6 лет назад
Нету коментариев

Почти любая отрасль народного хозяйства в своей практиче­ской деятельности неизбежно сталкивается с вопросами климата.

Колхозникам очень важно знать, какая погода будет в бли­жайшие дни, если они начинают сенокос или уборку урожая. Летчику, собирающемуся в дальний перелет, нужно знать, какая погода будет в день его вылета. Можно перечислить ряд практических мероприятий, для которых нужны прогнозы погоды, краткосрочные и долгосрочные.

Наряду с этим, плановая социалистическая система народного хозяйства, основанная на передовой науке и высокой механи­зации, требует для себя расчеты о режиме погоды на годы, а иногда и на десятки лет. Для этого используются многолет­ние данные о средних величинах тех или иных метеорологиче­ских элементов, о их наибольших и наименьших величинах, о повторяемости этих крайних величин, — на основании которых строится своего рода «бессрочный прогноз» климатического характера. Такие данные публикуются в климатических спра­вочниках, необходимых для каждого инженера, каждого хозяй­ственника. С другой стороны, изучая закономерности измене­ний метеорологических элементов под влиянием тех или иных условий, можно заранее определить изменения местного кли­мата, которые могут возникнуть в результате планируемых мероприятий. Только путем таких «прогнозов климата» можно правильно решать задачи мелиорации   или улучшения климата.

Так, важнейшая часть грандиозного плана преобразования природы Европейской части СССР — создание лесозащитных полос — разработана на основе многолетних исследований круп­нейших русских ученых, не только агрономов, почвоведов, лесо­водов, но также и климатологов. Так как эти полосы должны в первую очередь служить для борьбы с засухой, суховеями, пыльными бурями, необходимо было знать в каждом районе направление преобладающих ветров, а также ветров, принося­щих засуху и суховеи. Для того чтобы определить для посадки в каждом районе наиболее подходящие породы деревьев и кустарников (что подробно разработано планом), надо было изучить климатические и почвенные условия этих районов. План также определяет направление и размеры каждой полосы.

Расстояние и ширина полос, высота и частота насаждений,— все   это   будет   влиять   на скорость   ветра,   на   распределение снежного покрова, на условия температуры и влажности. Коли­чественная сторона этих влияний в основном уже выяснена по имеющимся климатическим данным, но в дальнейшем она будет еще уточняться.

При социалистическом сельском хозяйстве знание климати­ческих данных приобретает особенно большое значение. Наряду с мелиорацией климата, грандиозные планы нашей эпохи преду­сматривают перемещение видов растений и животных в гораздо более обширных размерах, чем те, о которых говорил в свое время Энгельс. Всемирно известные работы Мичурина по выращива­нию новых видов растений для культивирования в местностях, где о них прежде и не мечтали, работы И. Г. Эйхфельдта на опыт­ной станции в Хибинах, работы других энтузиастов полярного земледелия и плодоводства были основаны на тщательном изу­чении климата. Климатические влияния учитываются при аккли­матизации новых видов животных, например ценных пушных зверей. Само слово «акклиматизация» означает «приспособление к климату». Распространение учения Мичурина и академика Лысенко о влиянии среды на свойства растений и животных также заставляет особенно интересоваться климатом, как одной из очень существенных сторон среды. Например, от климатиче­ских условий зависит длина волокна и вообще качество хлопка, высшие сорта которого удаются у нас лучше, чем в Америке; с климатом же связан, как мы уже упоминали, целый ряд свой­ств и других ценных растений: качество муки пшеницы, сахари­стость свеклы и др. Все это, в конечном счете, область работы агрономов, но ясно, что без климатологов они обойтись не могут. Суммы температур, предельные, особенно самые низкие температуры, начало и конец безморозного периода, повторяе­мости температур в тех или иных пределах, условия влажности и ветра, микроклиматические различия, существенные для выбора расположения плантаций — все это, и многое другое, дает климатология.

Помимо вопросов климатологии, относящихся непосред­ственно к произрастанию различных культур, сельское хозяй­ство требует, например, исследования климатических условий, при которых размножаются вредители сельскохозяйственных растений; данные о климате нужны также для планирования работы сельскохозяйственных машин, например комбайнов, для правильной постановки некоторых производств — обработки табака и др., для рационального проведения просек при плано­вом лесном хозяйстве (их надо располагать так, чтобы господ­ствующими направлениями ветра семена переносились именно на просеки, а не уносились прочь) и т. п.

Многие из этих вопросов и не возникали в дореволюцион­ной России, но многие выдвигались давно нашими передовыми учеными, например Воейковым, который неизменно ставил все задачи климатологии и вообще метеорологии в теснейшую связь с условиями и потребностями практики. Однако в усло­виях помещичье-капиталиетического  строя и мелкособственнического крестьянского хозяйства, при косности царского прави­тельства, питавшего даже известный страх перед наукой, все эти начинания не могли получить сколько-нибудь широкого при­менения. Только Великая Октябрьская революция, внесшая в новое социалистическое хозяйство плановое, научное начато, дала возможность достигнуть во всех его областях небывалого развития и расцвета.

Воейков один из первых изучил и оценил громадные при­родные богатства нашей страны. Он указывал на широкие возМожности для разведения цитрусовых и других ценных куль­тур на Черноморском побережье. Он отмечал значение районов Крыма и Кавказа для организации сети курортов, которые по климатическим условиям превосходят заграничные. Но дальше постройки отдельных вилл богачами дело не пошло, да и богачи предпочитали оставлять свои деньги на прославленных загра­ничных курортах, будучи совершенно равнодушными к строи­тельству отечественных лечебных мест. Громадные районы, замечательные по своим климатическим ценностям и представ­ляющие сейчас сплошную полосу фруктовых плантаций или здравниц и домов отдыха, были тогда покрыты в лучшем слу­чае посевами низкосортного табака или кукурузы.

Немалое значение имели климатологические данные при под­готовке исторических перелетов знаменитых советских летчи­ков Чкалова, Громова и др. Эти данные позволили научно планировать перелеты и выбрать заранее как наиболее выгодный из возможных путей, так и наиболее выгодную высоту полета При этом, конечно, не исключены необходимые изменения трассы в зависимости от условий погоды в самый день перелета.

Для воздушного транспорта, при проектировании воздушных линий, особенно нужны сведения об облачности по количеству, по формам и высоте, о скорости и преобладающих направле­ниях ветра на трассе, о повторяемости условий, благоприят­ствующих образованию оледенения, о видимости, о туманах; здесь, особенно в последние годы, широко используются и ком­плексные характеристики — повторяемость различных типов погоды, с которыми связаны и различные лётные условия. Для воздушного транспорта, естественно, нужны характеристики климата во всех трех измерениях, и для него поэтому на пер­вый план выступают данные аэроклиматологии — климатологии высоких  слоев,   опирающиеся  на аэрологические   наблюдения.

Все крупные строительства пользуются данными климатоло­гии. Началу работ обычно предшествуют комплексные экспеди­ции, в которых не последнюю роль играют климатологи и «климатологический прогноз». Экспедиционные наблюдения увязываются, где это возможно, с наблюдениями уже имею­щихся гидрометеорологических станций. При всяком строитель­стве нужно знать глубину промерзания почвы для расчета фун­даментов, количество и интенсивность осадков для расчета покатости крыш, скорость ветра, но которой измеряется давле­ние на сооружения, изменения температуры и влажности и др. Для некоторых видов строительства нужны специальные дан­ные. Например, при постройке Дворца Советов в Москве потре­бовались сведения о ветре на различных уровнях до 70 м над земной поверхностью, ввиду громадной высоты здания.

В генеральном плане электрификации СССР есть специаль­ные указания на то, что систематические и хорошо обработан­ные климатологические данные должны быть необходимой пред­посылкой для строительства высоковольтных линий. При выборе места для астрономических обсерваторий используются дан­ные относительно облачности, видимости и др.

Для использования энергии ветра ветряными двигателями нужны, детальные сведения о скоростях ветра, их распределе­нии по сезонам, их повторяемости. Центральный аэрогидроди­намический институт в Москве произвел большую климатоло­гическую работу по учету скоростей ветра, на основании кото­рой был получен так называемый ветровой кадастр СССР. Запас энергии ветра оказался порядка 18000 миллиардов кило­ватт-часов в год! Использованию ветровой энергии — «голубого угля» — уделяется все больше и больше внимания. Различные установки на большинстве полярных станций, в целом ряде сов­хозов и колхозов, расположенных в районах с достаточно боль­шими скоростями ветра, получают энергию от ветряных двига­телей.

Использование солнечной энергии требует данных об интен­сивности и продолжительности солнечного сияния, о числе ясных и пасмурных дней.

Самые разнообразные климатологические данные исполь­зуются для целей обороны страны. Так, во время первой миро­вой войны Воейковым было дано детальное климатическое описание театра наших военных действий. В 1915—1916 гг. Главная геофизическая обсерватория издавала специальные климатологические справочники для отдельных фронтов. Усовер­шенствование и усложнение техники требует, конечно, все более подробных сведений климатологического порядка. Боль­шое значение имели гидрометеорологические данные во время Великой Отечественной войны. Упомянем хотя бы о их исполь­зовании при строительстве знаменитой «Дороги жизни» через Ладожское озеро к блокированному Ленинграду. Из всего перечисленного ясно, что нет таких отраслей народного хозяйства, где бы не были необходимы, наряду с пред­сказаниями погоды на ближайшие сроки, и сведения о климате, т. е. о многолетнем режиме погоды или отдельных ее элементов.

К началу XX века, когда было накоплено большое коли­чество наблюдений, высказывались мнения, что в климатологии не остается больше почти ничего делать. Конечно, это не так  Перспективы перед климатологией, как и перед всякой наукой, бесконечно широки. Вопрос о происхождении и образовании климатов еще только начинает изучаться. Связь климатов с воз­душными массами и их преобразованиями, изучение трехмер­ного климата, зависимость   климатических явлений от астрономических причин, обширное поле применения климатических и микроклиматических данных и постановки специальных иссле­дований в связи с отдельными вопросами практики требуют еще очень много наблюдений и научных исследований, много соединенных усилий технических и научных работников.

«В необъятной вселенной безмерно долгое время будут воз­никать для нас один за другим новые нерешенные вопросы, таким образом перед человеком лежит уходящий в бесконечность путь научного труда, умственной жизни с ее тревогами и наслаждениями… наука справится завтра со своими более сложными задачами, потому что ее прошлое служит порукой за ее будущее», — говорил А. К. Тимирязев, цитируя речь знаменитого русского астронома Ф. А. Бредихина, произнесенную в 1883 г. в Академии Наук.

Русская наука, начиная от организации сети метеорологиче­ских станций и кончая крупными трудами наших климатоло­гов, обобщающими накопленные материалы и пролегающими новые пути, всегда занимала в мировой климатологии одно из самых первых мест, а во многих областях играла и ведущую роль. Дело чести каждого работника в области климатологии’, как бы ни скромны были порученные ему задачи, — содейство­вать своей работой тому, чтобы наша советская Родина сохра­нила за собой и впредь эту ведущую роль.