4 years назад
Нету коментариев

В геологическом сложении южной половины Даль­него Востока распространены разнообразные осадочные и метаморфические породы, интрузивные и вулканиче­ские образования разных геологических возрастов от самых древних (архейских) до самых молодых (совре­менных). Формирование поверхности Дальнего Востока охватило огромный отрезок геологического времени. Начиная с докембрия, западная часть территории пред­ставляет собой континент. В последующие периоды про­исходило наращивание территории на востоке в резуль­тате складкообразования и вулканизма.

Возраст геологических структур, отражающихся в рельефе, неоднороден. В западной части преобладают структуры докембрийского и палеозойского возрастав. Основная и наибольшая по площади часть южной поло­вины Дальнего Востока лежит в зоне развития мезо­зойской складчатости, восточная периферия материка и острова относятся к зоне кайнозойской складчатости и вулканизма.

Различный характер и возраст структур отражаются на общем облике рельефа, создавая многообразие типов дальневосточных гор. На рельеф, созданный в течение геологической истории горообразования, накладываются зональные черты. Каждой физико-географической зоне свойствен свой комплекс рельефообразующих про­цессов.

Сложное геологическое строение обусловило боль­шое богатство и разнообразие месторождений полезных ископаемых (черных, цветных и благородных металлов, каменных и бурых углей, строительных материалов и др.).

За годы советской власти много сделано для освое­ния минеральных ресурсов Дальнего Востока, но тем не менее степень изученности поисками еще крайне низка. В. А. Ярмолюк (1960) не без основания отмечает: «…только слабой изученностью и следует объяснить то обстоятельство, что до сих пор в Амурской области и Хабаровском крае не обнаружено месторождений цело­го ряда полезных ископаемых, в том числе нефти и газа, алмазов и фосфоритов, тогда как геологическая обста­новка для их выявления вполне благоприятна» (стр. 240).

В южной половине Дальнего Востока к докембрий­ским структурам относится Алданский щит, представ­ляющий восточную часть Сибирской платформы. Он сложен кристаллическими породами, перекрытыми ме­стами юрскими песчаниками, занимает западную часть Алдано-Охотского водораздела, расположен к северу от Станового хребта. Южнее лежит Зейско-Буреинская плита, докембрийское ядро которой связывается многи­ми исследователями с Китайским щитом и Маньчжур­ской платформой.

С наиболее древними: архейскими, протерозойскими, докембрийскими породами связаны месторождения же­лезных и марганцевых руд, графита, слюды, магнезитов, доломитов, известняков, горючих сланцев.

Из железорудных месторождений следует назвать Гаринское магнетитовое месторождение в бассейне Зеи с запасами около 400 млн. т с 41,7% содержанием же­леза и сопутствующие ему Лебединское, Имчиканское, Селемджинское и Партизанское небольшие месторожде­ния, последнее из которых имеет содержание до 68% железа. Также существенное значение имеет Кимкан­ское месторождение железистых магнетитов и магнетито-мартитовых кварцитов в бассейне Буреи с общими за­пасами 221,7 млн. т. Малоизученные месторождения в системе Буреинского хребта имеют общие запасы не менее 800 млн. т.

Недавно открыты два крупных железорудных месторождения в бассейне Зеи: Сиваканское с кварц-амфи­бол-магнетитовыми и кварц-магнетитовыми рудами и Гилюйское месторождение магнетитовых кварцитов С содержанием железа 60—70%, запасы первого и вто­рого месторождений пока не определены.

В нижнем течении Уссури открыто Хэхцырское же­лезорудное месторождение богатых магнезитовых руд с содержанием железа 63%; запасы не подсчитаны.

В пределах Буреинского хребта совместно с желез­ными залегают и марганцевые руды, образующие свыше 30 месторождений. На Малом Хингане, ‘по левым прито­кам Амура, прослеживаются месторождения протерозой­ских графитов и мраморов. Месторождения графита, железных осадочных руд, кровельных сланцев и извест­няков протерозойского возраста имеются в Приморье (Здесь и ниже мы лишь перечисляем полезные ископаемые раз­ных геологических возрастов. Более подробный перечень месторож­дений и цифры их запасов см. Удовенко (1958) и Ярмолюк (1960)).

Многие миллиарды тонн запасов горючих сланцев имеет месторождение в бассейне Май.

Древнепалеозойские структуры отмечаются в хреб­тах Становом и Джугджур и в пределах Ханкайского массива, они сформированы ортогнейсами. Древнепалеозойские структуры сильно нарушены мезозойскими складчатыми и глыбовыми движениями. Древнепале-озойское гнейсовое ядро имеется в антиклинории Малого Хингана и Буреинского хребтов.

В области Южного Верхоянья на Алдано-Охотском водоразделе выступают сильно метаморфизованные кри­сталлические сланцы нижнего и среднего палеозоя.

Структуры новопалеозойской (варисцийской) склад­чатости лучше всего сохранились на юге Дальнего Во­стока в хребтах Янкан, Тукурингра-Джагды, в южной части хребта Джугдыр, в районе Аяна и на Шантарских островах, а также на северо-восточном крае Зейско-Буреинской плиты.

С породами палеозойского возраста связаны место­рождения марганца, известняков. Внедрение палеозой­ских гранитов является причиной золотого и редкоме­тального оруденения во многих районах Амурской об­ласти и западной части Хабаровского края.

В Малом Хингане обнаружены нижнекембрийские марганцевые месторождения. Среднекембрийские изве­стняки выходят в Малом Хингане, Сихотэ-Алине; в во­сточной части системы Тукурингра-Джагды, в Джугджуре, обнаруживаются нижнекембрийские известняки, песчаники и мергели, они годны как строительный ка­мень и как цементный материал.

В кембрийских толщах залегают известняки, доло­миты, мраморы, железные руды, облицовочно-декора­тивные камни, кровельные и грифельные сланцы, графи­ты, бокситы, алюминиевые и марганцевые руды. Экс­плуатируются только известняки и доломиты.

На Сахалине с нижнепалеозойскими отложениями связано золото, марганец, железо, известняки. Извер­женные породы как докембрийские, так и кембрийские, сильно выветрелые, как строительный материал не мо­гут быть использованы, но могут найти применение как облицовочный.Имеются признаки кембрийской нефти и каменной соли.

На Алдано-Охотском водоразделе (хр. Сетта-Дабан) находятся большие, но неразведанные запасы ордовик­ских известняков, пригодных для строительства. В за­падной части имеются месторождения силурийского гипса, а в хребте Сетта-Дабан силурийские и карбоно­вые строительные известняки. Силурийские кварциты, годные как динасовое сырье, песчаники, известняки и сланцы развиты в. бассейне верхнего Амура, Зеи и Се­лемджи. К силурийским отложениям на Дальнем Восто­ке приурочены медные руды. В бассейне верхнего Амура и на междуречье Зеи и Селемджи имеются девонские известняки и песчаники, которые могут использоваться как строительный камень.

Полезные ископаемые карбона и Перми на юге Даль­него Востока изучены Неравномерно и недостаточно. Известны месторождения строительного камня — туфо-песчаников — на Алдано-Охотском водоразделе, в При­амурье и Приморье.

Особенно широко распространены мезозойские структуры. К ним относится Хингано-Буреинский анти­клинорий. Он предопределяет основные орографические черты системы Буреинского хребта, сложенного порода­ми от архея до верхнего силура включительно (гнейса­ми, гранитами, кристаллическими сланцами, конгломе­ратами, песчаниками). Мезозойский краевой Буреинский прогиб, образовавшийся на краю Зейоко-Буреинской плиты, создал условия для развития межгорной Верхне-Буреинской равнины; он выполнен верхне-юрскими и нижне-меловыми отложениями, перекрытыми рыхлыми кайнозойскими образованиями. Система хребтов Бад­жальского и других, параллельных ему, развилась на Баджальском антиклинории. В бассейне нижнего Амура простирается Нижне-Амурская синклинальная зона (П. Н. Кропоткин, 1954), в пределах которой к хребтам приурочены выходы пород от архея до карбона, к депрессиям — от верхней юры до верхнего мела. Мезо­зойским прогибом является Суйфунская депрессия. На мезозойских структурах сформировались Южное Вер-хоянье и Джугджур, Шантарские острова, долина р. Уды, равнины по побережью Охотского моря до Аяна и большая западная часть Сихотэ-Алиня.

Южная половина Дальнего Востока расположена в пределах Тихоокеанского рудного пояса, который коль­цеобразно опоясывает Тихий океан (С. С. Смирнов, 1946) и весьма богат месторождениями металлов.

Здесь известны месторождения рудного и россыпно­го золота на Алдано-Охотском водоразделе, в бассейне верхнего Амура и Зеи, на Сихотэ-Алине, к многим из этих районов приурочены рудопроявления олова, вольфрама, молибдена и некоторых других металлов.

Эти проявления связаны главным образом с орудне­нием мезозойского возраста, вызванным внедрением гранитойдов и основных интрузий. Союзное значение имеет добыча олова, свинца, цинка и золота. Известно полиметаллическое месторождение в районе бухты Тетюхе, на юге Приморья, оловянное — возле Облучья, в западной части Еврейской автономной области, молибденовое — в верховьях р. Селемджи (Умальта). Золото добывалось на Дальнем Востоке со времени освоения края, еще более ста лет назад. Однако добыча шла хищнически, с неполным извлечением металла. За годы советской власти добыча золота ве­дется при помощи новейшей техники: на разработке россыпей работают мощные паровые и электрические драги, разработка рудных месторождений также меха­низирована. Результатом применения новой экономич­ной техники явилось включение в эксплуатацию россып­ных месторождений с относительно слабым содержа­нием золота. Основные районы добычи золота в настоя­щее время — верховья Зеи и ее притока Селемджи, рай­он р. Иман и в меньшей мере низовья Амура.

Геологические толщи мезозойского возраста угле­носны. В частности, с триасовыми отложениями в пре­делах Приморья связаны месторождения ископаемых углей и имеются признаки фосфоритоносности. Место­рождения юрских углей обнаружены в бассейне верхней Бурей.

Юрские интрузивные породы: граниты, сиениты, гра­нитпорфиры и гранодиориты могут служить строитель­ным и облицовочным материалом.

Нижне- и верхнемеловой возраст имеют месторожде­ния углей (Сахалинский, Буреинский, Сучанский и Суй­фунский бассейны).

Из месторождений каменного угля самым крупным является Буреинский каменноугольный бассейн с общи­ми геологическими запасами 22—23 млрд. т. К бассейну реки Бурей относится и Тырминский каменноугольный бассейн с промышленными запасами 1,15 млн. т. На верхнем Амуре имеется 4 месторождения каменных уг­лей, причем все недостаточно изучены. В Зейско-Депском угленосном бассейне суммарные геологические запасы каменного угля составляют 345 млн. т. В бассейне Селемджи разрабатывается Огоджанское. каменно­угольное месторождение, но запасы его не подсчитаны. В качестве строительного камня могут быть использованы верхнемезозойские фельзит-порфиры, кварц-пор­фиры, трахиты и др.

Восточная часть Сихотэ-Алиня тносится к кайнозойской Приморской складчатой зоне, для которой харак­терно развитие вулканогенных образований.

По последним данным, в Нижне-Амурской складча­той зоне большую роль играли складчатые дислокации ларамийской фазы (конец мела — начало палеогена).

На острове Сахалин равнины Северо-Сахалинская и Тымь-Поронайская развиваются в пределах Централь­но-Сахалинской кайнозойской синклинальной зоны. За­падно-Сахалинский антиклинорий выражен в рельефе в виде Западного хребта. Восточно-Сахалинский антикли­норий, развившийся в зоне мезозойской складчатости, прослеживается в виде системы хребтов Восточно-Саха­линского, Сусуйского, Тонино-Анивского и др.

Курильская островная гряда отражает в рельефе кайнозойскую зону преобладания разломов и вулка­низма.

Третичные отложения имеют промышленную угле­носность. Самым крупным буроугольным месторожде­нием палеогенового возраста в бассейне Амура является Райчихинское месторождение на Зейско-Буреинской равнине с промышленными запасами 460 млн. т, рядом располагается Ерковское месторождение с 3,5 млн. т промышленных запасав и Apxapo-Богучанское, в на­стоящее время не эксплуатирующееся. В бассейне Уссу­ри вновь открыто Бикинское буроугольное месторожде­ние с запасами 550 млн. т и Хабаровское месторожде­ние с запасами свыше 300 млн. т.

На Сахалине эксплуатируются эоцен-олигоценовые месторождения длиннопламенных углей и высококачест­венные неогеновые угли.

В Приморье имеются месторождения палеогеновых и неогеновых диатомитов, обладающих высокими тепло-и звукоизоляционными качествами, это хорошая добав­ка к цементному сырью, а также хороший фильтр, ад­сорбент, катализатор, поглотитель и шлифовальный ма­териал. Там же с третичными и отчасти с четвертичными отложениями связаны месторождения охры, мумии, ки­новари. Последняя одновременно ‘представляет сырье для получения ртути. В бассейне Амура запасы мине­ральных красок неоген-четвертичного возраста изучены еще недостаточно. Разведаны месторождения охры у Переяславки, у Союзного на Амуре, где запасы состав­ляют 7 тыс. т. Семичевское с запасами 2100 м3 и Лист­венное — 3400 м3 находятся в Буреинском районе Амур­ской области.

Самые ценные месторождения неогенового времени на Дальнем Востоке — это сахалинские нефть и газ.

В Приморье имеется месторождение неогеновых углей и лигнитов. Угли Сахалина содержат включения янтаря. На нижнем Амуре в районе Николаевска имеется ме­сторождение неогено-четвертичных осадочных железных руд — бурых железняков с запасами 14,8 млн. т. На Са­халине имеются залежи гипса; в Приморье залежи нео­геновых каолиновых и фарфорово-фаянсовых глин. Бен­тонитовые глины и опоки в бассейне Амура обнаружи­ваются в низовье Архары; диатомиты, годные как адсорбенты, обнаружены на нижнем Амуре, на Зее, у озера Ханки. Приуроченные к неогеновым породам ме­сторождения формовочных и стекольных песков находятся на Амуро-Зейском междуречье: «Прогресс Юж­ный» имеет содержание кремнезема 98% (разрабаты­вается давно и в настоящее время имеет запасы лишь 50 тыс. т), «Прогресc-I» и «Прогресс-II» имеют суммар­ные запасы 250 тыс. т. Расположенное восточнее Дарма­канское месторождение формовочных песков с содержа­нием кремнезема 97,3% имеет запасы 896 тыс. т. В Бу­реинском месторождении пески несколько ожелезнены, запасы их составляют 400 тыс. м3 (Ярмолюк, 1960).

Для мелкого и среднего чугунного литья приме­няются кварцево-полевошпатовые пески с содержанием кремнезема 80,54%. Запасы таких песков в бассейне Зеи, верхнего и среднего Амура весьма велики. В преде­лах бассейна нижнего Амура месторождения песков имеют невысокое содержание кремнезема (75—80%), лишь в Оборском (бассейн Уссури) месторождении оно достигает 93%.

Среди четвертичных полезных ископаемых главней­шее значение имеют россыпные месторождения золота на реках Алдано-Охотского водораздела, в низовьях Амура, в бассейне Зеи. олова — в Приморье. Как строи­тельный материал особую ценность представляют широ­ко развитые рыхлые отложения: разнообразные пески, галечники и валуны. Особенно развиты в Приморье и в бассейне Амура глины, годные для кирпично-черепич­ного производства. Как строительный камень употреб­ляются четвертичные вулканические породы: андезито-базальты, базальты и т. п. На Курильских островах из­вестны месторождения самородной серы.

Широко распространенные в южной половине Даль­него Востока четвертичные торфяники имеют огромные, но совершенно не разведанные запасы.

В пределах советского Дальнего Востока проявляют­ся неотектонические (Мы говорим о неотектонике в понимании В. А. Обручева, т. е. включая в это понятие тектонические движения верхнетретичного и четвертичного времени, исключая из него современные движения) движения.

В Становом хребте и Сихотэ-Алине они развивались по направлениям древних складчатых систем. В хребте Сихотэ-Алинь роль новейших движений в формировании современного рельефа очень велика. В хребтах, распо­ложенных западнее (Тукурингра-Джагды), амплитуда новейших движений меньше. Здесь запечатлелись общие медленные колебания территории, сказавшиеся в обра­зовании некоторых терасс и врезанных меандров по рекам (Следует отметить, что не все уступы террас на дальневосточ­ных реках образовались за счет колебательных движений. Отдель­ные уровни сформировались в результате изменения климата).

Области погружения — это центральные части меж­горных равнин Верхне-Зейской, Средне-Амурской, При­ханкайской.

Для горной области Сихотэ-Алиня амплитуда новей­ших движений подсчитывалась П. Н. Кропоткиным, К. А. Шахварстовой и С. А. Салун (1953), которые, опи­раясь на метод, использованный Э. Мартоном, Д. Яроно­вым, В. В. Поповым и другими, определили ее равной 1000—2000 м. Прибрежная, а также морская островная часть территории Дальнего Востока отличаются высокой сейсмичностью, здесь в образовании современного рель­ефа большое значение имели не только медленные нео­тектонические поднятия и опускания, но и современные быстрые тектонические движения и вулканизм.

Тектонические движения сильно отразились на изме­нении границ Охотского и Японского морей, на рельефе их дна.

Южные части Охотского и Японского морей имеют глубины ниже 3000 м; они, следовательно, обладают не­которыми общими чертами с глубокими частями океа­нов. Хотя эти участки морей являются кайнозойскими геосинклинальными областями, но они на всем протяже­нии геологической истории были заняты морем или, как предполагает Г. У. Линдберг (1947), лишь временно отшнуровывались и превращались в пресноводные или повышенно соленые водоемы. Молодыми образования­ми являются лишь узкие прибрежные полосы погруже­ния вдоль берегов Сихотэ-Алиня и Сахалина.

Из всего сказанного можно сделать вывод, что как в создании и распределении месторождений полезных ископаемых, так и в строении поверхности южной поло­вины советского Дальнего Востока роль геологических структур, неотектонических движений и вулканизма весьма велика: основные линии орографии, общее на­правление стока вод, условия для развития вертикаль­ной зональности определяются этими факторами.

Формы ледниковой экзарации...

Формы ледниковой экзарации…

Но нельзя преуменьшать и значение климата в пре­образовании рельефа Дальнего Востока. Климатические изменения в прошлом п связанные с ними процессы на­ложили неизгладимый отпечаток на первоначальный облик юга Дальнего Востока и местами очень сильно его изменили. Климатические агенты с начала существова­ния Дальнего Востока как континента проявляют свое влияние на поверхность гор и равнин.

В тектонических депрессиях, занятых теперь речными долинами (Амура, Зеи, Уссури и др.) и озера­ми (Ханка, Петропавловское и др.), в начале континен­тального существования происходит усиленное накопле­ние осадков в условиях жаркого субтропического кли­мата. Течение рек было спокойным; реки меандриро­вали; очевидно, заполнение депрессий осадками проис­ходило в условиях погружения, по-видимому, снос был с севера и с гор Большого и Малого Хингана. О таком на­правлении сноса свидетельствует отсутствие больших скоплений рыхлых отложений к северу от Верхне-Зей­ской депрессии, в горах Алдано-Охотского водораздела.

В горах происходили процессы медленного выравни­вания, образовывалась каолиновая кора выветривания.

Первые реки избирали себе путь по естественным понижениям, предопределенным тектоническими струк­турами. Преобладали два направления стока: вдоль хребтов западно-северо-западного простирания, соглас­но структурам новопалеозойской складчатости, а также на юг и север, вдоль мезозойских структур, имеющих се­веро-северо-восточное простирание.

На юге советского Дальнего Востока существуют многочисленные области аккумуляции, по-видимому, до начала четвертичного периода.

В верхнетретичное время, характеризующееся пол­ной тектонической перестройкой рельефа, происходит некоторое перемещение гидрографической сети, что часто было связано с вулканическими излияниями в пределах долин.

В это время в подъем втягиваются горные хребты и прилежащие равнины, в результате на дневную поверх­ность выводятся мощные толщи рыхлых осадков, тогда же образуется ряд врезанных меандров на верхнем Амуре, так как глубинная эрозия начинает преобладать.

В процессе продолжающегося подъема горы юга Дальнего Востока в середине четвертичного периода подверглись древнему оледенению. Признаки древнего оледенения обнаруживаются в горах и на Верхне-Зей­ской равнине (В. К. Флеров, 1938; В. В. Никольская и И. Н. Щербаков, 1956), но она, видимо, является исклю­чением. По-видимому, было лишь одно оледенение, имевшее несколько фаз, на что указывает наличие сле­дов двух типов ледников — покровного и долинного, а также прослеживающихся во многих пунктах двух мо­рен, разделенных аллювиальными отложениями.

Доказательства многофазности оледенения обнару­живаются не только на материке (Ю. А. Билибин, 1939; В. В. Никольская, 1946; В. В. Никольская и И. Н. Щер­баков, 1956), но и в прилежащих морских бассейнах; так, например, работы А. П. Жузе (1958), проводившей диатомовый анализ двух колонок морских отложений из Охотского и Берингова морей с глубин 3355 и 3638 м, показывают, что эпохам оледенения соответствуют гори­зонты более мелководных осадков, в которых присутст­вуют холодолюбивая диатомовая флора и вымытые с берега плиоценовые переотложенные диатомовые водо­росли, а также и то, что фазам наступания оледенений сопутствовали регрессии морских бассейнов, а отступа­ния — трансгрессии; при этом самой значительной по размерам является современная, послеледниковая, трансгрессия.

Совпадение во времени регрессий морей с оледене­ниями, по-видимому, имеет косвенную связь. Наиболее благоприятные условия для оледенения в горах созда­вались, как отмечает Д. М. Колосов (1947), в тех слу­чаях, когда они поднимались выше пояса господства антициклона в более высокий слой атмосферы, где ска­зывались циклонические явления. Поэтому максимум горного оледенения мог совпадать с максимумом новей­шего подъема прибрежных горных цепей, которому со­путствовала и регрессия моря.

Четвертичное оледенение было неодинаково в раз­ных местах Дальнего Востока. Оно носило покровный характер в районе Джугджура, в горах Южного Вер­хоянья, в хребте Тукурингра-Джагды, в северной части Буреинского хребта и, возможно, в Баджальском, где впоследствии оно сменилось долинным. В системе Сихо­тэ-Алиня оледенение было каровым. Результаты рабо­ты льда отразились в рельефе в виде горных трогов, цирков, каров, шлифовки и полировки горных вершин и склонов, а также сказались в изменении гидрографиче­ской сети, вызванном местной усиленной ледниковой аккумуляцией.

В настоящее время еще неясен вопрос относительно типа древнего оледенения Верхне-Зейской равнины. Располагающаяся на 300—400 м над уровнем моря, эта равнина находится гипсометрически выше большинства других равнин бассейна Амура и островов. Ее западный конец отстоит от морского побережья на 600 км, восточ­ный — на 350 км. Однако сквозные долины в истоках Арги соединяют ее с бассейном реки Уды и открывают путь влиянию Тихого океана. Эти особенности ее геогра­физического положения оказали влияние на характер четвертичного оледенения в ее пределах.

В формировании рельефа Верхне-Зейской равнины сыграли роль, по-видимому, ледники, спускавшиеся с окружающих ее горных цепей: Станового хребта, Туку­рингра-Джагды и Джугдыра.

Очень незначительным было оледенение на Сихотэ-Алине и на хребтах Сахалина и совершенно не косну­лось низкогорий, а также приамурских и других равнин.

Климатические условия времени максимального оле­денения во внеледниковых районах юга Дальнего Во­стока легко можно представить по результатам анализа пыльцы из толщи второй надпойменной террасы Уссури у ст. Вяземской, там были найдены кости огромного ле­состепного животного — трогонтериевого слона (Ранее, в 1948 году, часть костей была доставлена А. Ф. Бара­нову и неправильно принята им за кости мамонта).

Гранитный массив Тарбаганах...

Гранитный массив Тарбаганах…

Этот слон — типичное животное нижне-средне-четвертичного времени— обитал в суровых условиях холод­ной лесостепи (Никольская, 1951).

Скопления рыхлых моренных и флювиогляциальных отложений наблюдаются в долинах и межгорных котло­винах. Участки долин оказались погребенными под лед­никовыми отложениями, что имеет особенно существен­ное значение для золотоносных районов, где следы оле­денения заслуживают специального изучения в целях разведки погребенных россыпей.

Местами, после схода ледникового покрова прояви­лась гляциоизостазия (Гляциоизостазия — это явление опускания участка зем­ной поверхности под нагрузкой ледника и компенсационное подня­тие его теле конца оледенения), в результате чего усилилась эро­зия, приведшая к образованию долин прорыва, придав новые черты строению гидрографической сети.

Послеледниковый подъем всей территории Дальнего Востока привел к общему усилению глубинной эрозии (эрозионный этап). Оживленные общим подъемом тер­ритории, текущие вкрест крупным геологическим струк­турам притоки главных рек, использовавшие для своих долин основное направление геологических структур, врезались в глубь хребтов, перерезали антиклинории и, соединяясь верховьями, давали новое направление глав­ной реке; в результате чего строение гидрографической сети приобретает в общих чертах современный облик.

Последовавшее за подъемом опускание происходило неравномерно (в тектонических депрессиях значительно сильнее). Амплитуда погружения возрастала с запада на восток и в сторону морского побережья. Для этого времени характерно преобладание боковой эрозии, причем происходило размывание вышележащих террас. Усиленно шел процесс ‘переотложения рыхлых образова­ний и накопление торфяников на побережьях, в речных долинах и озерных котловинах. Этот этап можно на­звать эрозионно-аккумулятивным. Для ряда участков морского побережья погружение продолжается и в на­стоящее время.

Интересные данные о погружении прибрежных частей Дальнего Востока приводятся в работах Г. У. Линдберга (1952), который на основании идентич­ности фаун типичных пресноводных рыб рек Сахалина и Шантарских островов с ихтиофауной Амура и Уды указывает на существование связи между этими река­ми, объединявшимися в прошлом в единую систему Пра-Амура. Связь нарушилась за счет погружения ча­сти территории под уровень моря.

Затопленные подводные долины были обнаружены батиметрическими исследованиями, а на значительной площади образовалась подводная впадина с глубинами 2—3 км. Такое расширение глубоководных впадин Охот­ского и Японского морей Г. У. Линдберг относит к пос­леледниковому времени.

За погружением следовал второй подъем в цент­ральных частях материкового и островного Дальнего Востока, и очертания поверхности ‘приняли современный облик.

В истории континентального развития рельефа юж­ной половины Дальнего Востока можно выделить пять этапов:

I.Весьма длительный этап, охватывающий огромный отрезок мелового и начало третичного периода.В это время территория выравнивалась путем денудации гор и заполнения депрессий в Нижне-Амурской зоне и на о. Сахалине. В этот этап происходит складчатость и поднятие.

II.Вторая половина третичного периода и начало четвертичного ознаменовались тектоническим расчле­нением территории в западной половине Дальнего Во­стока и возникновением новых горных сооружений, об­разованием островов и полуостровов в восточной поло­вине. Северная половина территории была преимущест­венно областью сноса, на юге были обширные области аккумуляции.

III. Середина четвертичного периода знаменатель­на оледенением (в той или иной мере), охватившим все горные системы и распространившимся на северные рав­нины. Оно совпало с регрессией морей. Для южной, вне-ледниковой части Дальнего Востока этот этап характе­ризовался развитием многих озерных водоемов.

IV.Верхнечетвертичное время характеризуется оживлением эрозии в условиях общего подъема террито­рии. Выделяется подэтап погружения, характеризую­щийся преобладанием боковой эрозии и переотложением рыхлых толщ.

V.Современный период действия разнообразных зо­нальных физико-географических процессов в резко раз­личной тектонической обстановке: спокойной на западе и интенсивно продолжающегося горообразования и вул­канизма на востоке; характеризуется воздействием че­ловека на природу.