6 лет назад
Нету коментариев

Повсюду: в пустынях и в тропических лесах, на побережьях морей и в глубине материков, в долинах и на высоких горах, среди цветущих полей и садов и на снежных просторах дале­кой Арктики — днем и ночью работает целая армия тружеников-наблюдателей метеорологических станций. Под ливнем и в грозу, в метели, при пятидесятиградусных морозах, при ветре, кото­рый срывает крыши с домов, а во время войны порою и под вражеским обстрелом, изо дня в день выполняют они свою, как будто и незаметную, работу. Если труд большого коллектива часто сравнивают с неутомимой деятельностью пчел, со всех сторон собирающих пыльцу в свой родной улей, где она пере­рабатывается в мед, то именно к труду наблюдателей это сравне­ние приложимо в полной мере. Они собирают многочисленные сведения о температуре, давлении, осадках, влажности, ветре и прочих явлениях, сведения, по которым путем сопоставлений и научной обработки создаются прочные основания науки о по­годе и климате. На этом многие десятилетия собираемом ма­териале зиждутся и кропотливые статистические подсчеты, и широкие научные обобщения.
Многочисленные материалы наблюдений освещают самые разнообразные вопросы метеорологии. Настоящее издание будет посвящено только одному вопросу, имеющему, однако, жизнен­ное значение для человека, — вопросу о климате.
У нас в СССР исследования климата направлены в основном на помощь развитию народного хозяйства. Обширные планы, по которым осуществляется грандиозное советское строительство, покоятся на твердых научных основах. Вопросы же кли­мата не может обойти почти ни одна отрасль хозяйственной жизни, так как с погодой и климатом связана в той или иной степени вся деятельность человека. Тем, кто собирает перво­начальный материал для изучения погоды и климата, — наблю­дателям метеорологических станций, — важно знать, что их наблюдения не один лишь ряд мертвых цифр, какими эти наблюдения нередко оставались в дореволюционное время и остаются сейчас в капиталистических государствах, а в дей­ствительности нужны для страны и представляют ценный вклад в общее великое строительство. Достаточно указать на то, что наблюдения гидрометеорологических станций нашей степ­ной полосы состарили часть тех всесторонних научных исследований, которые легли в основу великого Сталинского плана наступления на засуху. Нельзя было бы переделывать природу целых областей, не изучив влияния физико-географических усло­вий местности на климат и влияния климата на эти условия.
Казалось бы, что каждый человек, даже и не специалист, ясно представляет себе климат не только того места, где он живет, но и других. Нам часто приходится слышать такие заключения: „В Ленинграде скверный климат, а в Москве гораздо лучше. .. Хочу ехать работать в Крым, там, говорят, здоровый климат… За последнее время у нас климат изменился». На спросите человека, высказывающего подобное мнение, а что, в сущности, он разумеет под „климатом», и он, пожалуй, ста­нет в тупик. Да и ученые, специально изучающие климат, еще не пришли к единому мнению о том, как же собственно опре­делить понятие „климат».
Слово „климат» по-гречески означает „наклон». Еще в глу­бокой древности люди интересовались вопросами погоды и кли­мата. От погоды тогда в значительно большей мере, чем сей­час, зависела жизнь и деятельность человека. Древние греки уже знали о существовании жарких поясов земного шара и заме­тили, что эта жара связана с высоким стоянием солнца в полу­денные часы. Под „наклоном», определяющим климат, они разу­мели более или менее косвенное падение солнечных лучей, но связывали климат и с продолжительностью дня.
Связь между широтой места и его климатом, конечно, вполне ясна; однако уже давно известно, что на одной и той же широте климатические условия разных мест далеко не одни и те же. Мы знаем из элементарной географии, как сильно влияют на климат распределение воды и суши, возвышенное и низменное положение места, растительность и т. д.; все эти влияния, как мы увидим далее, можно в той или иной степени учесть. Но исчерпываем ли мы таким образом все многообразие условий, определяющих климат? Ведь в любом месте, особенно в наших умеренных широтах, как говорят, „год на год не при­ходится». Бывает зима и теплая, и холодная, и снежная, и бес­снежная; бывает и жаркое, и холодное, и сухое, и дождливое лето, и холодная весна, и затяжная осень; вообще, в одни и те же времена года погода бывает далеко не одинаковая. Все эти колебания, однако, не выходят для каждого места из некото­рых пределов, с которыми мы и связываем понятие о климате. Не может быть, например, в Ленинграде летом 50° в тени, не бывает и —50° зимой; не могут идти в пустыне Сахара дожди несколько дней подряд; не может быть засухи в тропических лесах. Мы как бы бессознательно уверены, что этого не может быть; мы говорим: .Этого не бывает в данном климате». Но как подтвердить это с полной научной достоверностью? Как установить пределы таких возможностей?
Если бы, зная географические особенности данного места, мы точно знали все те законы, которые управляют атмосферными процессами, то, учитывая их зависимость от физических свойств земной поверхности, а также взаимодействие друг с другом и последовательную смену, мы могли бы точно установить, какой здесь должен быть климат. Такой путь изучения климата принци­пиально самый правильный, но он еще только намечается. В на­стоящее время пользуются преимущественно другим путем — путем исследования длинных рядов наблюдений в каждом месте, представляющих собой цифровые данные, которые дают возмож­ность судить об условиях в различных местах земного шара — температуры, влажности, осадков, облачности и пр. Эти пути, конечно, не противоречат один другому, так как вся метеоро­логия основана на наблюдениях. Мы хотим только подчеркнуть, что до самого последнего времени изучение климатов своди­лось по преимуществу к изучению отдельных метеорологиче­ских элементов, их средних значений и пределов, в которых они изменяются в данном месте. Этот метод так называемой „классической климатологии», помощью которого осуществлено описание всех климатов земного шара, сохранил свое значение в климатологии наряду с новыми работами и направлениями. Самый выдающийся труд по исследованию климатов — это труд великого русского климатолога и географа А. И. Воей­кова „Климаты земного шара». Воейков обращает здесь осо­бое внимание на физическое обоснование метеорологических явлений и тесно связывает науку о климате с жизненными потребностями человека, особенно в применении к условиям России.
Советские климатологи дают такое определение климата: Климат — это закономерная последовательность метеоро­логических процессов, которая определяется комплексом физи­ко-географических условий и выражается в многолетнем режиме погоды, наблюдающейся в данной местности.
Словом „многолетнем» подчеркивается именно то, что выра­жает простая поговорка „год на год не приходится». Только рассмотрение явлений погоды за много лет позволяет включить в характеристику климата каждого данного места все много­образие условий погоды, которые для него возможны. Чем больше лет ведутся наблюдения, тем полнее наши знания о климате. Например, в Ленинграде в 1946 г. зимние месяцы отличались высокой температурой, какой не наблюдалось за все время наблюдений но термометру, т. е. более 100 лет; средняя тем­пература декабря была 0° вместо многолетней —5,5°. Необы­чайно теплым был и ноябрь 1947 г. Такого малоснежного декабря в центральной части СССР, как декабрь 1948 г., не было за последние 58 лет. В Москве летом 1904 г. разразился ураган, похожий на тайфун тропических стран, который вызвал много разрушений и был совершенно исключительным явлением для Москвы. В 1938 г. в Москве и вообще в средней полосе СССР стояло необычайно жаркое лето; февраль 1929 г. отли­чался особенными холодами в Западной Европе и на Черно­морском побережье. В 1924 г. зима была исключительно теплая в Ленинграде, в это же время в Сочи померзли фруктовые деревья. Такие сведения, конечно, обогащают наши знания о климате тех или иных мест.
Каждая, хотя бы только один раз за много лет наблюдаемая в данном месте, погода должна входить в характеристику климата этого места. Климат обнимает последовательный ход метеорологических процессов за долгие сроки; погода — это состояние метеорологических элементов за небольшой, иногда даже совсем небольшой, промежуток времени. Мы можем сказать: „Сегодня утром была сырая, холодная погода, а к полудню тучи разошлись, и погода до вечера была ясная и теплая»; или: „В Поволжье лето 1936 г. отличалось исключительно жаркой погодой»; или, как у Пушкина: „В тот год осенняя погода стояла долго на дворе». Но никто не скажет, что зимой 1947 г. в Ленинграде был теплый климат. Климат — это харак­теристика, свойственная данному месту и более или менее постоянная. Характер погоды настолько неустойчив, что нередко говорят про непостоянного человека „изменчив как погода». „Изменчив как климат» — никто не скажет.