В течение тех спокойных сезонов, тех длительных периодов, когда карликовые деревца нуждаются хотя бы немного в свежем воздухе, свете и воде, садовод может неспеша подумать о том, как на основе карликового деревца создать целый миниатюрный ландшафт. Создание миниатюр­ных ландшафтов самими японцами признано искусством, родственным искусству бонсай.

Скалы, исхлестанные штормами берега моря, спокойное великолепие холмов, стремительные потоки, падающие вниз с обрывистых утесов, прозрачные озера и медленно текущие реки, мирные деревушки и храмы в тени деревьев — все это можно воспроизвести в миниатюре с помощью камней, песка, крошечных растений и статуэток, чрезвычайно похожих на персонажей из разного рода произведений искусства.

Некоторые аранжировки строго классичны и по стилю и по материалу, они призваны стимулировать интеллектуальную фантазию ценителя этого вида искусства; некоторые — от­кровенно «популярны» (на них, по правде говоря, интелли­генция смотрит неодобрительно). Одни выполнены в технике прошлого тысячелетия, другие являются результатом безуслов­но современного развития или, наконец, возрожденными и усовершенствованными формами древнего искусства. Все они прекрасны и очаровательны и, по существу, могут быть выполнены за несколько часов или дней; исключение состав­ляет один вид — бон-сэки (рис. 25—27), для создания которо­го требуются годы изучения и практики под руководством опытного учителя. Но все виды ландшафтов требуют неболь­шого количества простых материалов, артистического глаза и искусных пальцев.

Бон-сэки...

Бон-сэки…

Бон-сэки...

Бон-сэки…

Бон-сэки...

Бон-сэки…

Миниатюрные ландшафты японцы подразделяют на мно­жество категорий, над терминологией которых спорят даже эксперты. Чтобы не запутывать читателей и садоводов-люби­телей в сложностях классификационной терминологии и вы­звать интерес к результатам и методам работы, миниатюрные ландшафты представлены здесь тремя основными видами: бон-сэки (камни на подносе), сюи-сэки (водяные камни) и бон­кэй (ландшафт на подносе).

Несложно заметить, что два вида из трех непосредственно связаны с камнями. Европейцу трудно и едва ли вообще воз­можно постигнуть чувство японца к камню. Не к камню вооб­ще, какое чувство испытываем мы к нему в наших готических соборах, и даже не к обработанному резьбой камню в изуми­тельном каменном кружеве церкви короля Генриха VII в Вестминстерском аббатстве, а к отдельному камню.

Объяснение того, почему японцы испытывают особое чув­ство к камню, теряется в глубинах времени и дебрях мифологии. Возможно, что это благоговение исходит из тысячелет­ней народной памяти, времени, когда жители островов были анимистами или пантеистами. Ученые, кажется, еще не реши­ли, были ли они анимистами или пантеистами или теми и другими одновременно. Естественно, что древние направле­ния искусства быстрее вымирают в современных городских центрах. Но в сельских районах Японии весьма обычна такая картина: гигантский камень, окруженный священным кана­том, как обиталище некоего духа.

Хотя японцы режут и обрабатывают камень, они не любят этого делать, если только не вынуждены так поступать. Даже в строительстве, где мы не чувствуем угрызений совести от того, что приходится разрезать камень на куски подходящего размера, японцы тратят время и деньги, разыскивая такой ка­мень, который можно использовать не обрабатывая. Они и сад свой украшают необработанными камнями.

Один из наиболее известных и почитаемых как святыня — каменный сад при храме Рёандзи в Киото. Сад Рёандзи пред­ставляет собой площадь, покрытую гравием чудесного кремо­вого оттенка, рассыпанным вокруг отдельных камней. Гравий ежедневно разравнивают в виде волнообразного узора. Камни подобраны по форме, цвету, текстуре, по способности обрас­тать или противостоять обрастанию мхом, даже по способнос­ти поглощать или отталкивать воду при орошении.

Если мы украшаем свой дом картинами, статуэтками и старинными вещами и восхищаемся ими, то японцы помещают в доме камни и наслаждаются ими — просто камнями или в сочетании с песком, водой и растениями, воспроизводя эф­фекты различных ландшафтов — гор, моря, реки или рав­нины.

Это очень древнее искусство создания ландшафта из кам­ней было ввезено в Японию в шестом веке, когда камни в качестве подарка были преподнесены китайским двором императрице Сюико (593—628 гг. н. э.). Вначале показывали отдельные камни на подносе, позднее стали добавлять песок, чтобы подсказать мысль о земле или береге моря. Так на­чалось развитие целого искусства бон-сэки. Особенно краси­вые, уникальные камни упорно разыскивали, платили (и до сих пор платят) за них баснословные деньги. Эти камни долж­ны быть, безусловно, естественными, т. е. необработанными, за исключением незначительной отделки одной из поверхнос­тей, чтобы обеспечить устойчивость на подносе.

В процессе развития возник определенный, обусловленный каноном искусства символизм. Камень, слегка окрашенный в зеленый цвет, символизирует изысканную зелень весны, тогда как красноватый оттенок символизирует увядание. Черный цвет камня будит в воображении густую тень, бросае­мую предметом от ослепительного летнего солнца, а белый — пространство заснеженных зимних холмов. Особенно ценятся темные камни с белыми прожилками, напоминающими струи воды. Каждый вариант может быть Показан, конечно, только в соответствующий сезон, затем его заботливо убирают на от­дых до следующего года.

Дальнейшее развитие ландшафтов бон-сэки ознаменова­лось добавлением вспомогательных или обслуживающих кам­ней несколько меньшего размера и белого песка. Поднос, про­долговатый, круглый или овальный, с очень низким бордюром или вовсе без него, используют как основу. Черная лакирован­ная поверхность — наиболее подходящий фон. Зубчатый ка­мень в обрамлении чудесного снежно-белого песка символизи­рует остров, окруженный морем; другой более полого накло­няется к песчаному берегу, на котором может быть рассыпа­на галька; третий, помещенный в закругленное гнездо или углубление, обсыпанный белым песком, как бы струящимся по нему, изображает порог реки или водопад.

Отсюда только шаг к дополнению искусства миниатюрного ландшафта настоящей водой… И вот уже развивается сюи-сэки. Этот вид ландшафта в соответствии со своим названием вначале представлял собой просто камень, помещенный в блюдо с водой. Он изображал островок в покрытом солнеч­ными бликами озере или величественный утес, непоколебимо возвышающийся над океаном. Некоторые виды камней осо­бенно восприимчивы к обрастанию мхом или лишайником. Если такой камень осторожно смачивать регулярно, то через некоторое время на нем появляется патина (Патина — тончайшая пленка зеленого, бурого или синего цвета, обра­зующаяся на различных предметах (из меди, латуни, бронзы и других материалов) с течением времени под воздействием влажного воздуха) растительной зелени, что символизирует величие и спокойствие мира. Традиция требует, чтобы это оживление камня произошло под воздействием только двух факторов — времени и влаги. Одна­ко садовода может постигнуть и неудача. Например, образо­вание мха на камне может только начаться и не получит дальнейшего развития; может случиться и так, что при хоро­шей форме камня и регулярном увлажнении мох появляется только в трещинах и расселинах.

Для увлажнения можно использовать воду из водопровод­ного крана, но природная талая или речная вода, а также вода из любого водоема дает лучшие результаты. Иногда пе­сок располагают вокруг основания камня, чтобы придать сходство с морским берегом; в другом случае им покрывают все пространство подноса. Если в камне есть впадина достаточного размера, ее можно заполнить водой и превратить в горное озеро.

Поднос должен быть из какого-нибудь материала, непрони­цаемого для воды. Иногда используют бронзу, но предпочти­тельнее всего белый или светло-кремовый фарфор либо покры­тый глазурью фаянс. Покрытые мхом камни выглядят осо­бенно эффектно в контрасте со светлой поверхностью осно­вания.

В Японии существуют магазины, которые обеспечивают всем необходимым художников направлений бон-сэки и сюи-сэки. В них можно купить или заказать подносы и камни практически любой конструкции и стиля.

Если человек, не сведущий в этом культурном и традици­онном символизме, не высоко ценит камни на подносе и со­вершенно искренне относится с недоверием к нашему настой­чивому восхищению этими видами искусства, если он попытается сделать следующий шаг — добавит крошечные растения, траву и макеты, то он может получить прелестные простран­ственные живые картины — а это уже бон-кэй (рис. 28, 29).

Бон-кэй...

Бон-кэй…

Бон-кэй...

Бон-кэй…

Наиболее простые виды бон-кэй внешне часто почти не отличаются от бон-сэки, но существует множество различий в процессе их создания.

Как и в бон-сэки, где структура строго предписана, в бон-кэй есть определенное число строгих, даже жестких правил. В бон-сэки фокусная точка — масса камня, в бон-кэй ланд­шафт ограничивается только фантазией исполнителя. Равнина или возвышенность, холм, лес или луг, пустынная местность или деревушка, море, река или озеро — любая тональность может расти и многосторонне развиваться, хотя художник творит один. Композиция может быть закончена в один-два дня, в другом случае художник может потратить годы, добав­ляя и убирая, чередуя и заменяя детали и их размещение на подносе в зависимости от каприза своей фантазии.

В целях’ экономии бон-сэки допускает использование мате­риалов, способных заменить природную необработанную поро­ду, камень, песок или гравий. Элементы бон-кэй моделируют из глины, торфа, папье-маше или алебастра, а затем окраши­вают в нужный цвет. В основном используют настоящие ве­точки, мох и траву, но часто их просто рисуют, не отказыва­ются и от комбинирования нарисованных и подлинных моде­лей. Одинаково подходят и реальные предметы и их искусные изображения. Озером может быть кусочек зеркала, стекло голубого оттенка или впадина в глине, заполненная водой с крошечными живыми рыбками. (Наконец-то найдено при­менение гупии! (Гупии (Lebistes reticulatus) — декоративные рыбки; самцы имеют самые различные сочетания черных, красных, желтых, серебристых, золотистых пятен. Форма и размеры рыбок разнообразны. Здесь речь идет, очевидно, о самой маленькой разновидности)). Определенное место отводится домам, хра­мам, рыбачьим лодкам, мостам и фигуркам людей.

Являются ли миниатюрные ландшафты на подносе совре­менным или традиционным видом искусства — это вопрос точки зрения. Если они современны, то как вид искусства рождены группой художников XX века. Если же традиционны, то являются развитием древнего общедоступного искусст­ва «хако-нива» (сад в коробочке), произведения которого чрез­вычайно похожи на современные миниатюрные ландшафты.

Японские аристократы не очень заботились о «хако-нива». Вероятно, это объясняется тем, что некоторые элементы были не природными, а специально изготовленными, или тем, что они не давали простора воображению. Видимо, это несколько снижало «уровень потребностей». Фермеры и городские буржуа могли иметь свой сад, заключенный в деревянную коро­бочку размером два на три фута (0,56 м2), и даже всю округу в миниатюре без какого-нибудь ущерба для драгоценного поля или жилища.

Древние «хако-нива» создавали в мелких коробочках, сперва деревянных, позже цементных, и хранили с внешней стороны окна или в конце веранды. Современные художники бон-кэй (ибо бон-кэй признан в наши дни видом искусства) используют подносы из металла и керамики, покрытых лаком поверхностей, фарфора и камня так же успешно, как из дре­весины, и помещают свои ландшафты в доме.

Техника бон-кэй блестяще приспособлена к современной жизни. Для этого произведение бон-кэй должно быть доста­точно маленьким, чтобы находиться в окне спальни или гос­тиной, или достаточно большим, чтобы украшать садик перед домом. Например, один писатель, живущий в городской квар­тире, два года получал истинное наслаждение от созерцания пустынного пейзажа Аризоны: в неглубокой коробочке рас­полагалось более дюжины разных видов карликовых кактусов и растений-суккулентов, произрастающих в песчаных пусты­нях Аризоны. Этот бон-кэй несколько месяцев был населен даже живыми хамелеонами, которые казались непроницае­мыми и невозмутимыми около кактусовых шипов и были без­вредны, но убедительны, заменяя чудовищ в пустыне. Одним из элементов этого бон-кэй была клетка из тонкой сетки около двенадцати дюймов высотой (30,5 см), достаточно боль­шая, чтобы закрыть всю коробку. На выставке бон-кэй в предвоенном Токио одним из экспонатов, заслуживших наи­большего внимания, был голландский пейзаж с полями, пло­тинами и каналами, завершенный ветряными мельницами (Выставка Иенской галереи изящных искусств, проходившая в апреле 1939 г. в Токио).

Перед началом работы важно решить, будет ли ландшафт только временным украшением или будет иметь более или менее постоянную структуру. Бон-кэй строгого стиля предпо­лагает окончание работы через несколько дней или недель, тогда как «хако-нива» часто создавался годами. От назначе­ния ландшафта зависят вид, его размеры и вид используемого материала. В среднем ландшафт может быть не менее 18 дюй­мов (45,7 см) в ширину и не более трех футов (91,4 см) в дли­ну. Слишком малые размеры ландшафта искажают соизмере­ние предметов: мелкие элементы получаются либо слишком маленькими, либо диспропорционально большими. Слишком же большой бон-кэй, который может быть устроен в саду постоянно, перестает быть миниатюрным и просто превраща­ется в маленький сад в саду.

Форма подноса зависит от замысла художника. Консерва­тивный вкус диктует овальную или продолговатую форму. Но благоприятную возможность для создания характерного или уникального ландшафта представляют круглая, квадрат­ная, ромбовидная или эксцентричная формы. Глубина подноса может быть от одного до трех дюймов (2,54—7,62 см).

В зависимости от предполагаемой продолжительности су­ществования ландшафта и намеченных к использованию рас­тений заготовляют почву определенного типа и в нужном количестве. Для полной сохранности почвенного слоя требу­ются дренажные лунки и слой гравия, как и для кар пико­вых деревцев (см. выше). Если орошение будет слабым, под­ходит слой гравия в смеси с древесным углем. Для верхних слоев можно использовать жирную почву, перемешанную с песком, или садовую землю, имеющуюся в продаже.

Теперь перейдем к действительно интересному вопросу — созданию самого ландшафта с его холмами и долинами, гор­ными кряжами, реками и равниной. Для примера возьмем сюжет с кольцом скалистых гор на заднем плане, переходя­щих в пологие холмы, срывающимся с обрыва водопадом и потоком, текущим к морю, постепепенно расширяясь; на берегу теснятся два или три домика, вьется тропинка, веду­щая через мост в храм, который стоит в тени деревьев; на переднем плане, у плотины возле деревни,— пара рыбачьих лодок.

Скалы устраивают из природного камня либо моделируют из глины или папье-маше и окрашивают в серый, коричневый и приглушенный зеленый тона; водопад рисуют. Если утесы из камня или плотной глины, в трещины на них можно насы­пать землю и посадить семена для создания настоящей зеле­ни. Часть поверхности элементов ландшафтов покрывают почвой, насыпают пологие холмы, формируют дно реки. Для имитации реки и моря можно использовать мелкий белый песок, а берегов — желтый песок или папье-маше с волнистой поверхностью, окрасив его в голубой цвет и покрыв пятныш­ками и полосками белого цвета, чтобы создать иллюзию бегу­щей воды и волн. Если миниатюра предназначается для дли­тельного существования, неплохо море и реку выполнить из глины, фаянса или металла, с тем чтобы использовать настоя­щую воду и крошечных рыбок.

В настоящее время можно приобрести готовые конструк­ции отдельных элементов ландшафта. Выполненный профес­сионально, готовый элемент композиции прибавит ей очаро­вания. Можно также нарисованный водопад заменить настоя­щим или установить мельницу и колесо, вращаемое бегущей водой с помощью электрического приспособления. Придаст ли это исключительно природному искусству значительную атмо­сферу механической технологии,— решать самому художнику.

Как уже было отмечено, поверхностные детали рельефа ландшафта могут быть выполнены из природного камня, пес­ка, глины или папье-маше (в последнем случае мелко наре­занную газету пропитывают водой до состояния жидкого теста, затем излишки воды отжимают, придают предмету необходимую форму, высушивают и раскрашивают его).

Если вы намерены посадить на «склонах холмов» настоя­щие растения, то из трех указанных материалов больше всего подходит камень, поскольку он не поглощает воду, необходи­мую для поддержания жизнедеятельности растений и травы. Бывает так, что трудно найти подходящий камень, или вы хотите создать свой собственный ландшафт, тогда достаточно хорошим заменителем камню может послужить глина: высу­шенная до конца и искусно раскрашенная, она успешно про­тивостоит воздействию воды. На последнем месте по пригод­ности для этой цели папье-маше, довольно быстро впитываю­щее влагу. Однако при отсутствии живой растительности этот материал достаточно прочен.

Пологие холмы, сформированные из грунта, можно по­крыть мхом, который при умеренном увлажнении быстро уко­реняется и пышно разрастается. Иногда мхом покрывают всю «поверхность земли», желая видеть ее постоянно свежей и зеленой. Деревца можно представить живыми веточками, которые, если их увлажнять, стоят зелеными удивительно долгое время, или цельными растениями, которые сохраняют­ся еще дольше.

Японцы любят ель и сосну, заросли бамбука. Довольно убедительные леса можно вырастить из семян обычной тра­вы, горчицы или цветов, таких, например, как ноготки, хотя они имеют отрицательное свойство перерастать масштабы ландшафта и обсеменяться, что нарушает композицию.

Количество необходимой влаги в значительной мере зави­сит от глубины почвенного слоя. Для семян, посаженных в не­глубокий слой почвы или попавших в трещины камня, посто­янно требуется много влаги, чтобы обеспечивалось питание и корни предохранялись от высыхания. Но при орошении следует соблюдать предельную осторожность, чтобы вместе с во­дой не смывалась почва. Правильное орошение может быть достигнуто с помощью обычного небольшого шланга из ткани, удобного в обращении.

Завершающим штрихом в бон-кэй, который придает жизнь всей композиции, являются маленькие человеческие фигурки. Все большее и большее количество этих крошечных статуэток вывозят из Японии. Необходимые художнику или особо при­влекательные из них требуют тщательных поисков; их можно совершенно неожиданно обнаружить среди множества неудач­ных экземпляров. Кроме того, человек с искусными пальцами может выполнить эти фигурки самостоятельно из глины или папье-маше.

Знакомая автору художница специализировалась некото­рое время на выполнении моделей из папье-маше. Для своих работ она использовала папье-маше высшего качества. Сырь­ем служила не обычная газетная бумага, а высококачествен­ная, равная китайской шелковой бумаге. Тщательно измель­ченная, смоченная и доведенная равномерным перемешивани­ем до состояния жидкой пасты, такая бумага позволяет со­здавать миниатюрные работы — исключительно красивые, изящные и правдоподобные. Каждая крошечная фигурка была выполнена последовательным нанесением одного слоя на дру­гой, тщательно высушена, раскрашена акварельными краска­ми, а затем для наведения глянца покрыта несколькими сло­ями бесцветного органического лака — шеллака (Шеллак — природная смола, выделяемая молодыми побегами некоторых тропических растений при участии насекомых — червецов. Применяется для изготовления электроизоляционных лаков, грампластинок, различ­ных поделок и пр.). Изыскан­ные маленькие фигурки отражали древнюю утонченность лака и очарование земли, когда мир был еще юным. Этот сложный эффект достигнут благодаря таланту художника, тогда как метод создания довольно прост.