовано естественное расчленение поверхности до­линами и балками, по которым пущена вода. Она бежит на сотни километров, перебрасываясь из одного бассейна в другой и наполняя пересохшие русла. Обводнена долина Егорлыка, завершено сооружение Право-Егорлыкского ма­гистрального канала, его левой ветви и их оросительно-обводнительной сети. Общая протяженность системы около 850 км. На Егорлыке создан ряд водохранилищ с каскадом ГЭС. Вода Кубань-Егорлыкской системы опресняет оз. Маныч-Гудило и р. Западный Маныч. Таким образом, по­мимо орошения полей и обводнения территории, с по­мощью этой системы решаются задачи энергетики, водо­снабжения и рыбного хозяйства в водохранилищах и обвод­ненных озерах Маныча.

Вслед за Кубань-Егорлыкской системой создан Терско-Кумский магистральный самотечный обводнительно-оросительный канал, трасса которого проходит примерно вдоль восточной границы провинции. Засушливая северо-восточ­ная часть провинции орошена и обводнена терской водой из Лево-Кумского канала. Крупное водохранилище соз­дано здесь на р. Чограй. Для орошения средней и восточ­ной частей Ставрополья сооружается мощная Кубань-Калаусская обводнительная система, а на севере восточ­ной части провинции создан Кумо-Манычский канал.

На юго-востоке провинции каналы и оросительные сис­темы питаются водой из Терека и его притоков.

В низовье и дельте Кубани создана и расширяется сеть каналов для орошения рисовых полей. Для регулирования стока и борьбы с наводнениями в низовье Кубани в долине ее созданы Тщикское водохранилище (в устье р. Белой) Шапсугское ( в устье р. Афипса, ниже Краснодара), а для снабжения водой рисовых полей — водохранилища возле Краснодара и по границе с дельтой.

021

В связи с созданием оросительных систем в провинции построено и проектируется много гидроэлектростанций.

Проведены и продолжаются посадки полезащитных лес­ных полос. Полосы древесных насаждений вместе с потонув­шими в зелени садов селениями оживляют пейзаж распа­ханных степных пространств Кубано-Приазовской низмен­ности. Северо-восточное Ставрополье — район недавнего освоения целинных и залежных земель.

При освоении целинных земель Ставропольской воз­вышенности были распаханы склоны крутизной до 15°. Теперь здесь интенсивно проявляется водная эрозия поч­вы. Для того чтобы ослабить ее действие, нужно создавать широкие стокорегулирующие лесные полосы.