5 лет назад
Нету коментариев

1. ВЛИЯНИЕ ДОЖДЕВЫХ ЧЕРВЕЙ НА ПЛОДОРОДИИ ПОЧВ

По выражению В. Р. Вильямса, «понятие о почве и ее урожайности — неразделимы». Урожайность — признак, характеризующий самое существо понятия «почва»; почва, по В. Р. Вильямсу, — «это рыхлый поверхностный горизонт суши, способный производить урожай растений». Мы рассмотрели в предыдущей главе, какие глубокие изменения свойств почвы могут быть произведены дождевыми червями. Ясно, что эти изменения должны как-то сказаться на плодородии почв. Какие же данные имеются по этому вопросу?

Как уже сказано раньше, многим земледельцам-практикам с давних времен было известно положительное влияние дождевых червей на урожай. Г. Н. Высоцкий (1898) заметил, что в южнорусских степях растительность лучше там, где почва содержит большое количество дождевых червей. Первые экспериментальные данные по этому вопросу были сообщены в конце прошлого века (Djemil, 1896; Wolluy, 1897). В сосудах с почвой, удобренной костяной мукой и каинитом, выращивались разные культурные растения, причем в одних сосудах в почве жили черви, в других их не было. Оказалось, что в первых при прочих равных условиях урожай гороха повысился на 82%, рапса — на 16896, а льна — на 85896. Опыты, произведенные М. П. Архангельским (1929), Кравковым и Голубевой (Кравков, 1931), В. П. Ладыниным (1941), В. К. Балуевым (1950) с различными растениями и в разных условиях, подтвердили и углубили эти данные.

Особенно показательны опыты В. К. Балуева, которые были поставлены с определенным видом люмбрицид в естественной почве и в условиях, очень близких к полевым. Ведение опытов по урожайности л лаборатории »1 в небольших сосудах дает менее ясные результаты, так как, помимо влажности, температуры, освещения и т. д., экспериментальные условия резко отличаются от полевых совсем иной флорой микроорганизмов, развивающейся в сосудах. Опыт Балуева был осуществлен следующим образом. В глиняные неглазированные горшки емкостью 5 л насыпалось по 3.5 кг просеянной почвы, либо огородной, либо подзолистой супесчаной, взятой с поля, занятого пропашными культурами (опыт пелся в этих двух вариантах). В каждом варианте было по четыре сосуда, один из которых служил контролем (без червей), а в остальных трех на весь объем сосуда было 4, 8 и 1ft червей, что соответствовало 880 000—3 540000 особей на 1 га. Все сосуды были закопаны в землю на поле вровень с поверхностью почвы. 15-го мая во все сосуды были посеяны зерна яровой пшеницы сорта Лютесценс 0.62. Через 15 дней после посева в каждом из сосудов было оставлено по 9 проростков пшеницы, а остальные выдернуты. Осенью был собран урожай и учтены общий вес растений, средний вес колоса, средний вес зерна и число зерен. Каждый вариант опыта был повторен 5 раз. Как можно видеть из табл. 9, все показатели урожайности были выше в сосудах с червями, причем выяснилось, что чем больше червей, тем урожай выше, т. е. эффект присутствия в почве червей даже при очень больших плотностях их населения, оказывается положительным.

T_9

Интересен опыт Андерсона (1940), проведенный в Калифорнии. В трех ящиках одновременно были посеяны семена газонной травы мятлика (Роа trivialis): в одном ящике червей вовсе не было, в другом была та же почва с червями, в третьем грунт состоял только из копролитов, собранных в той же почве. Вес надземных частей растений через одинаковый срок оказался, — если принять урожай в первом ящике за 100%, — во втором 271 %, в третьем 463%.

Очень важно изучение деятельности дождевых червей для роста древесных пород, так как повышение плодородия лесных почв при помощи обычных агротехнических приемов (перепахивание, удобрение) невозможно. В этом отношении интересны опыты А. И. Зражевского (1957), который выращивал разные породы деревьев в почве с пашенными червями (Allolobophora caliginosa) и без них. Молодые деревца в вазонах с почвой, содержащей червей, росли заметно лучше, чем в почве без червей при прочих равных условиях (рис. 59). При этом оказалось, что влияние червей очень сильно зависит от того, какие листья даются им для корма. Опавшая листва разных деревьев по-разному действует на рост сеянцев дуба (табл. 10). Гниющие листья сами по себе, без червей, усиливают рост сеянцев, удобряя почву при содействии микроорганизмов (табл. 10). Но при наличии пашенных червей влияние удобрения значительно повышается, причем в весьма различной степени в зависимости от характера листьев. Можно думать, что это объясняется неодинаковой степенью пригодности листьев разных деревьев для питания дождевых червей. Выше было сказано, что черви обладают тонко развитой способностью воспринимать вкусовые ощущения и очень разборчивы в пище. Кроме того, результат деятельности червей зависит от характера микробиологических процессов в почве. Положительное влияние дождевых червей на рост сеянцев разных деревьев отчетливо выразилось уже в первый год, а через два года (табл. 10) действие их сказалось еще сильнее.

Вазоны с саженцами зеленого ясеня

Вазоны с саженцами зеленого ясеня

T_10

Влияние дождевых червей на произрастание деревьев и трав различно также в разных грунтах. Так, в опытах с саженцами сосны положительное влияние червей на рост саженцев проявилось на торфе, смешанном со сланцевой породой, значительно сильнее, чем на песке и чистом торфе. Наоборот, в некоторых опытах, например при подкладывании листьев желтой акации и граба на почву в сосудах с сеянцами, черви или не оказывали благоприятного действия на рост сеянцев дуба, или даже несколько тормозили рост. Этот исход опыта очень поучителен так как он свидетельствует, насколько важно всестороннее знание вопроса для управления ростом растений при проведении разного рода мелиоративных мероприятий. Отрицательный результат в этих случаях объясняется, как сказано выше, слабой активностью дождевых червей при определенных видах корма.

Возможно, что значение дождевых червей для жизни растений не исчерпывается их деятельностью в преобразовании свойств почвы. В последнее время появились данные о том, что копролиты содержат вещества, повышающие скорость прорастания семян древесных и огородных растений. Действие копролитов на прорастающие семена настолько сильно, что избыточная прибавка их к земле, в которую семена посеяны, может повлечь за собой гибель последних; умеренное же добавление копролитов к земле с семенами значительно повышает их всхожесть (Зражевский, 1957). Таким образом, следует учитывать действие червей не только на почву, но и на растительные организмы.

В общем нужно сказать, что имеющиеся строго проверенные данные по влиянию деятельности дождевых червей на плодородие почв пока крайне недостаточны. Самый факт положительного значения дождевых червей для жизни растений не вызывает никаких сомнений. Но он порождает огромное количество вопросов, решение которых необходимо для разумного использования этих жи­вотных в целях растениеводства. Особенности разных видов дождевых червей в отношении их потребностей, характера работы в разных почвах и т. д. известны пока очень мало. Приведенные данные показывают только с полной ясностью необходимость и перспективность дальнейших исследований в этом направлении.

2. МЕРОПРИЯТИЯ ПО РАЗВЕДЕНИЮ И ОХРАНЕ ДОЖДЕВЫХ ЧЕРВЕЙ

Данные современной науки с несомненностью свидетельствуют в пользу того, что деятельность дождевых червей — существенный фактор плодородия почв. Однако если изучение действия этого фактора, как мы видели, продвинуто еще не особенно далеко, то разумное использование его для сельского хозяйства и лесоводства находится в самом зачаточном состоянии.

Работа, осуществляемая миллиардами дождевых червей в почве, огромна. Если учесть только мышечную работу, производимую червями по рытью норок и выбрасыванию земли на поверхность, то это одно составит огромный энергетический фонд, использование которого с нужной интенсивностью, в нужное время и в нужных местах для возделывания земли — задача принципиально разрешимая и сулящая значительные выгоды для всех видов растениеводства. Но, как мы видели, деятельность дождевых червей не ограничивается мышечной работой — прокапыванием земли и переносом ее в кишечнике с одного места на другое. При прохождении через кишечник почва изменяется химически и, — что особенно важно, — структурно. По словам В. Р. Вильямса, «наша задача — повсеместно превратить почвы Советского Союза в структурные, т. е. самые плодородные почвы мира». Не может быть сомнения, что овладение способами максимального использования деятельности дождевых червей как агента, «ничем не воспроизводимого» (Н. А. Димо), должно оказать существенную помощь в решении этой грандиозной задачи.

В каком же направлении следует искать пути для всемерного использования дождевых червей в агротехнических целях?

Прежде всего приходит в голову мысль об искусственном разведении червей. Эта мысль усиленно пропагандируется в США и отчасти в Англии. Одним из главных защитников этого приема в США является упомянутый уже нами Баррет, врач по профессии и собственник земельной фермы. Он начал заниматься разведением дождевых червей в 193С г. и в своей книге «Червь-земледелец» (Barret, 1947) сообщает, что им достигнуты крупные результаты в деле поднятия доходности своего хозяйства при помощи «удобрения» земли дождевыми червями. Эта книга, несмотря на рекламный характер, заслуживает внимания.

Идея Баррета заключается в том, что необходимо сделать дождевых червей домашними животными. Тело червя — это «фабрика, изготовляющая быстро и в большом количестве вещество, необходимое для человека» (имеется в виду гумус). Увеличение народонаселения при ограниченном пространстве суши, которым располагает человечество, неминуемо должно привести к недостатку питания, если последнему не противопоставить интенсификацию сельского хозяйства. Одним из неиспользованных резервов в этом отношении, по мнению Баррета, является усиление деятельности дождевых червей при помощи их искусственного разведения и контроля за их биологией. Это одомашнение, или доместикацию дождевых червей он считает фактором мирового значения и пропаганду этой идеи называет «новым фронтом» в борьбе за благополучие человечества. В такой подаче этой проблемы, разумеется, много наивного. Помимо недоучета мощи социального фактора, здесь очевидна недооценка других агротехнических мероприятий.

Основным положением Баррета является необходимость полнейшей утилизации всех органических веществ, получающихся в хозяйстве, т. е. отходов кухни, сада, огорода, а также опавшей листвы и т. д., для того чтобы кормить этим дождевых червей. Земля может прокормить 5—6 миллионов червей на 1 га. На самом деле их в полевых почвах гораздо меньше — 0.1—1.5 миллиона. Эту «недогрузку» полей можно, по мнению Баррета, восполнить, если разводить червей в особых культурах, где в 1 кубическом футе земли может содержаться до 3000 червей, что соответствует плотности населения в 345 миллионов особей на 1 га. Червями, выращенными в культурах, «удобряется» садовая и полевая почвы, где они и производят свою полезную деятельность.

Прежде чем дать оценку взглядам Баррета, ознакомимся с существующими приемами разведения дождевых червей. Отметим способ, разработанный М. М. Исаковой-Кео.

Выращивание дождевых червей для корма цыплят (способ М. М. Исаковой-Кео). Для разведения червей в земле выкапываются ямы длиной 3.5—4 м и шириной 1.5—2 м. Если почва глинистая, то вполне достаточна глубина в 1.2—1.3 м. Если же почва песчаная, то глубина ям должна быть 1.5—2.0 м. В последнем случае на дно ямы помещают слой глины, толщиной 30—35 см; глиной покрываются и боковые стенки ямы (слой глины 15—20 см). Далее в яму вносят слой свежего конского навоза в 30—35 см, который покрывают слоем земли в 20—35 см. На этот слой накладывают опять навоз слоем в 20—25 см и мягкую траву (мокрица, лебеда и др.). Затем навоз и траву покрывают еще одним слоем земли в 20—25 см. Корм для червей (смоченные отруби, картофельные очистки и другие кухонные отбросы, гнилой картофель, а также опавшие листья и трава) насыпают в сделанные в верхнем слое земли ямки диаметром 10— 15 см и такой же глубины, на расстояние 15—20 см друг от друга. Собранных червей раскладывают возле ямок с кормом, распределяя их по 100—150 шт. на 1 м2. Ямы для червей лучше закладывать с осени, что имеет следующие преимущества: 1) еще с осени черви приползут в яму из окружающей ее почвы; 2) если ямы заложены в половине августа или в сентябре, то наблюдается откладка большого количества коконов; 3) до холодов успевают вылупиться из коконов молодые черви, а очень рано весной снова начинается откладка коконов. Одновременно закладывают ряд ям, что позволяет правильно их эксплуатировать.

Землю время от времени поливают водой с таким расчетом, чтобы влажность ее верхнего слоя была не более 25%. Сверху ямы накрываются деревянными пли соломенными щитами. На зиму для предохранения от промерзания все ямы покрывают конским навозом, причем покрывают не только поверхность ямы, но и участок земли вокруг нее в 30—40 см шириной. Весной, когда кончатся заморозки, весь навоз с ям сгребают, также выгребают несгнившие листья. Навоз и листья могут быть использованы для закладки новых ям. Слегка перемешивают верхний слой земли и червей подкармливают, как указано выше. Когда появится трава, можно червей подкармливать и ею. Скошенная трава вымачивается 5—7 дней в бочке с водой, затем закапывается пучками по 500— 600 г в разных местах ямы в землю и поливается водой. Гниющая трава сменяется несколько раз в лето.

Методика культивирования дождевых червей по Баррету. Баррет разработал два варианта культивирования дождевых червей: ящичный и траншейный. Для ящичных культур употребляются ящики размером 36x40x12 см. Они делаются из топких досок и устанавливаются в стеллажи по 4—10 шт. Стеллажи устраиваются таким образом, чтобы между ящиками, находящимися друг над другом, оставались промежутки для воздуха. В дне ящиков делается 6—8 отверстий размером 2—3 см. Ящики наполняются компостом, состоящим из лошадиного или кроличьего навоза (1 часть), просеянной земли (1 часть) и торфяного мха (1 часть). Для приготовления компоста рекомендуется устроить особый ящик размером 150x90x25 см; можно производить смешивание компоста и в яме. Компост смешивается в почти сухом состоянии и смачивается лишь перед укладкой в ящики. На компост кладутся черви из расчета 500 шт. на ящик. Ящики можно заряжать и яйцевыми коконами червей: 200—300 коконов рассыпаются в ящик на компост и посыпаются сверху слоем земли в 2—3 см. Сверху ящики прикрываются мешками или рогожами. Стеллажи с ящиками должны быть защищены от прямых лучей солнца, и температура почвы в них не должна быть выше 15—17°. Умеренной поливкой поддерживается постоянная влажность компоста. Сбор червей и коконов, накопившихся в ящиках, производится следующим образом. Ящик вынимается из стеллажа и опрокидывается над столом, величина которого должна быть достаточной для того, чтобы высыпанное на него содержимое ящика при разборке не падало па землю (т. е. ширина его должна быть около 75 см). Все черви при этом сразу уходят в глубину и собираются на поверхности стола под компостом. Сначала просматривается компост слой за слоем, и из него выбираются коконы. Затем собираются черви, оказавшиеся па дне кучи. Крупные черви помещаются обратно в ящик как производители, а собранная молодь кладется под нужные растения. Коконы же используются для зарядки других ящиков или для продажи. Эта операция производится раз в месяц.

По-видимому, ящичные культуры червей используются Барретом главным образом для плодовых деревьев. Он считает, что однократный ящичный сбор достаточен для обеспечения червями двух-трех деревьев на месяц. Из четырех ящиков в год можно собрать 55 000 коконов.

Ящичные культуры дождевых червей успели приобрести большую популярность в США. Это видно из того, что Барретом приводятся рыночные цепы переносных ящичных культур и коконов. За заряженный червями ящик культуры фермеры платят 15 долларов, а коконы ценятся по 1 центу за штуку. Таким образом, производство червей там делается особой отраслью промышленности.

Траншейный способ, употребляемый в Америке в нескольких вариантах, мало чем отличается от приведенного выше способа М. М. Исаковой-Кео. Глубину траншеи в перегнойной почве Баррет считает достаточной в 60 см, так как большая глубина затрудняет проветривание почвы. На дно траншеи кладутся дюймовые доски, стенки также обкладываются досками, закрепляемыми брусками в 5х 10 см в поперечнике. Вся конструкция делается без гвоздей. На дно кладется дренажный материал, сверху насыпается смешанный компост того же состава, что и для ящиков. Траншея размером 2.5×1.25×0.6. м может прокормить 50000 особей одомашненных дождевых червей.

Каждый из приведенных способов культивирования червей имеет свои преимущества. Нам представляется, что в методе М. М. Исаковой-Кео очень важным является указание на скошенную траву как хороший корм для червей. Это указание совпадает с приведенной выше методикой Рэсселя (стр. 158) для использования дождевых червей в целях повышения урожайности огородных культур. В методике Баррета главный интерес представляют ящичные культуры. Возможность переносить и перевозить как угодно далеко такие культуры и, кроме того, удобство при сборах «урожая» червей, при которых черви не ранятся лопатой, и выбирание их, как и их коконов, которое может быть проведено более полно, — являются достоинствами этого способа.

Главный недостаток обоих методов заключается в том, что в них совершенно не учитывается видовой состав культивируемых червей. Говорится о червях вообще как о некоторой, якобы однородной совокупности. Но мы знаем, что, даже главные представители дождевых червей в СССР составляют семейство со многими родами и видами, характеризующимися весьма различным образом жизни и значением в почвообразовании.

Разумный подход к делу требует продуманного выбора из имеющегося состава фауны видов, наиболее подходящих для культуры. Одни из них, наверное, окажутся малопригодными вообще, другие будут пригодны в разной степени. При этом скорее всего в разных почвенных условиях и для разных целей нужны будут культуры разных видов люмбрицид (Grant, 1955).

Далее, остается неизвестной экономическая эффективность этих методов. Не произведен учет стоимости работ по культивированию червей, и затраты на него не сопоставлены с получаемыми выгодами. Однако распространение и успех культивирования червей в Америке и отчасти в Англии говорят в пользу того, что какая-то практическая польза от него имеется.

Что же касается теоретических положений Баррета, то в той их части, в которой он настойчиво говорит о необходимости всемерного использования дождевых червей в целях интенсификации сельского хозяйства, считая их энергетическим ресурсом, не использованным еще как следует человеком, эти положения нужно считать прогрессивными. В сущности они представляют собой не что иное, как указание на необходимость сделать практические выводы из соображений Дарвина о мировой роли дождевых червей. В этом отношении взгляды Баррета полностью совпадают со взглядами наших выдающихся почвоведов и агрономов — Г. Н. Высоцкого, Н. А. Димо, С. П. Кравкова и других исследователей.

Но нужно задать вопрос, является ли искусственное разведение червей в «червятниках», организуемых в усадьбах, единственным приемом для разумного использования этой силы природы?

Имеются все основания полагать, что это не только, не единственный, но и отнюдь не главный прием.

Заметим, что расчеты Баррета, свидетельствующие, по его мнению, о «недогрузке» полевых и садовых почв в отношении возможной численности дождевых червей, — неубедительны (см. стр. 182). Из того факта, что в полевых почвах обычно плотность населения червей значительно ниже максимально возможных количеств их в природных условиях (0.1 — 1.5 миллиона особей вместо 5—6 миллионов на 1 га), никоим образом нельзя сделать вывод, что искусственное добавление червей непременно окажет благоприятное влияние на почву. Это произойдет только в том случае, если черви найдут в данном участке подходящие для них условия существования. Если же черви, искусственно внесенные в почву, там вскоре погибнут, то никакой пользы от этого не будет. Погибнуть они могут прежде всего от недостатка пищи. Ответить на вопрос, сколько червей может прокормить данная почва при данных условиях — дело не такое простое. Поэтому есть ли в том или ином случае действительная возможность для увеличения плотности населения червей, решить не так легко.

Следует отметить, что обилие особей разных групп организмов в любой среде и в любом ее участке, равно как отношения между количествами разных организмов, — отнюдь не дело случая. Количественное соотношение разных организмов в почве п плотность поселения каждого из них — результат сложнейшего комплекса процессов. Поэтому в общем случае количество дождевых червей, обнаруживаемое в той или иной почве, таково, каким оно только и может быть при данных условиях, Отсюда ясно, что если возникает вопрос о желательности увеличения количества дождевых червей в каком-нибудь участке почвы, то прежде всего нужно думать не о внесении их туда извне, а об изменении условий их существования в лучшую сторону.

Без сомнения, в случае падежа червей, происшедшего вследствие болезней, паразитов, наводнений и прочих бедствий, внесение их в почву извне может оказаться очень полезным для нее. Далее, весьма вероятно, что внесение в почву дождевых червей параллельно с внесением в нее органических удобрений явится очень полезным агротехническим приемом. Поэтому сказанное не снимает вопроса об искусственном разведении червей, а только намечает для пего надлежащее место. К тому же повторим, что при внесении червей в почву необходимо решить, какой именно вид люмбрицид наиболее подходит для данной почвы, данной культуры растений и ожидаемой от него в данном случае деятельности (гумификация, подщелачивание, создание структуры почвы и т. д.). Принимая во внимание все указанные ограничения и трудности, можно думать, что на огромных площадях в экстенсивных полевых хозяйствах искусственное «очервление» вряд ли имеет большие перспективы. Но можно считать, что в интенсивных хозяйствах, т. е. в огородах, плодовых и ягодных садах, виноградниках и т. д., искусственному разведению червей предстоит сыграть видную роль.

Но все-таки основным в использовании дождевых червей как почвообразователей является не их искусственное разведение, а совсем другие мероприятия. В предыдущей главе было показано, в какой тесной зависимости находится количество дождевых червей в почве от ее характера и от растительности на ней. В частности, на полях, истощенных культурами однолетних злаков, количество червей очень невелико (см. табл. 1). Наоборот, число их максимальное в почвах, очень богатых органическими удобрениями, на целине и в лиственных лесах с травостоем. Уже из этих фактов становится ясным, какое значение для фауны люмбрицид на культурных землях имеет тот или иной тип полевого хозяйства. Использовать дождевых червей как союзников в земледелии — это значит прежде всего заботиться о том, чтобы, во-первых, без нужды не приносить им вреда и, во-вторых, по возможности охранять их от всевозможных неблагоприятных воздействий. Рассмотрим, в общих чертах, в чем именно то и другое может выражаться.

В зарубежной литературе высказывалось мнение о том, что для дождевых червей якобы вредно внесение минеральных удобрений в почву. Если бы это было действительно так, то интересы полевого хозяйства стали бы в непримиримое противоречие с вопросом об охране населения дождевых червей, так как в агрономии прочно установлено, что наиболее высокие урожаи получаются при комбинации минерального удобрения с органическим (В. Р. Вильяме). С целью выяснить этот вопрос на Ротамстэдской станции были проведены тщательные исследования на луговых участках с разными типами минеральных удобрений.

Как видно из табл. 11, минеральные удобрения угнетают деятельность червей только в тех случаях, когда одновременно повышается кислотность почв (т. е. снижается значение рН). В комбинации с известью, нейтрализующей кислоты, они не оказывают вредного влияния на червей, а калифосфатное удобрение с известью скорее даже стимулирует деятельность червей в почве. Органическое же удобрение, как и можно было ожидать, имеет положительное значение для дождевых, червей.

T_11

Из агрономических мероприятий, оказавшихся полезными для дождевых червей, отметим действие укрытия почвы соломой на зиму, особенно на период осенних холодов до выпадения снега. М. П. Архангельский (1928) сообщает, что на черноземной почве в Горьковской области на паровом поле, укрытом соломой, он находил 80 червей на 1 м2, тогда как на непокрытых участках поля их было 42 па 1 м2. Урожаи пшеницы на покрытых участках были выше, что автор связывает с действием ряда факторов, в том числе с деятельностью дождевых червей. Г. Работнов (1938) наблюдал, что прикрытие соломой и картофельной ботвой суходольных лугов в Ярославской области благоприятно действует на урожаи трав; он также связывает это с предохранением дождевых червей от холодов. Американские агрономы указывают, что черви в ежегодно вспахиваемых землях умирают массами при первых заморозках осенью, когда земля не покрыта снегом, и советуют покрывать поля соломой (Норр a. Linder, 1947).

Следует обратить внимание на борьбу с врагами дождевых червей. В главе IV отмечено, что одним из опаснейших врагов дождевых червей являются кроты, пожирающие их в больших количествах. Очень вероятно, что уничтожением кротов следует заняться не только потому, что они затрудняют применение машин при уборке трав (что общеизвестно), но и вследствие вреда, наносимого ими дождевым червям. Однако главные враги дождевых червей, как мы знаем, не кроты, а птицы (стр. 116). Конечно, никто не станет и думать об уничтожении насекомоядных птиц, так как они очень полезны в сельском хозяйстве и земледельцы обязаны им уничтожением огромных количеств вредных насекомых. Но возможно применение мероприятий, защищающих червей от птиц. Как справедливо заметил А. А. Соколов (1953), черви особенно страдают от птиц во время перепахивания полей. Поэтому системы земледелия, допускающие оставление земли в некоторые годы без перепахивания, уже одним этим должны содействовать увеличению численности червей в почвах. Кроме того, при вспахивании полей червей разрезает плуг, их давит трактор, они гибнут от высыхания, действия солнечных лучей, резкого изменения температурных условий и т. д.

Здесь мы подходим к вопросу о положительном значении для жизни дождевых червей многопольного севооборота. Как известно, эта система земледелия состоит в том, что земля в хозяйстве делится на известное число участков (существуют 7-, 9-, 12-польные и другие системы) и на каждом из них происходит установленное чередование культур разных растений: зерновых злаков (озимых, яровых), так называемых пропашных культур (картофель, горох, корнеплоды и пр.) и многолетних трав (клевер, тимофеевка, люцерна и др.). Благодаря соответственному подбору сменяющих друг друга растительных культур почва не истощается, так как одни растения вносят в нее вещества, используемые впоследствии другими, и таким образом осуществляется автоматическое восстановление почвы. Особенно важным для восстановления почвы является посев многолетних трав. Исследования С. И. Пономаревой (1953, 1958), подтвержденные А. Мамытовым (1953), А. А. Соколовым (1953, 1956), М. М. Алейниковой и В. В. Изосимовым (1958) и другими исследователями, показали, что культуры многолетних трав создают максимально благоприятные условия для жизни, размножения и деятельности дождевых червей. Как было показано (стр. 134 и табл. 1 и 4), уже в первый год пользования посевными травами количество червей и копролитов сильно возрастает, а на второй год’ достигает максимальных размеров, приближающихся к наблюдаемым на целине. Это объясняется не только отсутствием перепашки. Здесь большую роль играет образующийся дерновый покров, создающий условия большего постоянства температуры и влажности в верхних слоях почвы, обилие пищи (отмирающие корни и пр.) и появление многочисленной микрофлоры и микрофауны в почве.

Мы уже знаем, какова значимость дождевых червей в образовании структуры почвы, как велика их роль именно в создании прочных структур. Вряд ли можно сомневаться в том, что очень важным посредствующим звеном между травосеянием и восстановлением плодородия почвы является деятельность дождевых червей.

Заметим, что и в лесах, как единогласно утверждают исследователи (Шиперович, 1947; Соколов, 1956; Зражевский, 1957, и др.), появление многолетних трав вызывает увеличение плотности населения дождевых червей и усиление их жизнедеятельности. Таким образом, у лесоводов имеются широкие возможности для управления почвообразовательными процессами. Регулируя густоту и состав лесных насаждений, они могут влиять на произрастание трав под пологом леса, а тем самым создавать благоприятные условия для жизни люмбрицид.

По словам Г. Н. Высоцкого (1930), вести хозяйство следует, проявляя заботу о дождевых червях, т. е. «так, чтобы способствовать размножению этих важных помощников в деле обработки почв, чтобы помочь их деятельности и не уничтожать их». Как мы сейчас видели, это облегчается тем, что важные агротехнические мероприятия, направленные на улучшение жизни культурных ра­стений, являются в то же время действенными факторами, положительно влияющими на население дождевых червей в почвах. Учет влияния на жизнь червей упомянутых приемов земледелия несомненно должен иметь серьезное значение для сельского хозяйства и лесоводства. Но задача всестороннего разумного использования этих животных еще не может считаться решенной. Успешное ее решение, т. е. выработка специальных мероприятий для этой цели, требует совместных усилий всех работников, связанных с земледелием и лесоводством.