4 years назад
Нету коментариев

Рельеф и климат территории в значительной мере определяют характер, режим, распределение, рисунок водных объектов, размер и конфигурацию поверхност­ных и ‘подземных бассейнов, а также регулирующие воз­можности водосборов (Воейков, 1879; Черненко, 1958).

Воды суши Дальнего Востока в реках, озерах, боло­тах, в подземных водоносных горизонтах, наледях, лед­никах (в горах) и в снежном покрове, существующем в зимнее время, образовались из атмосферных осадков. Лишь на Курильских островах, в районе развития со­временного вулканизма, есть некоторые указания на глубинное происхождение подземных вод, но объем их ничтожно мал.

Реки. Своеобразный режим рек — специфическая черта природы Дальнего Востока, нигде больше в Со­ветском Союзе не наблюдаемая.

Наибольшая часть территории относится к бассейну Амура — самой крупной (4366 км длины) дальневосточ­ной реки. По длине Амур стоит на втором месте в Союзе (после Оби с Иртышом), но как транспортная ма­гистраль он занимает первое место. Его судоходная часть чиста от порогов. Притоки Амура также крупные даль­невосточные реки. Их характеристику см. в табл. 8.

Западная часть Алдано-Охотского водораздела от­носится к бассейнам левых притоков Алдана: р. Алах-Юны (длина 448 км) и р. Май (длина 1000 км), восточ­ная — к бассейнам рек, впадающих в Охотское море. Сахалин орошается двумя реками, текущими вдоль острова: Тымь (длина 283 км) и Порнай (длина 240 км), их притоками и многими короткими реками, впадающими непосредственно в Охотское и Японское моря и Татар­ский пролив. На Курильских островах рек много, но все они имеют небольшую длину (не более 25 км).

Гористость южной половины Дальнего Востока ока­зывает влияние на продольный профиль рек и строение гидрографической сети. Преобладают быстрые горные реки. Вследствие близости хребтов к побережью реки, стекающие с их склонов в сторону морей Тихого океа­на, имеют незначительную длину. Крупные реки — сме­шанного типа, в верховьях они носят горный характер а в среднем и нижнем течении равнинный.

Большинство крупных рек в верхних, а местами и средних участках течет по каменистому руслу в скали­стых, обрывистых берегах, образуя иногда водопады и пороги. Некоторые реки в истоках имеют большие паде­ния: 50—20 м на 1 км; для средних течений эта величи­на снижается до 70—20 см на 1 км, а Амур в низовьях имеет падение до нескольких сантиметров на 1 км. В низовьях обычно большие реки текут в широких до­линах с низкими берегами, образуя массу протоков, стариц и пойменных озер. Местами низовья сильно заболочены. Амур и его -крупные притоки Зея, Уссури и другие имеют значительную длину (см. табл. 8) и сложное строение долин, связанное с длительной геоло­гической историей развития в разных пересекаемых ими тектонических районах, характерны широкие простран­ства аллювиальных и озерно-аллювиальных равнин, че­редующихся с суженными ущелистыми участками в гор­ных хребтах.

Средняя густота речной сети для южной половины Дальнего Востока составляет 0,3—0,4 км на 1 км2. Она меньше в водораздельной части гор и на равнинах, где составляет 0,1—0,2 и больше в ‘предгорьях (0,6—0,8).

Продольный профиль Амура и его крупных притоков Зеи, Бурей, Уссури, Амгуни сложный. У них не отме­чается резкого разделения на горный характер верховий и равнинный — низовий. Они пересекают области гор­ных поднятий и межгорных депрессий, поэтому крутые падения, где скорости течений достигают большой вели­чины, чередуются с участками плесов (со «стоячей во­дой»), где течение едва заметно на глаз.

Для Дальнего Востока реки с нормальным продоль­ным профилем редки.

Гидрологический режим рек Дальнего Востока отра­жает климатические условия, отличные от климатиче­ских условий других районов СССР.

По условиям питания в Тихоокеанском бассейне выделяются: 1) реки с резко выраженным дождевым питанием; 2) реки смешанного питания. К первой группе относятся все реки бассейна верхнего, среднего и пра­вобережья нижнего Амура и стекающие с хребта Сихотэ-Алинь. Доля дождевого питания у них составляет при­мерно 75—80% годового объема их стока. От таяния снегов они получают 15—20%, а на долю грунтового питания приходится всего 5—8% стока.

Ко второй группе относятся реки побережья Охот­ского моря, Сахалина, Курильских островов и левобе­режья бассейна нижнего Амура. Для них характерно преобладание снегового питания, составляющего при­мерно 50—60% годового стока; дождевые воды также составляют значительную долю их водного баланса.

Характер водного режима связан с холодной и мало­снежной дальневосточной зимой и теплым, как пра­вило, влажным летом с большим количеством осадков.

Годовая сумма осадков, как указывалось, убывает с востока на запад.

На особенность водного режима влияет очень нерав­номерное распределение осадков в течение года, а иног­да и по годам (например, изредка летом бывает засуха, и тогда реки мелеют). Сухая зима с малым количеством снега обусловливает то, что весеннее половодье на реках бассейна Амура, как правило, невелико и максимальные годовые расходы формируются под влиянием обильных летних дождей. Обычно с июня по октябрь на большей части описываемой территории выпадает 80—95% годо­вого количества осадков. Эффект от летних осадков в водном режиме рек усиливается горным характером ме­стности и продолжительностью обложных дождей, охва­тывающих одновременно большие площади. Поэтому ре­ки бассейна Амура и Приморья имеют часто повторяю­щиеся дождевые паводки в течение летне-осеннего сезона (см. карту). Нередко они выходят из берегов и затопляют обширные пространства. Летние паводки часто приобретают форму катастрофических наводнений, что особенно ярко проявляется в бассейне Амура. Проб­лема регулирования их стока — весьма актуальна для Дальнего Востока.

Схема повторяемости наводнений на реках бассейна Амура

Схема повторяемости наводнений на реках бассейна Амура

Если в бассейне Амура паводки наблюдаются в теп­лую часть года, то для рек побережья Охотского моря и острова Сахалина характерно весеннее половодье.

Возникновению паводков способствуют горные усло­вия рельефа, когда обильные летние дожди выпадают в горах, стекают в притоки, образуют паводочные волны, которые быстро сбегают, накладываясь одна на другую в основной реке. Паводкам способствует многолетняя и глубокая сезонная мерзлота, играющая роль водоупор­ного горизонта и препятствующая проникновению из­быточной воды в грунт.

Улица поселка в Еврейской автономной области, залитая полыми водами Амура

Улица поселка в Еврейской автономной области, залитая полыми водами Амура

Паводки нередко сопровождаются выходом воды из берегов одновременно сразу на нескольких реках, тогда затопляются сенокосы, огороды, поля, жилые, хозяйст­венные, промышленные сооружения, сносятся мосты, нарушаются транспортные связи. Все это причиняет ог­ромные убытки хозяйству южной половины Дальнего Востока.

Карта повторяемости наводнений на реках Амур­ской области, составленная Л. Ф. Насулич, характери­зует крупные наводнение и представляет интересные фактические данные, по которым можно определить пе­риодичность наводнений. Особенно большими были на­воднения 1938, 1948, 1951 и 1953 годов.

Но особенно сильным оно было в 1956 г. и охватило большие площади в бассейне Амура. В прочие годы наводнения не имели такого широкого распространения. На среднем Амуре за 63 года (с 1896 по 1958) навод­нения были 43 раза (средняя повторяемость — 1,5 года), через неодинаковые промежутки времени, т. е. опреде­ленной периодичности не улавливается.

На верхнем Амуре за 63 года было 25 наводнений, на верхней Зее за 56 лет — 28, а на нижней Зее за тот же период — 36, на Бурее за 48 лет — 24, на Селемдже за 47 лет — 35 (см. карту).

На отдельных реках бывают наводнения несколько лет подряд. Так, на верхнем Амуре они повторялись 6 лет подряд с 1931 по 1936 г., а на среднем Амуре— 13 лет подряд с 1931 по 1943 г.

Семь лет подряд были наводнения на реках: верхней Зее (1938—1944 гг.), Бурее (1943—1951 гг.), Селемдже (1927—1933 гг.). На нижней Зее наводнения были 8 лет подряд (1931 —1938 гг.), здесь сказался подпор паводка Амура.

Максимальные многолетние периоды без наводнений, когда наблюдались лишь небольшие ежегодные паводки, не приносящие какого-либо ущерба народному хозяйству, для верхнего Амура составляют 8 лет, для среднего Амура — 4 года, для верхней Зеи — 4 года, для нижней Зеи — 2 года, для Бурей — 7 лет и для Селемджи — 2 года.

Убытки, приносимые наводнениями, очень велики и возрастают по мере увеличения освоенности территории и развития народного хозяйства. Так, хозяйство всей южной половины Дальнего Востока в 1928 г. потерпело убытков в 8 раз меньше, чем хозяйство одной только Амурской области от наводнения 1953 года. Наводне­ние 1958 г. дало убытки ‘по Амурской области, Примор­скому и Хабаровскому краям в 30 раз больше по отно­шению к убыткам 1928 г. (А. Б. Марголин, 1959). Есте­ственно, что при дальнейшем освоении территории убыт­ки еще будут возрастать. Поэтому проблему регулиро­вания стока полагают разрешить путем строительства плотин и регулирующих водохранилищ (табл. 11).

При этом будет разрешаться и гидроэнергетическая задача, так как, например, Амур и его притоки обладают огромной потенциальной мощностью (свыше 45 миллио­нов киловатт).

Проектируется сооружение водохранилищ для полу­чения электроэнергии (табл. 12).

Река Алдан отличается от южных рек. Она полу­чает основное питание весной от таяния снегов. Дожди и грунтовые воды имеют меньшее значение. Весеннее по­ловодье на реках начинается в мае, максимальный рас­ход бывает в конце мая или в начале июня. В течение лета и осени до сентября наблюдаются два-три дожде­вых паводка. Объем годового стока равен 164 км3; что соответствует среднему расходу 5200 м3/сек. За холод­ный период (октябрь — апрель) сток составляет 15%, за теплый период (май — сентябрь) — 85% годового объема стока.

Из притоков Алдана, протекающих по описываемой территории, наиболее значительна р. Мая (длина 976 км, площадь бассейна 159 900 км3). По своему вод­ному режиму Мая отличается от Алдана более равно­мерным соотношением дождевого и снегового питания и имеет два паводка — весной и летом.

Реки побережья Охотского моря, стекающие с хреб­та Джугджур, также имеют четко выраженные весен­ние и летне-осенние половодья.

Наблюдения над твердым стоком дальневосточных рек велись в немногих пунктах и небольшое количество лет. Поэтому сведения о его величине и географических осо­бенностях весьма невелики.

А. С. Клопова (1959), изучавшая сток бассейна верх­него и среднего Амура, отмечает большую его изменчи­вость в течение года.

Как указывает М. Я. Прыткова (1960), у рек южной половины Дальнего Востока модуль стока взвешенных наносов несколько ниже, чем у большинства рек Евро­пейской части СССР, и составляет от 3 тонн/км2 до 23 тонн/км2 в год. По-видимому, относительно низкий по­казатель сноса связан с незначительной распаханностью и с закрепленностью склонов лесными насаждениями.

Ниже приводится таблица мутности и модулей стока наносов, из которой видно, что для рек бассейна средне­го и нижнего Амура характерно увеличение мутности с высотой над уровнем моря (см. табл. 13), для рек же Приморья, наоборот, отмечается уменьшение мутности с высотой, что связано с большей сельскохозяйственной освоенностью лесистой равнинной части бассейна.

У рек южной части Приморского края (Суйфун, Майхе) показатели мутности и годового смыва наносов очень высоки, что связано с большой эрозионной рабо­той сильнейших ливней, приносимых южными и юго-западными циклонами и выпадающих на распаханной территорий речных долин.

Природные воды южной половины Дальнего Востока минерализованы незначительно; большой процент в них составляет лишь окись силиция. Вода мягкая, карбонат­ных солей мало, хлористые соли содержатся только в некоторых озерах-лагунах. Часть рек Алдано-Охотского водораздела имеет слабое гипсовое засоление. Несколь­ко большей минерализацией отличаются воды районов молодого вулканизма на Курильских островах.

Все реки южной половины Дальнего Востока на зи­му покрываются льдом.

Реки Алдано-Охотского водораздела находятся подо льдом 6—7 месяцев, весенний ледоход проходит во вто­рой половине мая, а осенний — в первой половине ок­тября.

Реки северной части бассейна Амура находятся подо льдом в течение 5,5—6 месяцев (бассейны Шилки, Зеи, Амгуни). Осенний ледоход на реках этой части бассейна продолжается с 8 октября по 15 ноября, а весной с 18 апреля по 15 мая.

В южной части бассейна Амура реки в течение 4 месяцев в году (бассейн Уссури) находятся подо льдом; там осенний ледоход продолжается с 23 октября по 3 декабря, а весенний ледоход проходит с 1 апреля по 6 мая.

Река Амур замерзает несколько (примерно на месяц) позднее, чем устанавливаются средние суточные темпе­ратуры ниже 0°. Амур сначала замерзает выше и ниже своих крупных южных притоков — Сунгари и Уссури, — а затем уже на участках их впадения. Процесс замерза­ния начинается с образования заберегов, затем появляет­ся на поверхности сало, потом сало превращается в шугу. Часть шуги образуется из донного льда. Наблю­дается нагромождение льда у берегов. Так как Амур в низовьях замерзает раньше, чем в районе устьев Уссури и Сунгари, то ниже Комсомольска образуется сильное нагромождение речного льда вдоль по руслу реки. Ос­новное русло Амура покрывается льдом за промежуток с 1 ноября по 22 ноября. Вскрытие Амура также проис­ходит неодновременно. У устья Сунгари и Уссури Амур вскрывается раньше, чем в устье Зеи, Буреи и Амгуни. На верхнем Амуре весенний ледоход происходит бурно; часто бывают заторы льда, но они длятся в течение только нескольких часов. Собственно Амур вскрывается в период с 23 апреля по 19 мая. Ледоход длится 2— 5 дней.

Реки бассейна Японского моря (Черухэ, Суйфун, Майхэ и др.) находятся подо льдом в течение трех меся­цев; осенний ледоход проходит на них от 24 октября до 19 декабря; весной реки очищаются ото льда с 1 марта по 10 апреля .

Реки Сахалина — Тымь и Поронай — бывают покры­ты льдом в течение 2,5 месяцев, причем лед часто в те­чение всей зимы остается несплошным. Осенний ледоход проходит с 1 ноября по 18 декабря; весенний ледоход начинается с конца февраля, а 15 марта реки всегда уже бывают чисты ото льда («Дальний Восток», 1961)

Озера и болота. В южной половине Дальнего Востока крупных озер мало и распространены они неравномер­но. По степени минерализации воды на юге Дальнего Востока встречаются озера пресные, солоноватые и соле­ные. По происхождению относятся к реликтовым, эро­зионным, лагунным, к пресным и минерализованным озерам побережий, вулканическим, ледниковым, термо­карстово-болотно-тундровым, тектоническим и смешан­ным.

В долине нижнего Амура много реликтовых, наибо­лее крупные из них Орель, Чля, Болонь, Кизи, Кади и Удыль. Кроме того, в бассейне Амгуни расположено большое реликтовое озеро Чукчагирское, в бассейне р. Горюн — оз. Эворон; в бассейне Уссури — оз. Ханка. Расположены они в неглубоких ложбинах — прежних рус­лах основной реки или тектонических понижениях — и являются остатком древнего более крупного водоема.

Озера эрозионного типа распространены на поймах собственно Амура, главным образом в его среднем те­чении и его крупных притоков (в равнинной части до­лины Зеи).

Для побережья Курил, Сахалина и Приморья харак­терно развитие озер лагунного типа и мелких в той или иной мере минерализованных озер, ванны которых об­разовались за счет неравномерной аккумуляции выносов рек. Лагунные озера образовались из морских заливов, которые были отделены береговыми валами. В некото­рых случаях такие котловины образуются из заливов путем занесения наносами пролива, соединявшего их с морем. Пресные озера, расположенные между древними морскими валами, развиты на западном побережье Охот­ского моря — одно из доказательств его четвертичной регрессии.

Разнообразные озера вулканического происхождения имеются на Курильских островах (кратерные, лавоза­прудные и др.).

Озера ледникового происхождения (плотинно-морен­ные) и карстовые встречаются на Алдано-Охотском во­доразделе, на Огороно-Депской седловине хребта Туку­рингра-Джагды, на юго-восточном склоне Буреинского, в Баджальском и еще в некоторых горах Дальнего Востока.

Мелкие озера термокарстового и болотно-тундрового происхождения рассеяны главным образом по северной половине описываемой территории и связаны с распро­странением многолетней мерзлоты.

Озера тектонического происхождения, воды которых заполняют тектонические провалы, имеются в хребте Джугджур.

Котловины многих озер имеют смешанное происхож­дение.

Озера Дальнего Востока дождевого, речного, снего­вого, грунтового и ключевого, болотного, смешанного атмосферно-морского питания.

На зиму озера замерзают в разное время (от сентяб­ря до декабря) и на разную глубину, многие из них про­мерзают до дна (Эврон), и рыба на зиму уходит в омуты рек, впадающих в них. Из дальневосточных озер, вооб­ще не отличающихся большой величиной, самое крупное Ханка, на описании которого мы остановимся несколько подробнее. В зависимости от выпадения атмосферных осадков происходит колебание уровня, в связи с чем площадь его изменяется (от 4000 до 4400 км2). Пло­щадь бассейна равна 22 тысячам квадратных километ­ров. В Ханку впадают Синтухе и Мо, стекающие с Во­сточно-Маньчжурских гор, и Сантахеза и Лефу, берущие начало в предгорьях Сихотэ-Алиня. Из Ханки вытекает река Сунгача и впадает в Уссури слева (в 20 км ниже Лесозаводска). Ванна озера имеет форму блюдца; глу­бины незначительные. От Ханки отчленен или полуот­членен ряд озер. Из них самые крупные — Лебехе на юге и Малая Ханка на севере, расположенное на китай­ской территории, его площадь около 240 км; от Ханки Малая Ханка отделена песчаной косой, шириной 3— 5 км. Озеро Ханка, как указывалось, расположено в тек­тонической депрессии. По берегам его простираются об­ширные террасы.

Как указывалось, это древний водоем — реликт тре­тичного озера Пра-Ханка. Современные отложения представлены песками и в меньшей мере илами. Южный и восточный берега значительно заболочены; имеются участки полупроходимых плавней, являющихся хороши­ми охотничьими угодьями. Средняя температура воды Ханки за теплый период 14°. Максимум в августе дости­гает 22°. Течение в Ханке имеет восточное направление, в связи с чем в истоках Сунгачи образуется песчаный бар. Периодически бывают волнения, отмечаются также сгонно-нагонные движения.

В южной половине Дальнего Востока происходят процессы зарастания озер, что приводит к образова­нию болот — водоемов замедленного стока, которые охватывают значительные площади. Они имеют значе­ние как регуляторы стока.

Например, ханкайские плавни образовались от зара­стания тростником, осоками, мхами и др. прибрежных мелководных полуотчлененных косой частей озера. Вол­ны, бегущие на берег, собирают создавшийся раститель­ный войлок в гряды, перпендикулярные их движению. Гряды разделены мочажинами, и зарастание протекает медленнее. Сходный процесс заболачивания мож­но наблюдать на низких морских побережьях (напри­мер, в устье р. Поронай на Сахалине). Образование бо­лот за счет зарастания озер и морских побережий рас­пространено неповсеместно; несравненно на больших площадях происходит заболачивание территории юга Дальнего Востока в связи с наличием многолетней мерзлоты, преобладанием почв тяжелого механического состава на равнинах, обилием летних осадков, при на­личии слабодренированных территорий. В зависимости от этого заболоченность возрастает с запада на восток. Образуются специфические ландшафты периодически заболоченных равнин и бессточных котловин.

Болота и заболоченные пространства распростране­ны не только на равнинах, но и на склонах гор, на седло­винах и на днищах ледниковых цирков и каров. Кроме открытых сфагновых и осоковых болот, на юге Дальнего Востока широко распространены заболоченная тай­га, заболоченные кустарники (ерники и тальники) и за­болоченные луга.

Болота также развиты по поймам рек и на леднико­вых холмистых равнинах. Заболоченность повсеместно сопутствует болотам, а, кроме того, она широко развита на наклонных делювиальных равнинах, на нижней поло­гой части склонов, на солифлюкционных террасах в зоне развития многолетней мерзлоты. Торфяники можно ис­пользовать не только как топливо, но и как хорошее сельскохозяйственное удобрение. Заболоченные кочкар­ные луга после соответствующей обработки их в зимнее время (механическое срезание кочек) становятся неза­менимыми покосами.

Подземные воды. Подземные воды и южной половине Дальнего Востока имеют, как мы указывали, атмосфер­ное происхождение. В горах значительная часть дожде­вой и снеговой воды проникает в кору выветривания коренных пород. На равнинах только на одной трети площади преобладает поверхностный сток. Трещинные подземные воды приурочены к изверженным вулкани­ческим и осадочным породам, к зонам тектонических нарушений и местами к области современного вулканиз­ма. Водоносность горизонта весьма непостоянна.

Широко распространены грунтовые воды.

Наибольшее значение имеют грунтовые воды долин­ных и подрусловых аллювиальных отложений у боль­ших рек, выстилающие всю долину ниже уровня поверх­ностных вод. Они составляют один общий горизонт с ре­кой, существуют в постоянном водообмене с ней, и поэто­му их регулирующее значение весьма велико. На круп­ных реках мощность подруслового водоносного горизон­та очень велика, достигает 100 м и выше. Годовая амплитуда колебания температуры грунтовой воды со­ставляет 1—2°. Средняя годовая t° подземной воды на 5° выше t° воздуха.

На юге Дальнего Востока, особенно в областях мо­лодого вулканизма, а также в горах имеются пресные и минерализованные источники. Большое курортно-лечеб­ное значение имеют термоминеральные, минеральные воды в аллювиальных и озерных рыхлых отложениях. Они слабо изолированы от поверхности и потому богаты атмосферными газами.

Наледи. Наледями называются скопления льда, об­разующиеся в результате замерзания речной или под­земной воды, излившейся на земную поверхность или на поверхность речного льда под напором подстилающего водоупорного горизонта. Особенно часты наледи в зоне развития многолетней мерзлоты. Некоторые наледи так велики, что не стаивают и летом и сохраняются в тече­ние всего года.

Алдано-Охотский водораздел — один из районов раз­вития наледей. К сожалению, систематических наблюде­ний за наледями пока еще нигде в СССР не ведется. В соответствии с колебанием количества осадков ко­личество льда в наледях подвержено резким измене­ниям.

Второй район развития наледей — верхняя Зея. Выше Верхне-Зейской равнины эта река местами про­мерзает до дна, и тогда подрусловые воды под гидро­статическим давлением прорывают лед и разливаются по его поверхности, намерзая толстым слоем, образуя на­леди. Ниже по течению они бывают на перекатах и не каждую зиму.

Роль наледей в сезонном колебании стока весьма ве­лика: в горах зоны развития сплошной многолетней мерзлоты наледи и мерзлые грунты поглощают весь зимний и значительную часть весеннего подземного сто­ка, поэтому летом, оттаивая, они дают значительное уве­личение расходов рек.

Хотя Приморский край лежит далеко за пределами районов распространения многолетней мерзлоты, наледи на его территории, и особенно в горной части, имеют широкое распространение. Этс связано с тем, что горные реки и ключи, а также каналы грунтового стока в При­морье имеют естественные водонепроницаемые основа­ния, обусловленные свойствами подстилающих коренных пород. Наступление морозов вызывает замерзание вод­ного потока сверху, и он оказывается зажатым между сезонной мерзлотой и водонепроницаемым ложем, живое сечение постепенно сокращается. При резких колебаниях объема стока в горных условиях вода стремительно на­правляется вниз по склону, где или выходит на поверх­ность почвы или льда реки, или изливается в подземную полость, создавая бугор пучения. Цвид (1957), занимав­шийся изучением наледей Приморского края, наблюдал там речные наледи, ключевые, грунтовые наледи от таяния снега и смешанные.

Наиболее специфичны для Приморья наледи, обра­зующиеся от таяния снега в зимний период. Образовав­шаяся на освещенных склонах талая вода, стекая, попа­дает в трещины коренных пород и затем, замерзая, рас­ширяется и образует наледь.

Наледи оказывают существенные препятствия и ос­ложнения при строительстве дорог, мостов, различных зданий и других промышленных и хозяйственных объек­тов. М. И. Сумгин (1937), изучавший наледи, указыва­ет, что бороться с ними следует главным образом путем искусственного переведения наледи с мест хозяйственной эксплуатации (фундаментов зданий, дорожных трасс, карьеров и т. п.) на другие хозяйственно малоценные уча­стки, путем удаления части грунта и создания мест наилучшего промерзания грунтовой воды («мерзлотных поясов») за пределами строительных участков. Методом «мерзлотных поясов» боролись с наледями, в частно­сти, при строительстве Амуро-Якутской магистрали (Петров, 1930).

А. А. Цвид (1957) разработал ряд методов по борьбе с наледями в Приморье, которые могут быть применены и для всей южной половины Дальнего Востока. Они под­разделяются на пассивные и активные.

К пассивным методам относятся: отколка наледного льда, отвод воды, питающей наледь, от хозяйственного объекта, устройство задерживающих валов и загражде­ний, создание резервных выемок, рассчитанных на вме­щение всего объема наледи, поднятие отметок хозяйст­венных объектов выше максимального уровня наледи, перенос хозяйственных объектов.

Активные меры в случае образования речных нале­дей — углубление и спрямление русел рек, утепление русла (последнее не применимо для зоны развития мно­голетней мерзлоты). При активной борьбе с ключевыми наледями применяются: зарегулирование стока ключа путем создания небольших водохранилищ и плотин вы­ше хозяйственного объекта, создание интенсивного со­средоточенного потока путем углубления канала стока ключа. При активной борьбе с грунтовыми наледями по всей территории южной половины Дальнего Востока могут применяться вышеупоминавшиеся мерзлотные пояса. За пределами зоны распространения многолетней мерзлоты, кроме того, могут применяться: искусственное понижение уровня грунтовых вод путем специального дренажа, а также утепление поверхности грунта, ис­пользование средств для снегозадержания, а для полу­чения многолетнего эффекта — путем создания насыпи.

Борьба с наледями, образующимися за счет таяния снега зимой, является наименее сложной и выражается в наиболее скором удалении снега с охраняемых хозяй­ственных объектов.

Ледники. На севере хребта Джугджур имеется не­большое современное оледенение (снеговая граница здесь лежит на высоте 2500—2600 м), оно представлено небольшими висячими ледниками. Кроме ледников, в горах имеются снежники-перелетки. На вулкане ост­рова Атласова в Курильской островной дуге сохранился глетчерный лед; на острове Парамушире снежники (Корсунская, 1958). Особенностью ледников Курил яв­ляется чередование горизонтов льда со слоями вулкани­ческого материала (‘пепла, лапиллей, бомб), засыпаю­щих поверхность ледника. Ледники часто располагаются в кратерах действующих вулканов.

Роль ледников в питании рек южной половины Дальнего Востока вследствие небольшой площади со­временного оледенения в общем незначительна.

Снежный покров. Снежный покров лежит на разных участках южной половины Дальнего Востока на протя­жении от двух до четырех месяцев в году. До сих пор он изучен еще далеко не достаточно, в особенности в пре­делах горных территорий. Характер снежного покрова Советского Союза изучается Г. Д. Рихтером (1948). Им было проведено районирование. В пределах южной по­ловины Дальнего Востока он выделяет:

  1. Охотско-прибрежный район с высотой снежного покрова от 50 до70 см и длительным многоснежным пе­риодом, включающий узкую полосу прибрежных рав­нин вдоль материкового берега Охотского моря, а так­же частично бассейн низовьев Амура.
  2. Буреинско-Амурский район, для которого харак­терна высота снежного покрова от 30 до50 см и корот­кий многоснежный период; район охватывает левобе­режную часть бассейна Амура от бассейна Буреи вниз до Эворон-Чукчагирской депрессии включительно.
  3. Приморский район с максимальной высотой снеж­ного покрова выше70 см охватывает Сахалин и часть бассейна нижнего Амура.

Горы Курил и Сахалина, а также Сихотэ-Алинь Г. Д. Рихтером в районирование не включены в связи с полным отсутствием там наблюдений. Ряд районов, вы­деленных Г. Д. Рихтером для СССР, лишь частично входит в границы нашего описания.

Так, описываемый нами Алдано-Охотский водораз­дел, за исключением Охотского побережья, является частью Якутского, а бассейн Амура, выше устья Бу­реи — частью Забайкальского района.

Приводимое ниже описание снежного покрова по гео­графическим зонам составлено на основании вышеука­занной работы Г. Д. Рихтера с дополнением материала­ми позднейших исследований (Григорьев, 1958; Гарц-ман, 1958) и личными наблюдениями.

В горных тундрах в связи с перевеванием снежный покров характеризуется большой неравномерностью рас­пределения. В горах встречаются одновременно участки с очень большой толщиной покрова и совсем лишенные его. Темп схода снежного покрова на гольцах связан с высокой инсоляцией и зависит от экспозиции склона.

Обширная лесная зона включает районы с весьма разнообразным режимом снежного покрова.

На большей части подзоны северной и средней тай­ги в пределах Алдано-Охотского водораздела высота снежного покрова не превышает 30 см; исключение представляет самая восточная, прибрежная часть, где толщина снега достигает 70 см. В пределах Алдано-Охотского водораздела снег лежит в течение 6—8 ме­сяцев. Первый снег, выпавший в сентябре — октябре, ло­жится слоем в 10 см, затем в течение месяца мощность увеличивается, а позднее в течение зимы, выпадая в виде мелкокристаллической пыли, снег дает очень ма­лый ее прирост.

Плотность снега невелика: зимой 0,15—0,17. Повы­шается только весной, когда от таяния происходит его перекристаллизация и образуется наст.

Ветры зимой на Алдано-Охотском водоразделе сла­бые, поэтому метели отсутствуют. Сильное перевевание снежного покрова отмечается лишь на Охотском побе­режье, где метельный снег забивает устьевые части долин, совсем обнажая склоны. В горах района снег на больших высотах часто перелетсвывает. В отличие от пояса горной тундры, где, как указывалось, снег сходит раньше на более освещенных склонах, в тайге темп схо­да связан с экспозицией склонов, главным образом на более или менее открытых местах.

В подзоне хвойно-широколиственных и горных широ­колиственных лесов характер и режим снежного покрова изменяется с востока на запад. В бассейне верхнего Амура образуется снежный покров толщиной от 10 до 30 см, который лежит в течение 4—5 месяцев и макси­мальной высоты достигает во второй половине февра­ля — начале марта.

В зимние месяцы снегопадов мало, и поэтому высота снежного покрова не меняется. Благодаря сильным мо­розам снег сохраняет свою рыхлость; плотность его всю зиму составляет 0,15—0,17 см. Весной происходит перекристаллизация за счет таяния и повышение плот­ности до 0,25—0,36.

Восточная половина подзоны хвойно-широколиствен­ных и горных широколиственных лесов имеет снежный покров высотой от 20 до 50 см и лишь в самой примор­ской части и на острове Сахалине — 70 см и выше. Снег залегает в продолжении 4—б месяцев.

В отличие от западной части, на востоке подзоны хвойно-широколиственных лесов на рубеже осени и зи­мы наблюдаются снегопады, после которых снег пол­ностью сходит. Когда в конце ноября — декабре нако­нец снежный покров устанавливается, в первые месяцы его высота быстро растет; максимальная высота бывает в марте.

В горах и на морском побережье весной усиливают­ся ветры. Плотность снега во время весенних метелей достигает 0,30.

Сход снега происходит не одновременно. Дольше всего он сохраняется на склонах северной экспозиции и на восточных — наветренных.

В зоне лесостепи на Зейско-Буреинской и Приханкайской равнинах снежный покров весьма неравномерен (за счет перевевания).

Продолжительность его залегания — не более 4 ме­сяцев. Преобладающая высота снежного покрова от 10 до 30 см, но в отдельные годы она бывает значительно меньше. Максимум отмечается обычно в конце февраля. Плотности в зимнее время за счет метелей и перевева­ния выше, чем в прилегающих залесенных районах, и достигают 0,25—0,30. Весной, когда к перевеванию при­соединяется еще и процесс подтаивания и перекристал­лизации, плотность достигает 0,45—0,50 (Григорь­ев, 1958).

Сход снежного покрова в западной половине Даль­него Востока обычно протекает постепенно за счет ис­парения, как правило, без’ эрозии потоков снеговых вод. В восточной, более многоснежной, половине лесостепи ве­сенние ручьи образуются, но их эрозионная работа не так велика в связи с тем, что позднее становление снежного покрова приводит к глубокому сезонному про­мерзанию почвы, которая весной размораживается мед­ленно и не поддается размыву. Позднее становление и непостоянный характер снежного покрова препятствуют включению озимых культур в севооборот.

Богатства природных вод. Реки и озера южной по­ловины Дальнего Востока используются населением для судоходства с давних времен. Эксплуатируются и рыб­ные богатства пресных вод.

Не повторяя приведенного выше перечня проходных промысловых рыб, заходящих в реки из моря для икро­метания, укажем на большое промысловое значение .многих рыб, постоянно живущих в реках и озерах юж­ной половины Дальнего Востока. Это — калуга, амур­ский осетр, толстолоб, желтощек, белый и черный лещи, сазан, белый амур, сиги, верхогляд, щука, сомы и неко­торые другие.

Белый амур и толстолоб являются ценным объек­том для разведения, так как, питаясь высшей раститель­ностью (белый амур) и мелкими водорослями (толсто­лоб), они не составят конкуренции другим рыбам и мо­гут сильно повысить продуктивность водоемов юга Дальнего Востока (Приморский край, 1958).

Естественные грунтовые воды используются для во­доснабжения городов и поселков. Многие поселки упот­ребляют непосредственно речную воду.

Как мы указывали, в южной половине Дальнего Во­стока много теплых и холодных минеральных источни­ков. В Амурской области (на р. Селемдже) и в Хаба­ровском крае (Кульдур и на р. Тумнин) лечебные свойства этих источников, за исключением радонового в Кульдуре, еще не используются в достаточной мере. Сахалинская область с этой точки зрения изучена наи­менее достаточно, хотя в ее пределах имеется большое количество горячих и минеральных источников, боль­шинство из них еще не разведаны (например, на севере острова в районе Холмска). В настоящее время водо- и грязелечебницы уже работают на местных минеральных водах в Восточно-Сахалинском, Лесогорском, Макаров­ском и некоторых других районах. В будущем году на­мечен ввод в эксплуатацию санатория на Синегорских минеральных источниках в Южно-Сахалинском районе.

Наиболее изучены и используются медициной мине­ральные воды Приморского края. Этот край по количе­ству таких источников является одним из первых в СССР, и в его пределах их уже зарегистрировано свыше 40. Несомненно, имеются перспективы расширения сети курортов. Холодные углекислые воды имеются в Иманском, Яковлевском, Чугуевском, Уссурийском районах; теплые источники — в бассейне р. Судзухе (t° 22—30°), в Сихотэ-Алиньском заповеднике (t° 25—34°).

Уже давно эксплуатируется углекислый, исцеляющий желудочные и сердечные заболевания источник Шмаковского курорта — «Приморский Кисловодск». Славит­ся Шмаковский нарзан. Источник «Ласточка», у кото­рого расположена больница, в настоящее время восста­навливается как курорт. «Ласточка» отличается очень большим содержанием свободной углекислоты и железа и имеет сходство с водами Боржоми. В районе .бухты Ольга имеется углекислый источник Сандагоу. Здесь же расположена районная здравница. Теплый, слабоми­нерализованный гидрокарбонатно-натриевый источник Вангоу, расположенный в районе им. Лазо, исцеляет ревматизм и кожные заболевания, имеет сходство с водами Кульдура и, по-видимому, содержит радон.

В теплое время года работает больница на теплом кремнистом гидрокарбонатно-хлоридно-натриевом источ­нике Амгу в Тернейском районе (Приморский край, 1958).

В дальнейшем естественные воды Дальнего Востока могут использоваться шире.

Как указывалось, имеются большие перспективы ис­пользования гидроэнергии рек. Одновременно должна решаться задача борьбы с наводнениями и совершенст­воваться условия судоходства.

В результате комплексного исследования бассейна Амура, как указывалось, осуществленного Академией наук СССР и Академией наук КНР, сделаны выводы о возможности строительства ряда ГЭС и получения от них дешевой электроэнергии при вероятной себестоимо­сти энергии порядка 1 —1,5 коп. Это открывает богатые перспективы использования местных природных ресур­сов Дальнего Востока и прилежащих территорий Забай­калья и дружественной Китайской Народной Республи­ки. Создаются возможности строительства на дешевой энергии новых электроемких отраслей промышленности, в том числе и электрометаллургической (Клопов и Бабу­рин, 1959).