1 год назад
Нету коментариев

На севере Западной Сибири рас­положена крупнейшая в стране нефтегазоносная провинция с об­щей перспективной площадью 1,5 миллиона квадратных кило­метров. Богатейшие ресурсы неф­ти и газа стали осваиваться здесь совсем недавно, но уже к 1980 го­ду добыча нефти достигла 313 мил­лионов тонн, а газа — 156 мил­лионов кубометров в год. Это составило соответственно 52 про­цента общесоюзной добычи неф­ти и 36 процентов газа. Крупней­шее Самотлорское месторожде­ние близ Нижневартовска в 1980 году дало около 150 миллио­нов тонн нефти. По прогнозным оценкам, общий объем добычи нефти и газа в провинции может быть доведен до 1,5 миллиардов тонн в переводе на условное топ­ливо.

Другая нефтегазоносная про­винция — Тимано-Печорская — расположена на европейском Се­вере. Ее перспективная площадь — около 600 тысяч квадратных кило­метров. Недавно выявлены боль­шие прогнозные запасы нефти и газа в Якутии, на Таймыре, в Эвен­кии и на Чукотке. Между Енисеем и Леной в области Сибирской платформы ожидается выявление нефтегазоносной области, не ме­нее богатой, чем Западно-Сибир­ская.

В Тюменской области предполагает­ся создать целую серию крупнейших нефтегазохимических комплексов. Вот что пишет об этом журнал «Комму­нист» (№ 5, 1989): «Предстоит затра­тить миллиарды долларов. Объем ка­питаловложений на осуществление проекта в 8 раз больше, чем первона­чально, в конце 60-х годов, планиро­валось затратить на строительство БАМа. Он сопоставим только с пред­полагавшимися затратами на переброс­ку рек. По оценке специалистов, со­вокупные реальные затраты, по всей вероятности, опять окажутся в несколь­ко раз больше намечаемых. Опреде­лить их точнее пока невозможно — нет даже технико-экономического обо­снования. Никто так и не решил, от чего мы отказываемся ради этих комп­лексов: от программы увеличения жи­лищного строительства, подъема пе­рерабатывающих отраслей АПК, разви­тия машиностроения или чего-то дру­гого. Тем не менее строительство уже разворачивается…

Крупнейшая закупка в кредит обору­дования неизбежно приведет к резко­му увеличению внешнего долга страны. Прежде чем пойти на такой шаг, ло­гично было бы изучить опыт аналогич­ных по экономическому содержанию проектов, осуществляемых в Брази­лии, Мексике, Польше. Хорошо извес­тен механизм их провала, приводящего к неконтролируемому росту задолженности. Деньги берутся в долг в рас­чете на сложившийся уровень цен ми­рового рынка на будущую продукцию строящихся предприятий. После вво­да мощностей предложение на рын­ке увеличивается, а цены падают. Для компенсации снижения цен и опла­ты кредитов приходится наращивать экспорт, что вызывает дальнейшее па­дение цен. Если учесть, что идет быст­рый процесс перемещения нефтехими­ческой промышленности в развиваю­щиеся страны, рынок нестабилен, на нем обостряется конкуренция, если вспомнить также, что сроки строи­тельства у нас в 2—3 раза превышают нормативные, можно с высокой сте­пенью вероятности предположить, что в результате колоссальных усилий стра­на к началу XXI века получит произ­водственный комплекс колониального типа и затем десятилетиями будет рас­плачиваться за него наиболее высоко­качественной продукцией.

Все это напоминает давно знако­мую по мировому опыту, прекрасно отработанную схему перемещения в развивающиеся страны энерго- и материалоемких, экологически «грязных» производств, воспроизводящих на­роднохозяйственную структуру вче­рашнего дня, гарантирующих снабже­ние метрополии дешевым сырьем и материалами. Легко представить, что обхаживая покупателей такого товара, зарубежные поставщики должны соб­лазнять его самыми разнообразными льготами и выгодами. Но мы в этом случае должны быть трижды взыска­тельны и осторожны.

Предложенный вариант — отнюдь не единственный возможный путь использования ценного сырья. Специа­листы обсуждают целесообразность создания единой региональной систе­мы, объединяющей производство, транспортировку и переработку на юге Сибири. По имеющимся оценкам, зна­чительно дешевле реконструировать действующие нефтехимические заводы европейской части страны и транспор­тировать сюда углеводородное сырье. Наконец, вместо гигантских комбинатов на базе месторождений можно созда­вать небольшие специализированные предприятия. Какой из вариантов вы­брать — тема особого разговора, где аргументами должны стать серьезные экономические расчеты». Статья назы­вается «Это не подарок!».

На Севере сосредоточены глав­ные прогнозные запасы каменного угля. Здесь расположены крупней­шие в мире Тунгусский и Якутский угольные бассейны. Угля здесь так много, что его запасов хватило бы на сотни лет, даже при том, если бы остальные виды топлива пере­стали использовать. Эти колоссаль­ные кладовые пока не осваивают­ся — они слишком далеки от про­мышленных центров. Добываются в основном высококачественные коксующиеся угли сравнительно небольшого Печорского бассейна, запасы которого исчисляются в 214 миллиардов тонн и в полтора раза превышают запасы Донбасса.

Север богат цветными метал­лами, редкими элементами. Здесь сосредоточена большая часть об­щесоюзных запасов никеля, воль­фрама, меди, олова, около трети всех запасов алюминийсодержащего сырья, основные запасы слюды — мусковита и флюорита, фосфатного сырья. Север дает 100 процентов апатитового концентра­та — основы минеральных удобре­ний. На северо-востоке СССР, в Магаданской области и Якутии, сосредоточены главные запасы зо­лота, олова и серебра. Во многих районах Севера имеются крупные железорудные месторождения. В Якутии сосредоточена почти вся добыча алмазов. В Западной Сиби­ри расположены крупнейшие зале­жи торфа, общие запасы которого здесь оцениваются в 90—100 мил­лиардов тонн.

На зону Севера приходится бо­лее двух пятых всех запасов эксплуатационного лесного фонда СССР. Общий запас северной дре­весины составляет около 40 мил­лиардов кубометров. В районах Севера заготавливается половина пушнины страны, вылавливается более 30 процентов рыбы из внутренних водоемов. Здесь пол­ностью сосредоточен промысел морского зверя, располагается практически все северное олене­водство страны — 2,2 миллиона животных.

Как известно, пресная вода ста­новится в последнее время важ­нейшим природным ресурсом. На зону Севера приходится четыре пятых запасов наиболее чистой пресной воды в стране.